Все о коронавирусе в Азербайджане

                                                                            Онлайн центр квантового мышления

Суббота, 10 Январь 2015 11:20

Военно-политический союз мусульманских народов Кавказа (Часть I)

Автор

Алиева Севиндж,

Кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Истории НАНА

 

Народы Азербайджана и Северного Кавказа образовывали мусульманский анклав на Кавказе. Особенно тесным было соприкосновение жителей Северного Азербайджана с кавказскими народами. Географическая сочлененность, хозяйственно-бытовые связи, торговые отношения, и др. факторы способствовали налаживанию различного рода более тесных, даже родственных отношений. Исторически часть Северного Кавказа входила в политическую сферу Азербайджана, а ислам цементировал эти отношения и ставил мусульманские народы Кавказа по одну сторону баррикад в борьбе с иноземной экспансией. Немалую роль в консолидации азербайджанского и северокавказских народов сыграла фигура халифа – султана Османской империи, провозгласившего себя главой всех мусульман (сунниты). Османскому владычеству зачастую противостояли иранские власти (в основном придерживавшиеся шиизма). К этой борьбе, имевшей целью всех сторон захват благоприятных земель и подчинение народов, с XVI в. постепенно присоединилась Россия, предпочитавшая договоренность с Ираном, преследовавшая свои имперские замыслы и игравшая на струнах соперничавших держав.

Оценивая волнения в регионе, которые имели как свои внутренние, так и побуждающие извне причины, отметим, что не зависимо от того, кто против кого выступал, военный союз азербайджанцев с кавказскими народами имел место.

Обратимся к событиям. По указанию султана, правитель Ширвана Осман-паша, находящийся в Дербенте, двинулся в глубь Азербайджана. Вместе с ним шли крымские войска, возглавляемые братом крымского хана Мухаммеда Гирея – калгой Адиль Гиреем, прибывшие в Ширван через Терек. Летом 1580 года османские войска во главе с Уздемир Осман-пашой овладели Северным Азербайджаном, в том числе частью территории современного Дагестана и наибольшей частью Северного Кавказа. Вместе со своими сторонниками – кайтагскими и другими владельцами с их людьми они выступили на Гянджу, Карабах, Барду, Нахичевань и Джульфу. В 1578 – 1579 годы османские войска под командованием Мустафы Лала-паши заняли современную Грузию и Азербайджан, и вышли к Каспийскому морю. Так Османская империя предприняла еще одну попытку овладеть Азербайджаном, северной ее частью, включавшей территорию современного Южного Дагестана.[1]

По договору 1590 года, Азербайджанские владения, в том числе на Северном Кавказе и в Грузии были переданы Османской империи. В этом османским войскам активное содействие оказали войска крымского хана и северокавказских сераскиров – вассалов Османской империи.

Османская империя, вытеснив азербайджанских и персидских купцов с рынков на Черном море, стремилась установить контроль над всеми торговыми и транзитными магистралями, которые издавна курировались азербайджанцами.

Пришедший к власти Шах Аббас I (1587 – 1629) с целью одержать реванш над Османской империей овладел значительной частью Азербайджана. К Сефевидам вновь отошли Гянджа, Шемаха, Баку, Дербент, Лори, Тифлис и Дманиси. Шах Аббас I старался привлечь на свою сторону дагестанских владетелей. Он жаловал их пожалованиями из казны и дарственными грамотами. Так, в частности, после победы над османами в Дербенте, шах Аббас вознаградил сына Хаджи-Мухаммеда Дербенди и уцмия Кайтага подарками и пожаловал им союргал[2]. Более того, уцмий получил грамоту на управление Дербентом.

                Шах Аббас II провел ряд мероприятий для упрочения своей власти в регионе. В 1615 году он с помощью представителей народов Северного Кавказа восстановил свою власть над Кахетией. Его сторонниками были кумыкские владетели Ильдар и Гирей. В период правления шаха Сефи (1628 – 1642) и шаха Аббаса II главной опорой сефевидов выступили кумыкские владетели Ильдар и Гирей. В 1641 году после смерти шамхала Айдемира шах Аббас II поддержал своего приверженца Сурхая Тарковского и выдал ему грамоту на шамхальство.

                В 1645 году шах Аббас, воспользовавшись междоусобицей янгикентских и маджалисских ветвей рода уцмиев, выдвинул на престол уцмия Амирхан-Султана, который примкнул к шахским войскам, прибывшим в Кайтаг. Шахская власть распространялась Дербент и южную часть современного Дагестана, на Табасарань и Тарковское шамхальство.

Как известно, в 1612 году шах Аббас подписал с османами мирный договор, по которому Сефевидскому государству вновь отходили Юго-Западный и Западный Кавказ, Азербайджан, Луристан и часть Курдистана, но военные действия продолжились до 1618 года.[3]

Итак, очевидно, что одна часть северокавказских владельцев выступала со своими людьми совместно с азербайджанцами на стороне османского султана, а другая – на стороне шаха, причем независимо от конфессиональных нюансов. Решение предопределялось, как правило, волей самих владельцев, их симпатиями и убеждениями.

Неразделенность судьбы мусульманских народов Кавказа объясняет и факт переселения части из них на Южный Кавказ. Удобные земли, перспективы лучшей жизни, видимо, манили горцев к более благоприятным местам проживания, к тем, кто одобрительно относился к ним.

Во второй половине позднего средневековья и в новое время наблюдается переселение части черкесо-абхазских, осетинских, чечено-дагестанских племен в сторону Южного Кавказа. По мнению некоторых ученых, это было связано с вытеснением их с северокавказской равнины. Эти представители народов Северного Кавказа стали смешиваться с местными народами.[4] К тому же, азербайджано-северокавказские отношения в то время развивались в масштабах международной и местной торговли. [5]

Существенный политический сдвиг произошел после того, как в 1724 году османам удалось занять Картли и Ширван, а по Константинопольскому договору от 12 июня 1724 года, получить верховные права на Средний Дагестан.[6]

Но, как известно, уже в 1725 – 1727 годы российские власти, озабоченные османскими успехами в регионе, объявили о включении в состав Российской империи, оцепленные царскими войсками уцмийство Кайтагское, владения Табасарана, Аварское ханство,[7] Акуша-Дарго, а также другие союзы и сельские общества. По договору от 12 июня 1724 года, заключенному в Стамбуле, Российской империи отходило западное и южное побережье Каспийского моря с городами и провинциями Дербент, Баку, Сальян, Гилян, Мазандеран, Астрабад. Османская империя продолжала контролировать азербайджанские города Шемаху, Нуху, Гянджу, Тебриз, а также Западный Кавказ, т.е. территорию нынешней Грузии и Армении.[8]

Причем, османские войска в то же самое время закрепляются на территории от Эривани до Тебриза. В 1729 году современная территория Грузии объявляется османской провинцией. Как известно, до этого времени территория Картли-Кахетии являлась провинцией Сефевидского государства, наряду с населенными горскими этносами Триалетией, Тушетией, Хевсуретией, Пшавией, а также азербайджанцами – Борчалы, Казах, Шамшадиль, Бамбак и Шурагель. Западная часть Юго-Западного Кавказа, населенная смешанным населением, преимущественно родственными северокавказскими этносами, состояла из Имеретии, Мингрелии, Гурии и Абхазии.[9]

                Переселение представителей северокавказских народов в глубь Южного Кавказа сыграло существенную роль в истории этого региона. По всей видимости, их привлекали не только благоприятные земли и пастбища, но и возможность участвовать в военных мероприятиях. Тем более именно в XVIII веке провинции Сефевидского государства раздирали всевозможные усобицы.

Причем, территория восточной части Юго-Западного Кавказа, в основном, манила к себе представителей Северо-Восточного Кавказа, а территория северо-западной, западной части Юго-Западного Кавказа – сородичей с Северо-Западного Кавказа. Движение народов, взаимоотношения с соседями, сородичами, раскинутыми по разным частям Кавказского региона, не знало границ. Оно носило самый разный характер- от сезонных перемещений до постоянного обустройства. Но со временем происходил процесс прикрепления к земле, горным магалам, пр.

                Судьба представителей Северо-Восточного Кавказа на территории Азербайджана вXVIII веке тесно переплетена с военно-политическим взаимодействием между Азербайджаном и Грузией.

В летописи азербайджано-грузинских отношений северокавказские народности вновь активизируются после того, как в 1732 году, по Гамаданскому соглашению, Сефевиды признали за Османской империей обладание территорией современной Грузии. По указанию османского султана, в 1733 году войска крымского хана, на территории Северо-Восточного Кавказа пополнившие свои ряды за счет представителей местных народностей: аварцев, андийцев, тавлинцев, субутцев, атлукцев, аксайцев, др. вновь маневрировали в пределах Северо-Восточного Азербайджана.[10]

Здесь надо особо отметить, что коммуникационно современные территории Грузии и Дагестана были связаны между собой цепью горных перевалов и Прикаспийским путем, пролегающим через территорию Азербайджана. Причем, по оценке ряда ученых, северокавказские народы сыграли огромную роль в образовании и сохранении Картлийского царства, выступая союзниками его правителей против Кахетии.[11]

В XVII – XVIII веках на т.н. Восточно-грузинскую равнину или окраину Кахетии наблюдается очередной приток аварских и цахурских племен.[12] По сообщению Вахушти, через Главный Кавказский хребет на территорию Северо-Западного Азербайджана многочисленные племена лезгин, аварцев, кунзахцев, др. проникали по следующему маршруту- из Цахури они шли на Елису, из Сугила – на Кубу, из Кашкача – на Нуху, из Мисильдаха – на Белокань.[13] С этим трудно согласиться, потому что, как отмечалось выше, северокавказские народности проникают на территории Северо-Западного Азербайджана еще с XV – XVI вв.

Жители Елисуйского султанства и Джаро-Белоканского Геза поддерживали тесные связи с жителями современного Дагестана.[14].

Представители современного Дагестана (аварцы, и др.) вместе с жителями Джаро-Белоканского союза сельских обществ и населением Илисуйского султанства зачастую совместно и скоординировано совершали совместные выступления, набеги, нападения на Кахетию.[15] Опять наблюдаем применение набеговой системы, широко применяемой в основном представителями некоторых северокавказских народов (практика с целью удальства и наживы).

Враждебное отношение выходцев из территории современного Дагестана к грузинам имело свои давние корни. По словам В.Л. Величко (XIX – начало XX века), История говорит, например, что дагестанцы искони презирали армян и даже грузин, бывших во времена грузинского царства данниками и объектом набегов лезгин.[16]

                Прослеживая участие представителей северокавказских народов в азербайджано-грузинских отношениях, важно отметить, что их действия носили антироссийскую направленность. Недовольные появлением российских войск в регионе и на своей земле они всюду и всячески выступали против них и их союзников.

Так, в конце 1720-х годов отмечается деятельность Казикумыкского Сурхай хана вместе со своими людьми против российского присутствия в регионе. В тоже время, Надир шах отвоевывает территорию современной Грузии. 10 марта 1735 года, по Гянджинскому трактату, русские войска оставляют Баку и Дербент.[17] К концу 1735 года Надир шах контролирует уже весь Южный Кавказ. Он назначил своего брата Ибрагим хана главным правителем От Капланкуха до Арпачая и дальних пределов Дагестана и Грузии, подчинив ему всех владетелей и начальников, находившихся в этом крае, т.е. практически всего Северного Азербайджана. Интересно, что когда в 1738 году Джарскую область, недовольную сбором налогов охватило очередное восстание против Сефевидов, перекинувшееся в Шеки и в Шемаху, по распоряжению Надир шаха, для усмирения джарцев со стороны своих северо-западных провинций – с территории современной Грузии было выслано войско кахетинского валия Имам Кули хана. Сардар Грузии Сафи хан Багаири был назначен в Азербайджан, шахские гарнизоны размещены в Агдаше и других потенциально нестабильных местах. Правителем Азербайджана был поставлен Эмир Аслан хан Кырклу. Шахские военачальники обрушили свой удар по Джарам, Кавыху и Агзыбиру, всюду расправляясь и преследуя участников событий - азербайджанцев и горцев, уходивших в горные места, вплоть до Самура.

Представители северокавказских народностей участвовали в восстаниях и в волнениях в регионе наряду с азербайджанцами, проявляя при этом свойственную им воинственность и подготовленность в военном деле. В другое время, не раз отмечалось в документах, они совершали нападения на недругов азербайджанцев- грузин, русских или шахских представителей.

По сведениям ротмистра Терского войска М. Макарова, представители Соверо-Восточного Кавказа (андреевцы, т.е. кумыки, аварцы, лезгины) ездили для добычи на территорию Северо-Западного Кавказа – в пределы современной Грузии.[18]

Такого рода действия не укладываются в масштабы организованной и спланированной борьбы за свободу, против врагов. В российской историографии XIX в. набеги горцев названы хищничеством. Но, в то же время, свободолюбивый горец, по его представлению, только так и такими средствами мог жить и бороться. Поэтому, военные действия, набеги и нападения с участием северокавказских горцев – есть присущая их манере того времени выражение неприятия изменений в регионе, наступления и утверждения российской власти. Противостояние шахской власти также, видимо, было связано с навязанной им моделью существования. Но, как мы видим, не наблюдаются противоречия и столкновения между самими народами Азербайджана и Северного Кавказа, тянувшихся друг к другу невидимой, но такой реальной нитью взаимопонимания и духовного родства.

Несоразмерность сил способствовало постепенной, хоть и трудной, победе российских войск. Российские и грузинские (христианские ее представители) власти во второй половине XVIII века стремятся отделить часть Юго-Западного Кавказа – Картли-Кахетию от мусульманского мира, под политическим и экономическим влиянием которого она долгое время находилась.

Как известно, Кахетией и Картли долгое время правили персидские ханы, а затем цари-мусульмане- Баграт V (1616 – 1619), Ираклий I или Назарали хан (1664 – 1706), Давид или Имам-Кули хан (1706 – 1722), Константин или Мамад-Кули хан (1723 – 1729). Большая часть населения персидских провинций Юго-Западного Кавказа (в традиционной историографии – Картли-Кахетия) исповедовала ислам- азербайджанцы, турки, представители различных северокавказских народностей.[19]

Так, в Инструкции от 1782 года Ираклий II предупреждал, что дагестанские и азербайджанские владельцы могут распространить свою гегемонию на всю Картли-Кахетию. Эти выводы последовали после того, как Ираклий II, обессиленный в междоусобной борьбе, раздиравшей его страну, отчаявшийся самостоятельно вести борьбу с османскими, персидскими, азербайджанскими войсками, стал склоняться на российскую сторону. В марте – апреле 1770 года произошли военные столкновения между русско-грузинскими соединениями и османскими войсками. Ахалцихский паша направил к Ацхуру военные подразделения турок из местных гарнизонов и отряды из представителей местных мусульманских народов.

Омар хан аварский находился в негласном союзе с джарскими и белоканскими аварцами, воины которых были искусны в набегах. Их поддерживали казахские, борчалинские и шамшадильские азербайджанцы. По указанию ахалцыхского паши Омар хан аварский со своими людьми напал на часть территории современной Грузии, контролируемую русскими войсками. (Ахалцыхские паши совместно с местными мусульманскими народами-азербайджанцами, аварцами, пр. действовали против русских войск вплоть до конца 20-х годов XIX века).

Выступления против российского присутствия на Южном Кавказе носили как стихийный, так и организованный характер. Азербайджанские ханы- гянджинские, карабагские, ширванские и другие действовали не столько по указанию персидских властей, сколько в своих собственных интересах. Долгое время наблюдается сепаратизм азербайджанских правителей, стремившихся к единоличному управлению и даже к приходу власти в самом Иране (Мамед хан, Азат хан, и другие). Они опирались на помощь местных владетелей современного Дагестана.[20] Можно предположить, что войско из представителей северокавказских народностей- аварцев, пр. иногда нанималось азербайджанскими ханами (Карабагским, др.) для своих целей- в междоусобной борьбе азербайджанских ханов, в нападении на своих внешних врагов. Некоторые наемники после выполнения своей задачи не уходили в родные места, оставались на азербайджанской земле.[21]

Владельцы Северо-Восточного Кавказа, в частности, Казикумыкский владелец Магомет хан, еще продолжали получать письма от Ахалцыхского паши.[22] Важно напомнить, что в пределы Ахалцыхского пашалыка в мере покорения Северного Кавказа переселялись представители народов Северного Кавказа, в том числе аварцы.[23]

Ираклий II продолжал жаловаться и обращаться к российскому командованию с просьбой напасть на мусульманское население региона: азербайджанцев и представителей народов Северного Кавказа. Так, Ираклий II писал генерал-порутчику П.С. Потемкину, у каких азербайджанских ханов и владельцев и сколько фуража и продовольствия российские войска могут захватить при продвижении в регионе, указывал на количество провианта в Карабахе, в Гяндже, а также от Дербента до Ширвана и до Джара.[24] А в ноябре 1783 года Ираклий II, ссылаясь на то, что джарский народ оказывает дагестанцам и аварцам всяческое содействие, помощь в нападениях на территорию Кахетии, снабжает продовольствием и оружием, просил российское командование наказать джарцев, для успеха желательно зимой. Потому что в этом случае нухинцы (шекинцы), дагестанцы, аварцы не успеют прийти им на помощь. Эти предупреждения имели основание. Так, в частности, о военном содружестве, скрепленном этническим родством, свидетельствует выступление Фатали хана Дербентского со своим войском вместе с шамахинцами на помощь Нухинскому Аджи хану.[25] Кроме того, известно, что вплоть до 1770-х годов представители народов Северо-Восточного Кавказа продолжали нападения на территорию современной Грузии. Брат и старший сын аварского хана Магомеда Нуцала со своими людьми направились на помощь шекинскому владетелю Гусейн хану в его борьбе с Ираклием II за обещанное вознаграждение и были готовы войти в союз с шекинским ханом против Фетали хана Дербентского. На территории Северо-Западного Азербайджана к ним присоединились различные партии аварцев и тавлинцев.[26]

Османские власти старались вытеснить российские войска с территории Картли-Кахетии. Так, в 1784 году аварцы, обосновавшиеся на территории Северо-Западного Азербайджана прибыли в Ахалцых к османам. К ним спешил Омар-хан аварский. Появившись на Алазани, Омар-хан, обойдя Сигнах, двинулся прямо на Тифлис, вглубь Картли, захватил Вахань – замок князей Абашидзе и произвел по всей Картли опустошения.[27]

Российские власти пытались не допускать набегов на территорию Кахетии кумыков, чеченцев, а также представителей выше указанных народностей. Кумыки[28], как и другие народности, совершали набеги в пределы Кахетии за вознаграждение, получаемое от своих владельцев. Как известно, однажды кумыкам не заплатили за набег и они в очередное предприятие не пошли, но на новый набег согласились тавлинцы. В целом наблюдается активное сотрудничество кумыков с азербайджанскими правителями. [29]

                Несмотря на сопротивление местных народов, по договорам 1772, 1774, 1783 годов Российская империя приобрела новые территории, придвинувшие ее к Южному Кавказу. Непосредственное соприкосновение с Восточной Грузией открыло для России новое геополитическое пространство.

                Царское правительство планировало присоединение к своим владениям прикаспийских областей, а в остальной части Южного Кавказа – образовать зависимые вассальные государства – Грузию и Албанию. По проекту князя Г.А. Потемкина,прикаспийские провинции Азербайджана, включая Эриванское, Карабахского, Карадагское ханства… должны были служить в будущем наследием великого князя Константина Павловича под названием Албания.[30]

Но война 1787 – 1791 годов с Османской империей на время приостановила воплощение этих планов в жизнь. Русские войска даже были отозваны из Картли-Кахетии.[31]

В историографии традиционно высвечивается факт установления Фатали ханом союза с Ираклием II против других сепаратно настроенных азербайджанских ханов. В то же время отдельные документы свидетельствуют, что Фатали хан обвинял Ираклия II в подстрекании аварского и казикумыкского владельцев, напавших и разоривших его ханскую деревню. Фатали хан обвинял Ираклия II во вмешательстве в дела азербайджанских ханов. Так, в частности, по его вине Гянджинский Магомет хан и Карадагский Кязим хан Мустафа оглы находились в заточении у Карабагского Ибрагим хана.[32]

Взаимоотношения кавказских владельцев в период междоусобиц похожи на картинки из калейдоскопа, вращаясь показывающего все новые и новые замысловатые сюжеты. События того времени свидетельствуют, что владельцы участвовали на стороне тех или иных азербайджанских ханов, руководствуясь самыми различными соображениями: от личной привязанности до выгоды от участия в военных предприятиях. Внутри самих многоэтничных обществ Северо-Восточного Кавказа наблюдался сложный процесс развития социально-экономических отношений. Положение осложнялось влиянием внешних факторов - все еще значительной ролью Азербайджанских ханств и делающих решительные подступы Российской империи.

Многие правители Северного Азербайджана и северокавказские владельцы продолжали рассчитывать на Османскую империю. Османские власти планировали поход в Тифлис силами Эрзурумского, Карского и Ахалцыхского пашей с помощью казикумыкского, аварского и джангутайского владельцев с их людьми.[33] В начале 1790 года Ахалцыхский паша послал некоторым азербайджанским ханам и владельцам Северного Кавказа письма о совместном выступлении против российских войск. Подобные обращения адресовались Шекинскому, Шемахинскому и Карабагскому ханам, Кайтагскому уцмию, Казикумыкскому, Джангутейскому, Акушинскому и Аварскому владельцам. Они должны были объединиться в районе Кабарды с ногайцами и черкесами, идущими с Северо-Западного Кавказа, и захватить Кизляр. Командование над северокавказскими отрядами возлагалось на Гусейн-пашу и Батал-пашу.[34] Получив об этом известность, российские власти предприняли массовое переселение ногайцев с Кубани на Волгу, начались переговоры с кабардинскими владельцами. Российская сторона обещала все условия для беспрепятственной торговли и пользования земельными угодьями, выгоды и льготы. Отмена пошлины должна была привлечь народы современного Дагестана вновь приезжать для торговли и по другим делам в Кабарду и на Терек.[35]

Между тем, на территории современного Дагестана разместился отряд русских войск под командованием генерала Савельева. Планировалось снаряжение экспедиции под командованием генерала В. Зубова с целью установить власть над владетелями современного Дагестана, проникнуть на территорию современной Грузии и помочь армянам на Южном Кавказе. Пока Зубов находился в Тифлисе, командир передового отряда Савельев прибыл во владения Шейх-Али хана Дербентского и предложил ему заключить союз против шаха. Как известно, Шейх-Али хан Дербентский не ответил на письмо и пытался не допустить В. Зубова в Дербент, встретив его пушечными выстрелами. Однако, 1 мая 1796 года Дербент был сдан. Русские войска заняли Кубу, Баку, Шемаху, Сальяны, Джеват и Гянджу.[36] Такой расклад сил и потери смешали планы владельцев.

К концу 1794 года, как известно, Ага-Магомед хан Каджар объединил обособившиеся ранее владения и начал борьбу за восстановление власти в современном Дагестане, Северном Азербайджане и Восточной Грузии.[37]

                Тогда Екатерина II приказала главнокомандующему на Кавказе от 16 ноября 1795 года установить контроль не только над Картли-Кахетией, но и над Ширваном и Баку. В Грузию двинулись два батальона под командованием полковника Сырохнева, а в Дагестан – отряд по главе с генерал-майором Савельевым. Действия русских войск на территории современного Дагестана встретили сопротивление дербентского и казикумыкского ханов. В том же году было учреждено Кавказское наместничество.

Османские власти решили воспользоваться ситуацией в регионе. Они призывали лезгинских и аварских владельцев Ханбутая и Умма хана захватить важные стратегические места на пути от Дербента до Тифлиса и всячески препятствовать продвижению российских войск.[38] В то же время аварский хан обложил Грузию ежегодной данью в 5000 рублей.[39]

                В 1798 году грузинский царь Георгий XII отправил в Стамбул с прошением о покровительстве посла князя Аслана Орбелиани. Известно о его решении пойти на уступки Фетх-Али-хану.[40]

                В 1799 году русские войска вошли в Картли-Кахетию. Специальной грамотой русского императора владения Аксаевское, Костековское, Эндереевское, шамхальство Тарковское и Андийское вольное общество были объявлены в подданстве России. Несколько позже то же распоряжение касалось уцмийства Кайтагского, Табасарана и Дербентского ханства. К России оказались присоединены также другие азербайджанские земли- Казахское и Шамшадильское султанство.

В 1801 году, несколько дней спустя после присоединения к России Восточной Грузии, князь Потемкин известил всех Азербайджанских ханов и других соседних владельцев, что Грузия признала над собой верховное покровительство Русской императрицы. В соответствующий список были внесены имена следующих азербайджанских и северо-кавказских владельцев- Имам Кули хан Урмийский, Фатали хан Дербентский, Гедаят хан VIIIРещинский, Ибрагим хан Карабагский, Аджи Абдул Кадыр хан Шекинский, Агаси хан Шемахинский, Назар Али хан Шахсеванский, Нажаю Кули хан Таврийский, Ахмед хан Хойский, Мелик Махмет хан Бакусский, Гусейн хан Ериванский, Гара хан Талышинский, Махмет хан Казыкумыкский, Умма хан Аварский, Шамхал Тарковский, Уцмий Каракайтагский, Бамат Буйнакский.[41]

                Сулейман-паша Ахалцыхский, получив сообщение о продвижении русских войск в Грузию, обратился к османским властям, поспешившим обнадежить своей поддержкой Сулейман-пашу и всех азербайджанских ханов. Эмиссары с султанскими фирманами направились на Южный Кавказ, включая территорию современного Дагестана. Они призывали мусульман подняться на борьбу во имя защиты общей веры.

Так, Чылдырский Сулейман-паша, по указанию османских властей, старался привлечь на свою сторону азербайджанских, дагестанских ханов, а так же кабардинских владельцев. Он предлагал им объединиться для борьбы против русских войск-… мы будем сильны, - призывал он, - чтобы рассеять бурю, собирающуюся сокрушить нас. Важно отметить, что Османская империя рассматривала деятельность русских войск на Кавказе как вторжение на территорию, подвластную Османской империи. Кроме того, султан как халиф распространял свою власть на мусульман Кавказа, как Южной, так и Северной ее части.

Русские, - писал Сулейман-паша Ибрагим хану шушинскому (Карабахскому), -проложили путь через Кавказ и дорога ими сделанная дозволяет везти не только нужные вещи, но и артиллерию и все что к продовольствию потребно. Их войска вступают исподволь в Грузии и в исходе лета все они соберутся с тем, чтобы власть в Персии и в Оттоманские и поглотить нас как быстрый летний поток поглощает все, где протечет.[42]

Но азербайджанские ханы Северного Азербайджана, занятые своими внутренними проблемами, предпочитавшие своими силами справляться с неприятелем, в лучшем случае прибегали к помощи владельцев современного Дагестана, они не смогли объединиться с северокавказскими владельцами. Видимо, за такой короткий срок мусульманские части Кавказа оказались не готовыми к консолидации.

                К тому же, к сожалению, не увенчались успехом стремления шекинского и кубинского ханов к объединению азербайджанских земель в единое государство. В междоусобной борьбе они использовали владетелей Северо-Восточного Кавказа. Фатали хана Дербентского поддерживали азербайджанские жители Северо-Восточного Кавказа и кумыки – тюркоязычная часть этого региона, а Ибрагим хана Карабагского и Шекинского хана – в основном аварцы под предводительством Умма хана.[43]

                Планы политического объединения мусульманского Кавказа вынашивались также в османских верхах. Примерно с XV века часть Северного Кавказа являлась владением Крымского ханства – вассала Османской империи. Шаги османов в проекте объединения мусульманского Кавказа носили самый разный характер- от распространения прокламаций, призывов, деятельности эмиссаров, до военного присутствия в регионе. Известно, в частности, о стремлении Сулейман-паши добиться союза между дагестанскими, азербайджанскими ханами, использовать самого сильного дагестанского Умма хана и даже бухарского хана.

Но в итоге, планы объединения мусульманского Кавказа, где Северный Кавказ был полностью мусульманским, а Южный – в большей степени, не реализовались. Российская империя превратила Кавказ в арену боевых действий, планомерно занимая своими войсками территорию этого региона, всячески привлекая на свою сторону местных феодалов и расправляясь с неугодными.

План покорения мусульманских народностей Кавказа и захват их территории демонстрирует понимание неделимости народов Северо-Восточного Кавказа и Северного Азербайджана. Завоевание Южного Дагестана подразумевало вторжение в азербайджанские пределы.

Российский император Павел I вынашивал план объединения азербайджанских ханств, в том числе и на территории современного Дагестана в федеративное государство под покровительством России.[44] Павел I предписывал создать из горских владетелейфедеративное государство, зависящее от российского императора яко верховного государя и покровителя, не требуя от них ничего, кроме верности. От И.В. главнокомандующего войсками в Грузии и на Кавказской линии Гудовича требовалось установить зависимость Тарковского шамхала, дербентского и Бакинского ханов. В планируемую федерацию должны были войти Восточная Грузия, территория Северного Азербайджана и Северного Кавказа.[45]

Итак, очевидно, что до начала XIX века взаимоотношения между Азербайджаном и народами Северного Кавказа обуславливались определенными историческими явлениями, влиянием социально-экономической и политической обстановки. Анализ исторических сведений дает представление о взаимоотношениях этих народов.

Они развивались по трем направлениям: 1) торгово-экономическое сотрудничество, 2) хозяйственно-культурное взаимообогащение, 3) военно-политический союз.

Географическое положение Азербайджана не мешало проникновению народов Северного Кавказа на Южный Кавказ. Общность исторической судьбы современного Дагестана и Азербайджана надолго связала населяющие их народы. К сожалению, до сих пор взаимосвязи между двумя этими регионами рассматривались лишь в определенном ракурсе. Так сложился стереотип подвергать анализу взаимоотношения между Азербайджаном и современным Дагестаном как между двумя отдельными субъектами. Между тем, Дагестан - до волюнтаристского решения царского самодержавия создать отдельную Дагестанскую область в середине XIX века – был неотъемлемой частью Азербайджана. Даже после того, как на карте появилась Дагестанская область, этот регион, по-прежнему, еще долгое время считался частью Южного Кавказа, а в некоторых отношениях, как и ранее, тесно связан с Азербайджаном. Немаловажную роль играл экономический фактор. Ведь жизнедеятельность азербайджанского и северокавказского населения современного Дагестана была тесно связана с зимними пастбищами Северо-Западного Азербайджана. Представители Северного Кавказа участвовали на стороне некоторых азербайджанских феодалов в борьбе за самостоятельное управление и утверждение в регионе, а в истории азербайджано-грузинских отношений они показали себя боевыми союзниками азербайджанцев.

Источники

[1] Мамедов С.А. Азербайджан по источникам XV – первой половины XVIII в Баку, 1993. С. 170 – 175, Махмудов Я. М. Взаимоотношения государств Аккоюнлу и Сефевидов с западноевропейскими странами… С. 184 - 185.

2 Союргал – право взимать в свою пользу налоги, которые поступали с подвластной территории в шахскую казну.

3 Ашурбейли С.Б. Очерк истории средневекового Баку (VII – начало XIX вв.). Баку, 1964. С. 248 – 249.

4 Тогошвили Г.Д. Вопросы истории народов Северного Кавказа и их взаимоотношений с Грузией в грузинской советской историографии// Грузино-северокавказские взаимоотношения. Тбилиси, 1981. С. 38

5 Гасанов М.Р. Из истории дагестано-грузинских взаимоотношений XV – XVII вв.// Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Вып. 1. Махачкала, 1974. С. 89, 92 – 93; История Дагестана. Т. I. С. 277 – 279; История Дагестана. Т. II. С. 33; Шихсаидова Р.С. Из истории дагестано-азербайджанских торгово-экономических отношений в XVII веке// Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Вып. 1. Махачкала, 1974. С. 110, 116.

6 Беннигсен А. Народное движение на Кавказе в XVIII в. Махачкала, 1994. С. 47.

7.Авария на севере граничила с Чечней, на западе с тушинами и грузинами, на юге – с Шекинским ханством, а на востоке – с Тарки, Мехтула, Акуши, Кумыком и Кюринским ханством.

8 Гаджиев В.Г. Из истории великой дружбы// Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Вып. 2. Махачкала, 1975. С. 15; Жалованная грамота Петра IАхмед хану кайтагскому, 21 августа 1727// Русско-дагестанские отношения в XVIII – начале XX в. Сборник документов. М., 1988. С. 57 – 58; Жалованная грамота Петра I уцмию Ахмед хану кайтагскому, 30 марта 1728// Там же. С. 58; Сысоев В.М. Краткий очерк истории Азербайджана (Северного). Баку, 1925. С. 89 – 95.

9 Очерки из истории Грузии/ Сост. В.Е. Романовский. Тифлис, 1902. С. 111 - 115; Эсадзе С. Историческая записка об управлении Кавказом. Т. I. Тифлис, 1907. С. 5.

10.Письмо Андреевского владетеля Айдемира ген.-лейтенанту А. Гессен-Гомбурскому// Русско-дагестанские отношения…С. 67; Письмо сына шамхала Тарковского Хазбулата ген-л. А. Гессен-Гомбургскому// Там же. С. 68; Рескрипт Анны Ивановны ген.-анш. В.Я. Левашову, 27 июля 1733// Там же. С. 69.

11 Гаджиева М.Г., Давудова О.М. Гасанов М.Р. Исторические связи Дагестана и Грузии. Махачкала, 1991// Известия северо-кавказского научного центра высшей школы. Общественные науки. Ростов-на-Дону, 1992. № 1 – 2. С. 92.

12 Тогошвили Г.Д. Вопросы истории народов Северного Кавказа и их взаимоотношений с Грузией в грузинской советской историографии// Грузино-северокавказские взаимоотношения. Тбилиси, 1981. С. 26 – 32.

12 Бакрадзе Д., Березин Н. Тифлис в историческом и этнографическом отношениях. СПб., 1870. С. 68.

13 ГААР. Ф. 970. Оп. 1. Д. 227. Л. 7; ГИААР. Ф. 866. Оп. 2. Д. 11. Доклад о сословно-поземельном строе в Закатальском округе и в Горном магале Самурского округа. Л. 1 – 10.

14 Боцвадзе Т.Д. Там же. С. 40 – 41; Магомедов Д.М. Исторические сведения о дидойцах// Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Вып. 2. Махачкала, 1975. С. 107.

15Величко В.Л. Кавказ. Русское дело и междуплеменные вопросы. Баку, 1990. С. 181.

16.Бакиханов А. Гюлистан-и Ирам/ Редакция, комментарии, примечания и указатели З.М. Буниятова. Баку, 1991. С. 136 – 141; Эсадзе С. Там же. С. 7 – 8.

17 Доезд ротм. Терского войска М. Макарова, 5 октября 1760// Русско-дагестанские отношения. Сборник документов. Махачкала, 1988. С. 97.

18 Очерки истории Грузии… С. 123; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. Ставрополь, 1994. С. 228.

19 Боцвадзе Т.Д. Народы Северного Кавказа в грузинско-русских политических взаимоотношениях XVI – XVIII веков. Тбилиси, 1974. С. 78 – 79; Иосселиани П. Путевые заметки по Дагестану в 1861 году. Тифлис, 1862. С. 62; Орешкова С. Ф. Османская империя и Россия в свете их геополитического разграничения// Вопросы истории. М., 2005. № 3. С. 42 – 44; Очерки  из истории Грузии… С. 229, 268; Эсадзе С. Там же. С.12 – 15.

20 Письмо Ибрагим хана (Карабагское ханство) Ираклию II от (ранее) 9 января 1784 года// Межкавказские политические и торговые связи Восточной Грузии (конец 60-х – начало 90-х гг. XVIII в.). Документы и материалы. Вып. 1. Тбилиси, 1980. С. 120; Письмо Ибрагим хана Шушинского (Карабагское ханство)

21 Ковалевский П.И. Кавказ. Т. 1. Народы Кавказа. СПб., 1914. С. 337.

22 Письмо Ираклия II П.С. Потемкину, информирующее об имеющихся в Грузии и Азербайджане товарных ресурсах провианта и фуража и о ценах на них от 26 мая 1783 года. Тбилиси// Межкавказские политические и торговые связи Восточной Грузии (конец 60-х – начала 90-х гг. XVIII в.). Документы и материалы. Вып. 1. Тбилиси, 1980. С. 72 – 74.

23 Письмо Ираклия II П.С. Потемкину о войне с джарцами при Надыр-шахе и позже, о тамошних грузинах, о военных действиях между джарцами и азербайджанскими ханами от 12 ноября 1783 г. Тбилиси.// Межкавказские политические и торговые связи Восточной Грузии (конец 60-х – начала 90-х гг. XVIII в.). Документы и материалы. Вып. 1. Тбилиси, 1980. С. 106 – 108.

24 Запись устного рапорта ротм. Терского войска Хазбулата Шамурзина кизлярскому коменданту полк. Ф.И. Паркеру, 13 ноября 1771// Русско-дагестанские отношения… С. 138 – 139; Письмо шамхала Тарковского Муртазали астраханскому губернатору Н.А. Бекетову, 6 февраля 1772// Русско-дагестанские отношения… С. 139.

25 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 252 – 257.

26.Речь идет о кумыках, проживавших за Кизляром в Костюковской, Андреевской и Аксайской деревнях.

27 Письмо кизлярского коменданта Н.А. Потапова Андреевскому владетелю Темиру Хамзину, 1 июля 1769// Русско-дагестанские отношения… С. 130; Из рапорта астраханского губернатора И.В. Якоби наместнику астраханскому и азовскому Г.А. Потемкину, 11 сентября 1778// Русско-дагестанские отношения… С. 164 – 165.

28 РГАДА. Ф. 52. Д. 286. Ч. I. Л. 24. Из рапорта П.С. Потемкина. 1783 год// НАИИНАНАР. Инв. №. 2813. С. 73 – 75.

29 Джахиев Г.А. Россия и Дагестан в начале XIX века. Махачкала, 1985. С. 11; Т. Мустафазаде. Из истории присоединения Гарабахского ханства к России// Азербайджан и азербайджанцы. Баку, 2005. № 1 – 6. С. 29.

30 Записка посланника Фетали хана Дербентского Юзбаши бека командующему войсками на Кавказской линии П.С. Потемкину, 24 января 1783// Русско-дагестанские отношения… С. 176.

31 Письмо шамхала Бамата кавказскому генерал-губернатору П.С. Потемкину, 1788// Русско-дагестанские отношения… С. 211 – 212; Рапорткомандующего Кубанским и Кавказским корпусами П.А. Текелли президенту военной коллегии Г.А. Потемкину, 30 мая 1789// Русско-дагестанские отношения… С. 213.

32 Письмо шамхала Бамата генерал-майору И.П. Горичу, не ранее марта 1790// Русско-дагестанские отношения… С. 215.

33 Протокол заседания Государственного совета, 11 октября 1789// Русско-дагестанские отношения… С. 214 – 215; Письмо шамхала Бамата генерал-майору И.П. Горичу, не ранее марта 1790// Русско-дагестанские отношения… С. 215; Предписание командующему войсками на Кавказской линии И.В. Гудовича атаману Волжского казачьего войска И.Д. Савельеву// Русско-дагестанские отношения… С. 223 – 224.

34 Виноградов Б.В. Кавказ в политике государя Павла I (1796 – 1801). Армавир – Славянск-на-Кубани, 1999. С. 7; Гаджиев В. Г. Там же. С. 15 – 18; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 274 – 277; Рескрипт Екатерины II командующему экспедиционным корпусом генерал-поруч. В.А. Зубову, 10 февраля 1796// Русско-дагестанские отношения… С. 227 – 231.

35 Боцвадзе Т.Д. Там же. С. 86 – 87; Русско-дагестанские отношения в XVIII – начале XIX в. Сборник документов. М., 1988. С. 14 - 15; Сысоев В.М. Там же. 95 – 97.

36 Донесение и.д. консула в Персии М. Скибиневского в Коллегию иностранных дел, 9 марта 1798// Русско-дагестанские отношения… С. 224.

37 Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 3. СПб., 1886. С. 232.

38 Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год . Ч. 3. Спб., 1869. С. 309; Киняпина Н.С., Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России. Вторая половина XVIII – 80-е годы XIX в. М., 1984. С. 96 – 97.

39 Список владетелей Дагестана и Азербайджана, уведомленных о принятии Грузии в подданство России, не ранее 24 июля 1783// Русско-дагестанские отношения… С. 181.

40 Русский вестник. Т. 138. М., 1878. С. 25 - 19.

41 Письмо Фатали хана Дербентского командующему Кубанским и Кавказским корпусами П.А. Текелли, не позднее 12 апреля 1788// Русско-дагестанские отношения… С. 211.

42 Джахиев Г.А. Там же. С. 20 – 21, 70 - 71; Кавказ в составе России//Красная звезда//http://www.redstar.ru.

43Виноградов Б.В. Кавказ в политике государя Павла I (1796 – 1801). Армавир - Славянск-на-Кубани, 1999. С. 8 – 9.

Прочитано 982 раз

последние новости