Все о коронавирусе в Азербайджане

                                                                            Онлайн центр квантового мышления

Пятница, 26 Февраль 2021 19:37

Коридор смерти. Записки очевидца.

Автор
Коридор смерти. Записки очевидца. https://nargismagazine.az/
 

Лейла Султанзаде

В Ереван он попал на велосипеде – крутил педали аж с самого Вильнюса. То было темное время, когда в Армении набирала обороты идея *миацума – гибельного дашнакского лозунга, приведшего к кровопролитной войне в Карабахе и превратившего Армению в страну победившего *цехакронизма. Время, когда двухсотпятидесятитысячное азербайджанское население в Армении самым бесчеловечным образом истреблялось, изгонялось с родных мест, подвергаясь насилию и изуверствам. В холод, в горах, переплывая ледяные реки, *люди погибали без счету… Армяне, конечно же, всего этого не рассказали Ричарду Лапайтису, лишь «заботливо» предупредили, чтобы он не ехал в Азербайджан, мол, «голову отрежут». Ну и Ричардас не поехал. Он много путешествовал: Забайкалье, Сибирь, Урал, целый год в Северном Полярном Кругу. В феврале 1992 года его потянуло в Среднюю Азию и дальше в Китай. Баку решил увидеть проездом, а потом паром, Каспий и привет, Азия! Но судьба приготовила для него иное путешествие – по бесконечному коридору…

*лозунг «миацум» олицетворял идею, согласно которой Нагорный Карабах должен был быть присоединен к Армении, а населявшие эти земли азербайджанцы — изгнаны из родных мест. Миацум обрел широкую поддержку в армянском обществе, большая часть которого встала на сторону этой агрессивной идеи

*термин «цехакрон» в переводе с армянского означает «племя», «род», «раса». Нацистская идеология, основоположником которой был пособник Гитлера Гарегин Нжде – главарь армянского легиона СС

*в 1987-89 гг. свыше 250 тысяч проживавших в Армении азербайджанцев были насильственно изгнаны со своих исконных земель, 216 из них были жестоко убиты, включая 57 женщин, 5 грудных детей, и 18 детей разного возраста, 1154 человек получили ранения

Шахин

Хмурый, холодный февральский Баку встретил Ричардаса неприветливо. Стоило сойти с перрона, как уже в подземном переходе к нему прицепилась уличная банда. Узнав, что приезжего зовут «Ричард», гопники обрадовались – немец какой-то, небось с деньжатами. В свои 23 года Лапайтис был вовсе не робкого десятка и полез за ножом в рюкзак, пацаны разбежались, решив, что у него пистолет, но прихватили с собой его сумку с деньгами. Когда они поняли, что никакого пистолета нет, Ричардас успел выскочить из подземки и укрыться в мечети Тезе Пир. Но, как назло, было время пятничного намаза, и молла попросил иностранца-католика покинуть храм на время службы. Голодный, готовый упасть замертво от усталости, Ричардас в отчаянии поплелся к выходу, понимая, что бандиты как раз караулят его там. Тут его окликнул молодой парень, не более восемнадцати лет на вид, стоявший у стены с другими ребятами. Велел следовать за ним, и Ричардас, не видя другого выхода, пошел за незнакомцем… Если бы кто-нибудь тогда рассказал Лапайтису, что через какое-то время этот незнакомец станет ему другом, навестить которого в Ордубаде он поедет на автомобиле самого Гейдара Алиева, то он бы сильно удивился. Итак, незнакомец вывел его через черный ход и привел в комнатушку, где все свободное пространство было заставлено картинами…

«Улица Дмитрова, двор 38 – на несколько дней мастерская студента и художника Шахина Бабаева в захудалом домишко стали для меня прибежищем. Жили на нищенскую стипендию Шахина, денег едва хватало на черный хлеб и чашку чая. Однажды в чайхане я разложил перед собой черствый хлеб, готовясь к скудной трапезе, как вдруг ко мне приблизился человек с подносом, полным еды. Чего там только не было: и мясо, и салаты, и закуски… Я голодал уже несколько дней, и мне чуть не сделалось дурно. Человек поставил поднос передо мной и ушел, не оборачиваясь. «Зачем? Вы меня даже не не знаете!» – прокричал я вслед ему. С этого мгновения что-то в моей душе перевернулось, и Азербайджан навсегда стал для меня местом, где со мной поделились кровом и едой совершенно незнакомые люди. А такое не забывается…».

Еще кое-что поразило литовца – картина с изображением Христа, совсем свежая, она бросилась в глаза Ричардасу, как только он вошел в мастерскую Шахина. «Почему мусульманин рисует Христа?» – этот вопрос не давал ему покоя… Шахин же, казалось, находился на грани отчаяния, ходил с печатью горя на лице. Оказалось, он потерял брата в *страшных январских событиях. Их семья родом из Ордубада, родители простые люди – папа радиоинженер, мама работала в детской больнице. Братья приехали в Баку учиться, старшему Рагиму было всего двадцать лет, когда он погиб у Сальянских казарм, спасая своего друга Бахаддина. Помог ему перелезть через забор, а сам не успел уйти. Ричардас прекрасно понимал Шахина – похожие страшные события были и в Вильнюсе. Почему же он нарисовал Христа? Шахин сказал, что читал его учение и его поразило веление Христа прощать…

*19 января 1990 г. Президиум Верховного Совета СССР без согласия Верховного Совета Азербайджана издал указ “О введении чрезвычайного положения в городе Баку”. Вслед за этим была проведена войсковая операция, которой руководил министр обороны СССР маршал Д. Язов. В наступление перешли переброшенные в Азербайджан войска, части Бакинского гарнизона, десанты с военных кораблей. Тяжелая военная техника с легкостью разрушила баррикады. Войска применяли слезоточивый газ, открыли огонь на поражение. Солдаты обстреливали прохожих на улицах, жилые дома, машины. Людей давили гусеницами военной техники.
Широкомасштабная акция советской армии привела к гибели в Баку и других населенных пунктах в республике 131 человека, 400 человек были арестованы, получили ранения 744 человека, пропали без вести 4 человека. Были сожжены сотни жилых домов, причинен материальный ущерб гражданам и городскому хозяйству.

«На следующий день пришли друзья Шахина. Оказывается, узнав, что меня ограбили, они собрали деньги и вручили их мне со словами: «Мы не хотим, чтобы ты так уехал. Мы хотим, чтобы ты вспоминал про Азербайджан хорошо!». Они даже извинились. Все это казалось мне какой-то фантастикой.
Потом они мне рассказали про войну в Карабахе. Что там гибнут мирные жители, попавшие в блокаду, что мир на все это закрыл глаза. Как-то ночью, когда Шахин крепко спал, я обдумывал, как бы я мог их всех поблагодарить? Тогда я решил ради них, ради памяти жертв январских событий, ради погибшего Рагима поехать хотя бы на один только день в Карабах. Я достал свою карту и стал изучать, как далеко он находится? Какие дороги туда ведут? Увидел, что идет железная дорога до Агдама, и ночью, оставив Шахину письмо и часть своих вещей, ушел в темноте на железнодорожный вокзал – от улицы Дмитрова было недалеко. В плацкарте я сразу уснул и спал крепко-крепко, пока не пришлось проснуться... Вот так получилось, что в Карабах меня привело не какое-то спецзадание, а благодарность».

Клятва

«Я вышел из поезда в Агдаме 28 февраля 1992 года, вышел в кромешную тьму. Пришлось долго пробираться в темноте, пока вдалеке не забрезжил слабый свет. Дойдя до огонька, я увидел старика, сидевшего перед одинокой свечой. Оказалось, рядом была гостиница, и я обрадовался, что смогу найти ночлег, на что старик, указав на землю, предложил переночевать здесь. Я не совсем понял, что он имеет ввиду, пока мои глаза не привыкли окончательно к темноте, и я не стал различать человеческие фигуры, неподвижно лежащие вокруг на земле и глядящие в одну точку. Тем временем, люди продолжали прибывать и прибывать. Это были те, кто выжил после *ходжалинской резни».

*армянские бандитские формирования при поддержке 366 механизированного мотострелкового полка Министерства обороны Российской Федерации (три батальона, а также привезенные из за рубежа наемники) 25 февраля 1992 года, вечером в 21:00 напали на Ходжалы. В результате военной агрессии было убито 613 человек, в том числе 106 женщин, 63 малолетних ребенка, 70 стариков. Более 1000 мирных жителей, в том числе 76 ребенка, получив ранения разной степени, стали инвалидами. 1275 человек были взяты в плен, 8 семей были полностью уничтожены, 25 детей потеряли обеих родителей, 130 детей потеряли одного родителя, 56 человек были убиты с особой жестокостью: они были сожжены заживо, с них сняли кожу, у них выкололи глаза, отрубили головы, у беременных женщин были проколоты животы


«Дневной свет не развеял кромешный ад, наоборот, осветил масштаб трагедии. Каждый раз, вспоминая о Ходжалы, я содрогаюсь. Я пережил сильнейший шок. Остался в Агдаме. Ночевал в гостинице, где не было ни воды, ни электричества. Практически голодал все время.
Там, у Агдамской мечети, были какие-то складские помещения. Туда самосвалами свозили трупы, много трупов, которые удалось выкупить у армян или обменять. Обезглавленные. С выколотыми глазами. Среди них и дети с явными следами пыток и глумлений над телами.
Только за мое короткое пребывание были привезены около двухсот трупов с отрезанными пальцами, выбитыми зубами, отрезанными ушами, был среди них труп мужчины без скальпа. Среди множества убитых я видел девочку лет шести – всю изрезанную и с огнестрельными ранениями на теле. Почки еле висели, мало того, она была облита бензином. В санитарном поезде мне показали дневник, где было зафиксировано более 596 ампутаций конечностей в результате обморожения. Это был настоящий ад…».
В книге «Я снимаю войну» (2001) стрингер Юрий Романов рассказывает о своей встрече в таком же санитарном поезде с шестилетней ходжалинской девочкой с повязкой на глазах: «Повязка полностью закрывает ей оба глаза. Не выключая камеры, я наклоняюсь к ней: “Что с тобой, милая?” Слышу в ответ: “Глазки горят... Глазки у меня горят... Дядя! Глазки у меня горят!!!” Врач трогает меня за плечо: “Слепая она. У нее глаза выжжены окурками... Когда ее привезли к нам, из глаз торчали окурки…”». К утру Романов обнаружил на висках седину...
«Никто из мною опрошенных ходжалинцев не знал про свободный коридор. Этот миф придумали сами армяне, когда их злодеяния стали известны всему миру. Ходжалинцы не только попадали в засады, армянские боевики их преследовали, убивали, добивали, брали в плен. Некоторых пленных армяне отвозили даже в Ереван. Пытки продолжались и в армянском плену. Врачи агдамской больницы установили случаи изнасилования несовершеннолетних девочек. Некоторые ходжалинцы в плену хотели покончить жизнь самоубийством...».
Однажды армяне предложили обменять трупы семерых девушек, попавших в плен в Ходжалы. Начались переговоры. Азербайджанская сторона связалась по рации с девушками. Те ответили: «Вы лучше обменяйте трупы на наших парней или на угнанный скот. После тех издевательств, что мы здесь вытерпели, нам на свете все равно не жить». Вадим Белых, корреспондент «Известий», рассказывал, как пятилетняя дочь местного врача Малика Исмаилова совсем не по-детски попросила: «Папа, если начнется, ты вначале нас с мамой убей, а только потом сам умирай...».
Более трех тысяч мирных жителей оставалось в блокированном городе без электричества, тепла, водопровода. Добрая половина из них – старики, женщины, дети. Горстка защитников – местный батальон из 80 человек, военнослужащие национальной армии – 20 человек и сотрудники местной милиции – 60 человек, в том числе задействованные в охране аэропорта.

«Если армяне не хотели убивать мирных жителей, зачем надо было штурмовать Ходжалы в 21:00? Зачем нужно было скрывать свидетельства, что в атаке участвовали второй батальон *366-го мотострелкового полка под командованием майора Сейрана Оганяна (бывшего министра обороны Армении), третий батальон под командованием Евгения Набокихина, начальник штаба первого батальона Читчян Валерий Исаевич и свыше 50 армянских офицеров и прапорщиков. Во время атаки были использованы запрещенные патроны калибра 5,45 и химическое оружие – 25 февраля Ходжалы был обстрелян со стороны Ханкенди 122-мм снарядами, начиненными цианидом. В сообщении генерал-лейтенанта Юрия Грекова говорилось, что “для очистки территории Ходжалы от азербайджанских жителей использованы артиллерийские установки “Град” и “Ураган”».

*список некоторых чинов, которые объединившись с армянами, убивали азербайджанцев: заместитель командира полка по тылу, полковник Байлуков; командир первого батальона, полковник И.В.Моисеев; командир второго взвода, майор С.И.Оганян; командир третьего взвода, майор Набоких; начальник штаба первого батальона, майор В.И.Читчиян; начальник разведки полка, майор В.Г.Айриян; командир роты, старший лейтенант О.В.Мирзохалзаров; начальник взвода разведки, старший лейтенант С.В.Хринхуа; командир танковой роты, старший лейтенант В.Н.Гармаш; командир роты, старший лейтенант Н.Т.Акопян; командир роты, старший лейтенант В.И.Вавиловский; командир взвода, старший лейтенант А.Б.Лысенко; командир батареи, старший лейтенант В.А.Азаров; командир противотанковой батареи, старший лейтенант И.С.Абрамов; командир третьей танковой роты, лейтенант О.В.Балезний; командир танкового взвода, лейтенант А.В.Смакин; командир саперной роты, лейтенант С.И.Рачковский; замначальника разведки, лейтенант Л.И.Бондарев; начальник радиохимического взвода, лейтенант А.И.Кулов; а также еще 41 армянский военнослужащий младшего офицерского состава


Как отмечает Юрий Помпеев (профессор Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, доктор культурологии, член Союза писателей России, академик РАЕН, автор книги «Карабахский дневник» ) – очевидец тех страшных событий 1992 года, по секретному сообщению из Степанакерта было известно, что «в операции против Ходжалы убито более 20 военнослужащих полка, трупы которых в последующем взорвали в шестом боксе парка боевых машин 366-го МСП с целью сокрытия участия полка в указанной операции. На их имена задним числом были оформлены отпуска, и они в настоящее время числятся как дезертиры». Известно, что в Карабах прибыл из штаба ЗакВО генерал-лейтенант Иосиф Оганян с миллионом рублей для подкупа офицеров 366-го МСП. Перебежчики из в/ч 18920 в Ханкенди сообщали, что БМП и БТР из указанной части регулярно используются боевиками против жителей азербайджанских населенных пунктов. Офицеру за один БТР, взятый в аренду на сутки, платили 2000 рублей. За каждый обстрел Шуши военнослужащие полка получали от армян по 20 литров спирта.
Юрий Яхович, рядовой 366-го мотострелкового полка признавался: «Нам внушали, что мы – христиане и должны воевать против мусульман. Нас содержали в нечеловеческих условиях. Мы не смогли вытерпеть всего этого и вынуждены были покинуть полк и перебежать в Ходжалы».
В штурме также участвовали Роберт Кочарян и *Серж Саргсян – в будущем президенты Армении; были задействованы элитные отряды армянских наемников из Сирии, Франции и Ближнего Востока. Юрий Гирченко автор книг «Армия государства, которого нет» (2002), очевидец, проходивший службу в том самом 366-ом полку, свидетельствует: «…армяне начали из пулеметов расстреливать ходжалинских беженцев… убивали без разбора, как взрослых, так и детей, как молодых, так и стариков… Среди этого потока армяне брали заложников, при этом некоторых убивали на месте, а азербайджанским омоновцам топорами рубили головы… заложникам выкалывали глаза, отрезали уши, скальпировали, а потом уже убивали…».

*в книге британского эксперта Томаса де Ваала «Черный сад» Саргсян признается: «До Ходжалы азербайджанцы думали, что с нами можно шутки шутить, они думали, что армяне не способны поднять руку на гражданское население. Мы сумели сломать этот [стереотип]».


Фотограф Reuters Фредерика Ланган видела около Агдама два грузовика, заполненных телами азербайджанцев: «В первом грузовике я насчитала тридцать пять, и, кажется, во втором было столько же. У некоторых были отрублены головы, у многих были ожоги. Это были мужчины, на некоторых была военная одежда цвета хаки».
«На город обрушился шквал артиллерийского огня, – рассказывал один из военнослужащих 366 МСП Ш. Тангиров, отказавшийся участвовать в расправе. – Никогда не забуду то, что мне пришлось увидеть... Дома и люди в них горели как свечки, крики раненых, предсмертные стоны до сих пор звучат у меня в ушах... Когда армяне при поддержке военной техники уже входили в город, мы вместе с уцелевшими жителями его покинули, но по дороге у какого-то села (Нахичеваник – ред.) нас вновь обстреляли. Люди никак не ожидали, что попадут под огонь боевиков именно здесь. Они падали как подкошенные... Многие тяжело раненные и убитые так и остались там, у села. Мы не могли их вынести, ведь надо было спасать живых...».

Начальник отдела контрразведки военной части N02270 в Нагорном Карабахе 366-го полка, полковник Главного разведывательного управления Российской Федерации Владимир Романович Савельев составил письмо-доклад о военной операции армянских террористических организаций при поддержке военных подразделений РФ в Нагорном Карабахе, адресованном 26 ноября 1992 года, 19 марта 1994 года, 22 августа 1998 года, и, наконец, 16 декабря 2000 года в Организацию Объединенных Наций и Главное разведывательное Управление РФ (справки в ГРУ он отправил под псевдонимом "офицер Пугачев"): «… Я не могу не писать обо всем этом. Все происходило перед моими глазами. Я не могу забыть простреленные тела женщин, детей и беременных невест. Да простят меня азербайджанцы, ибо ничем не смог помочь им во время этой бесчеловечной и кровавой резни. Я смог только отправить в Кремль, а также в МО и генералам ГРУ секретную справку в 19 страниц. Пусть почитают, как осквернена честь русского офицера…».
«Эта была запланированная акция устрашения, месть и этническая чистка. Российская журналистка Виктория Ивлева, вошедшая с армянами в Ходжалы, писала, что после штурма в городе остались только мертвые! Литовский журналист, ныне мэр Вильнюса, Артурас Зуокас заснял свидетельство варварства и мародерства – имена армян, написанные на заборах Ходжалы. В то время, как улицы были заполнены трупами ходжалинцев, армяне уже делили имущество убитых людей».
«Журналисты “Огонька” долго не могли отойти от шока, когда прилетели делать репортаж в Ханкенди, и один из сопровождающих показал им дом в Ходжалы, где уже заканчивался ремонт и куда он собирался переехать. И журналисты не могли понять, как можно спокойно жить в доме, где еще недавно орудовал автоматом, стрелял, убивал... Но именно такое оно в реальности – “самоопределение» по-армянски”…».
«Помню историю девушки, которая работала медсестрой и вытаскивала раненого парня. Переходя с ним реку Гаргар-чай, она потеряла сапоги, но парня не бросила. Они попали в армянскую засаду, парня еще раз пробило пулей, но она продолжала тащить его, как вдруг услышала, что их догоняют армянские боевики. Она легла рядом с убитым, измазав его кровью свое лицо, и притворилась мертвой. Один армянин, пнув ее ногой, сказал, что надо бы сделать контрольный выстрел, другой заметил, что она точно уже мертва. Ее звали Сусан, она спаслась и добралась до Агдама. По дороге она видела много убитых и растерзанных ходжалинцев, среди которых были малолетние дети».


«У Валеха Гусейнова, которого показали в фильме «Бесконечный коридор», очень тяжелая судьба. Он тоже бежал через лес из окруженного села и на подступах к Агдаму, когда спасение было совсем рядом, потерял свою молодую жену Сааадат, чье имя значит «счастье» в переводе с азербайджанского. В фильме есть кадры, когда солдаты привезли ее бездыханное тело в одеяле, словно символ навек уничтоженной надежды на счастье всех ходжалинцев. Практически Саадат спасла мужу жизнь – армянская пуля попала ей спину, когда Валех нес ее на своих плечах. Вот тогда и настигли его армянские бородачи. Его хотели сразу пристрелить, но автомат заклинило. Тогда Валех отобрал у армянина автомат и начал его бить. Но подоспели другие армянские боевики и вырубили его прикладом. Он очнулся в Ханкенди, в плену у армян. Его сильно били и подвергали невыносимым пыткам. Узнав, что он музыкант, они прижигали его руки, чтобы он больше не мог играть. После выкупа его привезли в Агдам в ужасном состоянии...».
«Я часто ходил в мечеть потому, что мог получить там горячий чай. У Агдамской мечети каждый день плакали женщины. Страшный у них был вид: от горя они рвали волосы на голове, раздирали ногтями лица в кровь. А трупы все поступали и поступали. Ручейки крови текли у этих складов. Мне было всего 23 года. Мне было страшно все это видеть. Я хотел забыть обо всем увиденном, как о кошмарном сне... Но женщины, матери погибших детей, обратились ко мне с мольбой: “Сынок, мы не знаем, из какой ты страны, не знаем кто ты! Но когда вернешься на родину, напиши хоть одно слово о нас! Напиши, что ты здесь видел”. Я тогда дал им клятву, что напишу».
Когда Ричардас вернулся в Баку, Шахин уже знал, что он попал в самый ад ходжалинских событий. Ричардас сказал ему, что должен вернуться в Литву и выполнить обещание! Оставил еще раз свои вещи у Шахина и на поезде отправился через Москву в Вильнюс.
«Как же было тяжело в Вильнюсе напечатать статью о Ходжалинском геноциде, ведь я не был журналистом! Никто не понимал, как я там оказался. Но я это сделал! Спасибо Альгимантасу Жукасу – редактору политотдела газеты “Республика”, что он мне поверил. Там потом шум поднялся, армянская диаспора угрожала убить меня. Только найти не смогли. Но клятву я сдержал!».

Преступление и наказание

«К сожалению, зверствами в Ходжалы преступления армян не заканчиваются… В Карабахе военные структуры Армении использовали химическое оружие по всей линии фронта, но ни в печати, ни, тем более, за рубежом, об этом не упоминалось. Азербайджанцы раздавали противогазы, предупреждали население не пить воду, ничего не трогать. Вызвать международных наблюдателей тогдашнее руководство Азербайджана догадалось не сразу. Только в 1992 году при Министерстве здравоохранения была создана специальная комиссия из профессиональных медиков, которая начала проводить лабораторные исследования. В медицинских учреждениях, лабораториях Азербайджана того времени работали русские специалисты высокой квалификации. Это не были заинтересованные лица, так как возникали подозрения, что это оружие России. Поэтому исследования проводились объективно, без давления.
Обстрелу химическими снарядами подвергся и Агдам – 12 мая 1992 года в этом городе взорвалось 15 бомб. Четыре упали на территорию центральной больницы, по одной попали на улицы 20-го Января, Физули, Мешади Аббас и Сабира, еще семь бомб – в частные дома. Пережившие химическую атаку раненые были доставлены в центральную больницу Баку с симптомами токсикологии: сильное удушье, почечная и сердечная недостаточность, водянистые язвы на коже, замедленный пульс. Медики были бессильны – после реанимации раненые умирали. Судебно-медицинская экспертиза выявила в их телах наличие иприта, фосгена и ядовитых веществ группы цианидов. Раненый в Агдаме Айдын Хусейнов (1969 года рождения) был доставлен в больницу около 10 часов вечера. В три часа утра констатировали смерть».
«Вскоре запрещенное оружие начало применяться совершенно открыто. Снарядами с веществами группы цианидов пятого июня 1992 года была обстреляна деревня Мунджуклу в Товузском районе. Такие снаряды взрывались и в городе Джебраиль. Один из них упал возле здания школы-интерната. Четыре снаряда попали в центр другого карабахского города Тертер в том же году. Погибло много мирных жителей. Против жителей Физули были применены не только химические бомбы, но и патроны, которыми снайперы застрелили пятеро горожан».
«Министерство здравоохранения Азербайджана направило письмо Министерству внутренних дел с описанием содержания взорвавшихся бомб. Утверждалось, что бомбы заряжены мелкими иголками, концы которых, словно сверла. Если хотя бы одна из них попадает в человека, через несколько часов наступает смерть. Установлено, что применялось, по крайней мере, несколько видов химического оружия. После взрыва появляются капли, поднимается облако газа или сыплется белый порошок. Были обнаружены особо опасные для здоровья человека вещества: иприт, фосген, дифосген. Кстати, иприт применялся и во Вьетнамской войне, чтобы на деревьях не осталось листьев.
14 мая 1992 года полковник медицинской службы А. Мамедов представил патроны, начиненные белым порошком. В лаборатории установлено, что это цианиды. Человек, раненый таким патроном, чувствует сильное жжение в глазах, может лишиться зрения. Появляется жжение и в дыхательных путях. Кожа покрывается сыпью, волдырями. Несколько грамм такого вещества выводят военного из строя. Азербайджанские медики столкнулись с нелегкой задачей – как вылечить потерпевших от химической атаки? Редкий врач имел опыт в этой области».
«Расследуя военные преступления, я встретился с должностным лицом Министерства здравоохранения Азербайджана высокого ранга. Он передал мне результаты лабораторных исследований, свидетельства о смерти, фамилии погибших и наименования местностей, где были проведены химические атаки.
Вернувшись из Карабаха, я побывал и в Министерстве здравоохранения Литвы, предоставил собранные факты. Консультант по вопросам медицины катастроф Й. Джевечка поведал мне, что это химическое оружие хранится в таких же строгих условиях, как бактериологическое и атомное. Его можно получить только с ведения официальных военных структур. Иначе говоря, только с разрешения высшего руководителя государства. Его невозможно похитить или приобрести каким-либо еще образом, что это очень опасные, *запрещенные вещества. Люди, попав в зону их действия, начинают задыхаться. Капельки, попавшие в организм, сжигают внутренние органы. Особо опасен иприт и фосген. До 50 процентов людей, попавших в зону их действия, умирают, остальные получают такие большие дозы, которые превышают смертельные в 3-50 раз. После взрыва большой бомбы облако может распространяться на 20-30 км. При небольшом взрыве распространяется на площади 200-300 кв. м. Вещества могут скапливаться в низинах, отравить поверхность почвы и воду. Если бы ООН признала, что Армения в военных действиях применяла химические бомбы, ей угрожали бы международные санкции».

*разработка. производство и использование химического оружия запрещается международными договорами: Женевским протоколом 1925 года, Конвенцией о запрещении биологического и токсического оружия 1972 года, Конвенцией о "негуманном" оружии 1980 года и Конвенцией


«Военные стратеги считают, что запрещенное в мире оружие попало в руки к армянам из распавшегося СССР, и без разрешения тогдашнего кремлевского руководства никто не имел права передавать и использовать химическое оружие. Но Россия никогда не признает, что передала или продала его Армении. Ведь в Карабахе вражду двух народов разжигают такие опасные организации, как печально известная *АСАЛА, партия Дашнакцутюн, КРУНК. Именно им выгодно противостояние сторон. Одним война приносит потери и смерть, а другим – большие деньги и сытую жизнь. Я знаю, что факты применения армянами химического оружия в Карабахе и Садараке могут серьезно заблокировать деятельность Армении в европейских и международных структурах, и поэтому я пытался опубликовать информацию об этом в европейских и литовских СМИ. Но кроме литовской газеты “Дзуку Жинес” никто не напечатал мою статью об этом. После ее выхода армяне неоднократно угрожали главному редактору этой газеты и начали кампанию гонений в СМИ против меня. Тем не менее, считаю важным поднимать этот вопрос на уровне международной общественности и политики, поскольку наказание за применение химического оружия против мирного населения очень суровое».

*три из тринадцати армянских террористических организаций

Справедливость

«Самый страшный итог трагедии Ходжалы в том, что никто из виновных в уничтожении этого города и его жителей так и не был привлечен к ответственности. Участники резни – Роберт Кочарян и Серж Саркисян – сделали в Армении политическую карьеру, добравшись до президентского поста. Ушли от ответственности и военнослужащие того самого 366-го полка. Однако в штурме Ходжалы был задействован не только 366-ый полк, но и элитные отряды иностранных наемников, в том числе сам *Монте Мелконян со своими головорезами. Почему бывший депутат парламента непризнанной НКР Левон Мелик-Шахназарян в фильме “Бесконечный коридор” рассказывает об этом с улыбкой? Он уверен в своей правоте и безнаказанности, оправдывая это тем, что якобы "азербайджанский национальный менталитет оправдывает убийства соотечественников ради достижения цели". В своей теории о расовом превосходстве он доходит до полной дегуманизации противника, утверждая, что армяне бесконечно выше азербайджанцев, а скорбь по жертвам Ходжалы называет "шакальим воем".

*Монте (Аво) Мелконян — известный международный террорист, друг и ученик «иконы» мирового террора Карлоса Рамироса (Шакала). Уже в университетские годы увлекся радикальными идеями и «ремеслом» террориста. С 1978 года воевал в составе боевых армянских групп в Ливане. Участвовал там в гражданской войне на стороне право-христианских формирований, в боевых действиях против израильских войск. Затем принимал участие в боевых операциях курдских террористов против турецких войск. Он успевает поучаствовать также в антишахских выступлениях в Иране и вновь возвращается в Ливан. В начале 80-х Монте Мелконян вместе с группой своих друзей возрождает в Ливане армянскую террористическую организацию АСАЛА. Мелконян является активным участником и организатором геноцида азербайджанцев в селе Карадаглы и в городе Ходжалы в феврале 1992 года. В Армении Мелконян объявлен национальным героем


Вопрос о привлечении виновных к ответственности даже не поднимается на переговорах в рамках Минской группы. Международные организации так и не вникли в суть преступлений. В то время, как они должны расследоваться Гаагским трибуналом. Это военные преступники!».
«Я наблюдал оккупацию азербайджанских земель почти 30 лет. И всегда задавался вопросом: разве соседи, которых азербайджанцы приняли с миром и с хлебом-солью, не могли жить здесь с уважением и благодарностью? Мир давно изменился, страны, которые когда-то воевали, дружат, но у Армении какой-то непроходящий синдром ненависти. Эта ненависть к своему самому близкому соседу взращивается нарочно. Они специально обвалили рейтинг документального фильма о Ходжалы «Бесконечный коридор» на YouTube, чтобы мир не узнал правду об их страшных преступлениях. Напомню, что главным режисером этой ленты является Миндаугас Урбонавичюс, а продюсером фильма Александрас Брокас. Над лентой работали более 14 стран, и она удостоена высшими наградами на разных международных кинофестивалях мира – от Международного фонда «Евразия Пресс» до киноиздания США Accolade Film Competition, в том числе на международных кинофестивалях в Испании, Германии, Индонезии и т.д. Фильм о Ходжалы увидело более миллиарда зрителей планеты, и он показан более чем в ста странах мира. В этом году я ездил на просмотр фильма в Канаду».
«Ждать покаяния от армянских националистов – бессмысленно. Но есть в Армении и такие, как Георгий Ванян – правозащитник и руководитель Кавказского центра миротворческих инициатив, – которые вселяют надежду, что не все потеряно. Я разделяю его мнение, что армяне когда-нибудь преодолеют свой страх и только тогда покаются в преступлениях, совершенных на территории Карабаха. Но сейчас общество в Армении не готово к этому. Ванян исключительно мирный и честный человек. Ему тоже приходят угрозы, полиция выписала ему большой штраф за его высказывание по поводу Второй Карабахской войны. Недавно отравили его собаку! Я с ним встречался в Вильнюсе. Он даже приглашал меня приехать в *Текали. Таких, как Ванян, немало, но их голоса никому не нужны...».

*грузинское село, находящееся на границе трех южно-кавказских стран, ставшеетрадиционным местом встречи представителей гражданского общества и активистов миротворческого движения из стран Южного Кавказа


«Армения годами создавала влиятельную диаспору на Западе, в США и России. Азербайджан же в 92-94-х годах был в полной информационной блокаде. На Армению работало более 250 журналов и газет по всей Европе, многие СМИ в России и поныне находятся в руках армянского лобби, которое использует информационную войну для манипулирования общественным сознанием. Когда мировое сообщество питается ложью, армянские националисты совершают новые преступления против человечности. Увы, мировые СМИ все так же дружно стоят на стороне Армении. Недавно читал мнение одного западного эксперта, что Минская группа ОБСЕ многие годы делала все, чтобы активных военных действий не было. Если перевести на человеческий язык, они не делали ничего. Ни один азербайджанский беженец из почти восьмиста тысяч не вернулся домой за эти 28 лет оккупации. Почти 30 лет армянские снайперы обстреливали мирные села. Гибли люди. Сколько это могло продолжаться? Красный Крест даже семиметровые стены выстроил вокруг домов в прифронтовой. Все равно стреляли. Разве это можно было назвать миром?».
«За эти годы я часто бывал в прифронтовой зоне, чтобы донести до Европы то, что там творилось, чтобы хоть как-то остановить армянских снайперов и весь род сепаратистов! Приходил, чтобы помочь им и был рад видеть тех, кто мне дорог еще с Первой Карабахской войны, и их детей! Я же видел, как родители этих детей, спасаясь от смерти, пешком, босиком, обмороженные, через снежные перевалы покидали свой дом. В селе Гасангая Тертерского района была девочка из семьи беженцев, молчаливая, с большими глазами, полными небесного света. Турана Гасанова не знала русского и не могла мне пожаловаться, что по ночам в их бедные дома среди руин стреляют армяне, что нет красивой одежды, что вокруг мины и зимы холодные. Всякий раз, когда я приезжал, спрашивал, где моя девочка? И однажды Ильгар Гасымов, который всегда мне помогал, ответил мне, что ее больше нет. Во время апрельских событий 2016 года ее убили на пороге родного дома – она вернулась, чтобы забрать свои вещи, и снайпер безжалостно застрелил ее…
Когда, я осознал, что ее больше нет, что какой-то армянский снайпер, видя в прицел ребенка, девочку, без всякой человеческой пощады ее убил, я не смог вымолвить ни слова! Слова так и застряли комком в горле…».
«Поэтому победа, которая парадным строем прошла по улицам Баку, пришла и благодаря Туране. Вечная память ей и тысячам шехидов, павших в этой Отечественной войне! Самая большая справедливость уже сегодня пришла на азербайджанскую землю! Освобождены города и селения! Над Шушой развевается Азербайджанский флаг! Огромная благодарность азербайджанскому солдату и главнокомандующему – президенту Ильхаму Алиеву! Я всегда верил, что справедливость придет, и все земли будут освобождены. Я всегда говорил, что переговоры ради переговоров ничего не дают, что господа с Запада, представители Минской группы ОБСЕ только тянут время, что они ничего не решают, что им вообще неинтересна судьба почти миллиона беженцев!».
«Вы видели варварство в освобожденных городах? Почему мировое сообщество не предпринимало никаких мер, чтобы предотвратить разрушение населенных пунктов, природных ресурсов, животных и всего исторического наследия Азербайджана, которое армяне варварски уничтожали, покидая оккупированные земли? Разве скажешь, что там жили люди? Все превращено в развалины и разворованно! Все сожгли! Армения за долгие годы оккупации превратила крупный промышленный город Агдам в призрак. Сегодня он выглядит, как Сталинград после осады или Хиросима после атомной атаки. Уверен, что вопросы об ущербе, нанесенном армянской стороной, будут подниматься и на международном уровне. Эта сумма может исчисляться миллиардами.
Но надежда после победы превышает все! Отстроим! Карабах станет центром притяжения туристов! Мир увидит истину, кто настоящие хозяева этой земли. Я дал себе слово, что, когда освободят земли, я посажу там дерево. Много деревьев. И я обязательно это сделаю!».

P.S. Портрет Христа кисти Шахина так запал Ричардасу в душу, что он попросил студента продать его. «Продать не могу, могу подарить», – ответил тот. Много лет Христос Шахина провожал и встречал Ричардаса в его вильнюсовской квартире. Однажды, когда Ричардас был в отъезде, ему позвонили и сообщили, что квартиру ограбили. Первое, что он спросил: «Христа украли?». Узнав, что картина на месте, Ричардас облегченно вздохнул – значит, все будет хорошо...

Коридор смерти. Записки очевидца. • Nargis Magazine

Прочитано 258 раз

последние новости