Главная > ЭТНОПОЛИТИКА > Отношения Ирана и России: от исламской революции до наших дней (Часть II)

Отношения Ирана и России: от исламской революции до наших дней (Часть II)


22-01-2024, 17:12. Разместил: Gulnara.Inanch

Фото: Иранские морские офицеры в Астрахани. 2013

Сергей Ибрагимов / Интервью из Газеты «Суть времени» №569
Опираясь на поддержку Ирана, Россия сумела предотвратить военное присутствие на Каспийском море внерегиональных государств, а в более широком плане — вовлеченность третьих стран в решение региональных проблем


Первые войны новой России
Корр.: Лана Меджидовна, мы остановились на том, что после развала СССР Иран — в отличие от Турции, взявшейся активно опекать тюркоязычное население на нашей территории — вел более взвешенную внешнюю политику и старался не раздражать своего соседа.

Соответственно, и в чеченских войнах Иран не стал разыгрывать карту поддержки «угнетаемого мусульманского народа»?

Лана Раванди-Фадаи: Иран воспринял две антитеррористические кампании в Чечне как внутреннее дело России. Более того, по словам бывшего посла Ирана в России Сейеда Махмуда Реза Саджади (интервью журналу «Экономические стратегии», 2011 г.), Иран фактически защищал Россию перед другими мусульманскими государствами, неправильно понявшими события в Чечне, чтобы не допустить резкого ухудшения отношений РФ с исламским миром. И более того, помог России стать членом Организации исламского сотрудничества и развития.

Корр.: А как восприняли в Иране российско-грузинскую войну 2008 года?

Лана Раванди-Фадаи: После агрессии режима Саакашвили в Южной Осетии в августе 2008 года и признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии Иран занял нейтральную позицию. Он отказался признавать эти республики, но заявил, что готов участвовать в их экономическом восстановлении.

Эта осторожная позиция Ирана связана с тем, что иранцы в принципе не признают те новые государства, которые не стали членами ООН. Яркий пример здесь — случай Косово, которое на 95% населено мусульманами (албанцами) и которое десятилетиями боролось за независимость от Сербии.

Однако Иран не признал независимость этого самопровозглашенного государства, хоть и населенного единоверцами-мусульманами, так как Косово до сих пор не стало членом ООН, и к тому же признание Косово активно продавливает «коллективный Запад».

Российско-иранское военно-техническое сотрудничество 1990-х годов
Корр.: Давайте посмотрим на военно-техническое сотрудничество (ВТС) России и Ирана в 1990-х годах.

Лана Раванди-Фадаи: С исламским Ираном военно-техническое сотрудничество (ВТС) России началось в 1990-х годах, когда были заключены четыре крупных межправительственных соглашения в области ВТС на общую сумму в $5,1 млрд. Ирану были поставлены два зенитно-ракетных комплекса большой дальности С-200ВЭ, 24 истребителя МиГ-29, 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24МК.

ИРИ получила также 350 ракет Р-27Р и 670 ракет Р-60МК класса «воздух — воздух» для МиГ-29. В этот же период Россия поставила Ирану три дизель-электрических подлодки (ДЭПЛ) проекта 877ЭКМ на общую сумму $750 млн. Ирану были проданы также 12 вертолетов Ми-17, 100 ПЗРК 9К38 «Игла». Планировались также продажа лицензии и налаживание производства в ИРИ танков Т-72С на общую сумму в $2,2 млрд.

Однако в связи с улучшением российско-американских отношений и с меморандумом Гора — Черномырдина военно-техническое сотрудничество РФ с ИРИ было свернуто. Москва успела поставить в Иран 126 танков Т-72С и комплекты для сборки еще 300 машин, а также 413 БМП-2. В целом объем торговли вооружениями и военной техникой России с Ираном оценивался в первой половине 1990-х годов в среднем в $500 млн в год.

Просто напомню, в 1995 году Россия пошла на подписание секретного российско-американского меморандума Гора — Черномырдина, согласно которому Россия обязалась завершить выполнение всех своих контрактов с Ираном по поставкам вооружений и военной техники и оказанию услуг военного назначения до 31 декабря 1999 года и впредь не заключать новых.

В результате потери, понесенные Россией, составили не менее 4 млрд долл. Тем не менее Иран и в эти годы стремился поддерживать дружественный характер российско-иранских отношений.

В 2000 году Россия вышла из меморандума с США, что позволило возобновить и даже расширить ВТС с Ираном.

Зоны общих интересов
Корр.: А как развивалось взаимодействие в зонах общих геополитических интересов? Давайте начнем с Афганистана и республик Средней Азии.

Лана Раванди-Фадаи: Взаимодействие России с Ираном по вопросу Афганистана включает в себя сотрудничество для противодействия основным вызовам, каковыми являются терроризм, оборот незаконных наркотиков, организованная преступность и иммиграция, а также в 1990-х борьба с ростом влияния талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Взаимодействие России с Ираном в Центральной Азии строится на базе взаимоотношений в области безопасности. Именно вопросы безопасности были и остаются одними из наиболее актуальных для всего региона.

В этой связи государства Центральной Азии зачастую рассматривают внешних внерегиональных игроков именно через призму безопасности — то есть того, как тот или иной актор намерен себя вести в системе региональной безопасности, что он готов предложить, как собирается осуществлять двусторонний диалог и выстраивать сотрудничество.

Россия и Иран совместно способствовали прекращению разрушительной гражданской войны в Таджикистане и добились компромисса между сторонами. Взаимодействие также происходит в рамках ШОС, в которой состоят Россия и страны Центральной Азии, а в 2022 году в нее полноправно вступил Иран.











Фото:Зангезурский коридор — камень преткновения в отношениях между Турцией и Ираном


Корр.: Чего хочет Россия добиться на Каспийском море, и какую игру здесь ведет Иран?

Лана Раванди-Фадаи: Камнем преткновения в российско-иранских отношениях была и в какой-то степени остается проблема определения правового статуса Каспийского моря. Так, если до начала 2000-х годов Россия и Иран имели примерно одинаковую позицию по указанному вопросу, основывавшуюся на сохранении всех морских ресурсов в общей собственности прикаспийских государств, то затем Москва пересмотрела свой подход в пользу раздела Каспия по национальным секторам.

Такой подход не устраивает Иран. В результате правовой статус Каспийского моря пока так и не урегулирован, что накладывает определенный отпечаток на развитие российско-иранских отношений: необходимо помнить, что каспийская проблема не сводится исключительно к территориальным спорам, но включает в себя целый комплекс экономических и геополитических факторов.

Среди них — добыча полезных ископаемых и биоресурсов, прокладка газо- и нефтепроводов, противостояние проникновению (в том числе военному) в регион сил третьих стран.

Ключевой задачей российской политики в Каспийском регионе остается решение проблемы международно-правового статуса Каспийского моря в пятистороннем формате. Это возможно достичь только в случае изменения позиции Ирана: Иран подписал, но пока еще не ратифицировал Конвенцию о правовом статусе Каспия 2018 года.

Тем не менее, опираясь на поддержку Ирана, Россия сумела предотвратить военное присутствие на Каспийском море внерегиональных государств, а в более широком плане — вовлеченность третьих стран в решение региональных проблем. Данная позиция последовательно проводилась Россией и Ираном.

В октябре 2015 года Иран отправил в Астрахань ракетные корабли, которые стали взаимодействовать в море с ракетными же кораблями ВМФ России. До этого сторожевой корабль (СКР) «Дагестан» и малый ракетный корабль (МРК) «Град Свияжск» Каспийской флотилии побывали в Иране в октябре 2014 года.

Летом 2013 года корабли ВМС Ирана (ракетные катера Peykan и Joshan) посетили Каспийскую флотилию ВМФ РФ с дружественным визитом, с заходом в порт Астрахань.

Ну, а война в Сирии показала всему миру возможности российской каспийской военной флотилии. В октябре 2015 года с наших кораблей, находящихся в Каспийском море, был произведен запуск 26 ракет российского комплекса «Калибр». Ракеты пролетели около 1500 км, в том числе над территорией Ирака и Ирана, и поразили 11 объектов в Сирии.

Корр.: Лана Меджидовна, а как себя чувствует «мусульманский региональный экономический союз» — Организация экономического сотрудничества (ОЭС)?

Лана Раванди-Фадаи: В ОЭС входят Иран, Турция, Пакистан, Афганистан, Азербайджан и все среднеазиатские государства. Бывшие советские республики присоединились к ОЭС в 1992 году.

ОЭС до сих пор достаточно активна. Так, например, товарооборот Ирана со странами — членами ОЭС превысил $10 млрд за 7 месяцев текущего иранского года (март-сентябрь 2023 г.) и вырос на 4,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Способствуют развитию взаимной торговли и инфраструктурные проекты, например дорога Теджен — Серахс — Мешхед, построенная в 1996 году и соединяющая железнодорожные системы Центральной Азии, России и Европы с Турцией, Южной Азией и Персидским заливом.

Корр.: Сейчас активно обсуждаются поставки российских энергоносителей через Иран по своп-схемам. Иран ведь уже достаточно давно реализует эти схемы с Казахстаном и Туркменистаном?

Лана Раванди-Фадаи: Ирану удалось обеспечить поставки нефти и газа из Казахстана и Туркменистана для нужд своих северных провинций, в частности, чтобы обеспечить сырьем свои нефтеперерабатывающие заводы в них. Казахстан ежегодно экспортирует 4 млн т нефти через Иран по схеме своп.

Однако для самого Казахстана доля этих операций в экспорте нефти составляет лишь около 7%. Туркменистан направляет по схеме своп через Иран почти 90% экспорта, примерно 3,2 млн т нефти в год, что составляет 43% объема поставок по своп.

Иранская ядерная программа
Корр.: Лана Меджидовна, давайте поговорим об иранской ядерной программе и начнем с Бушерской АЭС.

Лана Раванди-Фадаи: Бушерскую атомную электростанцию еще при шахе начала строить немецкая фирма, но не успела достроить из-за революции и войны. В 1995 году Росатом, нуждавшийся тогда в средствах, взялся помочь Ирану достроить электростанцию (фактически нужно было ее строить заново, потому что ту ее часть, которую успели построить немцы, разрушили иракские самолеты во время ирано-иракской войны).

Россия внимательно следила за тем, чтобы российско-иранское сотрудничество в сфере атомной энергетики проходило в строгом соответствии с международным правом и защищала Иран от нападок и радикальных шагов со стороны США. Ожидалось, что для строительства понадобится 5 лет, однако в реальности оно продлилось целых 16 лет.

Задержка в строительстве АЭС была следствием скорее непредвиденных обстоятельств, чем вины российской стороны. Нужно было очень много времени и сил, чтобы заменить немецкое оборудование и технологии на российские.

Также Россия надеялась, что вопрос с иранской ядерной проблемой будет решен до окончания строительства электростанции. В итоге к 2011 году АЭС была построена, в том же году введена в эксплуатацию, и сегодня она играет очень важную роль в энергетической системе Ирана.

Корр.: Резкое обострение дискуссии вокруг иранской ядерной программы произошло в начале нулевых.

Лана Раванди-Фадаи: Да, иранская ядерная проблема — одна из самых обсуждаемых тем в 2000-х годах. Особенно на ее реализации настаивал ультраконсервативный президент Махмуд Ахмадинежад.

Тегеран заявлял, что он использует лишь свое право на создание «мирного атома», которое предоставляет любой стране — члену ДНЯО статья 4 Договора о нераспространении ядерного оружия, так как национальные интересы страны требуют развития ядерной энергетики, и отмечает, что в оборонной доктрине «нет места оружию массового поражения».

Соединенные Штаты и Израиль не признают за Ираном этого права, так как опасаются, что, получив доступ к «мирному атому», иранские власти переориентируют его на военные цели, и поэтому всячески пытаются заставить ИРИ отказаться от своей ядерной программы. Иран в 2003 г. подписал Дополнительный протокол к соглашению МАГАТЭ о нераспространении ядерного оружия, однако МАГАТЭ подозревало Иран в секретной ядерной деятельности.

Согласно последнему докладу генерального директора МАГАТЭ Мохаммеда эль-Барадея от 16 ноября 2009 г., Иран не приостановил свои работы по обогащению урана и проекты, связанные с тяжелой водой, а также не осуществлял Дополнительный протокол и не сотрудничал с Агентством в связи с остающимися нерешенными вопросами.









Фото:Бушерская АЭС
Позиция России заключалась в том, что Иран имеет право на развитие «мирного атома», но обязан снять все подозрения о возможном появлении у него ядерной бомбы. При этом Москва выступала против жестких санкций, тем более силовых действий в отношении Тегерана.

Несмотря на резкое осуждение США и Израиля, Россия помогала Ирану в развитии ядерной энергетики — строила Бушерскую АЭС. Москва не переставала заявлять, что данное сотрудничество ведется в соответствии с международными обязательствами и в свою очередь обвиняла Вашингтон в нечестной конкуренции и применении двойных стандартов.

Хотя были и моменты, когда обе страны по-разному смотрели на те или иные события. Таких примеров много и это связано с тем, что страны преследуют свои интересы, и не всегда эти интересы совпадают.

К примеру, кризис, возникший вокруг ядерной программы Тегерана в 2002–2005 годах, сильно повлиял на российско-иранские отношения, что было связано с усилением критики России со стороны западных стран за продолжающее сотрудничество с ИРИ. Более того, после победы на президентских выборах 2005 года в Иране Махмуда Ахмадинежада диалог между Москвой и Тегераном претерпел изменения скорее в худшую, чем в лучшую сторону.

Политика и риторика иранского президента М. Ахмадинежада вызывали всё более возрастающую негативную реакцию на Западе, что порождало новые попытки давления на Россию в плане ужесточения позиции по иранскому вопросу. Таких примеров очень много.

Западные санкции, введенные против Ирана
Корр.: Вот мы плавно подошли к вопросу антииранских санкций. Иран испытал их задолго до Российской Федерации.

Лана Раванди-Фадаи: Что касается формата давления через санкции, то это самый любимый номер (конек) Соединенных Штатов. Они постоянно вводят санкции. Санкции были введены против Кубы, Ирана, Северной Кореи, африканских стран, России и т. д.

История этих санкций разная. Первые иранские санкции называют рейгановскими. Но на самом деле эти санкции никакого значения не имели. Иран после исламской революции ушел самостоятельно в изоляцию (тот же нефтяной сектор был подорван самими иранцами, которые пытались в рамках доктрины исламской экономики сохранить имеющие ресурсы путем сокращения добычи энергоресурсов).

Санкции Рейгана констатировали только состояние отношений между США и Ираном, они вводили запрет на то, чего не было. Реальными и эффективными санкциями можно считать санкции 1994–1996 годов — экономические санкции против Ирана, а из последних, которые нанесли удар по Ирану — это банковские санкции.

Самым ударным можно считать отключение иранских банков от международной межбанковской системы SWIFT.

Корр.: Однако, часть антииранских санкций была поддержана Россией?

Лана Раванди-Фадаи: Совет Безопасности ООН в течение последних лет по инициативе «шестерки» (Россия, Китай, США, Великобритания, Франция и Германия) принял 6 резолюций, в которых постановил Ирану приостановить всю деятельность, связанную с обогащением и переработкой урана, и все проекты, связанные с тяжелой водой, возобновить сотрудничество с МАГАТЭ по линии Дополнительного протокола, выполнить все требования, предписанные ему Советом управляющих МАГАТЭ.

Четыре из них предусматривают санкции в отношении ИРИ. Как я уже сказала, самое большое напряжение в российско-иранских отношениях вызвали санкции 2010 года, направленные против банковско-финансового сектора Ирана, которые поддержала Россия, при этом отказавшись поставить Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300. Что тогда произошло с С-300?!

Нужно отметить, что Россия достаточно долго блокировала попытки Соединенных Штатов и их союзников применить жесткие санкции в отношении Ирана. В то же время нельзя сказать, что Иран делал какие-то значимые встречные шаги по отношению к России в плане демонстрации своей готовности вести диалог с международным сообществом по ядерной проблеме.

Так, в то время как Россия заверяла своих западных визави в отсутствии незаявленных элементов в исследовательской программе ИРИ, Тегеран скрытно вел работы над строительством объекта Фордоу. Неоднократно иранцами срывались уже практически достигнутые договоренности по международному обмену накопленного обогащенного урана в ИРИ.

Возможно, эти обстоятельства в конечном итоге и сказались на том, что в 2010 году Россия поддержала санкционную резолюцию Совета Безопасности ООН № 1929, а также отказалась поставлять Тегерану зенитно-ракетные комплексы С-300.

Поскольку С-300 как вооружение оборонного назначения формально не попадает под действие санкций, в международных СМИ не утихает дискуссия относительно причин отказа Москвы выполнить свои обязательства по доставке С-300 в Иран.

Одна из версий гласит, что российское руководство приняло такое решение по личной просьбе премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху, который пообещал в обмен на срыв договоренностей по комплексам С-300 прекратить поставки израильского вооружения в Грузию. В качестве альтернативного мнения среди исследователей бытует и точка зрения о том, что Россия и США заключили негласный договор, в соответствии с которым Вашингтон в обмен на отказ Москвы продавать Тегерану комплексы С-300 обещал не препятствовать вступлению РФ в ВТО.

Тем не менее спустя время мы С-300 в Иран все-таки поставили. Также необходимо отметить, что в дальнейшем Россия стала выступать против усиления давления на Иран и стала защищать его от нападок Запада — например, уже в январе 2011 года Дмитрий Медведев заявил, что не существует доказательств разработки Ираном ядерного оружия.

Экономические проекты нулевых годов
Корр.: Лана Меджидовна, а какие еще значимые проекты были реализованы в нулевых годах?

Лана Раванди-Фадаи: Внешней предпосылкой развития экономических связей Ирана и России является их территориальная близость. Несмотря на потерю общей сухопутной границы, страны связаны через Каспийское море, являющееся закрытым водоемом.

Само географическое положение Ирана, имеющего выход к Мировому океану, объективно повышает интерес России к нему как транзитной транспортной артерии, в связи с потерей ряда портов на Черном море.

Именно это привело к возникновению и реализации транспортного проекта «Север — Юг» (что включает в себя и строительство железных дорог на территории Ирана), проведению своп-сделок по поставкам нефти, в том числе российской, к иранским портам Персидского залива. Топливно-энергетические товары в 2000-е годы составляли в российском экспорте в Иран около 27%.

Российские компании совместно с иранскими и азербайджанскими в 2000-е годы участвовали в реализации проекта по строительству железной дороги «Казвин — Решт — Энзели — Астара».

В 2000-е годы российский «Газпром» в составе консорциума вместе с малайзийской «Петронас» и французской «Тоталь» начал и уже завершил работы по освоению 2-й и 3-й фаз газоконденсатного месторождения «Южный Парс». Долевое участие «Газпрома» в этом проекте (2 млрд долл.) составляло 30%.

Консорциумом построен в Ассалуйе газоперерабатывающий завод, соединенный газопроводом длиной в 110 км с двумя буровыми платформами. Российская «Татнефть» зарегистрировала в 2005 году совместную с «Фондом обездоленных» компанию на свободной зоне Киш.

До этого «Татнефть» на Кише создала ирано-российскую компанию Tatneft Iran Oil Company Kish, которая получила контракт на сейсмологическое обследование месторождения «Монд», поставила для месторождения «Купал» технологии локального крепления скважин.

Российский «Лукойл» с целью закрепления на иранском рынке приобрел 25% акций в геологоразведочном проекте «Анаран» у дочерней норвежской компании Norsk Hydro.

Корр.: Лана Меджидовна, давайте поподробнее остановимся на транспортном коридоре «Север — Юг». Его слабым звеном является отсутствие железнодорожного участка между Рештом в Иране и Астарой в Азербайджане, в результате чего прерывается кратчайший железнодорожный маршрут между Россией и Ираном. Какие перспективы строительства этого участка?











Фото: Международный транспортный коридор «Север — Юг» (красным цветом)


Лана Раванди-Фадаи: Железная дорога Решт — Астара пока не была построена из-за нехватки средств у Ирана, который из-за возобновления санкционного режима Трампом в 2018 году находится в сложной экономической ситуации. 17 мая 2023 года между Ираном и Россией было подписано соглашение о совместном финансировании работ по реализации проекта железной дороги «Решт — Астара».

Соглашение предусматривает выделение средств как непосредственно на проектирование и строительство участка, так и на поставку материалов для этих целей. Причем доля участия России в данном проекте будет больше доли Ирана.









Изображение: (cc)
Строительные работы на участке Казвин — Решт

Должен быть выделен межгосударственный кредит в размере 1,3 млрд евро, где на выплаты России приходится 85%. При этом общая стоимость дороги оценивается приблизительно в 1,6 млрд евро.

Согласно документу, Москва и Тегеран будут совместно финансировать проектирование, строительство, а также поставки товаров и услуг. Железная дорога Решт — Астара является одним из ключевых участков международного транспортного коридора «Север — Юг».

Ожидается, что она будет достроена к концу 2027 года. Дорога должна обеспечить связь между Ираном и Азербайджаном, ее длина будет составлять 170 км.

(Продолжение следует. Беседу провел Сергей Ибрагимов)

Источник:ИА Красная Весна
https://rossaprimavera.ru/article/787e2855



Вернуться назад