Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Gulnara

Gulnara

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Mauris hendrerit justo a massa dapibus a vehicula tellus suscipit. Maecenas non elementum diam.
Адрес сайта: http://smartaddons.com
13.07.2018 07:05
 Фуад Ализаде

Доходы населения опередили по темпам рост инфляции, и это привело к тому, что граждане Азербайджана стали уделять больше внимания покупке непродовольственных товаров.

В текущем году заметно выросли расходы граждан Азербайджана на бытовые товары (в частности, на одежду, электротехнику и мебель), и это впервые за долгое время привело к тому, что траты на непродовольственные товары опередили расходы на покупку продовольствия.

В каком городе жить дороже всего
© Sputnik / Эльнур Салаев

Так, население увеличило потребительские расходы в январе-июне 2018 года на 2,5% в годовом выражении, потратив в розничных сетях на покупки 17,1 миллиарда манатов, отмечается в сообщении Государственного комитета по статистике АР.

Впервые за несколько лет расходы на непродовольственные товары достигли 8,6 миллиарда манатов, увеличившись по сравнению с прошлым годом на 3,1%. В то же время расходы на продовольственные товары составили 8,5 миллиардов с ростом на 1,9%.

При этом непосредственно за продукты питания жители Азербйджана заплатили за полугодие 7,743 миллиарда манатов (всех 45,2% расходов); за напитки и табачные изделия – 756 миллионов манатов (4,4%); за текстильную продукцию, одежду и обувь – 3,095 миллиарда манатов (18%); за электробытовые приборы и мебель — 990,5 миллиона манатов (5,8%); за автомобильное топливо — 972 миллиона манатов (5,7%); за фармацевтическую и медицинскую продукцию — 224,3 миллиона манатов (1,3%); за компьютерное, телекоммуникационное оборудование и печатную продукцию – 121,1 миллиона манатов (0,7%); прочие непродовольственные товары обошлись в 3,243 миллиарда манатов (18,9% от совокупных расходов).

Отметим, что за отчетный период на розничном рынке быстрее всего росли траты на текстиль, одежду и обувь — на 3,1%. Также высокие темпы роста зафиксированы на приобретение электрических товаров и мебели – 2,8%.

Темпы роста трат на прочие непродовольственные товары составили 3,6%.

Расходы граждан Азербайджана на напитки и табачные изделия выросли на 0,9% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года,

Подсчитано, что в первом полугодии 2018 года средний оборот розничной сети на одного человека в месяц составил 291,7 маната, что на 13,9 маната больше, чем в первой половине прошлого года. При этом граждане страны в торговых сетях приобрели продовольственных товаров, напитков и табачных изделиях в среднем на 144,6 маната, в то время как расходы на непродовольственные товары составили 147,1 маната.

 

По всей видимости, увеличению расходов населения на непродовольственные товары способствовал тот факт, что годовая инфляция по итогам января-мая 2018 года была зафиксирована на уровне 3,2%, а рост заработной платы наемных рабочих за тот же период — 4%. Соответственно, граждане получили возможность больше тратить средств на одежду, мебель и электробытовые товары, чем на продукты питания, цены на которые в июне даже снизились на 1,6% по сравнению с маем.

Расходы населения в 2017 году составили 35,3 миллиарда манатов, в 2016 году — 30,2 миллиарда манатов, в 2015 году — 25,7 миллиарда манатов.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/columnists/20180713/416184721/rashody-naselenie-odezhda-mebel-prodovolstvie.html
16.07.2018 00:00

Севиндж Алиева, доктор исторических наук

Институт Истории НАНА

Процесс распада Российской империи сопровождался национально-освободительной борьбой за независимость на национальных окраинах. На Северном Кавказе в мае 1917 и сентябре 1917 годов прошли съезды народов Северного Кавказа и Дагестана, которые создали правовую и идейную основу для провозглашения Горской республики в мае 1918 года. Приход к власти большевиков вызвал противодействие со стороны национальных лидеров. Стоит отметить, что национальные силы Северного Кавказа наладили связь с демократическими структурами Южного Кавказа, особенно с азербайджанскими лидерами. Деятели Северного Кавказа принимали участие в Закавказском Сейме и вместе с азербайджанскими представителями и через Азербайджан пытались добиться места в общественно-политической жизни региона.

Серьезным испытанием для национально-освободительных сил стала борьба с насаждавшимся режимом большевиков, главной задачей которых был захват власти в Баку и овладение нефтяными ресурсами Апшеронского полуострова.

24 – 29 марта 1918 года побережье Каспийского моря от Баку до Петровска (Махачкала) было захвачено большевиками во главе с временным чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа С.Шаумяном. Установление в Баку власти большевиков, затем - поддерживаемого англичанами правительства Центрокаспия и состоявшему при нем генералу Л.Бичерахову (в городе высадились английские войска), сопровождалось всевозможными насилиями над местным мусульманским населением.[1]

Надо отметить, что проходящий с Кавказского фронта через Иран отряд войскового старшины Шкуро находился под влиянием экстремистски настроенных дашнаков, которые устроили резню мусульман в Дербенте и Южном Дагестане. В Баку между тем собралось около 8000 вооруженных армян–солдат, вернувшихся с войны.[2] По воспоминаниям современника тех событий Б. Байкова, «В течение 4 дней в городе был буквально ад… «дашнакцакане» повели наступление на татарские позиции; к ним примкнули и армяне–солдаты, томившиеся уже несколько месяцев в городе и не имевшие возможности, по указанным выше причинам, добраться к себе домой… большевистско–татарское столкновение начинало приобретать характер национального столкновения, причем против татар, кроме большевиков, выступали все большие массы армян. Огонь судовой артиллерии становился все сильнее и разрушительнее; артиллерия большевиков била на выбор; один за другим сносились здания, особенно дорогие в глазах мусульман: большая мечеть Джума, дом мусульманского благотворительного общества, редакция и типография стариннейшей газеты «Каспий» (татарофильской, но выходившей на русском языке), дома богачей татар. Начались пожары. Положение татар все ухудшалось, и, наконец, они дрогнули: начался массовой исход татар из города в окрестности. Несчастное население татарских частей города, бросая имущество на произвол судьбы, спешило уйти из-под убийственного огня артиллерии и пулеметов и скрыться где-нибудь в окрестностях».[3]

Между тем горцы отрезали большевикам путь на хлебные районы Северного Кавказа: Кубань и Ставрополье, «так как весь Дагестан был не только определенно настроен против большевиков за их жестокость в отношении мусульман, но из Дагестана доходили тревожные сведения, что оттуда угрожает большевикам первый удар».[4]

Надо отметить, что еще в январе 1918 года войска имама Н.Гоцинского заняли Темир-Хан-Шуру, 23 марта освободили Петровск. Газета «Народная власть» сообщала: «В Петровске-Дагестанском произошло столкновение большевиков с мусульманами разогнаны как большевистские войска, так и Советы… Дагестанцы потребовали увода из Петровска большевистских войск и ликвидации Советской власти, указывая на то, что Дагестан, на основании права на самоопределение, отделился от остальной Российской республики и через областной съезд образовал у себя областную власть, которая является единственным хозяином всего Дагестана. Поэтому все остальные власти, по их мнению, власти самочинные, в том числе и власть Советов в городе Петровске, составляющем часть Дагестанской области. Эта власть должна быть ликвидирована. Между прочим, на последнем областном дагестанском съезде победила партия Нажмуддина Гоцинского. Социалистический дагестанский блок получил ничтожное количество голосов. На основании этого дагестанцы потребовали от Петровского Совета рабочих, солдатских депутатов немедленной ликвидации Советской власти. Так как большевики не согласились, произошло сражение. Со стороны дагестанцев принимали участие главным образом Дагестанский полк и Темир-Хан-Шуринская туземная дивизия».[5]

Часть большевиков, разогнанных имамом Н.Гоцинским, бежала на пароходах в Астрахань, часть по железной дороге в Баку. Там располагался штаб и остатки Туземной дивизии. Они грузились на пароход «Эвелина», отправляющийся на Северный Кавказ. Совнарком под флагом «мусульманской угрозы» произвел переворот, собрал красные части из Дагестана, жаждущие отомстить за свое поражение, привлек полк армянского ополчения Т.Амирова, возвращавшийся через Баку из Ирана, сагитировал канонерки Каспийской флотилии с проэссеровскими экипажами, поднял на нефтепромыслах «красную гвардию», и др. Сначала напали на Туземную дивизию. Затем война пошла по мусульманским кварталам. Их бомбил аэроплан, обстреливала морская артиллерия. Началась резня мирного азербайджанского населения.

Имам Н.Гоцинский не остался в стороне, когда к нему обратились за помощью и из Баку. В Дагестане известие о кровавых событиях, во время которых большевики, объединившиеся с армянскими дашнакскими отрядами, уничтожали мирное азербайджанское население, вызвало бурную реакцию. Впоследствии председатель Совета министров Азербайджанской республики Ф.Х.Хойский в парламенте АДР вспоминал: «Беззащитные азербайджанцы спасались от поголовной резни бегством… в горы Дагестана…».[6] По данным Азербайджанского правительства, в Баку, Шемахе и Губинском уезде было убито сотни тысяч азербайджанцев, а также представители северокавказских народностей, например, лезгины Губинского уезда. В докладе члена Чрезвычайной Следственной Комиссии Новацкого Председателю той же Комиссии о разгроме города Губы и селений Губинского уезда отмечалось: «Установлено, что, в общем, отряд Амазаспа сжег и разгромил в Кубинском уезде 122 мусульманских селения, как то: Дивичи, Саадан, Чархане, Дарязерост, Заглыджан, Алиханлы, Эйнбулаг, Араб Аль-Мамед, Агасыбеклы, Келаны, Заглыджан и др… Разгромом домов, строений, общественных зданий и расхищением движимого имущества и скота отряд Амазаспа причинил жителям названных селений на 58.121,059 руб. убытков».[7] Амазасп говорил губинцам: «Я герой армянского народа и защитник его интересов. Я прислан сюда (в Кубу) с карательным отрядом… Я прислан не для водворения порядка и установления советской власти… мне приказано было уничтожить всех мусульман от берегов моря (Каспийского) до Шах Дага (гора в Дагестане) и жилища ваши сравнять с землей, как это было сделано в Ширване (Шемахе)…».[8]

Азербайджанские миллионеры З.Тагиев, М.Нагиев, Ш.Асадуллаев направили телеграммы ко всем мусульманам: «Братьям-мусульманам! Армяне режут мусульман! К дашнакам присоединились большевики! Спасайте братьев мусульман!». В Дагестане состоялось заседание Дагестанского Национального Комитета под председательством Данияла Апашева, зачитавшего телеграмму. Имам Дагестана и Северного Кавказа Н.Гоцинский заявил: «Проблемы азербайджанского народа мы решим булатным кинжалом Базалая». В своем обращении в радиотелеграмме от 2-го (15 апреля) 1918 года к Армянскому Национальному совету Н.Гоцинский угрожал армянам расправой: «После моего скорого приезда надеюсь убедиться в том, - от кого погибли невинные женщины и дети – от большевиков или от армян. Соответствующее наказание будет очень жестокое. Делегатов к Вам не посылаю. Если угодно со мной поговорить, пошлите сами ко мне до моего выезда. Относительно нашего существования на Кавказе вы должны были знать давно. И в будущем вам придется жить только с мусульманами». [9]

В Темир-Хан-Шуру за помощью прибыла азербайджанская делегация. На собрании в областном исполкоме присутствовали также видные духовные и общественные деятели Северного Кавказа. Среди них были – председатель, военный врач Темир-Булат Баммат, глава «Джамиат уль-Исламие» кадий Агарахим-Кади, комиссар-шариатист Таджуддин Кади, князь Нухбек Тарковский, лидер Чохских беков полковник Карнаилов, инженер Адиль-Гирей Даидбеков, ученый джадидист Абусуфьян Акаев, социалисты – М.Дахадаев, Дж.Коркмасов, А.Тахо-Годи, Хизроеви др. Все сочувствовали азербайджанцам и требовали оказать помощь братьям-мусульманам. Против выступили социалисты Коркмасов, Дахадаев и Хизроев, которые требовали не вмешиваться в закавказские дела, а идти выручать пастухов, увязших с отарами в районе Кизляра. Исполком поручил Коркмасову вызволение пастухов с баранами и принял решение: «Выступить всему Дагестану против Баку (Бакинской коммуны) и биться до единого человека… Воевать с большевиками и освободить своих братьев-мусульман от них».[10]

Уже тогда, когда в Темир-Хан-Шуре обсуждали план помощи азербайджанцам, местные окружные комитеты самостоятельно направили военную помощь в Баку. Первым ополчение направил Ахтынский окружной Милли-комитет при поддержке комиссара Самурского округа: «По случаю Бакинских событий Самурский округ выступает с крепостными орудиями, - телеграфировал окружной комиссар в областной центр, - прошу экстренно указать, когда и куда выступить».[11]

По решению областного исполкома на помощь азербайджанцам выступил Дагестанский конный полк под командованием генерала Б.П.Лазарева и полковник Мусалаев. К регулярным частям примкнули мюриды Н.Гоцинского. Перед отбытием дагестанских частей в Баку неожиданно отбыл Махач Дахадаев, предполагалось, что он решил предупредить большевиков о наступлении из Дагестана. По воспоминаниям Б.Байкова, «В это же самое время со стороны Дагестана началось наступление двух Дагестанских конных полков с 3 или 4 орудиями под командой генерала Б.П.Лазарева».[12]

Дагестанский облисполком и Дагестанский национальный комитет приняли официальные решения об оказании действенной помощи азербайджанцам. По сообщению генерала М.Халилова, надо было помочь Азербайджану в борьбе с большевиками и для этого направить 5 тысяч человек. Различные влиятельные силы Дагестана единодушно выступили в поддержку братьев-азербайджанцев.

Кроме того, Имам Гоцинский, князья Тарковские и Каплановы собрали в конце марта в Хасавюрте съезд представителей сельских обществ для обсуждения вопроса о походе на Баку в помощь единоверным братьям. Имам Н.Гоцинский в своем выступлении заявил, что в Дагестане он «покончил с большевиками, что-то же надо было сделать с ними и в Хасавюрте, но сейчас ему некогда, так как его зовут в Баку на спасение мусульман.… А когда покончим там с врагами Бога и шариата, - вернемся сюда. Если к этому времени хасавюртовские большевики не откажутся от своих намерений, то мы покончим с ними так же, как и в Дагестане». По пути в Азербайджан к отрядам имама Н.Гоцинского присоединились южные кумыки, табасаранцы и лезгины.[13] В Баку, по указанию А.Тахо-Годи от имени Исполкома на помощь азербайджанцам направился также отряд под командованием полковника М.Джафарова. В его состав вошли Второй Дагестанский конный полк, одна сотня Первого полка, милиция Джамият уль-Исламие, общей численностью строевых всадников 400 человек и милиции около 100 человек.[14]

По ходу продвижения дагестанских воинских формирований по направлению к столице Азербайджана, в Губе, Хачмасе и Дивичи к ним примыкали местные национальные военные части. По сообщению полковника М.Джафарова, по дороге из Дербента к ним присоединились 100 добровольцев, а также 600 добровольцев из Самурского и Кюринского округов. Все они продвигались в поездах по железной дороге и не встретили до Хырдалана никаких препятствий, где к ним присоединились азербайджанские стрелки и добровольцы, а также шахсеваны.[15]

По показаниям большевиков Мирзы Туниева и Егия Арутюняна, город Губа был окружен мюридами Н.Гоцинского. К ним присоединились отряды мусаватистов из Гусаров во главе с полковником Алибековым и князьями Шахлинскими.[16]

По воспоминаниям большевика А.Гукасяна, «В начале апреля 1918 года наш отряд Каспийским морем, на трех пароходах торгового флота, в сопровождении двух канонерских лодок Каспийского Военного флота «Карс» и «Ардаган», отправился в Порт-Петровск, где орудовали белогвардейцы во главе с дагестанским Имамом Гоцинским».[17]

Между тем, отряды имама Н.Гоцинского заняли боевые позиции у станции Хырдалан, находящейся в 10 км от Баку. Здесь к ним присоединились вынужденные отойти за пределы города части Мусульманского корпуса. Итак, два полка дагестанских бойцов численностью около полутора тысяч человек и 1000 человек добровольцев возглавляли полковники М.Джафаров и Д.Мусаев. Общее командование осуществлял русский генерал Лазарев.

7 апреля в ставку командования дагестанских национальных сил прибыла делегация во главе с А.Джапаридзе. Он обратился к дагестанцам с просьбой якобы от имени бакинских мусульман о признании большевистской власти в Баку. Эта миссия успеха не имела. Из доклада П.А.Джапаридзе на чрезвычайном заседании Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов Бакинского района о положении на Кавказе от 8 апреля 1918 года следует: «Из Петровска прибыла небольшая сила дагестанцев, которая расположилась около Хырдалан…их около тысячи человек с маленькой артиллерией; к ним пристают группы местных контрреволюционеров». По сообщению комитета революционной обороны Баку от 7 апреля 1918 года, в 12 часов того же дня дагестанские отряды открыли орудийную стрельбу по броневику Исполнительного комитета. Конные и пехотные отряды имама Н.Гоцинского повели наступление в направлении Баладжар и Баку. 7 - 8 апреля у станции Хырдалан произошли ожесточенные бои между отрядами имама Н.Гоцинского и большевиками. 10 апреля 1918 года отряды имама Н.Гоцинского вынуждены были отступить в Дербент.[18] По сообщению комитета революционной обороны города Баку от 7 апреля 1918 года, в 12 часов дня того же дня дагестанские отряды открыли орудийную стрельбу по броневику Исполнительного комитета.[19] По воспоминаниям Б.Байкова, «Дагестанцы не дошли до Баку всего 25- 30 верст. Большевики двинули против них свои лучшие силы (между прочим, матросов) с многочисленной артиллерией. Два орудия у дагестанцев были подбиты, и они начали поспешно отступать».[20]

По воспоминаниям   «После первого городского сражения на помощь к бакинским мусульманам явились дагестанские войска из Петровска и Шуры. 7 и 8 апреля мы двинулись против них свои войска, и после боев, происходивших верстах в 15-ти за городом (около Хурдалан), противник был разбит и отброшен».[21]

Газета «Бакинский рабочий» сообщала следующее: «Ушли дагестанцы из Хурдаланского района, - рассеяны и бывшие с ними банды. Всего организованных дагестанцев было до 1500 чел., не более, но к ним присоединились банды из окрестных селений в несколько тысяч человек. Выясняется, что среди командовавших дагестанцами был некий генерал Лазарев, немало русских офицеров, последние были в роли наводчиков, и, кстати сказать, весьма плохих…».[22] В газете «Бакинский рабочий» сообщалось, что у дагестанцев было «четыре горных орудия, четыре пулемета (кроме того, около 1000 человек горской милиции). Штаб этого отряда в Самуре. Командует начальник штаба полковник Лазарев. Снарядов для орудия у них 180 штук, патронов 30 000. У милиции горцев по 200 патронов на человека…».[23] По показаниям большевиков, «противник упорно отстаивал каждую пядь земли».[24]

По воспоминаниям большевика С.Тер-Габриеляна, «В ходе мартовских событий наш отряд был переброшен в Хурдалан, который был занят дагестанским полком, готовящимся к наступлению на Баку».[25]

20 апреля после ожесточенных боев отряды князя Магалова вынуждены были оставить Аджикабул и отступить по направлению к Кюрдамиру. Бакинский комиссар по военно-морским делам тов. Корганов сообщал, что «в апреле в боях под Хурдаланам разбиты войска дагестанских контр-революционеров, а под Аджи-Кабулом – войска Елисаветпольских беков. Вслед за тем взят город Петровск и Темир-Хан-Шура. Имам Гоцинский бежал и банды его рассеялись. Советские войска заняли Кубу и Дербент.[26]

Приход мусульманских отрядов из Северного Кавказа в Баку на помощь азербайджанцам, пострадавшим от дашнакских погромов, имел огромное значение. Несмотря на драматическую ситуацию в самом Дагестане, имам Н.Гоцинский посчитал нужным совершить бросок в Баку на помощь братьям-мусульманам.[27]

После боев в Азербайджане и отступления в Дагестан героическая борьба с большевиками продолжилась. Однако лишь с приходом турецких войск Азербайджан и Дагестан оказались спасены от армяно-дашнакского произвола. В Баку установилась власть Правительства АДР, а в Темир-Хан-Шуре – водружен флаг Горской республики.

После боев в Азербайджане и отступления в Дагестан имам Н.Гоцинский продолжил героическую борьбу с большевиками. Между тем, большевики, чтобы привлечь на свою сторону мусульман, 19 апреля 1918 года в воззвании военно-революционного комитета указали, что ВРК «не посягает ни на основы Ислама – Шариата, ни на нравы и обычаи Дагестана, ни на честь и достоинство его и немедленно приступит к организации Духовного управления и Шариатского суда во всем Дагестане». [28] Однако обещание это осталось лишь на бумаге.[29]

Дело в том, что в ночь на 20 апреля большевистский десант высадился около города Петровска и повел наступление на город. Красные взяли Петровск. Через день туда подошли корабли с десантом из Астрахани. Взятие Петровска оправдывалось необходимостью возобновить доставку хлеба из Астрахани и восстановить сообщение с Северным Кавказом. Имам Н.Гоцинский бросил на освобождение Петровска под знаменем джихада десятки тысяч горцев, вооруженных одними саблями и кинжалами. Их встретили пулеметным огнем, залпами корабельной и полевой артиллерии. Отряды имама Н.Гоцинского расположились в селениях Ишкарты и Каранай. Они стали готовиться к освобождению Темир-Хан-Шуры. Так, в середине мая 1918 года в Гунибе объединились вооруженные отряды имама Н.Гоцинского, шейха Узун-Хаджи, отряды полковника Алиханова и Мусалаева, князей Тарковских, Капланова, и др. Они решили начать наступление на Темир-Хан-Шуру в трех направлениях – Араканском (центральное направление), Кази-Кумухско-Цудахарском и Чир-Юртовском. Отряды шейха Узун-Хаджи заняли Кази-Кумух. Отряды полковников Мусалаева и Джафарова были разбиты в районе Чиркей.[30]

По показаниям современника событий большевика Б.Кочарова, Н.Гоцинский закрыл дорогу на Северный Кавказ: «Через Дагестан в Баку не проходил ни один поезд. Банда Имама Гоцинского (он считался среди дагестанских мусульман-националистов вождем) во многих местах разобрала полотно железной дороги к Баку».[31] Это помогло германо-турецким войскам, а также Кавказской Исламской армии (дикая дивизия) отвоевать у Кавказской Красной Армии большевиков, оказавшихся в блокаде, азербайджанские районы и подойти к Баку.[32] Борьба за Баку имело стратегическое и экономическое значение. Советское руководство дело все возможное, чтобы взять нефтяной Баку. По оценке Садовского, «В ряде других городов, над которыми большевики проделывают свои эксперименты, Баку занимает совершенно особое место. Баку является центром нашей промышленности. Баку освещает и отапливает всю Россию. В политическом же отношении он является единственным городом, после которого к туркам неизбежно должен будет перейти весь Кавказ. Но с другой стороны, Баку необходим также и германо-туркам. Он им даст нефтяные продукты всех видов, по которым они так истосковались: он им откроет пусть в Туркестан, Афганистан и другие места».[33]

19 июня на помощь имаму Н.Гоцинскому вновь выступили отряды шейха Узун Хаджи. Чеченские национальные военные формирования перешли в наступление на Аркасском фронте. Бойцы имама Н.Гоцинского и Узун Хаджи взяли Кадар и подошли к селению Доргели. К концу июня 1918 года отряд полковника Арацханова подошел к а. Эрпели. Но вскоре отряды Гоцинского и Арацханова были оттеснены на Хунзахское плато. После ожесточенных боев с красными имаму Н.Гоцинскому пришлось уйти в горы, оставив также Темир-Хан-Шуру. Войска имама Н.Гоцинского, потеряв свыше ста человек убитыми, три орудия, отступили в горы. Большевики требовали разоружения «дагестанских полков и милиции Гоцинского с выдачей оружия в следующем количестве: три с половиной тысячи 3-линейных винтовок, тысяча пятьсот бердан, десять пулеметов, сто тысяч патронов, десять орудий и весь запас снарядов».[34]

В горах имам Н.Гоцинский совместно с турецкими военными частями продолжил борьбу против большевиков. Надо отметить, что до августа 1918 года большевики не руководили на Тереке, а только лавировали между враждующими сторонами.[35]

Имам Н.Гоцинский до конца своей жизни защищал интересы мусульман. Эта его принципиальная позиция проявилась в период оккупации Северного Кавказа большевиками. Совместно со Штабом турецких войск во главе с полковником Исмаилом Хаки беем национальные отряды имама Н.Гоцинского вели непримиримую борьбу за освобождение Дагестана от большевиков.[36]

Упорная борьба с большевиками со стороны имама Н.Гоцинского повлияла на то, что ситуация в Дагестане оставалась напряженной, власть большевиков была номинальной и очень хрупкой. После того как части Мусульманского корпуса и турецких воинских частей освободили от большевиков и дашнаков Азербайджан, они пришли на помощь горцам Дагестана.

Так, 9 (10) октября турецкие и азербайджанские войска (Мусульманский корпус) заняли Дербент, 23 (12) октября в присутствии нескольких тысяч человек на здании, где размещалось Горское Правительство (А.Чермоев, И.Гайдаров и др.) был поднят флаг Республики Горских народов Кавказа Северного Кавказа. По словам П.Коцева, «народ и добровольцы принесли торжественную присягу до последнего человека защищать молодую республику».[37] Петровск переименовали в Шамилькала. Имам Н.Гоцинский вошел в состав Горского Правительства. Азербайджано-турецкие войска, пополненные представителями местных народностей Дагестана, заняли побережье между Дербентом и Петровском. 7 ноября был взят Петровск и таким образом территория Дагестана и Чечни освободилась от большевиков, власть перешла к Горскому правительству.

 


[1] АПДУПАР. Ф. 277. Оп. 2. Д. 79. Л.1, 1об.; Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 8 августа 1918, № 7; Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 16 августа 1918, № 14; Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 7 августа 1918, № 6.

[2] Байков Б. Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1918 гг.)// Архив Русской революции. Т. 9. Берлин: Слово, 1923, с.114.

[3] Байков Б. Воспоминания о революции в Закавказье…, с.121.

[4] Байков Б. Воспоминания о революции в Закавказье…, с.126.

[5] Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. 1917 – 1921. Сборник документов и материалов. М., 1958, с. 86 – 87.

[6] Азербайджан, 10 декабря (27 ноября) 1918, № 56.

[7]ГААР, ф. 1061, оп. 1, д. 95, л. 5—8// Из кн. История Азербайджана по документам и публикациям/ Под редакцией академика З.М.Буниятова. Баку:Элм, 1990, с.182-187.

[8] Геноцид и депортация азербайджанцев, с. 124// http://files.preslib.az/site/soyqirim/31mart_ru.pdf

[9] ЦГАРД. Ф.Р.614. Оп.1. Д.5. Л. 1.

[10] Музаев Т. Союз горцев. Русская революция и народы Северного Кавказа, 1917-март 1918 г. М.: Патрия, 2007, с.313.

[11] Музаев Т. Союз горцев. Русская революция и народы Северного Кавказа… с. 313.

[12] Байков Б. Воспоминания о революции в Закавказье…, с.128.

[13] Алиева С.И. Азербайджан и народы Северного Кавказа. Баку, 2010, с. 327; Аликберов Г.А. Победа социалистической революции в Дагестане. Махачкала, 1968, с. 119-120; Süleymanov M. Azərbaycan ordusu. 1918-1920. Bakı, 1998, s.71.

[14] Коркмасов А., Доного Х.М. Полковник Магомед Джафаров: Сборник материалов. Махачкала: ИД «Эпоха», 2005, c.106.

[15] Полковник Магомед Джафаров: Сборник материалов/ Отв. Ред. Хаджи Мурад Доного. Махачкала: ИД «Эпоха», 2005, c.107.

[16] АПДУДПАР, ф. 268, оп. 23, д. 151, л. 23.

[17] АПДУДПАР, ф. 268, оп. 23, д. 171, л. 4.

[18] Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане. Документы и материалы. 1917 – 1918 гг./ Под ред. З.И. Ибрагимова, М.С. Искендерова. Баку, 1957, c. 338 – 339, 347 – 348;РГАСПИ. Ф.71. Оп.33. Д.1724. K.84; Самурский Н. (Эфендиев). Гражданская война в Дагестане. Махачкала, 1925, Л. 6.

[19] Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане…, с. 89 – 92, 94.

[20] Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. 1917 – 1921…, с.128.

[21] АПДУДПАР. Ф.5. Оп. 1. Д. 21. Л.26.

[22] Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. 1917 – 1921…, с.96-97.

[23] Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. 1917 – 1921…, с.97-98.

[24] АПДУДПАР, ф. 268, оп. 23, д. 151, л.23-29.

[25] АПДУДПАР, ф. 276, оп. 5, д. 75, л.7.

[26] АПДУДПАР, Ф. 276. Оп. 3. Д. 55. л. 1.

[27] Севиндж Алиева. Резня азербайджанцев в Баку в марте 1918 года армянами-дашнаками и большевиками и помощь народов Северного Кавказа братьям-мусульманам// Qarabağ dünən, bu gün və sabah. 12-ci elmi-əməli konfransının materialları toplusu. Bakı, 2013, c. 154-160.

Нахибашев М.З. Узун-Хаджи Салтинский - общественно-политический и религиозный деятель Дагестана и Чечни. Махачкала: ИД «Эпоха», 2009, с. 62.

[29] Только в Чечне шариатские суды действовали и в 1927 году, хотя в соседних местах они были ликвидированы в мае 1924 года. См.: Сулейманова Ш.С. Самоопределение народов Северного Кавказа в процессе трансформации российской государственности: историко-политический анализ. М.: РАГС, 2010, с.230-231.

[30] АПДУДПАР, ф. 268, оп. 23, д. 171, л. 3-5; Вагабов. Партиз. Движ., с. 15 – 18; Вагабов. Дружба, с. 89.

[31] АПДУДПАР, ф. 268, оп. 23, д. 370, л. 11.

[32] АПДУДПАР, ф. 268, оп. 23, д. 370, л. 11-15.

[33] АПДУДПАР. Ф.303. Оп.1. Д.18. Л. 52.

[34] Большевики в борьбе… с. 391 – 392; Волхонский М., Муханов В. По следам Азербайджанской Демократической Республики. М.: Европа, 2007, с. 79, 81, 83; Дарабади П.Г. Военные проблемы политической истории Азербайджана начала ХХ века. Баку, 1991, с. 109; Самурский Н. (Эфендиев). Гражданская война в Дагестане. Махачкала, 1925, с.7.

[35] Ратгаузер Я.А. К истории гражданской войны на Тереке. Баку, 1928, с. 99.

[36] Коркмасов А., Доного Х.М. Полковник Магомед Джафаров…, с. 128-133.

[37] Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918 гг.), Горская республика (1918-1920 гг.) (Документы и материалы). Махачкала, 1994, с. 166.

 

«Помощь мусульман Дагестана азербайджанцам в марте 1918 года (по архивным документам)// Труды института Истории НАН Азербайджана. Материалы V международной научной конференции «Геноцид тюрко-мусульманских народов в ХХ веке». Баку, 2018, № 70-72, с. 46-54.

 

 

 

 

12.07.2018 00:00

24–29 марта 1918 года побережье Каспийского моря от Баку до Петровска (Махачкала) было захвачено большевиками во главе с временным чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа С.Шаумяном.

 

Установление в Баку власти большевиков, а затем правительства Центрокаспия, поддерживаемого высадившимися в городе британскими войсками, и состоявшего при нем казачьего генерала Л.Бичерахова сопровождалось всевозможными насилиями над мусульманским населением. В это же время через Кавказский фронт из Ирана проходил отряд войскового старшины Кубанского казачьего войска Шкуро, находившийся под влиянием экстремистски настроенных дашнаков, которые устроили резню мусульман в Дербенте и Южном Дагестане. В Баку между тем скопилось около 8000 вооруженных армян из числа солдат, вернувшихся с Первой мировой войны.

Антиазербайджанская политика Бакинского совета, поддержанного армянскими дашнаками, привела в итоге к вооруженному столкновению. Согласно воспоминаниям современника трагических мартовских событий Б.Байкова, «в течение 4 дней в городе был буквально ад… «Дашнакцакане» повели наступление на татарские позиции; к ним примкнули и армяне– солдаты, томившиеся уже несколько месяцев в городе и не имевшие возможности… добрать- ся к себе домой… Большевистско–татарское столкновение начинало приобретать характер национального столкновения, причем против татар, кроме большевиков, выступали все большие массы армян. Огонь судовой артиллерии становился все сильнее и разрушительнее; артиллерия большевиков била на выбор; один за другим сносились здания, особенно дорогие в глазах мусульман: большая мечеть Джума, дом мусульманского благотворительного общества, редакция и типография стариннейшей газеты «Каспий» (татарофильской, но выходившей на русском языке), дома богачей татар. Начались пожары. Положение татар все ухудшалось, и, наконец, они дрогнули: начался массовой исход татар из города в окрестности. Несчастное население татарских частей города, бросая имущество на произвол судьбы, спешило уйти из-под убийственного огня артиллерии и пулеметов и скрыться где-нибудь в окрестностях».

Между тем дагестанские горцы отрезали большевикам путь со стороны Баку на хлебные районы Северного Кавказа — Кубань и Ставрополье, «так как весь Дагестан был не только определенно настроен против большевиков за их жестокость в отношении мусульман, но из Дагестана доходили тревожные сведения, что оттуда угрожает большевикам первый удар». Часть большевиков, разогнанных имамом Н.Гоцинским, бежала на пароходах в Астрахань, часть — по железной дороге в Баку, где находились штаб и остатки «Кавказской конной туземной дивизии». Они погрузились на пароход «Эвелина», отправлявшийся на Северный Кавказ. Под лозунгом «мусульманской угрозы» Бакинский Совнарком произвел переворот, собрал красные части из Дагестана, жаждавшие отомстить за свое поражение, привлек полк армянского ополчения Т.Амирова, возвращавшийся через Баку из Ирана, а также сагитировал канонерки Каспийской флотилии с проэсеровскими экипажами, поднял на нефтепромыслах «красную гвардию» и другие части. Началась резня мирного азербайджанского населения.

Имам Н.Гоцинский не остался в стороне, когда к нему обратились за помощью из Баку. В Дагестане известие о кровавых событиях, во время которых большевики, объединившиеся с армянскими дашнакскими отрядами, уничтожали мирное азербайджанское население, вызвало бурную реакцию. Впоследствии председатель Совета министров Азербайджанской Республики Ф.Хойский, выступая в парламенте, вспоминал: «Беззащитные азербайджанцы спасались от поголовной резни бегством… в горы Дагестана…». По данным азербайджанского правительства, в Баку, Шамахе и Губинском уезде были убиты десятки тысяч азербайджанцев и представителей северокавказских народностей, например, лезгин Губинского уезда. В докладе члена Чрезвычайной следственной комиссии Новацкого председателю комиссии о разгроме города Губы и селений Губинского уезда отмечалось: «Установлено, что, в общем, отряд Амазаспа сжег и разгромил в Кубинском уезде 122 мусульманских селения, как то: Дивичи, Саадан, Чархане, Дарязерост, Заглыджан, Алиханлы, Эйнбулаг, Араб Аль-Мамед, Агасыбеклы, Келаны и др… Разгромом домов, строений, общественных зданий и расхищением движимого имущества и скота отряд Амазаспа причинил жителям названных селений на 58.121,059 руб. убытков». Амазасп заявил жителям края: «Я герой армянского народа и защитник его интересов Я прислан сюда с карательным отрядом… Я прислан не для водворения порядка и установления советской власти… мне приказано было уничтожить всех мусульман от берегов моря (Каспийского) до Шах-Дага (гора в Дагестане) и жилища ваши сравнять с землей, как это было сделано в Ширване (Шемахе)…».

Азербайджанские нефтепромышленники Г.З.Тагиев, М.Нагиев, Ш.Асадуллаев разослали телеграммы следующего содержания: «Братьям-мусульманам! Армяне режут мусульман! К дашнакам присоединились большевики! Спасайте братьев мусульман!». Немедленно после этого состоялось заседание Дагестанского национального комитета под председательством Данияла Апашева, зачитавшего телеграмму. Имам Дагестана и Северного Кавказа Н.Гоцинский заявил: «Проблемы азербайджанского народа мы решим булатным кинжалом Базалая». Соответственно в угрожающих тонах было выдержано обращение Н.Гоцинского к Армянскому национальному совету: «После моего скорого приезда в Баку я надеюсь убедиться в том, от кого погибли невинные женщины и дети – от большевиков или от дашнаков, и соответствующее наказание будет очень жестокое… Относительно вашего существования на Кавказе вы должны были знать давно, и в будущем вам придется жить только с мусульманами». В Темир- Хан-Шуру за помощью прибыла азербайджанская делегация. На собрании в областном исполкоме присутствовали видные духовные и общественные деятели Северного Кавказа, в том числе председатель, военный врач Темир-Булат Баммат, глава организации «Джамиат уль- Исламие» кадий Агарахим, комиссар-шариатист кадий Таджуддин, князь Нухбек Тарковский, лидер чохских беков полковник Карнаилов, инженер Адиль-Гирей Даидбеков, ученый-джадидист Абусуфьян Акаев, социалисты – Дахадаев, Коркмасов, А.Тахо-Годи, Хизроеви др. Все сочувствовали азербайджанцам и требовали оказать помощь братьям-мусульманам, а против выступили социалисты Коркмасов, Дахадаев и Хизроев, которые требовали не вмешиваться в закавказские дела, а идти выручать пастухов, увязших с отарами в районе Кизляра. Исполком поручил Коркмасову вызволение пастухов с отарами и принял решение: «Выступить всему Дагестану против Баку (Бакинской коммуны) и биться до единого человека… Воевать с большевиками и освободить своих братьев-мусульман от них».

Еще когда в Темир-Хан-Шуре обсуждали план помощи азербайджанцам, местные окружные комитеты самостоятельно направили военную помощь в Баку. Первым ополчение направил Ахтынский окружной Милли-комитет (национальный комитет) при поддержке комиссара Самурского округа: «По случаю бакинских событий Самурский округ выступает с крепостными орудиями, — телеграфировал окружной комиссар в областной центр, — прошу экстренно указать, когда и куда выступить».

По решению областного исполкома на помощь азербайджанцам выступил Дагестанский конный полк под командованием генерала Б.П.Лазарева и полковника Мусалаева. К регулярным частям присоединились мюриды Н.Гоцинского. Перед отбытием дагестанских частей в Баку неожиданно отбыл Махач Дахадаев — предполагалось, что он решил предупредить большевиков о наступлении из Дагестана. По воспоминаниям Б.Байкова, «в это же самое время со стороны Дагестана началось наступление двух дагестанских конных полков с 3 или 4 орудиями под командой генерала Б.П.Лазарева». По сообщению генерала М.Халилова, для помощи Азербайджану в борьбе с большевиками следовало отправить 5 тысяч человек.

Различные влиятельные организации Дагестана единодушно выступили в поддержку братьев-азербайджанцев. В конце марта Имам Гоцинский, князья Тарковские и Каплановы собрали в Хасавюрте съезд представителей сельских обществ для обсуждения вопроса о походе на Баку в помощь единоверцам. Имам Н.Гоцинский в своем выступлении заявил, что в Дагестане он «покончил с большевиками, что-то же надо было сделать с ними и в Хасавюрте, но сейчас некогда, так как его зовут в Баку на спасение мусульман.… А когда покончим там с врагами Бога и шариата, — вернемся сюда. Если к этому времени хасавюртовские большевики не откажутся от своих намерений, то мы покончим с ними так же, как и в Дагестане».

По пути в Азербайджан к отрядам имама Н.Гоцинского присоединились южные кумыки, табасаранцы и лезгины. По указанию А.Тахо-Годи, от имени Исполкома на помощь азербайджанцам направился так- же отряд под командованием полковника М.Джафарова. В его состав вошли 2-й Дагестанский конный полк, одна сотня 1-го полка, милиция Джамият уль-Исламие, общей численностью строевых всадников 400 человек и милиции около 100 человек.

В своих воспоминаниях полковник Джафаров писал: «Когда мы прибыли в Хырдалан, к нам со всех сторон начали стекаться бакинские беженцы. Среди них подавляющее большинство составляли бакинские купцы, нефтепромышленники и разный другой промысловый и торговый народ. Они рассказывали ужасы про большевиков, резню и насилие, которым они подвергались. Они быстро мне надоели, так что я резко сказал одному из купцов, особенно настойчиво рассказывавшему о насилиях над его имуществом, женой, детьми, родственниками и родственницами, соседями и им самим, почему же он все еще до сих пор живет, а не умер в бою с этими насильниками? Нужно было драться с ними, когда они совершали насилие, а не бежать и плакаться теперь здесь».

По ходу продвижения дагестанских воинских формирований по направлению к столице Азербайджана, в Губе, Хачмасе и Дивичи к ним примыкали местные национальные военные части. По сообщению полковника М.Джафарова, по дороге из Дербента к ним присоединились 100 добровольцев, а также 600 добровольцев из Самурского и Кюринского округов. Все они продвигались в поездах по железной дороге и не встретили вплоть до подступов к городу никаких препятствий. Более того, к ним присоединились азербайджанские стрелки и добровольцы, а также шахсеваны.

Между тем отряды имама Н.Гоцинского заняли боевые позиции у станции Хырдалан в 10 км от Баку. Здесь к ним присоединились вынужденные отойти за пределы города части Мусульманского корпуса. Два полка дагестанских бойцов численностью около полутора тысяч человек и 1000 человек добровольцев возглавляли полковники М.Джафаров и Д.Мусаев. Общее командование осуществлял русский генерал Лазарев.

7 апреля в ставку командования дагестанских национальных сил прибыла делегация во главе с А.Джапаридзе, который обратился к дагестанцам с просьбой якобы от имени бакинских мусульман о признании большевистской власти в Баку. Эта уловка успеха не имела. Из доклада П.А.Джапаридзе на чрезвычайном заседании Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов Бакинского района о положении на Кавказе от 8 апреля 1918 года следует: «Из Петровска прибыла небольшая сила дагестанцев, которая расположилась около Хырдалан… их около тысячи человек с маленькой артиллерией; к ним пристают группы местных контрреволюционеров». По сообщению комитета революционной обороны Баку от 7 апреля 1918 года, в 12 часов того же дня дагестанские отряды открыли орудийную стрельбу по броневику Исполнительного комитета. Конные и пехотные отряды имама Н.Гоцинского повели наступление в направлении села Баладжары и Баку. 7-8 апреля у станции Хырдалан произошли ожесточенные бои между отрядами имама Н.Гоцинского и большевиками, а 10-го отряды имама Н.Гоцинского вынуждены были отступить в Дербент. По воспоминаниям Б.Байкова, «дагестанцы не дошли до Баку всего 25—30 верст. Большевики двинули против них свои лучшие силы (между прочим, матросов) с многочисленной артиллерией. Два орудия у дагестанцев были подбиты, и они начали поспешно отступать».

Газета «Бакинский рабочий» сообщала следующее: «Ушли дагестанцы из Хурдаланского района — рассеяны и бывшие с ними банды. Всего организованных дагестанцев было до 1500 чел., не более, но к ним присоединились банды из окрестных селений в несколько тысяч человек. Выясняется, что среди командовавших дагестанцами был некий генерал Лазарев, немало русских офицеров, последние были в роли наводчиков, и, кстати сказать, весьма плохих…». Эта же газета передавала, что у дагестанцев было «четыре горных орудия, четыре пулемета (кроме того, около 1000 человек горской милиции). Штаб этого отряда в Самуре. Командует начальник штаба полковник Лазарев. Снарядов для орудия у них 180 штук, патронов 30 000. У милиции горцев по 200 патронов на человека…».

20 апреля после ожесточенных боев отряды князя Магалова (Князь Леван Магалов — представитель старинного грузинского княжеского рода, в начале 1918 года — командир Татарского (азербайджанского) конного полка бывшей Кавказской конной туземной дивизии, созданной в годы Первой мировой войны – ред.) вынуждены были оставить Аджикабул и отступить по направлению к Кюрдамиру.

Приход мусульманских отрядов из Северного Кавказа в Баку на помощь азербайджанцам, пострадавшим от дашнакских погромов, имел огромное политическое и моральное значение. Несмотря на драматическую ситуацию в самом Дагестане, горцы посчитали нужным помочь братьям-мусульманам в Баку. После экспедиции в Азербайджан героическая борьба с большевиками продолжилась. Однако лишь с приходом турецких войск летом и осенью 1918 года Азербайджан и Дагестан были спасены от армяно-дашнакского террора. Баку стал столицей Азербайджанской Демократической Республики, а в Темир-Хан-Шуре был водружен флаг Горской республики.

 

Севиндж Алиева,

доктор философии по истории

Журнал «Irs/Наследие», № 2 (74), 2015, стр.46-51

 

http://1905.az/ru/%d0%be-%d0%b1%d1%80%d0%b0%d1%82%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b9-%d0%bf%d0%be%d0%bc%d0%be%d1%89%d0%b8-%d0%b3%d0%be%d1%80%d1%86%d0%b5%d0%b2-%d0%b0%d0%b7%d0%b5%d1%80%d0%b1%d0%b0%d0%b9%d0%b4%d0%b6%d0%b0%d0%bd/

 

 

13.07.2018 00:00

Член-корреспондент НАНА, доктор исторических наук, профессора Ильяс Бабаев

 

Международный транзитный торговый путь, известный в истории под названием «Великий шелковый путь», который функционировал с конца II в. до н.э. – до XVI в. н.э., соединял почти все страны тогдашнего мира, охватившего территорию от Китая до Северной Африки и Испании. Этот путь играл большую роль в сближении сотен народов, существенно отличавшихся друг от друга по своим обычаям и обрядам, формам и уровням развития культуры, а также в формировании современной культуры мира.

Учитывая большое значение расширения международных сношений в развитии мировой культуры, ЮНЭСКО подготовил программу «Великий шелковый путь: диалог культур» на период с конца 80-х годов до 2000 года, которая объединяет научную, культурную и общественную деятельность более 30 крупных стран Евразии. На основе этой программы большая Международная экспедиция, проходя по караванным путям, связанным с «Великим шелковым путем» побывала в странах Средней и Центральной Азии, Китае, Монголии, Казахстане, Азербайджане, Крыму, на Украине. По этой программе до настоящего времени, в связи с изучением отдельных проблем «Великого шелкового пути», было проведено ряд Международных семинаров. На них были обсуждены «Общие проблемы Великого шелкового пути» (Москва, 1989 г.), «Возникновение и развитие Великого шелкового пути в Центральной Азии в древности и средневековье» (Самарканд, 1990 г.), «Города и каравансараи на линиях Великого шелкового пути» (Ургендтж, 1991 г.), «Место степей Восточной Европы во взаимосвязях Востока и Запада в средневековье» (Донецк, 1992 г.), «Роль номадов на линиях Великого шелкового пути» (Улан-Батор, 1992 г.). В сборниках упомянутых семинаров опубликованы и тезисы докладов азербайджанских археологов Р.Б.Геюшова, А.Б.Нуриева, Г.О.Гошгарлы, А.А.Алиева.

До возникновения Великого шелкового пути обмен продуктами и торговля между племенами и народами имели многотысячелетнюю историю. Археологические исследования показывают, что еще в эпоху верхнего палеолита вулканическое стекло (обсидиан) и кремень, употребленные для изготовления орудий труда и оружия, везли на расстояние многих сотен километров. С течением времени экономические связи стали более интенсивными и охватили более обширную территорию. В связи с большими общественными разделениями труда — разделение земледелия и скотоводства, ремесла от земледелия, торговли от земледелия и скотоводства взаимосвязи, раньше носившие спорадический характер, стали регулярными. Историческая территория Азербайджана, в связи с его географическим положением и экономическими ресурсами, с глубокой древности играла важную роль в экономических и культурных взаимосвязях стран мира. Археологические находки доказывают, что племена, проживавшие на территории Азербайджана еще в VI-IV тысячелетиях, поддерживали различные контакты с соседними регионами Кавказа и странами Переднего Востока. Эти связи в последующие периоды еще больше расширились. Особенно изобретение бронзы и железа, наличие богатых залежей этих металлов на Кавказе дали большой толчок развитию производительных сил и расширению этих связей. Наряду с этим географическое положение Азербайджана позволило ему быть посредником в международных связях многих стран.

И великие империи, возникшие еще в древности, также способствовали сближению и объединению многих племен и народов, находившихся на различных этапах культурного развития, отличавшихся друг от друга по своим языкам, обычаям и обрядам, образованию великих культур, расширению экономических и культурных связей между странами.

Одной из таких огромных империй древности была империя Ахеменидов, существовавшая с 550 до 330 гг. до н.э. Эта империя простиралась от Северо-Востока Африки (включительно Египет) на Западе до Индии, на Востоке от Индийского океана и Персидского Залива на юге до Большого Кавказского хребта на севере. Следовательно, в состав этой империи входила также вся территория Азербайджана. Греческий историк Геродот, живший в V в. до н.э. перечислял наименования около 70 народов и племен, живших на территории Ахеменидской империи. Эти племена и народы, входя в состав единого государства, имели возможность близко ознакомиться с достижениями друг друга в различных сферах деятельности. Иранские властелины, с целью облегчения управления империи уделили особое внимание созданию сети удобных дорог и обеспечению их безопасности. На основных дорогах на расстояниях дневной пути сооружали остановки с каравансараями, и сторожевые посты для охранных отрядов. Например, на дороге между городом Сард (на территории нынешней Турции) и городом Сузы (на территории нынешнего Ирана), составляющей приблизительно 2470 км, были расположены 42 остановки. Обычно это расстояние можно было пройти за 90 дней. Но царские гонцы, заменяя друг друга и лошадей на стоянках, за один день могли преодолевать 300 км. и пройти всю дорогу всего за 7 дней. Геродот пишет, что на свете нет ничего быстрее царских гонцов (Нег. VIII, 98).

В результате похода Александра Македонского на Восток в 334-324 гг. до н.э. Ахеменидская империя перестала существовать. Александр Македонский создал новую, невиданную до того времени великую империю. В состав этой империи входили Балканский полуостров и за исключением небольшой части вся территория Ахеменидской империи вплоть до Индии.

Александр в качестве столицы своей империи выбрал город Вавилон. Он привлекал в свою армию представителей народов Востока и с целью объединения культуру Запада с культурой Востока в 324 г. организовал грандиозную свадьбу в городе Сузы. На этой свадьбе Александр женился сам, хотя до того он был женат на Роксане — дочери одного из бактрийских вождей, женил своих друзей на дочерях знатнейших персов и мидян и более 10 тыс. своих воинов (греков-македонцев) на восточных женщинах. Всем женившимся Александр дал богатые свадебные подарки (Аrr. Аnаb., VII, 4). Этим Александр хотел ускорить сближение греков с населением Востока. Как известно, тогда в Греции население стран Востока считали варварами. Так же считал учитель Александра, великий ученый Аристотель. Александр отвергал эти предрассудки и понимал значение слияния культуры Востока с культурой Запада. Он в некоторых торжественных случаях носил мидийскую одежду. Одобрял также подобные поступки своих подчиненных.

Империя Александра, хотя она распалась после его смерти, последовавшей в 323 г. до н.э. играла большую роль в сближении культуры Запада с культурой Востока. В результате слияния этих культур возникла культура эллинизма, охватившая период с конца IV в. до 30 г. до н.э. Эта культура объединила в себе достижения народов Запада и Востока в различных сферах жизнедеятельности. Культуру эллинизма смело можно считать вершиной мировой культуры древности. В эпоху эллинизма экономические и культурные связи между народами расширились и приобрели регулярный характер. В конце II в. до н.э. в сеть торговых путей Переднего Востока, действовавшей с древнейших времен, соединился и путь, идущий из Китая, в результате чего образовался «Великий шелковый путь». Многочисленные ветви этого пути, тянувшиеся в разные направления, объединили почти все страны тогдашнего мира и торговлю, до того существовавшую между одной группы стран, подняли до уровня всемирной торговли.

Великий шелковый путь соединил четыре империи старого света — Римскую, Парфянскую, Кушанскую и Ханскую (Китай), а их со многими другими государствами, народами и  племенами. Последующие средневековые империи — Сасанидская, Византия, Арабский халифат и Империя Монголов в связях Востока с Западом, в том числе в деятельности Великого шелкового пути также играли значительную роль.

По сведению источников первый китаец, прибывший в Среднюю Азию, был Чжан Цзян — посланник Китайского императора Уди (140-86 гг. до н.э.).

В конце II в. до н.э. китайцы совершили несколько походов в Фергану. Они здесь занимались грабежом, захватили значительное количество породистых коней, но в Фергане не могли укрепиться. В китайских источниках Фергана (Даван) характеризуется как развитая земледельческая страна, где разводили и породистых коней. Чжан Цзян в своем сведении о Бактрии (Балх) пишет, что «тамошное население хорошо занимается торговлей».

Парфянское (Аршакидское) государство, существовавшее с 247 г. до н.э. до 224 г. н.э. также играло важную посредническую роль в торговле между Китаем и странами бассейна Средиземноморья. Особенно в годы правления парфянского царя Митридата II (124-87 гг. до н.э.) посредничество Парфии в этой торговле еще больше усилилось. Митридат II был также царем, принимавшим первого китайского посла в Парфии. Митридат II в мировой истории считается первым царем, поддерживавшим связи как с Китайской империей на Дальнем Востоке, так и Римской империей на Западе.

Караванная дорога, идущая из центральной части Ханской империи в Китае на Запад в Дуньхане разделилась на две ветви. Северная ветвь этого пути, проходя через Турфан и Памирские горы, протянулась к Фаргане и степям Казахстана. Южная ветвь этого пути, проходя по близости Лобнорского озера и южной части Текле-Маканской пустыни, протянулась к Яркенду, а оттуда по южной части вела к Парфии, Индии и Ближнему Востоку.

По этому караванному пути в западные страны, в том числе в Римскую империю, везли тогда высоко ценимые, производившиеся только в Китае шелк, бумагу, лак и другие ремесленные продукты. Поскольку на Западе из китайских товаров особенно высоко ценился шелк, то данному пути дано название «Великий шелковый путь».

Поскольку этот путь прошел через Иран, Афганистан и Согд, эти страны имели большие доходы от транзитной торговли. Парфия, считавшаяся тогда сильнейшим государством Ближнего Востока, стремилась держать в своих руках контроль над этим путем и успешно мешала непосредственным связям между Китаем и Римом. Граница между Китаем и Парфянским царством прошла через Гандахар.

В конце I в. н.э. в короткое время китайцы могли распространить свою власть до Памира. И сведения греческого географа Птолемея (II в. н.э.) о связях Китая с Римской империей относятся к данному периоду. По мнению исследователей, Птолемей это сведение взял у Марина Тирского, и последний в свою очередь заимствовал данное сведение у македонского торговца Маеса, носившего и латинское имя Titianus.

Тогда в Китае торговым караванам, прибывшим из других стран, придавали особое значение, и они назывались «посольствами».

В античное время посредничество в торговле между Китаем и Римской империей старались держать в своих руках Парфянское и Кушанское царства.

В Риме, до появления здесь настоящего китайского шелка, пользовались давно известным на Переднем Востоке желтоватым шелком (вотвух) дикого шелковичного червя. Его кокон не наматывали, а после выхода из него бабочки расчесывали, пряли. Окраска нитей этого шелка желтая, а сам шелк грубее китайского. Одежда, изготовленная из такого шелка, называлась bombycina или по основному центру ее изготовления острова Кос-Косской одеждой. Такая одежда в Рим привозилась в канун нашей эры и там была в моде около ста лет. Очень легкая, не скрывающая обнаженное тело женщин, такая одежда была мечтой гетер. Тогда сторонники строгих традиционных нравов были противниками таких обнажающих женщин одежд.

В древнем Риме впервые настоящий китайский шелк упомянул известный римский поэт Гораций (65-8 гг. до н.э.). В Риме тогда о производстве китайского шелка имели поверхностное представление. Вергилий, Плиний Старший и др. думали, что и в Китае шелк производят так же, как дикий шелк на Переднем Востоке.

Из-за большой дороговизны шелковую ткань, привезенную из Китая, в Риме подвергали своеобразной обработке; ткань распускали и снова ткали, добавляя льняной или хлопковой пряжи. Таким способом производили полушелковую ткань. В то время в Риме одежда из такой ткани была в моде. Там одежду из чистого шелка в очень богатых семьях широко употребляли лишь с III в. н.э.

В античное время в мировой торговле активно участвовал и Азербайджан.

Наличие в эллинистическую эпоху на территории Азербайджана Албанского и Атропатенского государств, возникновение многих городов, развитие товарно-денежных отношений, транзитно-торговые пути, проходившие по территории Азербайджана, способствовали расширению международных отношений Азербайджана.

Древние греческие и римские авторы приводили некоторые сведения о прохождении по территории Азербайджана транзитно-торговых путей, об участии Азербайджана в мировой торговле того времени.

Один из древних караванных путей проходил по западному побережью Каспийского моря с юга на север. Греческий географ Страбон об аорсах, являвшихся одним из сарматоаланских племен, пишет: «Они (аорсы), занимаясь караванной торговлей, индийские и вавилонские товары путем обмена получают у армян и мидийцев, перевозя эти товары верблюдами, занимаются караванной торговлей; в результате этого живут богато и пользуются золотыми украшениями.» (Strab., XI, V, 8).

Упомянутые автором II в. н.э. Клавдием Птолемеем города, расположенные на западном побережье Каспийского моря с севера на юг Телайба, Гельда, Албана и Гайтара, в определенной степени были связаны с этим транзитно-торговым путем.

Страбон сообщал и о водном транзитно-торговом пути, проходившем по территории Кавказской Албании. Сообщая об этом пути Страбон ссылался на более ранних авторов Аристобула и Эратосфена, а они в свою очередь заимствовали это сведение из отчета Патрокла, который в 283-282 гг. до н.э. по поручению Селевка I и его сына — соправителя Антиоха I исследовал Каспийское море и его западное побережье. Страбон отметил, что многие индийские товары по реке Окс (Амударья) привозят в Гирканское (Каспийское) море, по морю товары переправляют в Албанию, а потом по реке Кура и частично по суше везут в Понт Эвксинский (Черное море). (Strab., XI,VII,3).

Об этом водном транзитно-торговом пути сообщал также римский автор I в. н.э. Плиний Старший. Он, ссылаясь на Варрона, пишет, что во время похода Помпея (66-65 гг. до н.э.) выяснилось, что за 7 дней из Индии можно прийти в Бактрию и к реке Бактр, впадающий в Окс. От этой реки индийские товары, доставленные по Каспийскому морю в реку Кура, не более как в пять дней могут быть перевезены сухим путем к Фасиду в Понтийском (море). (Рlin., NH, V, 52).

Об этом пути имеются сведения и у других античных авторов. Однако, несмотря на упомянутые сведения источников этот путь, судя по археологическим данным, почти не действовал. Скорее всего, географические познания античных авторов позволили им думать о возможности функционирования этого пути. Технические средства того времени и политическая ситуация на трассе этого пути в то время не позволили пользоваться этим путем. Археологические исследования позволяют думать, что в античную эпоху в лучшем случае этим путем могли пользоваться спорадически.

Страбон упомянул также путь, ведущий из Албании и в Иберию (Грузию). Он пишет, что путь этот сначала проходит по каменной тропинке, затесанной на скале, и ведет в долину реки Алазан (Strаb. XI,III,5,IV,5). Следы этого пути выявлены грузинскими археологами.

О торговых связях Албании в античное время значительный интерес представляет сведения автора II в. н.э. Клавдия Элиана. Он пишет, что жившие тогда на территории Северного Азербайджана каспии, выловленную рыбу солят, сушат и на верблюдах везут в Экбатаны. Из внутренностей рыбы каспии производили высококачественный клей. Клей этот прозрачный, все склеивает очень прочно. Изделие, склеенное этим клеем, если держать в воде в течение 10 дней не отклеивается. Даже мастера, работающие со слоновой костью, пользуясь этим клеем изготовляют очень красивые вещи (Еl. XVII, 17). Это сведение показывает, что в то время среди товаров, вывозившихся из Азербайджана, был и упомянутый высококачественный клей.

При археологических раскопках античных памятников, а также хозяйственных и строительных работах на территории Азербайджана были выявлены многочисленные находки, поступившие сюда в результате различных связей. Эти находки привлекали внимание всех исследователей, занимавшихся изучением древней истории Азербайджана. Таким находкам были посвящены монографические книги и многочисленные научные статьи археологов и историков.

Следы древних караванных путей, проходивших по территории Азербайджана, сохранились до сих пор.

Определенную часть ценных археологических находок, свидетельствующих об активном участии Азербайджана в Мировой торговле в античную эпоху, составляют монеты, выявленные как в виде значительных кладов, так и в единичных экземплярах. В Барде при земляных работах в 1925 г. была найдена серебряная тетрадрахма, чеканенная от имени Александра Македонского, а в 1929 г. серебряные монеты Александра Македонского и царей Селевкидского государства, правивших во II в. до н.э.

На территории Азербайджана более значительные клады монет эллинистической эпохи были выявлены в 50-60- ые гг. нашего столетия. Один из них был найден в 1958 г. у селения Хыныслы вблизи города Шемаха. Этот клад, закрытый в 70-60-ые гг. I в. до н.э. состоял из монет, чеканенных в Афинах, Фракии (в основном территория современной Болгарии), в городах Селевкидского государства, в Понте, Парфии, а также около 70 серебряных монет, чеканенных в самой Албании.

Самый древний и самый значительный по количеству и разнообразию монет клад на территории Азербайджана был найден в 1966 г. вблизи развалин древней Габалы, столичного города Албанского государства. Этот клад, зарытый в землю в 20-ые-30-ые годы II в. до н.э., состоит из монет Александра Македонского, царя Фракии Лисимаха, всех царей Селевкидского государства, правивших с 187- до 129 года до н.э., первых царей Парфянского государства, царей Греко-Бактрийского государства, а также большого количества монет, чеканенных в самой Албании. Некоторые монеты, представленные в составе этого клада, в том числе 4 монеты Греко-Бактрийского государства, на всем Кавказе считаются редкими. До находок этих монет лишь одна бактрийская монета была найдена в Грузии.

Другой клад, свидетельствующий о торговых связях Азербайджана со странами Ближнего Востока, был найден в Южном Дагестане. Этот клад состоит из нескольких монет Селевкидского царя Антиоха IV, правившего в 187-175 гг. до н.э.

В том же районе Дагестана была найдена головка женской фигуры, изготовленной из халцедона в восточных эллинистических странах. Все эти находки связаны с транзитноторговым путем, проходившем с юга на север по западному побережью Каспийского моря.

При археологических раскопках на территории Азербайджана были выявлены многочисленные монеты, предметы украшения, печати, глазурованные сосуды и др. изделия, которые поступили сюда из других стран в результате торговых связей в эллинистический период.

Среди находок этого периода особую ценность представляют оттиски печатей на глиняных комках (буллы), найденных в слоях II-I вв. до н.э. в городище Габалы. Такими буллами тогда опечатывали официальные документы, двери помещений, тюки, корзины, заполненные различными продуктами. Некоторые печати, оттиски которых представлены на этих буллах, были изготовлены искусными греческими мастерами и можно их считать ценными произведениями искусства того времени. Эти печати поступили в Албанию в результате торговых сношений.

Многочисленные привозные изделия, найденные в Азербайджане при археологических раскопках, и письменные источники доказывают, что Азербайджан в эллинистическое время поддерживал тесные торговые связи со многими странами Востока и бассейна Средиземного моря. Один из оживленных торговых путей того времени, проходя через Сирию, юго-западное побережье Средиземного моря протянулся в сторону Египта. Здесь уместно отметить, что большинство монет царей Селевкидского государства, найденное в Азербайджане, чеканено в городах Сирии. Эти монеты и одна редкая монета, чеканенная в эллинистическое время в городе Кидония на острове Крит, другие изделия сирийского и египетского происхождения, найденные на территории Азербайджана, связаны с данным торговым путем.

В результате военных походов римских полководцев Лукулла и Помпея в 60-е годы I в. до н.э. страны Южного Кавказа, в том числе Азербайджан (Кавказская Албания) входили в сферу влияния Римского государства. Начиная с этого времени, расширились экономические, политические и культурные связи с Римским миром. Римские эмалевые фибулы, монеты, печати, изделия торевтики, предметы украшения,  стеклянные изделия, глазурованные сосуды, изготовленные в зависимых от Рима Сирии и Египта, свидетельствуют об этих связях. Однако Азербайджан и в это время не прерывал свои традиционные связи со странами Востока. В это время в Азербайджане наряду с римскими монетами широко пользовались монетами, чеканенными парфянскими царями. Парфянские монеты в Азербайджане найдены как в виде кладов, так и в виде единичных находок во время археологических раскопок во всех памятниках античного времени.

В указанное время Азербайджан по Великому шелковому пути поддерживал определенные связи и с Китаем. В Мингечауре в кувшинных погребениях античного времени обнаружены остатки тонкой льняной ткани. Исследования специалистов показали, что в технологии изготовления этих тканей прослеживается влияние китайской технологии шелкоткачества того времени.

В III-VII вв. Великий шелковый путь находился в основном под контролем Иранской Сасанидской империи. В это время торговые связи Китая со странами Передней Азии перешли в руки торговцев Согда, Кушана и Ирана.

Еще первые цари Сасанидов, ведя активную внешнюю политику, вытеснили с Востока слабеющую Римскую империю. В 260 г. в битве при Эдесе иранский царь Шапур I, разбив римскую армию, взял в плен даже императора Валериана. После этого события ряд зависимых от Рима стран Востока, а также страны Южного Кавказа, в том числе Кавказская Албания, постепенно попали в зависимость от Ирана. Во время Сасанидов Иран еще больше расширил свои международные связи, налаживал непосредственные связи и с Китаем. В письменных источниках имеются сведения о прибытии иранского посольства в Китай в VI в. Во время Сасанидов расширились также связи Средней Азии и Азербайджана с Китаем. В V-VII в., из Китая в эти страны была привезена шелковичная грена и здесь началось производство шелка. Албанский историк VII в. Моисей Каганкатваци пишет о производстве шелка в Албании. Однако тогда еще китайский шелк на западе ценился более высоко. Из Китая, кроме шелка как прежде привозили бумагу, лак, высококачественную керамику (фаянс) и другие ремесленные изделия.

Начиная с 30-х гг. VII в. арабы под знаменем ислама захватили многие страны и создали Арабский халифат. Арабский халифат уже в начале VIII в. охватил обширную территорию от Атлантического океана до Индии. На этой огромной территории, входившей в состав единого государства уже IX в., возникли многие города, создалось благоприятное условие для бурного развития ремесла, торговли, экономики и культуры. Тогда и в Азербайджане, входившем также в состав Арабского халифата, наблюдалось бурное развитие во всех сферах жизни. Мусульманские торговые суда и верблюжьи караваны, идущие в разные направления, занимали важное место в средневековой мировой торговле. В период Арабского халифата торговые связи мусульманских стран расширились и с Китаем. Китайские источники VIII в. сообщают о прибытии в Китай торговых караванов из мусульманских стран. В китайских источниках говорится, что эти караваны, проходя через страну Каралуков, двигаются в направлении Верхнего Енисея и гыргызских земель.

Торговые караваны мусульманских стран, двигаясь по древнему торговому пути вдоль Западного побережья Каспийского моря, через нынешнюю территорию Азербайджана, Дербендский переход двигались на север в Россию. Адам Мец на основе письменных источников пишет, что в X в. Россия играла посредническую роль между Востоком и странами Скандинавии. После налаживания дружественных отношений уйгурского властелина с Бухарой и Самаркандом в 943 г. создалось благоприятное условие для безопасного прихода мусульманских торговцев в Китай. Торговые караваны из Китая в западные страны перевозили высоко ценившиеся там шелк, фарфоровые сосуды, бумагу и другие товары. Такие товары привозились и в Азербайджан, употреблялись в быту высших сословий местного населения. Не случайно, что при археологических раскопках на средневековых городищах, очень часто встречаются китайские селадоновые сосуды.

В начале XIII в. Чингизхан и его наследники создали невиданную до того в Мировой истории огромную империю. Эта империя охватила Монголию, Китай, Корею, Среднюю Азию, Сибирь, Россию, Кавказ и Переднюю Азию, соединил почти все страны Дальнего и Ближнего Востока. Между странами и народами, объединившихся в составе единого государства, расширились торговые и культурные связи. Академик В.В.Бартольд справедливо пишет, что в это время торговые связи между Передней Азией и Китаем развивались до такой степени, что эта торговля до того и позже никогда не достигла такого уровня развития.

Эта торговая дорога до первой половины XV в. в период правлений Тимура и Улугбека еще имела большое значение. После открытия европейцами морских путей в Америку и Индии караванная торговля потеряла свое былое значение.

Таким образом, как неоднократно отмечено исследователями, «Великий шелковый путь» являлся условным названием сети международно-торговых путей, охватил многие страны и народы. Отдельные ветви этой сети международных торговых путей в разных исторических периодах действовали с разной интенсивностью.

Одна из очень интенсивных ветвей этой системы торговых путей, проходя через территорию Азербайджана, протянулась вдоль западного побережья Каспийского моря с юга на север. Другая ветвь этой системы путей соединяла Каспийское побережье с побережьем Черного моря. Эти пути в той или иной степени функционировали во всех временах, приносили пользу народам. Но никогда прежде не имелись такие возможности для расширения международных связей, которые имеются ныне.

Современная геополитика, сложившаяся после распада Советского Союза, создает благоприятное условие для возрождения идеи Великого шелкового пути, которая имеет в  виду расширения связей во всех сферах жизни между народами мира, что при нынешнем уровне науки и техники значительно обогатит все народы мира культурными достижениями, снимет напряжение и укрепит доверие в международных отношениях.

Выгодное географическое положение Азербайджана позволяет ему играть важную посредническую роль в этих благородных начинаниях мирового масштаба, стать мостом в связях как между Западом и Востоком, так и между Югом и Севером.

Сборник статей, посвященный Международной конференции по развитию транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия «Великий Шелковый путь и Азербайджан: вчера, сегодня, завтра». Баку, «Университет Азербайджан», 1998, стр.16-30

http://1905.az/ru/%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%88%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D1%83%D1%82%D1%8C-%D0%B8-%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD/

 

13.07.2018 00:00

Шелале  ГАСАНОВА

заведующая кафедрой журналистики Бакинского Славянского Университета, 
доктор философии по филологии, доцент 
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Заур  МЕХДИЕВ 

исследователь, аналитик 
историко-аналитического 
портала http://erevangala500.com/

Память тысячелетий: древние города Азербайджана на карте Птолемея

Açar sözlər: Ptolemey, xəritələr, Qafqaz Albaniyası, Azərbaycan, Ermənistan, Şəki, Alban çayı, toponimlər, Xəzər dənizi, reqressiya, transqressiya                                 

Key words: Plolemy, maps, Caucasian Albania, Azerbaijan, Armenia, Sheki, Alban river, toponyms,  the Caspian sea, regression, transgression 

Ключевые слова: Птолемей, карты, Кавказская Албания, Азербайджан, Армения, Шеки,  река Албан, топонимы, Каспийское море, регрессия, трансгрессия 

Введение

В ряду исторических источников о представлениях древних относительно современных им стран и народов важное значение имеют tabula mundi – карты мира. В настоящей статье мы рассмотрим сообщения античного географа Клавдия Птолемея о Кавказской Албании, приводимой в его труде «География» и составленной карте мира. 
Актуальность данной темы заключается в обобщении сведений о древних городах Кавказской Албании и влиянии Каспийского моря на исторические процессы в Кавказском регионе, разбросанных на страницах труднодоступных научных изданий. Детальный анализ топонимов, указанных на карте Птолемея, позволяет сделать вывод об аборигенном происхождении большинства современных топонимов Азербайджана и сопредельных территорий. Также анализ карты позволяет внести некоторые коррективы в вопросы политической и этнической истории Кавказской Албании рубежа тысячелетий. 
Лингвистический анализ топонимов доказывает тезис об исконных, кавказских корнях названий местностей, а не как возникших «в армянской среде» [8, с.40], как опрометчиво утверждают некоторые армянские историки.  Тем самым, карта Птолемея является важным источником для опровержения тезисов армянских исследователей в отношении Кавказской Албании как «Северо- Восточном крае» Армении. 


1. Сведения о  Клавдии Птолемее

О самом Клавдии Птолемее, являющимся одним из титанов науки и сыгравшем огромную роль в ее становлении, известно крайне мало. Биографические данные о нем разбросаны на страницах его же трудов. Если свести их воедино, то получается следующая картина. Точно известно, что  Клавдий Птолемей застал период императорства Марка Аврелия (161 – 180). Также известно, что он работал на протяжении 40 лет астрономом в г. Канопе (ныне – Абукир в дельте Нила). Само имя «Птолемей» свидетельствует о греко-египетском происхождении, а «Клавдий» - о наличии римского гражданства (Египет с I в. до н.э. был римской провинцией) [9, с.430]. 
О помощниках и научных сотрудниках Птолемея практически ничего не известно. Ряд исследователей полагает, что составитель птолемеевских карт Агафодаймон был его современником и входил в его окружение [10, с.107]. 
Птолемею принадлежит ряд выдающихся открытий, совершенных в различных областях науки. Широта его кругозора и сфер интересов поражают: ему принадлежит авторство ряда произведений, оказавших большое влияние на развитие античной и средневековой науки. В числе его трудов «Альмагест» - астрономический трактат, «Оптика» - трактат по основам физики света, «Гармоника» - трактат о законах гармонии и музыке и  «География» - уникальная энциклопедия представлений древних об Ойкумене, которая и станет предметом нашего исследования. Точнее, речь пойдет о части этого труда, посвященной Кавказской Албании. Принимая во внимание ограниченный объем  научной статьи,  в ряде случаев  ограничимся констатацией уже установленных фактов.
Сведения о Кавказской Албании, которые  содержатся в 11-й главе V книги «Географии»,  также продублированы на III карте Азии. 

2. «География» Птолемея в трудах российских ученых

К сожалению, по сей день «География» и карта Птолемея мало привлекали внимание  исследователей. В связи с этим необходимо подчеркнуть роль А. Яновского, который еще в 19 веке наиболее обстоятельно исследовал  информацию Птолемея, привлекая  к системному анализу  в том числе лингвистические данные (конечно же, отвечавшие уровню науки того времени, но и до сих пор не потерявшие свою  актуальность). 
Далее профессор Б. Дорн в фундаментальном труде «Каспий. О походе русских в Табаристан. С дополнительными сведениями о других набегах их на прибрежье Каспийского моря» дополнил наблюдения Яновского  исследованиями европейских ученых той же эпохи. 
Гипотезы касательно локализации различных топонимов с карты Птолемея выдвигались и в советское время. На наш взгляд, наиболее объективной работой в этом направлении стала обстоятельная статья С.Н.Муравьева «Птолемеева карта Кавказской Албании и уровень Каспия. Постановка вопроса. Системный анализ карты, предварительная локализация рек и поселений, стратегия дальнейших поисков», опубликованная в центральном академическом  издании «Вестник древней истории». В дальнейшем мы будем придерживаться стратегии, разработанной этим исследователем. 

3. Система расчетов античного ученого

Необходимо отметить, что для локализации обозначенных  Птолемеем топонимов следует принять во внимание несоответствие указанных им координат с их современным местоположением. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, принятой сейчас в геодезической службе системы координат тогда просто не существовало. Птолемей использовал записки путешественников и периплы (описания побережья) морей. Во-вторых, античный ученый неверно принимал значение диаметра Земли. К  тому же нулевым меридианом Птолемей принял широту Александрии как 31˚, хотя к тому времени это значение было равно 31˚12 ̒ [3, с.139]. 
За 500 лет до Птолемея великий античный географ Эратосфен определил диаметр Земли как  252 000 стадиев (≈ 39 690 км, погрешность = 380 км), а Птолемей принял расчеты другого географа, Посидония, равные 180 000 стадиев (≈ 37 800 км, погрешность = 2000 км). В итоге 1˚ широты  у Птолемея стал равным 500 стадиям (всего 79 км) [3, с.139], а не  700 стадиям, или 110 км (ныне установлено, что 1˚ = 111 км), как было бы более верно, прими он во внимание расчеты  мореплавателя IV в. до н. э. Пифея из Массилии (современного Марселя) [2, с.137] . Дело в том, что Пифей, как и его современник Эратосфен,  были ближе к  реальному значению диаметра Земли .
В книге ученого-географа С.С.Велиева предложена формула, по которой можно приблизительно соотнести ряд пунктов на карте Птолемея с современными географическими координатами. 
 +31˚12̒, где х – широта Птолемея, у – широта при поправке на Эратосфена, 500 и 700 – длина 1 ˚ широты по Птолемею и Эратосфену, 31˚ и 31˚ 12̒ - широта Александрии по Птолемею и более точная [3, 140].
Но, на наш взгляд, эта формула уместна лишь для прибрежных пунктов. Данный тезис объясняется следующим фактом. В 285-280 гг. до н. э. наместник Гиркании флотоводец Патрокл совершил плавание по Каспийскому морю. Несомненно, что по достижении разведывательных целей для дальнейших экспедиций был составлен перипл (руководство к плаванию с описанием топонимов), которым и пользовался Птолемей. Поэтому, несомненно, в локализации прибрежных топонимов у него наблюдается большая точность, нежели в локализации внутренних районов. 
И действительно, при использовании формулы переподсчета разница между птолемеевскими и современными координатами составляет в среднем 40 ̒ - 50 ̒ или 40 – 50 км. Что касается данных таблицы, то здесь разница между современными координатами и «исправленными» координатами Птолемея, объясняется совсем другой причиной, а именно, колебаниями уровня Каспия. 

Таблица соответствий координат
Название     Координаты 
после 
переподсчета    Современное 
название    Современная локализация    Погрешность
Устье реки Ра    43 ˚ 50̒    Устье Волги    45 ˚ 20̒    1 ˚ 30 ̒
Устье реки Удон    43 ˚ 20̒    Устье реки Кума     44 ˚ 40̒    1 ˚ 20  ̒
Город Албана    41 ˚ 40̒    Бешбармакская стена    41˚  00̒    40  ̒
Город Барука    41 ˚ 00 ̒    Город Баку     40 ˚ 20  ̒    40  ̒
Устье реки Кюр    40˚ 50 ̒    Устье Куры    39˚ 20  ̒    1˚ 30 ̒
Устье реки Аракс     40˚ 20 ̒    Устье реки Аракс 
(на начало 20 века)    39˚ 10 ̒    1 ˚ 10 ̒

4. Регрессия Каспия как фактор смещения топонимов 

Для локализации прибрежных пунктов Каспийского моря и внутренних районов Кавказской Албании Птолемей использовал разные источники. Наиболее вероятным представляется, что в руках античного географа при описании внутренних областей Кавказской Албании находились военные дневники и отчеты соратника и очевидца походов Гнея Помпея военного, политического и государственного деятеля Феофана Митиленского [8, с.50], отразившие состояние Каспийского моря в период трансгрессии – повышения уровня. 
Дело в том, что в конце позапрошлого тысячелетия – рубежа нашего произошли серьезные климатические изменения, повлекшие за собой обмеления Каспия. В областях водосбора Волги выпало мало дождей, и крупнейших донор воды обмелел, что незамедлительно сказалось на Каспии. Другие реки, впадавшие и впадающие в него, не могли восполнить нехватку воды, и весь район Северного Каспия стал сушей. Но в руках Птолемея находились иные источники, несколько более отвечающие современному географическому положению Каспия. Для согласования этих источников Птолемею пришлось вытянуть на своих картах Каспий не с севера на юг, как соответствует действительности, а с запада на восток. В связи с этим на карте Птолемея наблюдается смещение ряда топонимов. Однако  большинство исследователей не принимало во внимание резкие колебания уровня Каспийского моря и связанную с этим возможную миграцию топонимов, что в ряде случаев приводило к их неверной локализации. 

Регрессия Каспия продолжалась сравнительно недолго. Уже к 1 веку нашей эры вода начала прибывать, и уровень моря подниматься. Косвенным доказательством этого процесса именно в означенный период может служить наличие римской надписи в Гобустане. Вряд ли римляне расположили бы свой форпост вдали от водных ресурсов. К тому же надо принять во внимание и гастрономические привязанности римлян: любимой приправой им служил сок перебродившей на солнце рыбы – гарум. А как еще можно было ее добыть, если море находилось бы далеко, и путь к нему пролегал по враждебной или просто чужеродной по языку территории? 

5. Локализация древних городов Азербайджана

Что касается локализации пунктов внутренних областей Албании, то в данном случае практически полное единство мнений облегчает нашу задачу по локализации топонимов. Территориально Птолемей разделил Албанию на 5 зон, границами которых служат реки и горные хребты. Примечательным является и тот факт, что общее количество городов, помещенных Птолемеем в Кавказской Албании, равно 29, тогда как из сообщений античных источников известно, что албанский союз племен состоял из 26 племен, на что обратил внимание азербайджанский антиковед И.А.Бабаев [1]. На наш взгляд, вполне возможно, что ряд городов – это племенные центры, впоследствии утратившие свое прежнее значение в результате консолидации. 
Первая зона расположена между Курой и анонимной рекой, возможно, Алазанью, и соответствует современным Цителкаройскому, Сигнахскому, Гурджаанскому и Телавскому районам Грузии и частично Казахскому, Товузскому, Шамкирскому и частично Гейгельскому (б. Ханларскому) районам Азербайджана [6, c.132].  

В этой зоне расположены города Тагода, Бакхия, Сануа, Деглане и Нига. Согласно С.Н.Муравьеву,  Бакхия – это либо Банурцихе, либо Вакири - пункты, расположенные на дороге Гурджаани - Сигнахи. Так же довольно интересно наблюдение Муравьева С.Н. на основе сообщения академика С. Т. Еремяна, по которому в тексте Равеннского анонима (географического трактата раннего средневековья), город Санория читается как Sinora и локализуется у современного Иджевана [6, 132, прим. 32]. Данное наблюдение академика С.Т.Еремяна позволяет нам утверждать, что юго-западная граница Кавказской Албании проходила по территории современной Республики Армения. «Санори-Цнори можно также сопоставить с этнонимом «цанары», носители которого, судя по древним грузинским и арабским источникам, обитали в окрестностях Дарьяльского перевала, и имели также непосредственное отношение к созданию Кахетского княжества (Кахетия по-арабски - Санария)», - добавляет исследователь (там же). 
Что касается топонима Нига, то мнения исследователей разделяются: С.С. Велиев вслед за А.К.Бакихановым считает, что Птолемей так показал древний Шеки – Нуху, разрушенный землетрясением 1772 года [3, c.13].  Муравьев же предпочитает локализовать Нигу в районе Дзвели Анага в восточной Грузии, рядом с Тибаани [6, c.132].  Что касается города Лагода, то мы солидарны с С.Н.Муравьевым: произошло смещение координат и античная Лагода – это современный Лагодехи [6, c.133-135]. 

Вторая зона на карте Птолемея охватывает нынешние Белоканский, 3акатальский, Гахский, Шекинский и отчасти Огузский (в советское время носивший название Варташенский) и Мингечаурский районы Азербайджана, а также Лагодехский район Грузии [6, 136]. На территории этой области расположены следующие города: Мосега, Иобулу, Иуна, Аблиану, Мамекхия и Гаитаура. Топоним Мосега, согласно исследованиям албановеда и лингвиста В. Л. Гукасяна и С.Н.Муравьева, без труда идентифицируется как село Моцехи близ города Закаталы [6, c.136]. Причиной бесспорной идентификации  является удинский корень, лежащий в названии села: «маци» - белый. Единственное разногласие вызывает окончание «хе», которое В.Л. Гукасян интерпретирует как «вода», Муравьев С.Н.  же как «баран» [там же, прим. 34]. 
Некоторые трудности вызывает этимологизация названия села Алибейли под Гахом на левом берегу Курмухчая. С.Н.Муравьев с опаской возводит его к птолемеевской Иобуле, хотя под мусульманской окраской названия видит возможность инверсии предполагаемого удинского названия «Бул –ала» - «вверх головой» [6, 136, прим. 35]. 
Иуна сопоставляется С.Н.  Муравьевым с одним из двух селений Джунут, расположенных к северо-западу от Шеки. Хотя А. Яновский предлагал идентифицировать античную Иуну с селением Гейнюк [10, c.122]. Но мы в данном случае считаем, то поскольку все три села находятся в близком соседстве, то все они могут быть потомками античной Иуны. 
С локализацией  Аблианы так же в основном единодушны: еще А. Яновский предполагал его соответствие с современным селом Алияром, расположенным с югу от Огуза (там же). С.Н. Муравьев в свою очередь уточняет, что происхождения названия села может быть связано с «персидским аb lewar «речной песчаный вал на берегу», что хорошо согласовывается с географическим положением Алиара [6, c.137, прим. 36].
Споры вызывает локализация Мамекхии: С.С. Велиев предлагает видеть в нем древнее название Шемахи [6, c.154], тогда как С.Н. Муравьев– селение Малых, находящееуся у р. Алджиганчай к югу от Огуза. Но вполне вероятно, что при нанесении топонимов на карту произошла неизбежная путаница из-за различных показаний источников Птолемея. Дальнейшие выводы возможны после детального археологического обследования предлагаемых мест. 
Интересна также приводимая С.Н. Муравьевым этимологизация названия Мингечаура. Он возводит его к птолемеевской Гайтаре, исходя из удинских корней кeç-ur(-ux) «каменные стены» и  мин-  с уд. main «черный» [6, c.137, прим. 38]. 
Что касается локализации Оссики, то аналогия с названием Шеки просто очевидна. Это название связано с древневосточным племенем саков – одного из ответвлений скифов – тотемом которых был олень. От их названия произошло и наименование античной Сакасены – одной из областей Кавказской Албании, занимавшей правобережье Куры и часть равнинного Карабаха. 
Очень интересна локализация Баруки. С.С. Велиев упорно видит в нем древний Баку. Логика его рассуждений проста: фонетическое сходство названий. Вполне возможно, что в античное времени на территории современного Апшерона и располагалось поселение с похожим названием, но в любом случае искать его следует не под современным Баку. Если наша гипотеза относительно происхождения римской надписи в Гобустане и причине ее там появления верна, то античный Баку располагался бы в округе Гобустана, тем более что эти места заселены были гораздо раньше. 
Название Барука С.Н. Муравьев связывает с названием Варташен. От отказывает ему в армянском происхождении, и перевод названия топонима с армянского как «деревня роз» не считает историчным. Происхождение этого названия он предлагает искать в языках кавказской группы: цахурском, лакском, рутульском, крызском и будугском, на которых vadz, vас и др. обозначают Луну [6, c.137], которая в античное время входила в общекавказский пантеон. 
Локализация двух других топонимов птолемеевской карты – Самуниса и Эмболайи – не вызывают затруднений. В названии Самуниса еще А.Яновский справедливо увидел Самух [10, c.116], ныне затопленный Мингечевирским водохранилищем. Неподалеку от этого древнего города произошла первая битва между Гнеем Помпеем и албанским царем Оройсом во время похода римлян против понтийского царя Митридата [5, c.343]. Эмболайя же однозначно локализуется С.Н. Муравьевым как современный Евлах, который хоть и возник у одноименной железнодорожной станции, но вполне мог перенять древнее название [6, c.138] поселения, входящего в комплекс Джафарханского могильника. 
Третьей зоной карты Птолемея являются Албанские ворота и территория между реками Албаном и Кайсием. Прежде всего, нам впервые встречается гидроним, созвучный названию народа и страны. Здесь уместно вспомнить слова французского географа и социолога Жан Жак Элизе Реклю, что «реки несут на своих волнах и историю, и жизнь народов». Соответственно, логическим выглядит следующий вывод: родину одного из 26 племен, консолидировавших их в единое целое под своим именем, и передавшим собственное название на наименование всего региона, следует искать именно в этом области. Дополнительным аргументом в пользу этой теории может служить и тот факт, что для древних обществ характерным являлось перенесения названия города, племенного центра на всю округу. Поскольку локализация реки Кайсий сомнений не вызывает – это нынешний Кусар-чай, то рекой Албан является река Алджиган-чай в Шекинском районе Азербайджана. На берегу этой реки произошло самое ожесточенное сражение между албанцами и римскими легионами в 66 г. до н.э. В труде Б.Дорна присутствуют интересные сведения о причине названия римлянами этой реки Albanus’ом. Дело в том, что на латыни alba означает «белый».  Во время половодья ручьи, впадающие в реку Albanus – Алджиган-чай, несут белую пенную воду. И автор проводит аналогию с названием долины реки Куры, которое по-азербайджански звучит как Агдаш, по причине простилающего ее белого песка [5, c.342]. 
На карте этой зоны Птолемей допустил две неточности: были взаимозаменены названия Габалаки и Халакхи. При детальном анализе этих топонимов картина проясняется: указанная Птолемеем Кабала в точности соответствует современному античному городищу, а Халакха – современному селу Халхал в Хачмазском районе. Интересна также история миграции топонима Халхал. Как известно, в раннем средневековье зимняя резиденция албанских царей носила одноименное название. Оно локализуется в районе современной Акстафы [6, c.139]. 
Локализация остальных топонимов этой зоны так же не вызывает особых трудностей. Мисия, расположенная Птолемеем к юго-востоку от Хачмаза и к северу от Габалы, соответствует, конечно, современному удинскому селу Нидж [6, c.139]. Алам полностью соответствует современной Яламе, а Албану необходимо искать в районе Бешбармака – поселка Араб. 

Четвертой и пятой зонами птолемеевской карты Кавказской Албании являются регион между реками Кайсием (Кусар-чаем) и Геррой (Пирсагатом) и  острова Каспийского моря. Однако, локализация и этимологизация их названий, по крайне мере, сильно затруднена колебаниями уровня Каспия. Лишь одно название может быть локализовано –  Тхабилака. Как полагает Муравьев С.Н., оно соответствует современному селу Таглабияну в 8 км к югу от Лагича [6, c.140]. Этимологизация остальных названий практически невозможна из-за сильного изменения уровня Каспия в древности и, как следствие, изменения географического облика региона. 
Таким образом, как справедливо отметил основоположник современной азербайджанской исторической науки Аббас Кулиага Бакиханова, «ни века, ни тысячелетия не могут до конца истребить названия местностей, который им дали их первопроходцы и  первопоселенцы».
 
Заключение

Географические карты Клавдия Птолемея, особенно раздел, посвященный Кавказской Албании, позволяет пролить свет на ряд вопросов о городах древнего Азербайджана. Анализ указанных Птолемеем топонимов приводит к выводам об аборигенном происхождении географических названий Кавказской Албании, не имеющих под собой армянского субстрата, вопреки положениям многих армянских исследователей. Детальное изучение карты привело нас к уверенности в том, что юго-западная граница Кавказской Албании проходила по территории современной Армении. Таким образом, карты Птолемея являются важным источником для опровержения тезисов о существовании древней Армении в рамках Кавказского региона. 


Список использованной литературы:

1.    Бабаев И. Города Кавказской Албании. Автореферат  диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук, Баку, 1981
2.    Бронштэн В. А. Клавдий Птолемей: II век н. э.  М.: Наука, 1988, 240 с.
3.    Велиев С.С.. Древний, древний Азербайджан. Баку, 1987, 176 с.
4.    Гидрометерология и гидрохимия морей. Том VI. Каспийское море. Вып. 1. Гидрометеорологические условия. СПб. Гидрометеоиздат, 1992, 360 с.
5.    Дорн Б. Каспий. О походе русских в Табаристан. С дополнительными сведениями о других набегах их на прибрежье Каспийского моря. СПб, 1875, 721 с. 
6.    Муравьев С.Н. Птолемеева парта Кавказской Албании и уровень Каспия. Постановка вопроса. Системный анализ карты, предварительная локализация рек и поселений, стратегия дальнейших поисков. / ВДИ, 1983 № 1. М.: Наука,1983, с.117-148 
7.    Рычагов Г.И. Плейстоценовая история Каспийского моря. М. 1997, 267 с.
8.    Свазян Г. С. Основы изучения истории страны Алуанк (с древнейших времен по VIII век).Ереван, 2008, 301 с.
9.    Птолемей Клавдий. Альмагест. Математическое сочинение в тринадцати книгах. Пер. с древнегреч. И.Н. Веселовского. / Институт истории естествознания и техники РАН; науч. ред. Г.Е. Куртик. – М.: Наука. Физматлит, 1998, 672 с.. 
10.    Яновский А. О древней Кавказской Албании. // Журнал Министерства народного просвещения. Часть 52, отделение II. стр. 97-136, 161-203. СПб, 1846

Şəlalə Həsənova, Zaur Mehdiyev 
Minilliklərin yaddaşı: Azərbaycanın qədim şəhərləri Ptolomeyin 
xəritəsində

Klavdi Ptolemeyin coğrafi xəritələri qədim Azərbaycanın şəhərləri haqqında dəyərli məlumatlar verir. Bunların sırasında Qafqaz Albaniyasına həsr olunmuş hissə xüsusi əhəmiyyət kəsb edir. Ptolemeyin xəritədə göstərdiyi toponimlərin təhlili Qafqaz Albaniyasının coğrafi adlarının aborigen mənşəli olduğunu sübut edir. Bu da erməni tədqiqatçılarının fərziyyələrini təkzib edərək, burada erməni substratının olmamasını təsdiq edir. Xəritələrin diqqətlə nəzərdən keçirilməsi nəticəsində aşkar edilmişdir ki, Qafqaz Albaniyasının cənub-qərb sərhədi bugünkü Ermənistanın ərazisindən keçmişdir. Bu da Qafqaz regionunda qədim Ermənistanın olmamasını sübut edir. Məqalədə Azərbaycanın qədim şəhərləri haqqında maraqlı məlumatlar, həmçinin “alban” termininin lokal özəyi barədə təhlil öz əksini tapmışdır.

Shelale Hasanova, Zaur Mehdiyev 
The Memory of the Centuries: the ancient Azerbaijani cities 
on Ptolemy's Map

Geographic maps of Claudius Ptolemy, especially the section devoted to the Caucasian Albania, shed light on a series of questions concerning the cities of ancient Azerbaijan. Analysis of the toponyms indicated by Ptolemy leads to conclusions about the aboriginal origin of the geographical names of the Caucasian Albania that have no Armenian substrate, contrary to many of Armenian researchers. A detailed study of the map led us to the belief that the south-western border of Caucasian Albania passed through the territory of modern Armenia. Thus, Ptolemy's maps are an important source for refuting the thesis about the existence of ancient Armenia within the Caucasian region. The authors attempted to locate the birthplace of the term "Alban" in the light of perceptions of the commonality of the consolidation process for the ancient societies.

http://stj.sam.az/post/%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D1%82%D1%8B%D1%81%D1%8F%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%B8%D0%B9-%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B0-%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B5-%D0%BF%D1%82%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%8F

 

12.07.2018 07:04

Флора МАМЕДОВА

Эксперт Центра Стратегических 
Исследований при Президенте Азербайджанской Республики

 

 

Введение

Владение  ядерным вооружением всегда было одной из приоритетных задач многих стран мира. Однако, к настоящему времени не все страны, даже с самыми богатыми природными и экономическими ресурсами, имеют ядерное вооружение. Как известно, первой страной, которая произвела ядерное испытание стали Соединенные Штаты в 1945 году, однако, с того времени круг ядерных держав заметно расширился. 
К настоящему времени, помимо существующих пяти стран, которые являются постоянными членами Совета Безопасности ООН  и  произвели ядерные испытания до 1965 года, существуют и другие государства, которые активно разрабатывали свои ядерные программы. Ктакого рода  странам можно отнести Индию, Пакистан, ядерная программа Корейской Народно-Демократической Республики, Израиль, который не подтверждает и не опровергает информацию о своей ядерной программе, а также в последние годы мы часто слышим информацию о ядерной программе Ирана. Именно поэтому в ядерных доктринах и стратегиях государств начали появляться новые главы об обеспечении безопасности уже на международном уровне.
Безусловно, помимо того, что ядерная сфера является весьма  дорогостоящей и не каждое государство в полном объеме может обеспечить ее с финансовой точки зрения, кроме того не каждое государство может обеспечить безопасное нахождение ядерного вооружения на своей территории. 
Можно сказать что события, происходившие на рубеже 80-х 90-х гг. 20 века изменили ситуацию, происходящую на мировой арене. Именно в этот период времени в Великобритании произошло изменение взглядов по вопросу обеспечения ядерного сдерживания, а также начал ставиться вопрос о модернизации британских ядерных вооружений и систем.  

1. Ядерная политика Великобритании после падения 
«железного занавеса»

По мнению ряда европейских исследователей и аналитиков, события, происходившие на рубеже 1980-1990-х гг. координальным образов изменили ход истории многих государств мира.  Если же рассматривать конкретное событие падения так называемого «железного занавеса», то занавес постепенно начал рассыпаться к концу 1980-х годов в результате активной политики гласности и открытости, проводившейся в Советском Союзе, а также государствах Восточной Европы. Как известно, завершающим символом падения железного занавеса стало разрушение Берлинской стены, официальной датой которого считается  20 мая 1991 год. Именно в этот год был принят официальный закон «О порядке выезда из Советского Союза» [4; 7; 17].
Если же мы обратимся к истории, то сам термин «железный занавес» был введен в активный оборот политической сферы премьер-министром Великобритании Уинстоном  Черчиллем во время его речи в Фултоне 5 марта 1946 года.  Многие историки данную речь премьера посчитали сигналом к началу холодной войны. Все это обозначало так называемый политический, экономический, информационный и пограничный барьер, который изолировал Советский Союз и другие страны социалистического лагеря от капиталистических стран Западной Европы.  
Во многих энциклопедиях Великобритании и других государств Западного полушария распространено мнение о том, что «железный занавес» был возведен именно со стороны СССР, т.к. союз желал проводить более изоляционистскую политику [16; 23].
Если же рассматривать ядерную политику Великобританн после падения железного занавеса, то она имеет некоторые отличия по сравнению с той политикой, которая велась ранее. В середине 1980-х годов в Великобритании произошла определенная трансформация взглядов на обеспечение ядерного сдерживания и возможный характер применения ядерного оружия. Военно-политическое руководство признало возможность ведения «ограниченной» ядерной войны с избирательным применением ядерного вооружения. Принятие Великобританией концепции ведения «ограниченной» ядернойвойны связано сосуществлением второго этапа программы модернизации британских морских стратегических сил-переоснащением их в 1990-х годах американскими баллистическими ракетами подводных лодок «Трайдент-2».
Принятие в Великобритании на вооружение этой ракетной системы, обладающей высокой точностью, дало возможность перейти от концепции  нанесения массированных ядерных ударов погородам к более гибкому многовариантному применению стратегических ядерных сил. У британского военно-политического руководства появилось эффективное средство для избирательного нанесения ядерных ударов, позволяющее реагировать на конфликты запределами Европы с участием в них развивающихся стран-потенциальных обладателей оружия массового поражения, что, безусловно, повышало политический вес Великобритании на международной арене [9; 24]. 
Основные подходы к реформированию военной политики Великобритании заложены в документе «Стратегический обзор оборонной политики» (Strategic Defence Review-SDR), который было публикован в июле1998г.
Вего преамбуле данного обзора в качестве важнейших задач, стоящих перед военно- политическим руководством страны, выделяются оценка национальных интересов в сфере безопасностии определение роли, места ядерного вооружения в обеспечении безопасностии Великобритании [26].
По мнению британских аналитиков, изменения, произошедшие в сфере безопасности после окончания «холодной войны», носят одновременно положительный и отрицательный характер. В качестве главного положительного момента можно назвать отсутствие сегодня прямой военной угрозы для Великобритании и другим государствам Западной Европы.
С другой стороны считается, что появились новые угрозы и риски безопасности, которые имеют иную природу по сравнению с угрозами периода «холодной войны». В 2001г., после террористического акта в США, в «Стратегическом обзоре» Великобритании  появилась новая глава, в которой подчеркивается, что сегодня можно ждать нападения со всех направлений и любыми средствами. Поэтому необходимо стремиться сдерживать любые другие нападения, которые могут привести к массовым жертвам или оказать серьезный ущерб экономике, окружающей среде и дестабилизировать правительство и общество.
Официально заявляется, что Великобританияи НАТО считают обстоятельства, при которых можно было бы рассматривать возможность применения ядерных вооружений, мало вероятными. Тем не менее, основная роль в сдерживании отводится именно ядерным силам [11; 29].

2. Приоритеты ядерной политики Великобритании 
на современном этапе

Государста, обладающие ядерным вооружением, безусловно, имеют определенные цели, задачи и приоритеты в сфере ядерной политики на международной арене. Как известно, Великобритания входит в пятерку стран официальных членов Совета Безопасности ООН. Объединенное Королевство официально стало обладателем ядерного оружия в октябре 1952 года, когда успешно произвела свое первое ядерное испытание. Именно с 1950-хх гг. Великобритании уже было необходимо координальным образом менять свою концепцию безопасности как на национальном, так и на международном уровне. 
Чтобы обладать ядерным оружием, нужно  иметь соответствующую  инфраструктуру и поддерживать ее на необходимом уровне. Страны, обладающие ядерным оружием имеют и мирные ядерные энергетические программы. Иногда  очень сложно провести грань между мирной и военной ядерными программами. 
Поэтому вопросы, связанные с ролью ядерного оружия,  его ценностью и необходимостью для того или иного государства, напрямую  связаны  с проблемой  мирного использования  атомной энергетики [8; 18; 22].
Приоритетами ядерной политики Великобритании в современный период времени является полное обеспечение ядерного сдерживания, тотальный контроль над британскими атомными ресурсами, полное обеспечение безопасности складов с британскими ядерными ракетными системами, соблюдение Договора о нераспространении ядерного оружия, неприменение ядерного вооружения, истользование атомной энергетики в мирных целях и др. 
Обеспечение безопасности государства, а также  строительство вооруженных сил осуществляется в соответствии с правительственной программой «Основы военной политики Великобритании», которая была рассчитана до 2015 г. Главной  чертой осуществляемой военной реформы является концепция объединения однотипных сил и средств различных видов вооруженных сил в единые формирования. Великобритания  ориентируется на сохранение ядерного оружия, представленного стратегическими ракетными силами морского базирования, как основы ядерного сдерживания и определенного силового давления на страны третьего мира. Хотя некоторые британские политологи утверждают, что Великобритании следует отказаться от ядерного вооружения, т.к. именно на эту сферу угодит огромное количество бюджета страны [6; 12; 28].
Сторонники ядерного разоружения считают, что более чем за 50 лет своего существования ядерное оружие англичан  не сыграло существенной  роли в прошедших военных конфликтах по всемы миру, Британия не получила никаких преимуществ от обладания ядерным вооружением. Наоборот, вскрывшийся факт нахождения на борту одного из судов ядерного оружия во время конфликта с Аргентиной из-за Мальвинских островов  вызвал огромный международный скандал. 
Если Британия откажется от ядерного оружия, по мнению экспертов, ее безопасность от этого не уменьшится. Запасы оружейного плутония должны быть сокращены до минимума - не более одной тонны. Слишком большое количество, так называемое избыточное,  должно находиться под международным контролем. Другие же политологи наоборот уверяют, что англичанам ни в коем случае нельзя отказываться от ядерной программы, поскольку именно обладание атомным вооружением повышает престиж и вес государства на международной арене.
Главные, стратегические ядерные силы Великобритании сконцентрированы  на четырех современных подводных лодках-ракетоносцах собственной разработки, программа ввода которых в боевой состав осуществлена за последние десять лет. Первая лодка «Вангард» была введена в эксплуатацию в декабре 1994 г., вторая «Викториос» — введена  в декабре 1995 г., третья «Виджилант» — осень 1998 г. и  четвертая «Вендженс»  в феврале 2001 г. Каждая лодка имеет 16 пусковых установок для баллистических ракет подводных лодок. Пункт базирования лодок располагается на базе   Клайд  на территории  Шотландии [13; 15; 27]. 
Подводные атомные лодки с баллистическими ракетами находятся под общим руководством министра обороны Великобритании. Ядерная политика Великобритании с момента создания атомного оружия  тесно связана с ядерной политикой США. Англичане всегда стремились к максимальному  сотрудничеству с Соединенными Штатами. Данное сотрудничество началась еще до времен Второй мировой войны и продолжается по настоящее время. 
Между Соединенными Штатами и Великоблитанией еще в далеком июле 1958 года было подписано соглашение по использованию ядерной энергии. Необходимо отметить тот факт, что соглашение действует и по настоящее время. В рамках данного договора функционирует объединенная группа по обмену информацией по ядерным вопросам, которая была основана в 1959 году со стороны Министерства обороны Великобритании и Министерства энергетики Соединенных Штатов. 
По некоторым источникам Министерства иностранных дел Великобритании, страна  готова пересмотреть инструменты борьбы с нераспространением оружия массового уничтожения. В марта 2002 г. министр обороны Великобритании Джеффри Хун официально заявил: «Британия готова использовать ядерное оружие для защиты своих войск от оружия массового уничтожения» [1; 19; 30; 31].
С приходом к власти экс-премьера Великобритании Дэвида Кэмерона, шли острые дискуссии по вопросу выработки совершенно новых подходов к ядерной политики, которая максимально соответствовала бы интересам национальной безопасности при минимальных затратах на развитие и модернизацию ядерных сил Объединенного Королевства. 
Вопрос о новом  этапе модернизации британских морских стратегических ядерных сил  был поднят в декабре 2006 года премьер-министром Великобритании Тони Блэром. Еще тогда премьер официально заявил,  что «было бы неразумно и даже опасно для Британии отказаться от ядерного оружия»  и предложил  план,  который предусматривал  выделение в течение последующих лет около 14 миллиардов фунтов стерлингов на полное обновление носителей ядерного оружия – атомных подводных лодок. При этом  Т.  Блэр отметил, что не исключается вариант сокращения подводных лодок с четырех до трех.
Наиболее подробный план модернизации морских стратегических ядерных сил Великобритании был опубликован  в 2010 г. Министерством обороны как новый «Стратегический обзор обороны и безопасности». Говоря о результатах «Стратегического обзора», экс-премьер Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что в результате напряженной финансовой обстановки правительство Объединенного Королевства решило временно отложить решение по поводу закупок, реконструкции и модернизации подводных лодок приблизительно до 2016 года. Главный вопрос обстоял в том, что в 2015 году в Великобритании прошли выборы, в результате которых и сформировалось новое правительство. Было ясно, что правительство во главе с Д. Кэмероном не желало брать на себя ответственность за огромные расходы на модернизацию британских ядерных сил [3; 20; 21; 25].
2016 год для Объединенного Королевства ознаменовался сменой премьер-министра. Уже в июле пост нового премьера заняла представитель консервативной партии, вторая по счету женщина премьер  Тереза Мэй. 
По мнению многих политологов, Мэй является весьма перспективным премьером. Такой  вывод можно сделать из послужного списка, который говорит нам о ее высокой квалификации и подготовленности на пост премьер-министра одного из развитых государств Европы. 
Мэй работала абсолютно в разных сферах: успела показать себя и в банковском деле, а с 1997 года начала активно заниматься политической деятельностью, работала в министерстве транспорта, окружающей среды, культуры, по вопросам занятости и пенсий, семьи, образования и женщин, а также  6 лет Мэй пробыла на посту Министра внутренних дел. 
Несмотря на то, что Т .Мэй совсем недавно приступила к исполнению своих обязанностей, она  уже успела сделала свое первое обращение к парламенту 18 июля 2016, тема которого заключалась в одобрении программы обновления британского ядерного потенциала. 
Данная программа обновления заключается в постройке четырех атомных подводных лодок, которые являются носителями баллистических ракет. Еще в 2011 году начались основные работы по проектированию субмарин, которые получили  название «Successor». Сейчас стадия работ подошла к такому этапу, когда просто необходимо разрешение парламента. Как и предполагалось, большинство проголосовало в пользу финансирования нового проекта “Successor”, а точнее, 472 голоса были за одобрение проекта и 117 против.
Несмотря на то, что Тереза Мэй  приступила к исполнению своих обязанностей в достаточно трудный и нестабильный период времени, она уже успела получить поддержку парламента для реализации крупномасштабного проекта. Мэй поставила перед собой достаточно большое количество целей и задач, которые она намерена реализовать, пребывая на посту премьера одного из самых развитых государств Европы [2; 5].

Заключение 

К настоящему времени Великобритания обладает 225 ядерными боеголовками, из которых около 160 находятся в состоянии полной боевой готовности. Точные материалы и данные о вооружении армии Объединенного Королевства практически отсутствуют. Все это напрямую связано с одним из основных принципов военной политики государства, а именно – не оглашать точное количество вооружений и средств, которые располагаются в арсенале страны. На современном этапе англичане не стремятся увеличить свои ядерные запасы, однако и не собираются их сокращать. В данном случае здесь действует политика британского сдерживания как нейтральных, так и союзнических государств от возможного применения ядерного вооружения. 
Основным документом, который представляет собой некий сдерживающий фактор к началу развязки Третьей мировой войны – это Договор о нераспространении ядерного оружия, подписанный в 1967 году. Однако, как известно, с того периода времени количество государств, обладающих ядерным потенциалом значительно увеличилось и не все эти страны готовы в полном объеме соблюдать пункты данного договора. 
Не нужно забывать и о том, что в мире существуют так называемые «латентные» ядерные государства, такие как Бразилия, Япония, Аргентина,  которые могут производить ядерное оружие, но пока это не реализуют в силу экономических и политических интересов. 
Из вышеперечисленного можно сделать заключение, что потенциальная опасность Третьей мировой войны существует. Слишком много конфликтов между странами, или даже группой стран происходят в настоящее время. Ядерное оружие представляет собой оружие массового поражения, именно поэтому страны должны стремится обеспечить безопасность от ядерного воздействия уже на глобальном уровне [10; 14].


Список использованной литературы:

На русском языке:
1.    Борисов А. О сотрудничестве США и Великобритании в ядерной области. // Зарубежное военное обозрение. 2015, №10, с.13-14. - http://pentagonus.ru/publ/o_sotrudnichestve_ssha_i_velikobritanii_v_jadernoj_oblasti_2015/112-1-0-2647
2.    Ермаков А. Атомная леди. /19.07.2016/ -  http://russiancouncil.ru/blogs/captain-smollet/?id_4=2594
3.    Есин В. Ядерная стратегия Великобритании. /30.01.2013/ -  http://vpk-news.ru/articles/14212
4.    Железный занавес: истоки и суть. /25.11.2014/ - http://www.ote4estvo.ru/eto-interesno/1753-zheleznyy-zanaves.html
5.    Капитонова Н. Новый премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. /15.07.2016/ - http://mgimo.ru/about/news/experts/novyy-premer-ministr-velikobritanii-tereza-mey/
6.    Маслов В. Ядерное оружие Великобритании. Часть 2. Современность. /03.04.2013/ -  http://doskado.ru/load/7-1-0-108
7.    Мичурин А.  Железный занавес. Истоки холодной войны. /28 августа 2014 г./  -http://sheshbesh144.blogspot.com/2014/08/blog-post.html
8.    Мясников Е. О роли ядерного оружия в мировой политике и в обеспечении безопасности России и ее союзников. /03.07.2013/ - http://www.armscontrol.ru/pubs/em070313.html
9.    Общая характеристика ядерных сил Великобритании. - http://www.pircenter.org/static/obschaya-harakteristika-yadernyh-sil-velikobritanii
10.    Сколько ядерного оружия имеется в мире, и как осуществляется контроль над его распространением, 2015. - http://greenologia.ru/eko-problemy/yadernogo-oruzhiya-v-mire.html
11.    Сосновский М. Ядерная политика и ядерное оружие Великобритании.  -http://revolution.allbest.ru/international/00228123_0.html
12.    Фененко А. Современные концепции ядерного сдерживания. // Международные процессы, Том 10, № 2(29), май-август 2012. - http://www.intertrends.ru/twenty-ninth/07.htm
13.    Ядерное оружие и национальная безопасность. / Под ред. В.Н. Михайлова. — Саранск: Тип. «Красн. Окт.», 2008, с. 59-60,  с. 96-97
14.    Ядерное оружие - Третья мировая война, 2013. - http://www.3world-war.su/yadernoe-oruzhie.html
15.    Ядерное сдерживание и нераспространение. /Под редакцией Алексея Арбатова и Владимира Дворкина, 2005/ -  http://gatchino.com/knogg/1_11.htm

На английском языке:
16.    Churchill delivers Iron Curtain speech. -  http://www.history.com/this-day-in-history/churchill-delivers-iron-curtain-speech
17.    Iron Curtain: European  history. /11.12.2015/ - https://www.britannica.com/event/Iron-Curtain
18.    Kristensen Hans  M.  Nuclear Weapons in Europe: A Review of Post-Cold War Policy, Force Levels, and War Planning. / Natural Resources Defense Council,  February 2005/ -  https://www.nrdc.org/sites/default/files/euro.pdf
19.    Long-term Nuclear Energy Strategy, 2013. - https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/168047/bis-13-630-long-term-nuclear-energy-strategy.pdf
20.    Nuclear Industrial Strategy - The UK’s Nuclear Future, 2013. - https://e.mail.ru/attachment/14509837230000000761/0;2
21.    Nuclear-free future. /26.03.2013/ -  https://www.theguardian.com/environment/2013/mar/26/nuclear-free-future-energy-strategy
22.    Nuclear Power in the United Kingdom (Updated May 2017) - http://www.world-nuclear.org/information-library/country-profiles/countries-t-z/united-kingdom.aspx
23.    Rosenberg J. Winston Churchill’s Iron Curtain speech. /12.05.2015/ - http://history1900s.about.com/od/churchillwinston/a/Iron-Curtain.htm
24.    Rupert Myers. Why Britain Needs Trident.  /18 July 2016/ - http://www.gq-magazine.co.uk/article/britain-needs-nuclear-weapons-operation-trident
25.    Securing Britain in an Age of Uncertainty: The Strategic Defence and Security Review. /October 2010/ -  https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/62482/strategic-defence-security-review.pdf
26.    Strategic Defence Review. /July,1998/ - http://archives.livreblancdefenseetsecurite.gouv.fr/2008/IMG/pdf/sdr1998_complete.pdf
27.    The Future of the UK’s Strategic Nuclear Deterrent: the White Paper. / March 2007/ - http://www.publications.parliament.uk/pa/cm200607/cmselect/cmdfence/225/225i.pdf
28.    The National Security Strategy of the United Kingdom, March 2008. -  https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/228539/7291.pdf
29.    The United Kingdom’s nuclear deterrent: current and future issues of  legality, Philippe Sand’s. /13.11.2006/ - https://e.mail.ru/attachment/14509837230000000761/0;1
30.    UK nuclear deterrence: what you need to know. /March 2016/ - https://www.gov.uk/government/publications/uk-nuclear-deterrence-factsheet/uk-nuclear-deterrence-what-you-need-to-know
31.    2010 to 2015 government policy: UK nuclear deterrent. /May 2015/ - https://www.gov.uk/government/publications/2010-to-2015-government-policy-uk-nuclear-deterrent/2010-to-2015-government-policy-uk-nuclear-deterrent

Flora Məmmədova
Böyük Britaniyanın 1990-cı illərdən sonra nüvə siyasətinin perspektivləri

Məqalə Böyük Britaniyanın 1990-cı illərdən sonrakı dövrdə nüvə siyasətinə həsr olunub. SSRİ-nin süqutu və "dəmir pərdə"nin aradan qaldırılmasından sonra Böyük Britaniyanın nüvə siyasətinə yenidən baxıldı. Burada əsas məqsəd milli və beynəlxalq təhlükəsizliyin qorunması idi.
Müasir dövrdə Böyük Britaniyanın qarşısına qoyduğu başlıca vəzifələr nüvə silahlarına beynəlxalq səviyyədə nəzarət, nüvə silahlarını qorumaq və nüvə enerjisindən dinc məqsədlər üçün istifadə etməkdir.

 
 
11.07.2018 07:58

10 июля около 20 часов вечера группа лиц (около 150-200 человек), являющихся сторонниками радикального религиозного течения, пыталась грубо нарушить общественный порядок на площади перед зданием ИВ г.Гянджа. В совместном заявлении Генпрокуратуры, МВД и СГБ сказано, что участники противозаконных действий, игнорируя предупреждения сотрудников полиции, исполнявших свои служебные полномочия, оказали сопротивление блюстителям порядка с применением тупых и колющих-режущих предметов. В результате при пресечении противозаконных действий от травм, нанесенных радикальными лицами, погибли двое офицеров полиции - замначальника ГУП Гянджи полковник полиции Ильгар Балакишиев и замначальника Низаминского РУП полковник-лейтенант полиции Самед Аббасов.

В результате решительных мер полиции их действия были пресечены, более 30 лиц были задержаны, общественный порядок в городе был полностью востановлен за кратчайшее время. Город в настоящее время продолжает жить своей нормальной, спокойной жизнью. … Однако факт в том, что во втором по размеру крупном городе страны убиты 2 офицера полиции, совершен теракт, группа лиц пыталась дестабилизровать всю страну своими действиями именно в Гяндже. Налицо то, что явившаяся на центральную площадь города вооруженная ломами и иным холодным оружием группа неизвестных лиц, прикрывающаяся (именно прикрывающаяся!) возгласами «Аллах Акбар», является ярым противником стабильности. Кто же эти люди? Верующие? Нет конечно. Убитый ими офицер полиции Самед Аббасов приходится родным братом ахунду знаменитого комплекса «Имамзада» в Гяндже Гаджи Тахиру Аббасову, одному из самых известных и потомственных верующих города. Данное обстоятельство уже само по себе говорит о том, что ничто в череде событий не происходило случайно и спонтанно. В этих событиях на прицел взяты и религия, и стабильность, и светскость - то есть все те ценности, которые считаются священнейшими для ГОСУДАРСТВА и ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.

Даже дети прекрасно понимают, что, даже, несмотря на наличие некоторых проблем в стране, происходящее (попытка спровоцировать беспорядки в Гяндже) - не народный протест. Это накануне на совещании отметил и сам глава государства, высказавший замечания чиновникам и давший им соответствующие указания. Произошедший инцидент – операция, спланированная в регионе силами, жаждущими дестабилизации обстановки в стране, противостояния народа с властями. *** После инцидента и последовавших ему официальных заявлений правоохранительных органов сторонники вышеуказанной группы активизировались в соцсетях, распространяя абсурдные и маразматические утверждения типа «власти сами организовали убийство 2 офицеров полиции для создания видимости наличия попытки провоцирования беспорядков». Между тем, на видео, которое они сами же и распространили в представлении "заволновавшейся" сотрудницы одного из сайтов радикального толка, запечатлен момент нападения на полицию и нанесения офицерам ударов холодным оружием. Но, как видно, им не удалось «состряпать» более «разумный» аргумент для обоснованного выражения своей злобы к властям. Каким же «острым» умом надо обладать, чтобы предположить организацию властями убийства высокопоставленных офицеров полиции? ***

События в Гяндже показали, что определенные силы стараются поколебать суверенитет, светскость и стабильность Азербайджана. Намерение неизвестно откуда и по какой причине явившейся на площадь кучки радикалов – попытка дестабилизировать обстановку в стране путем учинения беспорядки в городе. В действительности же, сценарий настолько примитивно и неграмотно разыгрывается участниками, что в происходящем четко вырисовывается центр (или центры), подготовивший вышеуказанных «боголюбцев» и управляющий их разумом. Мы-то знаем, чьих рук это дело, эти руки не наши, они тянутся извне. Они постоянно тянутся к НЕЗАВИСИМОСТИ РОДИНЫ и «держат в узде» силы, стремящиеся в любой момент подхватить и поцеловать их . ***** Необходимо незамедлительно применить против них самые жесткие меры наказания, предусмотренные законодательством, найти и привлечь к ответственности всех исполнителей и подстрекателей этого преступления.

 

Не должно быть никакого снисхождения к тем, кто позарился на наши стабильность и светскость, желает противостояния в стране. Не должны уйти от ответственности и те, кто, называя себя в соцсетях «политической оппозицией», демонстрирует поддержку различным группировкам анархистского толка. *** Население очень сильно гневается из-за тех событий, потому что азербайджанцы никого не лишали жизни даже в период национально-освободительной борьбы за обретение независимости от империи. А тем более сейчас, т.е. уже в НЕЗАВИСИМОЙ стране, борьба ведется не посредством убийств и терактов, а цивилизованно - ГРАЖДАНАМИ этой страны. Каждого ГРАЖДАНИНА этой страны, в действительности, раздражают и злят носители «запудренных» в зарубежных «кельях» мозгов, и их руки с ломами. ГРАЖДАНИН этой страны не шел и не пойдет никогда с ломом или битой на своего полицейского, брата, ведь, в сущности, мы все одной крови и веры.

ГРАЖДАНИН этой страны знает те РУКИ, что держат лом, бросают камни или убивают полицейских, поэтому справедливо проклинает владельцев тех рук, называет их предателями. Этот гнев ясно и четко ощущается в соцсетях, здравомыслящее большинство, желающее стабильности, проклинает этих «анархистов». Народ не поддержал это насилие и беспорядки, не примкнул к нему, напротив, весь Азербайджан, включая Гянджу, посчитал долгом выразить протест и осудить этот террор. Таким образом, все вышесказанное сводится к следующему заключению: Азербайджанский народ выбирает ГОСУДАРСТВО, НЕЗАВИСИМОСТЬ, СВЕТСКОСТЬ И СТАБИЛЬНОСТЬ. Пытающиеся поколебать эти ценности будет иметь дело с ГРАЖДАНИНом.

http://ru.apa.az/analitika/politicheskie_novosti_azerbaydjana/chto-proizoshlo-v-gyandzhe-terror-protiv-gosudarstva-svetskosti-religii-i-stabilnosti-analitika.html

11.07.2018 06:56

Теймур Атаев

Памяти всеми любимой
Асимы ханум Мелик-Егановой

Теймурбек Байрамалибеков - один из ярчайших представителей блестящей плеяды азербайджанских деятелей конца XIX - нач.XX вв., внесших неимоверный вклад в просвещение народа. Согласно азербайджанским источникам, история предков Т. Байрамалибекова берет начало с периода правления Шаха Аббаса I (1587-1629). Они - выходцы из известного племени Шахсеванов (букв. «любящий шаха»), происходящего от объединения тюркских родов Кызылбашей, возведших в 1501 г. на престол своего шейха Исмаила Сефеви (шах Исмаил Хатаи). К концу ХVI в. переехали в Мугань.

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ И ГУМАНИТАРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Уроженец с. Едди Оймак Лянкяранского уезда Бакинской губернии, Т.Байрамалибеков первые шаги в образовании начал в 1869 г. в сельском мектебе (моллахана), где научился читать Коран, выучил арабский и персидский языки. После обучения в Лянкяранском городском училище (три года), на средства Бакинского Земельного Департамента продолжил образование в гражданской фельдшерской школе в Тифлисе. В 1879 г. в Закавказской (г. Гори) учительской семинарии было открыто "татарское" отделение, в которое в том же году он поступил вместе с др.представителями тюрко-язычных народов Азербайджана и Сев.Кавказа. Принятый сразу во второй класс, Т.Байрамалибеков окончил семинарию в 1881 г., став одним из первых азербайджанцев со специальным педагогическим образованием.

После назначения он оказывается в Лянкяране, где начинает свою трудовую деятельности с должности помощника смотрителя двухклассного городского училища с возложением на него преподавания русского языка и арифметики.
С этого времени Т.Байрамалибеков уверенно шел по избранному им раз и навсегда пути к просвещению народа. К моменту его поступления на работу в училище обучалось всего 4 азербайджанца. Т.Байрамалибеков стал разъезжать по селам, убеждая крестьян отдавать сыновей в школу, и количество азербайджанцев увеличилось до 20 чел. (В скобках можно заметить, что желание просветителя видеть детей образованными не зависело от их национальности: в 1903 г. при его непосредственном участии для проживающих в Лянкяране детей из немецких семей была открыта специальная школа).

При этом Т.Байрамалибеков постоянно изыскивал пути материальной поддержки наиболее нуждающихся из учеников. По его инициативе, с разрешения городских властей, было организовано "Общество вспомоществования учащимся училища", выдававшее неимущим учащимся 12 руб. в год на плату за обучение; скорее всего, его заслуга и в снижении годовой оплаты до 4 руб.

Однако, в 1908 г., под предлогом выслуги лет, Т.Байрамалибекову было предложено выйти в отставку. Но он решает продолжить обучение детей "другим путем", начиная преподавательскую деятельность (педагог русского языка) в местном русско-персидском четырехклассном училище "Бехджет" ("Радость"), в программу которого входили персидский, русский, азербайджанский и арабский языки, арифметика, география, история и шариат. Но функционирование школы столкнулось со значительными сложностями, т.к. представители мусульманского духовенства учение в ней объявили несоответствующим Исламу, а учителей окрестили "бабистами" (сектантами). Местный ахунд собственноручно срывал со стен домов объявления о приеме учащихся в школу. Школа не чувствовала спокойствия и с другого берега, подвергаясь постоянной ревизии со стороны инспектора народных училищ («высочайшим» указом 5 февраля 1882 г. предписывалось осуществлять правительственный надзор над мусульманскими учебными заведениями). Как следствие, в 1909 г. школу закрыли.

В целом Т.Байрамалибеков все время испытывал давление со стороны религиозных чиновников. В своей автобиографии он писал, что распространение просвещения наталкивалось на сопротивление мусульманского духовенства, противившегося обучению азербайджанских и талышских детей в русской школе. В этой связи можно предполагать, что основным предлогом были опасения «насильственной христианизации» мусульман. Безусловно, обязательность изучения русского языка и гуманитарных предметов в школах одной из целей преследовала постепенное «изъятие» «нерусских» из мусульманской среды, но, с другой стороны, именно посредством изучения русского языка мусульманское население могло приобщаться к мировым научным изысканиям. И эта "двойственность" ситуации с овладением "языка христиан" все время была камнем преткновения между национальной интеллигенцией и духовными "наставниками".

Вопрос, однако, далеко не в неприятии Т.Байрамалибековым религии, т.к. он всегда ощущал свою принадлежность Исламу, да и своих детей обучал основам Корана. В данном аспекте целесообразно отметить, что ярым атеистом вообще никто из азербайджанских интеллигентов не являлся. Просто их грамотность, мировоззрение, знание предмета разговора изнутри позволяли видеть огромную разницу между Кораном, как таковым, и "околорелигиозным давлением" на образование мусульман. Ведь тот же прекрасный азербайджанский писатель-сатирик Джалил Мамедкулизаде, высмеивавший пороки азербайджанского общества (актуальные и в наши дни), отказался возглавить по предложению большевиков выпуск журнала "Безбожник" на тюркском языке. Т.е. в данном ракурсе речь, пр. всего, о борьбе с предрассудками и мракобесием. И это полностью соответствует сказанному в сегодняшние дни Эльмиром Кулиевым: "Образ ислама не должны формировать невежественные муллы, поджидающие у ворот мечетей и кладбищ. Ислам - это религия знания"(1).

Но "столкновения" такого рода с духовенством являлись бедой не только азербайджанской интеллигенции. Вся мусульманская умма была затронута такого рода неприятием друг друга представителями этих электоратов. Так, в одном из номеров казанской газеты "Волжский Вестник" за 1885 г. опубликовано письмо (подписано "Мусульманин"), в котором, в частности, говорилось, что в Казанском университете "на долю такой многочисленной массы мусульман приходится только двое студентов из казанских татар. Кроме того, во всех трех гимназиях едва ли наберется до десятка воспитанников из казанских татар...казанские татары упорно стоят на том, что для их детей необходимо узко-мусульманское образование, сводящееся только к изучению своей религии и Шаригата. Вследствие этого и происходит то, что в русских школа встречается очень мало выпускников из мусульман... Мусульманин обязан учить свою религию и Шаригат...всякий знает необходимость для каждого человека знать свою религию и ее догматы. Но религиозное мусульманское образование отнюдь не исключает возможности и общечеловеческого образования"(2). Отголоски такого рода запрета в общемировом масштабе сказываются и в сегодняшней мусульманской умме.

В преломление же к российским мусульманам рассматриваемого периода трагичность этой ситуации проявлялась также в том, что отсутствие "добра" духовенства на получение юными мусульманами "общегражданского" образования накладывалось на антимусульманский настрой имперской власти. В училищах запрещалось говорить на родном языке, педагоги-мусульмане не имели права преподавать в общеобразовательных учреждениях и т.д. Выдающийся азербайджанский просветитель, трагическая личность, Мирза Фатали Ахундов в этой связи сокрушался, что, тюрки, с одной стороны, как "нерусские", испытывают давление самодержавия, с другой, как мусульмане, желающие получить качественное образование, подвергаются давлению со стороны мусульманского духовенства.

На таком вот фоне неутомимый патриот Т.Байрамалибеков в буквальном смысле таранил дорогу к интеллектуально-культурному развитию азербайджанской нации. Несмотря на закрытие русско-персидской школы, Т.Байрамалибеков не прекращает свое просветительской деятельности, огромные силы затратив на открытие в Лянкяране русско-мусульманской читальни. Постоянно работая над повышением своих знаний, изучая научные труды европейских и русских классиков, он приобщал к чтению и своих учеников. Несмотря на изначальное неприятие идеи со стороны мусульманских "авторитетов", проклинавших посетителей библиотеки и называвших еретиками ее инициаторов, читальня просуществовала 5 лет. Но к моменту закрытия Т.Байрамалибеков, ставший членом городской управы, добился разрешения на открытие черырехклассной прогимназии, заложившей основы среднего образования в уезде (количество обучавшихся в ней азербайджанцев с 25 чел. в 1911 г. увеличилось за три года до 62).

Педагогическая деятельность Т.Байрамалибекова также была связана и со школой мусульманского духовного общества "Зия", ставившей целью обучение учащихся на родном языке. После закрытия (причины те же), он добился ее восстановления и преобразования в русско-татарскую (азербайджанскую) школу, а в 1913 г. был утвержден смотрителем училища. И вновь проблемы, на этот раз из-за якобы отсутствия средств в Дирекции народных училищ Бакинской губернии на содержание педагога азербайджанского языка. Для Т.Байрамалибекова преподавание русского языка азербайджанцам имело такое же значение, как и приобщение к мировой культуре на родном языке. Поэтому с согласия родителей учащихся он обратился в Дирекцию за разрешением взимать с учеников плату за обучение (4 руб. в год) для оплаты труда педагога. Официальные лица уже не могли противиться, возложив преподавание непосредственно на Т.Байрамалибекова. В этом училище он проработал до 1917 г.

После прихода к власти большевиков Т.Байрамалибекова переводят в Баку. С одной стороны, новым лидерам республики требовались грамотные национальные кадры, с другой - властям легче было отслеживать его действия. Т.Байрамалибеков один момент являлся руководителем Лянкяранского отделения азербайджанского «Мусавата», поэтому может возникнуть вопрос – по какой причине он не оказался интернированным новой властью? Вполне возможно, что причина кроется в отказе Т.Байрамалибекова в период Гражданской войны в России оказать содействие в размещении в Лянкяране войск противника большевиков -А.Деникина. Как бы то ни было, в 1925 г. он был избран делегатом на I съезд учителей Азербайджана, стал почетным членом Союза работников просвещения. В том же году ему была назначена персональная пенсия.

РАЗНОСТОРОННОСТЬ Т.БАЙРАМАЛИБЕКОВА

С незначительными перерывами педагогическая деятельность Т.Байрамалибекова продолжалась почти полвека. Лишь к 60 годам он полностью отошел от преподавания. Но только для того, чтобы подготовить сборник "Фольклор Азербайджана и прилегающих стран" на основе собранных им за полвека в Лянкяранских селах легенд, сказок, сказаний. У просветителя уже был опыт публикаций на эту тему, т.к. на протяжении всего периода преподавательской деятельности, являясь лянкяранским корреспондентом бакинских газет "Каспий", "Рыбное дело", "Тифлисского листка", он предоставлял в редакции материалы этнографического характера о крае, включая освещение вопросов ковроткачества, древних жилищ, происхождения крепостей и т.д. Описав обычаи и обряды лянкяранцев, Т.Байрамалибеков не только предстал первым этнографом региона, но стал одним из первенцев азербайджанского краеведения. Своими трудами он фактически создал энциклопедию Лянкяранского района того периода с обстоятельнейшим изложением состояния почти всех отраслей народного хозяйства.

Вместе с тем, никто иной как Т.Байрамалибеков был автором идеи создания кружка сценического искусства в Лянкяране, организовывал постановки и проведение любительских спектаклей, к которым привлекал не только учеников, но и педагогов. В 1891 г., например, была показана "Женитьба" Н.Гоголя. Эту деятельность Т.Байрамалибеков не прекращал на протяжении всего периода преподавания. Ему принадлежит заслуга в постановке пьесы первой азербайджанки-драматурга С.Ахундовой. Тем самым он впервые осуществил в Лянкяране постановки спектаклей на азербайджанском языке
(сборы со спектаклей являлись средством оказания материальной помощи ученикам из семей бедняков).

Для развития театрального искусства он пригласил нескольких бакинских актеров во главе со знаменитым впоследствие трагиком Гусейном Араблинским (Халафов) в Лянкяран, откуда и начался его путь к славе. Биограф Г.Араблинского Сабит Рахман подчеркивает, что приглашающая сторона в лице Т.Байрамалибекова должна была материально обеспечить пребывание бакинской труппы на гастролях. Опыт Т.Байрамалибекова использовал азербайджанский композитор и дирижер Муслим Магомаев, чьим именем названа Азербайджанская филармония (его знаменитый на весь мир внук в представление не нуждается). М.Магомаев, в 1905-1911 гг. проживавший в Лянкяране, в 1909 г. сформировал интернациональные по составу драматические и хоровые группы, осуществлявшие постановки на азербайджанском и русском языках (пути Т.Байрамалибекова и М.Магомаева сошлись в "Бехджате").

Талант и разносторонность Т.Байрамалибекова проявились в том, что, наряду с историей и географией, он дотошно изучал сельское хозяйство, медицину и др. науки. В 1891 г., после возвращения с краткосрочных курсов при Кавказской шелководственной станции, организованной в Тифлисе в связи с введением в программу начальных училищ занятий по шелководству, Т.Байрамалибеков подготовил информацию о рациональных способах шелководства. А параллельно взялся за организацию при Лянкяранском училище опытного хозяйства по выкормке шелковичных червей, вложив в это начинание свои сбережения. Одновременно с опытами по шелководству он заложил основу школьной пасеки.

Параллельно, с учетом, пусть и начального, но фельдшерского образования, а также изучения медицинской науки, Т.Байрамалибеков вылечил немало обращавшихся к нему за помощью крестьян. В 1892 г. он был командирован в села Лянкяранского уезда для проведения санитарной пропаганды. Кроме того, ему принадлежит инициатива в постановке проблемы осушения болот, являвшихся постоянными очагами инфекционных заболваний в крае.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В преломление к просветительской деятельности Т.Байрамалибекова целесообразно также отметить его неуемное желание добиться равноправия в обществе между мужчиной и женщиной, первым шагом к чему он считал получение девушками-мусульманками образования. По его убеждению, в случае смерти мужа образованная жена должна самостоятельно обеспечить существование детей, не ориентируясь исключительно на родственников супруга или милосердие окружающих. Именно по этой причине он создал условия для получения своими дочерьми и племянницами образования. А его супруга, Ширин-ханум (ур.Талышханова, потомок владетельных ханов, принадлежавших к одной из младших ветвей азербайджанской династии Сефевидов), первой в уезде научилась читать и писать по-русски, свободно знакомясь с художественной литературой.

В этой связи хотелось бы дать краткую зарисовку о детях выдающегося просветителя (все уже в прошедшем времени):

сын Ибрагим – офицер Национальной армии, расстрелян большевиками;
сын Мамед – гл.инженер машиностроительного з-да им. л-та Шмидта в Баку, пал во время боев за Керчь в период II Мировой войны;
сын Идрис – окончил реальное училище, скончался молодым от плеврита
сын Исмаил - врач-лепролог, организатор и первый главврач лепрозория в Азербайджане;
сын Энвер - руководитель азербайджанской геолого-методической группы Кавказского института минерального сырья Мингеологии СССР, впоследствии преобразованной в лабораторию ЦНИИГРИ;
дочь Насиба – автор лирических стихов, скончалась в молодом возрасте от перитонита;
дочь Тахмина-ханум - педагог (преподавала в Баку и Агдамском районе);
дочь Рахиля-ханум - доцент кафедры отолярингологии Азмединститута им. Н. Нариманова, один из самых известных специалистов в этой области в Азербайджане;
дочь Марьям-ханум - о ней стоит сказать особо. Наряду с родным, владела русским, персидским и арабским языками. Закончила Бакинскую мусульманскую школу для девочек; с золотой медалью - заведение “Святой Нины” (в 1917 г.); поступила в Московский медицинский институт (расходы по обучению взял на себя бакинский миллионер Муртуза Мухтаров), но после перехода власти в Азербайджане к большевикам вынуждена была прервать учебу. Возвратившись на родину, с помощью отца открыла в Лянкяране учебное заведение для девочек, в 20-летнем возрасте став его руководителем (единственная в Лянкяране женщина-педагог). Делегат I съезда учителей СССР, где представляла всех женщин Востока. В 1927 г. поступила на юрфак Бакинского госуниверситета. После ареста в 1937 г. ее мужа (Джавад бек Мелик-Еганов – депутат азербайджанского парламента от фракции «Мусават» периода АДР в 1918-1920-х гг.), также лишилась свободы. Была этапирована в далекий Архангельск, где потеряла зрение. Лишь в 1948 г. возвратилась в Баку.

Потомство Т.Байрамалибекова, Машаллах, широкое и на сегодня проживает в Азербайджане, Словакии, России, Египте, США и Турции.

Автор благодарит научного сотрудника Музея Истории Азербайджана Нэрмин-ханум Таирзаде за разрешение при написании материала использовать ее исследование "Просветительская и научная деятельность Теймурбека Байрамалибекова"(3).

1. Эльмир Кулиев. Интервью порталу "Day.Az"
https://news.day.az/society/99190.html
2. Письмо, подписанное "Мусульманин", в газете "Волжский Вестник" от 27 января (8 февраля) 1885 г. Приводится в ст.: Ильдус Загидуллин
"«Татарский вопрос» в казанской периодической печати 1885 года". В журн.
«Эхо веков» («Гасырлар авазы»), 2002, N 2, с.121-230
https://www.tataroved.ru/institut/srednevek/publ/2/…
3. Нэрмин Таирзаде. Просветительская и научная деятельность Теймурбека
Байрамалибекова // «Известия АН Азербайджанской ССР. Серия
истории, философии и права», 1974, N2 с.19-28

Источник:
http://www.islamrf.ru/news/culture/history/2096/



AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости