Все о коронавирусе в Азербайджане

                                                                            Онлайн центр квантового мышления

Суббота, 10 Январь 2015 11:20

Военно-политический союз мусульманских народов Кавказа (Часть II)

Автор

Алиева Севиндж,

Кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Истории НАН Азербайджана

В тот период наблюдаются различные попытки сильных правителей организовать сопротивление и дать отпор российскому оружию на Кавказе.

Напомним, что когда в 1799 году на шахском престоле в Иране утвердился Фетх-Али хан Каджар (1799 – 1834), он, воспользовавшись выходом русских войск из Дагестана и Азербайджана, потребовал у талышского, шушинского, шемахинского, бакинского и дербентского ханов подчинения. Фирманом от 22 июня 1800 года он потребовал покорности от грузинского царя- для приведения в действо дел Азербайджанской области и для распоряжения Ширванских и Дагестанских и прочих пределов отправляется наследник престола Аббас-мирза с войском, который, по сообщению генерала Кноринга должен былпривести в должное повиновение ему Грузию, Дагестан и Ширван.[1]

7 ноября 1800 года у речки Йори произошел бой между русскими войсками и соединенным ополчением аварского Омар хана, аварского Али-Султана, Хаджи-Ахмед хана дженгутаевского, сына Сурхай хана казикумухского, Кази-муллы, кадия Табасарана, Муса-хаджи аксаевского и др.[2] Русские войска одержали победу. Омар хан погиб. Каджар отозвал свои войска с Кавказа.[3]

При этом выступления народов Дагестана, Джаро-Белокан против русских войск не прекратились. Как известно, грузинский царевич Александр, укрывавшийся преимущественно в Шуше, гянджинский хан Джевад, карабагский Ибрагим хан координировали некоторые выступления представителей народов Дагестана и Северо-Западного Азербайджана.[4]

Кстати, не один только грузинский царевич Александр укрывался у азербайджанских ханов и надеялся на помощь с их стороны. Помимо него, в Гянджинском, Ширванском и Карабахском ханствах нашли убежище царевичи Июлон, Теймураз,[5] Паркаоз.[6]

Кроме того, Ших-Али хан просил прислать ему шеститысячное войско для прикрытия его владений от недоброжелательствующих персиян и для обеспечения пути чрез весь Адербайджан до самой Грузии. Это войско должно было повиноваться Ших-Али хану. Управляющий Азиатским департаментом Государственной коллегии иностранных дел С.Л. Лашкарев заметил по этому поводу, что войско отправлять не надо, а чтобы прикрыть владение его и весь Адербайджан до Грузии сделать безопасным, к тому сделано будет надлежащее распоряжение, которое для того и устроить союзом сих ханов с горскими владельцами….[7]

Как известно, 22 декабря 1800 года Кахетино-Карталинское царство было упразднено, а 16 февраля 1801 года объявлен манифест Павла I о присоединении территории Картли-Кахетии к Российской империи. Российские войска были стянуты к Тифлису. 6 марта 1801 года Картли-Кахетия преобразовали в Грузинскую губернию. Царское правительство назвало Кахетино-Карталинское царство Грузией, ввело свои порядки и приготовилось к продвижению в глубь Южного Кавказа. Присоединенная к России Грузия включала в то время Картли, Кахетию, часть Сванетии, состоящую из Триолетской и Борчалинской областей. В то же время, помимо Восточной Грузии, к Российской империи были присоединены азербайджанские земли, в частности, Шамшадильское, Казахское, Бамбакское и другие владения, населенные азербайджанцами, а также земли горских народов осетин, тушин, пшавов и хевсуров. Из территорий Азербайджана были образованы татарские дистанцииГрузии.[8]

Включение азербайджанских земель в российские пределы привело к обострению ситуации в регионе. В многочисленных волнениях, столкновениях, боевых действиях местных народов с русскими войсками на стороне азербайджанцев воевали представители северокавказских народов. Среди них были такие, которые уже долго жили по соседству с азербайджанцами, а так же те, кто откликнулся на зов прийти на помощь своим единоверцам.

20 июля 1801 года соединенные силы османов, аварцев, джаро-белоканцев не смогли противостоять российским воинским частям на османской границе. Войска под командованием Симановича разбили их у ущелья Кохаджеби. Но аварские отряды продолжали действовать самостоятельно и нападать отдельными партиями. Одним из вождей такого отряда был Кази Махмад.[9]

Российский император Александр I, так же как и Павел I, рассчитывал ограничиться образованием из владений Дагестана и Северного Азербайджана союза под верховным покровительством Российской империи. Этот союз был заключен в Георгиевске 26 декабря 1802 года. Но это было искусственное образование, понятное только его инициаторам, которые предвкушали присоединение Дагестана и Азербайджана к российским владениям.

                Так, от имени азербайджанских правителей и владельцев Северо-Восточного Кавказа присутствовали представители

Правители и владельцы, а также их представители, подписавшие Георгиевский договор

Правители и владельцы Северо-Восточного Кавказа

Их представители

(чиновники)

Ших-Али хан Дербентский и Кубинский

Медет бек

шамхал Тарковский, владетель Буйнакский и Дагестанский – Мегди

Ирза бек

Талышинский Мир-Мустафа хан

Мирза Магомед бек

владетель Каракайтагского округа уцмия Рустем хан

Ахмед ага

Правители округи Рази хан

Узней бек

Владетель Табасаранского округа кадий Рустам хан

Мамед бек

Табасаранский владелец маасуб Сохраб бек

Нур Мамед ага Мустафаев

Табасаранский владетель Махмуд кадий Махмуд

Ших мулла

Ших-Али хан был признан российскими властями Дербентским ханом (он был Кубинским ханом, после смерти своего брата Хасан хана вступил во владение Дербентом) с принадлежащими к городу Дербенту окрестностями по р. Самур со всеми деревнями и улусами.[10]

В 1802 году Россия объявила о присоединении Аварии. Российские власти полагали, что с присягой некоторых владельцев современный Дагестан стал безропотен и переключили свое внимание.[11] Российское командование осознавало, что покорение горских народов следует начинать с умиротворения Южного Кавказа, завоеванием Джаро-Белокан, затем Осетии, Абхазии, а оттуда проникнуть на территорию Чечни и в Закубанье.[12]

В 1803 году войска под командованием генерала Гулякова захватили Джарскую область и Белоканы. Возведение Лезгинской кордонной линии ограничило сопротивляемость местных народов против российских войск в регионе.

Однако, нападения аварцев со стороны Ахалцыхского пашалыка на Картли, и со стороны Джаро-Белокан на Кахетию продолжались. К 1803 году российские войска вытеснили аварцев с Ахалцыхского пашалыка, а затем и присоединение Менгрельского княжества, захват Джаро-Белокан призвано было нейтрализовать выступления аварцев. С 4 марта 1803 года началось наступление российских войск под командованием Гулякова против джаро-белоканцев. После упорных боев аварцам удалось уйти горы, вслед за ними ушли некоторые местные жители Белокан, Гуляков превратил их селения в развалины и двинулся в Джары. На пути он столкнулся с войском нухинского хана, спешившего к джарцам с двумя пушками. Однако видимо, столкновений не произошло, белоканцы, наслышанные о судьбе Белокан, пошли на соглашение с российским командованием. Но военные сводки продолжали сообщать о нападениях на российские посты и кахетинские селения аварцев, появлявшихся со стороны Дагестана. Подозревались и местные жители Джаро-Белокан, отрекавшиеся от участия в антироссийском движении. Дагестанские общества указывали, в свою очередь, на джарцев, а джарцы - на волю Божью.[13]

Население Джар, не смирившееся с российским управлением, вынуждено было покинуть места своего проживания. Анализ документов показывает, что в конце 1806 года в Джары вернулись до 1000 дымов азербайджанцев, а Гудович пытался разместить вернувшихся азербайджанцев на р. Иоре.[14]

22 ноября 1803 года русские войска вошли в Гянджинское ханство. В обороне Гянджи принимали участие пришедшие на помощь азербайджанцам аварцы.[15] В то время как Цицианов штурмовал Гянджу, Гуляков направился в Джаро-Белоканскую область, где столкнулся с сильным сопротивлением местного населения и пришедшими им на выручку дагестанцами. Гуляков погиб, но его отряд после тяжелейших боев оказался сильнее местного ополчения. 3 апреля 1804 года в Тифлис на переговоры с российским двором прибыли представители от джаро-белоканцев, елисуйский султан, самухский владелец Шерим бек, принявший детей Джават хана, бежавших к нему во время штурма Гянджи. [16]

23 мая 1804 года Иран потребовал вывести русские войска из Азербайджана. Нота Ирана была отвергнута. Так в июле 1804 года началась первая русско-иранская война (1804 – 1813). Неудачей окончился поход Цицианова на Эриванское ханство. Призыв иранского шаха к совместному выступлению против российских войск не нашел понимания у Карабагского хана. Хан Ибрагим разбил персидские войска при Дизане.

                Параллельно началось восстание осетин во Владикавказе, вслед за ними поднялись тагаурцы, и др. осетинские племена. Они успешно заняли Дарьяльское ущелье, уничтожили ряд постов, но стянутые к Осетии российские войска подавили восстание.[17]

Между тем, шах обратился с фирманами к народам Северного Кавказа: чеченцам, и др. В нем отмечалось, что готовится новый поход с целью завоевания Грузии и истребления неверных до самого Кизляра и кавказские народы должны оказывать содействие в борьбе против русских войск.

Шаха поддержал нухинский хан, который в 1804 году обратился ко всему духовенству и старшинам и пр. общества Аксая… о борьбе против русских войск- Мусульманину не прилично дружиться с гяурами и обольщаться их подарками. Аналогично он обратился к андреевцам и ко всем дагестанским владельцам.[18]

Началось формирование ополчения под руководством Ших-Али хана Дербентского, Сурхай хана Казикумухского, Мустафа хан Шемахинского, Насиб хан Шамшадильского, и др. владетелей. Делегаты этих ханов, а так же союзов сельских обществ направились на встречу с иранским шахом в Нахичевань.

Однако все усилия азербайджанских и дагестанских феодалов оказались безуспешными в борьбе со сравнительно сильной и лучше оснащенной русской армией под командованием генерал-лейтенанта Глазенапа.

Одно из сражений произошло 14 – 15 января 1804 года в Закатальском ущелье между царскими войсками и ополчением казикумыкского Сурхай хана. Победивший Сурхай хан требовал вывода русских войск из Джаро-Белокан, и поэтому в этом ракурсе выступления против Грузии носили антироссийский характер.[19]

Установлено, что некоторые мероприятия, направленные против русских войск разрабатывались иранскими или османскими властями, привлекавших для своих целей азербайджанских и дагестанских правителей. Царевичи Теймураз и Александр проводили антироссийскую агитацию в Имеретии, Кахетии и Картли. Анапский паша организовывал народы Северо-Западного Кавказа.[20]

В отместку за сопротивление азербайджанских и дагестанских владельцев распространению российской власти на Южном Кавказе, - территории, которые шаг за шагом занимали русские войска, присоединялись к Грузии. Дело в том, что Грузия, по принятому договору, была передана шахскими властями в пользу российского императора. Так, например, в 1804 году после взятия Цициановым Гянджи, Гянджинское ханство было присоединено к Грузии под названием Елисаветпольского округа. В 1805 году к российским владениям были присоединены Шурагельская область, Карабагское, Шекинское и Ширванское ханства.

Азербайджанские земли были заняты преобладающими силами противника. При обороне Баку, как известно, на выручку бакинцам пришли люди Шейх Али хана Дербентского. 5 сентября отряд Шейх Али хана и хамбутайского владельца, сразившись с российским отрядом Завалишина, осаждавшего Баку, победоносно вступил в город. Слаженность в действиях и взаимопомощь привели к успешному результату и спасению азербайджанского города. Российское командование в лице генерала Глазенапа приняло решение подчинить сначала Дербент, а затем двинуться в Баку. Его начинания продолжил генерал Булгаков, занявший Баку и Кубинское ханство. Несмотря на завладение важными азербайджанскими городами, основной российский воинский контингент в силу сложности ситуации в азербайджанских владениях был сосредоточен под Дербентом. На Кубани, на территории современного Южного Дагестана и Северо-Западного Азербайджана, в Карабаге партизанская война против российского присутствия продолжалась. [21]

Восстание в Карабаге, убийство хана Ибрагима Лисаневичем всколыхнуло Шекинское ханство. Началось выступление джаро-белоканцев, готовых выступить с шекинским ханом Селимом в Грузию и освободить Гянджу. Командующий российскими войсками Гудович приказал генералу Небольсину наказать восставших и вновь покорить Шекинское ханство.[22]

С занятием российскими войсками Шекинского ханства джаро-белоканцы оказались с двух сторон оцеплены отрядами, находящимися на Алазани и в Шеки. Несмотря на взятие Шеки российскими войсками, джаро-белоканцы напали на Александровский редут, но их отчаянный натиск был отражен, но российские войска напротив деревни Тинеты столкнулись с новым противником – хевсурами – кавказским этносом, жившим на территории Грузии.

Российские войска сосредоточились в Карабаге и в Шуше.

Итак, в 1806 году русские войска заняли Бакинское, Кубинское, Дербентское ханства, Кайтаг и шамхальство Тарковское, и др.[23] Все это, а также жесткий военный и карательный режим, установленный российским командованием, а также военное управление во многом нейтрализовало на время народы, и в частности, их выступления против Грузии, которой, в общем то, уже и не существовало, на карте Кавказа множились российские владения.

23 августа 1806 года русское командование передало Дербентское и Кубинское ханства в управление Тарковскому шамхалу Мехти хану, который продолжал жить в своем владении, но управлял новыми владениями через своих приближенных.

В октябре 1806 года командующий войсками Кавказской линии[24] генерал С.А. Булгаков занял Баку и Кубу. Правитель Кубинского ханства Фет-Али хан вместе со своими сторонниками укрывался сначала в Казикумухе, затем в Акушах, а Сурхай хан увел своих людей в горы.[25]

Российские власти вынуждены были периодически отыскивать и заставлять владельцев (Сурхай хан, Ших-Али хан, др.) подтверждать данную ими присягу. Между тем, эти владельцы нарушали свои обещания, совершали нападения на Грузию, ставшей средоточием российской власти, отказывались платить, как объяснял Сурхай хан, неприемлемую для них дань, оговоренную в договоре.[26]

Между тем, на территории Северо-Западного Азербайджана продолжалось сопротивление российским войскам. Местные ополченцы численностью 10 тыс. человек вместе с прибывшим к ним на помощь аварским Султан Ахмед ханом были окружены в Джарах. В ходе переговоров стороны договорились о добросовестной выплате наложенной на них дани, накопившихся задолженностей, а также выдаче повстанцами российских военнопленных и возвращении азербайджанских жителей с р. Иоры (1000 семейств), бежавших к ним в Джары.[27]

Известно, что горные районы Дагестана не могли обеспечить себя хлебом в достаточном количестве. Они привозили хлеб из Северного Кавказа, Азербайджана и Грузии. Вопрос о хлебе стал одним из камней преткновения в то время. Население Джар с момента возложения на них российскими властями налога хлебом отклонялось от его выполнения. Они предпочитали продавать хлеб горским народам.

После присоединения Грузии к России царские власти ограничили доступ горцев по торговым делам в Кахетию. Все это, а так же появление царевича Александра в Западном Дагестане привело к волнениям горцев.[28]

Вместе с тем, наряду с Ираном османские власти предпринимают все меры к организации борьбы народов Северного Кавказа и Азербайджана против русской экспансии. Так, в Азербайджан, Дагестан, Кабарду и др. места Северо-Восточного Кавказа султан разослал соответствующие письма и фирманы. [29]

Весной 1807 года аварский Султан-Ахмед хан вместе со своим ополчением прибыл в Джары на начала выступления против Грузии, которое, впрочем, в то время не состоялось. Но многочисленные выступления представителей народов Дагестана и Джар, причем при содействии кахетинцев, заинтересованных по-своему в этих нападениях, продолжаются и 1807, и в 1808 годах, и последующие. Вплоть до 1812 года они выступали преимущественно из Ахалцыха.[30] На это, в частности, указывал Ермолов, обращаясь к барону Строганову-… Ахалцыхский пашалык принимает к себе Лезгин и они живут в оном целыми деревнями. Они делают беспрерывно хищничества и нападения, которые по малому населению земли простираются далеко во внутрь оной и сверх того дают убежище и всем преступникам нашим, особенно одного с ними закона.[31]

Ермолов в свое время писал графу Нессельроде о выступлениях джарцев, санкционированных турецкими пашами-…смежный с Грузией Ахалцыхский пашалык допустил Лезгин, неприятелей наших, иметь жительство на землях своих и поселил их против самых границ наших, на самом ближайшем расстоянии. Сии то вредные разбойники производят у нас наиболее опустошений и состоят под особенным покровительством пашей, которые разделяют с ним добычу.[32]

Как известно, Шейх Али хан в начале 1807 года после неудачи Кубинского восстания с приближенными беками укрылся в Акушах. С территории современного Дагестана начался приток ополченцев в Кубинскую провинцию. А в начале 1809 года представители северокавказских народов и азербайджанцы начали очередную осаду Кубы, но потерпели поражение, Шейх Али хан укрылся в Табасаранских горах. [33]

В 1808 году шах Ирана требует от русского правительства установление старых границ; включая Кизляр и весь Дагестан и другие области Северного Кавказа.[34]

Представители народов Северо-Восточного Кавказа нападали на российских людей по дороге от Дербента до Баку, нанимались в Ахалцых, атаковали российские сторожевые посты. Российское командование пыталось внести раскол среди владельцев Северо-Восточного Кавказа и, таким образом, оградиться от местного сопротивления. Казикумыкскому Аслан беку, назначенному предместником главнокомандующего на Кавказе А.П. Тормасова в Кубе, предложили прибыть в Тифлис с конным отрядом в 300 человек глуходарцев[35] (не признававших российскую власть) и поступить на российскую службу, хотя бы на три месяца за приличное вознаграждение. Но при этом им предписывалось, как бы невзначай, захватить по пути Ших-Али хана, находящегося, по российским данным, в деревне Эрси Табасаранского владения.[36]

Особенно активной была деятельность Ших-Али хана в 1909 году, пытавшегося заключить союз с бакинским Гусейн-Кули ханом, с эриванским сердаром Хусейн ханом, и другими азербайджанскими владельцами.[37]

Как известно, в 1910 году правители Османской империи и шахского Ирана заключили между собой военный союз с целью вытеснения российского присутствия на Кавказе.

Но после русско-турецких и русско-персидских войн 1800 – 1820 годов Российская империя окончательно укрепилась на территории современной Грузии и присоединила к своим владениям Северный Азербайджан. По договору от 5 мая 1812 года, подписанного в Бухаресте между Османской и Российской империями, Южный Кавказ включался в орбиту российского влияния. А 24 ноября 1813 года между Российской империей и шахским Ираном был заключен Гюлистанский договор, по которому многие азербайджанские владения передавались российской стороне.

Давняя задача российских властей - установить свое господство на торговой магистрали Волга – Астрахань и на линии Терек – Дербент – Баку – Шемаха постепенно исполнялась. При этом между Предкавказьем и Закавказьем оставалась не контролируемая российскими властями зона Большого Кавказа.

                Началось покорение горцев. В Дагестане сопротивление распространению русской власти оказали владетели Ших-Али хан Дербентский, Сурхай хан, Али-Султан Дженгутаевский, и др. со своими людьми из аварцев. Их деятельность распространялась не только на Дагестан и Северный Азербайджан, но и на Джаро-Белоканы, Ахалцихский пашалык, татарские дистанции Грузии и др. регионы, неоднократно предпринимались попытки отвоевать занятые российскими властями территории. Османы, в свою очередь, сосредоточили свои силы в Карсе, а иранцы с февраля 1811 года начали наступление в Карабаге.[38]

Местные правители, владельцы, и просто народы Азербайджана и Северного Кавказа не могли остаться равнодушными к своей участи, не принимая волю третьих сторон, считавших себя вершителями судеб. При этом они внимали султану, который остался не у дел, и подогревал своими фирманами, обращениями к газавату – священной войне против неверных – гяуров. Для народов Кавказа эти призывы означали надежду и поддержку, сеяли уверенность в их самой искренней борьбе за свою свободу от новых правителей, да еще и христиан, чего не бывало в памяти даже их предков.

Шекинский, шемахинский, казикумухский, дербентский, и другие ханы должны были отвлечь основные силы русских войск от Гянджи к Нухе и от Алазани к Джарам, где планировалось завершить их разгром. Затем предполагалось соединение с войском царевича Александра на р. Акстафе и Хасан-су в Казахской провинции.[39] Мустафа хан ширванский так же планировал совместное выступление против русских войск.

Сопротивление продвижению и установлению власти русских войск велось на протяжении всей части мусульманского Кавказа. Призывы к вооруженной борьбе, выступления против действий русских войск и мероприятий царизма охватили территорию Дагестана, Чечни, Кабарды, Азербайджана и Грузии.[40]

Стоит подчеркнуть, что в советской историографии выступления в 1810-1812 годы азербайджанских и дагестанских народов, возглавляемых собственными правителями, рассматривалось в контексте русско-иранского противоборства за Кавказ. Однако анализ материалов показывает, что в Азербайджане и в Дагестане недовольство российским присутствием выливалось в ожесточенные столкновения, карательные мероприятия, продолжительность и характер которых вынуждал многих владельцев смириться с действительностью и подчиниться новым властям. Важно подчеркнуть, что еще в XIX веке военные историки связывали причины выступлений представителей Азербайджана и Дагестана против русских властей в мероприятиях Ермолова и проводимой им социальной политики, рушившей сложившиеся устои.

На Северном Кавказе русские войска укрепились во многих стратегически важных местах. Поэтому к началу крупномасштабных боевых событий Кавказской войны территория Северного Кавказа условно была разделена Военно-Грузинской дорогой и цепью кордонных линий на три главнейших театра военных действий: Чечню и Дагестан, Кабарду и Черкессию.[41]

В 1812 году восстания прокатились не только на мусульманском Кавказа, но и в Грузии, где грузинские жители Сигнаха и Телави выступили против российских воинских подразделений. Джаро-белоканцы тем временем продвинулись к Авлабару – предместью Тифлиса, восстание вспыхнуло так же в Ананурском уезде и перекинулось в Осетию. Восстали так же хевсуры, пшавы и тушины. Царевич Александр с помощью аварцев из современного Дагестана и местных жителей укрепился в Кахетии. Кахетинцы обратились к ахалцыхскому паше за помощью против российских властей. По оценке В.А. Потто. Если бы Шериф сумел овладеть Ахалкалаки, прикрывавшей всю Кахетию, путь в Борчалы и даже в сам Тифлис был бы для него совершенно открыт, так как все русские войска разосланы были для усмирения мятежа. Осенью восставшие заняв Военно-Грузинскую дорогу, прервали сообщение Тифлиса с Кавказской линией и осадили Пассанаурский мост. А персидский шах потребовал переноса российской границы на р. Терек. В октябре 1812 года расклад сил изменился, российские войска подавили восстание.[42]

Итак, серия поражений шахских войск привела к тому, что 24 октября (12 октября) 1813 года между Россией и Ираном был заключен Гюлистанский мирный договор, по условиям которого Иран отказывался от притязаний на Дагестан, Грузию, Менгрелию, Имеретию Абхазию, Кубинское, северную часть Талышинского, Ширванское, Карабахское и Гянджинское ханства. Российская империя получила исключительное право иметь военный флот на Каспийском море.

В тексте Гюлистанского мирного договора определялись следующие границы между двумя державами- начиная от уроч. Одина-Базара, прямою чертою чрез Муганскую степь до Едибулукского брода на р. Араксе, оттоль вверх по Араксу до впадения в оною р. Капанакчая, далее же правою стороною р. Капанакчая до хребта Мигринских гор и оттуда, продолжая черту межами ханств Карабагского и Нахичеванского, хребтом Алагезских гор до уроч. Даралагеза, где соединяются межи ханств Карабагского, Нахичеванского, Ериванского и части Елисаветпольского округа (бавшего Гянджинского ханства), потом от сего места межею, отделяющею Ериванское ханство от земель Елисаветпольской округи, также Шамшадильской и Казахской, до уроч. Эшок-Мейдана и от оного хребтом гор, по течению правой стороны речки и дороги Гимзачимана по хребту уже Бамбакских гор до угла межи Шурагельской; от сего же угла до верху снеговой горы Алагеза, а отсель по хребту гор межею Шурагельской, между Мастарасом и Артиком, до речки Арпачай. В собственность Российской империи ханства Карабагское и Ганджинское, обращенное ныне в провинцию под названием Елисаветпольской; также ханства Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и Талышенское, с теми землями сего ханства, кои ныне состоят во власти Российской империи; притом весь Дагестан, Грузию с Шурагельскою провинциею, Имеретию, Гурию, Мингрелию и Абхазию, равным образом все владения и земли, находящиеся между поставленною ныне границею и Кавказскою линиею, с прикосновенными к сей последней и к Каспийскому морю землями и народами.[43]

Так, к Российской империи отошли ханства Шекинское, Ширванское, Карабахское, Талышинское, Бакинское, Кубинское и Дербентское (в ее состав позже причислили провинцию Каракайтагскую с некоторыми терекеменскими[44] селениями), а также Имеретия, Мингрелия, Гурия и Абхазия.[45]

А.П. Ермолов предупредил ахалцыхского пашу о том, что бы он перестал поддерживать джарцев.[46] По сведениям генерал-лейтенанта Вельяминова, в июле 1822 года местные жители Ахалцыхского пашалыка численностью 200 человек совершили нападение на Бакинский округ-…уже не Лезгины, а природные Ахалцихские разбойники в прошлом месяце осмелились было в числе 200 человек вооруженною рукою ворваться в Бакинский округ….[47]

А.П. Ермолов сосредоточил в Кубе и Дербенте бригаду для наблюдения за Дагестаном и в целях недопущения сообщений с шахскими представителями.[48]

Генерал-лейтенант Вельяминов предписывал от 6 июля 1822 года не допускать в российские пределы сторонников Ших-Али хана Дербентского (который к тому времени уже умер) - Имам-Кули-бека, Багир-бека, Сефер-Али-оглы и Сулеймана.[49]

В 1822 году Ермолов вновь распорядился не пропускать представителей народов Северного Кавказа- аварцев, андийцев, и др. в Азербайджан для предупреждения совместных выступлений.[50]

                Растущее недовольство распространению российской власти на Южном Кавказе привело к тому, что в 1823 году в Кюринском ханстве состоялась первая открытая проповедь мюридизма, а в 1824 году – провозглашен газават.[51]

                В июне 1826 года наследник иранского престола Аббас-мирза предпринял попытку восстановления былого шахского владычества. В то же время, восстание охватило многие мусульманские провинции на Южном и Северном Кавказе.[52]

                Присутствие российских войск во многом сдерживало настроения масс. Шекинский хан ждал приближение Эриванского сердара с войском для того, чтобы вместе с ним поддержать беглого царевича Александра и напасть на Кахетию. Так из рапорта Ермолова от 17 сентября 1826 года следует, что жители Шекинской провинции не решаются соединиться с Джарскими Лезгинами и сии воздерживаются сделать нападение на Кахетию, видя пребывание войск наших в Шамшадильской дистанции.[53]

                Вскоре волнения всколыхнули почти всю Кубинскую провинцию. Помимо этого, Шекинский хан, поддержав царевича Александра, приступил к нападениям на селения Карабагской провинции у реки Куры, а Джарцы - на Кахетию.[54] Это движение было направлено на приостановление распространения российского владычества и установление местной власти.[55]

                Уже 7 ноября 1826 года Ермолов рапортовал о покорении Кубинской провинции и Табасаранского округа.[56] Перед царским командованием стояла самая главная задача – подавление джарцев – боеспособного оплота, к которому готовы были присоединиться восставшие как из Северного Кавказа, так и из Азербайджана. Ермолов приступил к подготовке своего войска для боевой операции.[57]

                Территория Джаро-Белокан да и всего Северо-Западного Азербайджана была важным стратегическим плацдармом для сообщений с Грузией, Дагестаном и внутренними провинциями Азербайджана. Так, из Джаро-Белокан был выход через Цахури в Илису, из Сугила – на Кубу, из Кашкачо – на Нуху, из Мисильдахо – на Белокань.[58]

                В июле 1828 года, по сведениям и.д. Шекинского коменданта поручика Чиляева, внук Сурхай хана – Мамет хан вместе со своими людьми направился через Белоканское владение в Ахалцых. Русское командование опасалось агитации османских властей и всячески стремилось пресекать попытки османов оказывать помощь народам Кавказа.[59]

                В ходе российско-османской империи 1828 – 1829 годов выступления кавказских горцев, каракалпаков и курдов - аванпоста турок - увеличились, в особенности со стороны Ахалцыха и Карса. Надо заметить, что кавказские горцы были переселены в Ахалцыхский пашалык, населенный также азербайджанцами, аджарцами, лазами, каракалпаками, курдами и туркменами, османскими властями. Военные действия охватили в основном Северный Азербайджан и Северный Кавказ (Дагестан, Чечня, Кубань). По оценке В.А. Потто, Какой-нибудь ничтожный толчок – и общее восстание могло охватить Закавказье. Между тем, российские войска повели наступление. Со взятием Анапы российские войска получили доступ к сообщению с Южным Кавказом через Черное море.[60]

27 февраля 1830 года русские войска под командованием И.Ф. Паскевича заняли Джаро-Белоканскую область. Между тем в горах Аварии произошел бой под Хунзахом, открывший летопись войны мюридов против российской власти в регионе и за создание самостоятельного мусульманского государства на Кавказе. Мюридизм быстро распространился на территории Чечни, современного Дагестана и Северо-Западного Азербайджана.[61]

В 1830 году российские власти приступили к созданию Лезгинской линии по южному склону главного хребта. Эта цепь оборонительных сооружений должна была оградить территории, контролируемые русскими войсками в Восточной Грузии, от вторжений из Дагестана и Джаро-Белокан.[62]

Военно-политические связи между Азербайджаном и народами Северного Кавказа в первой трети XIX века были обусловлены сложившейся исторической ситуацией: стремление Российской империи к полному господству на Кавказе. В этих условиях представители некоторых мусульманских народов Кавказа стремились к военно-политическому союзу. Многочисленные совместные действия представителей Северного и Южного Кавказа доказывают, что они не носили характер случайных, спонтанных акций, не были уже набегами с целью наживы. Как известно, в российской и советской историографии набеги на Кахетию выставляются как главный повод действий русских войск на Южном Кавказе. Именно этот тезис отвергается в данной статье.

Распространение мюридизма привело к более тесному духовному единению мусульманских народов Кавказа.

Народы Кавказа искали свои формы существования. Но и их попытки независимого существования и реформ в социальной сфере были прерваны экспансией Российской империи, присоединившей кавказские народы к своим владениям. Боевое содружество народов Азербайджана и Северного Кавказа было направлено против общих врагов, что подтверждается участием горцев в истории азербайджано-грузинских отношений.

Участие народов Северного Кавказа в азербайджано-грузинских отношениях носило самый различный характер. Но по своему содержанию оно представляло военный союз против российского присутствия в регионе. Хотя в результате, российские власти упразднили автономию Гурии, покорили осетин, установили контроль за Джаро-Белоканской областью, Абхазией и Сванетией, откуда в Северный Азербайджан проникали горцы. А современный Дагестан и вовсе был отторгнут в Дагестанскую область, что лишило азербайджанцев не только земель, но главное – части своих сородичей. Административно-территориальный передел, новое управление и законы круто изменили карту региона и обособили мусульманские народы, чья территория активно заселяется представителями других этносов, и устанавливаются новые формы общежития, чему и противились всегда горцы.

Источники

 

[1] Джахиев Г.А. Там же. С. 22.

2 При всем этом, Ших-Али хан дербентский и кубинский, Хасан-Али хан дербентский и кубинский, Сурхай хан казикумухский, кадий табасаранский и Рустем Каракайтагский и другие были родственниками.

3 Джахиев Г.А. Там же. С. 24 – 25; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 292 – 293.

4Джахиев Г.А. Там же. С. 28 – 30; Хачапуридзе Г.В. К истории Грузии первой половины XIX века. Тбилиси, 1950. С. 82.

5 Теймураз не был карталинским царем, он получил титул от Надир шаха.

6 Надеждин П.П. Кавказский край. Исторический очерк русского владычества на Кавказа// Весь Кавказ. № 1. Тифлис, 1903. С. 110.

7 Материалы по истории Дагестана и Чечни. Т. III.Ч. I. № 18. 1801 г. не позднее августа 1. – Замечания управляющего Азиатским департаментом Государственной коллегии иностранных дел С.Л. Лашкарева…С. 79.Материалы по истории Дагестана и Чечни. Т. III. Ч. I. № 18… С. 84..

8 Виноградов Б.В. Кавказ в политике государя Павла I (1796-1801 гг. ). Армавир-Славянск-на-Кубани, 1999, с. 88; Хачапуридзе Г.В. К истории Грузии первой половины XIX века. Тбилиси, 1950. С. 52 – 53, 80; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 289.

9 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 482.

10Договор, заключенный в крепости Георгиевск, 28 декабря 1802// Русско-дагестанские отношения… С. 258 – 262; АКАК. Т. 2. С. 1009 – 1011.

11 Условия, принятые аварским Султан Ахмед ханом, не позднее 11 апреля 1803// Русско-дагестанские отношения… С. 263 – 264.

12 Потто В.А. Кавказская война. Т. 5. Ставрополь, 1994. С. 9.

13 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 310 – 311, 314 – 315, 334 - 342.

14Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 314 – 315.

15 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 317.

16 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 320 – 321.

17 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 321, 406 - 410.

18 АКАК. Т. 2. С. 639 – 775; АКАК. Т. 3. № 583, № 585. С. 319.

19АКАК. Т. 2. С. 641; Джахиев Г.А. Там же. С. 30, 34 – 36; Эсадзе С. Там же. С. 22, 29 – 30.

20 Джахиев Г.А. Там же. С. 31 – 33; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 420.

21 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 380 – 381, 383 - 385.

22 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 386 – 387.

23 Надеждин П.П. Кавказский край. Исторический очерк русского владычества на Кавказе// Весь Кавказ. № 1. Тифлис, 1903. С. 111; Эсадзе С. Там же. С. 30 – 32; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 322 – 323, 388 - 390.

24 Кавказская линия – ряд казацких укрепленных поселений по Тереку и Кубани до устьев Лабы.

25 Материалы по истории Дагестана и Чечни. Т. III. Ч. I. 1801 – 1839. № 25. 1806 г., ноября 30. – Рапорт командующего войсками Кавказской линии С. А. Булгакова из лагеря при дер. Худате главнокомандующему в Грузии И.В. Гудовичу…; № 26. 1806 г. не ранее декабря. – Список дагестанских владельцев, принявших русское подданство…; № 36. 1812 г. июля 23. – Из рапорта начальника войск в Дагестане  Н.М. Хатунцова из Кубы главнокомандующему в Грузии Н.Ф. Ртищеву… С. 93 – 96, 107 – 110; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 390.

26 Рапорт командующего войскми на Кавказской линии С.А. Булгакова главнокомандующему на Кавказе И.В. Гудовичу, 30 ноября 1806// Русско-дагестанские отношения… С. 273 – 276; Отношение главнокомандующего на Кавказе И.В. Гудовича министру иностранных дел А.Я. Будбергу, 21 декабря 1806// Русско-дагестанские отношения… С. 277 – 278.

27Отношение главнокомандующего на Кавказе И.В. Гудовича министру иностранных дел А.Я. Будбергу, 21 декабря 1806// Русско-дагестанские отношения… С. 276 – 277.

28Магомедов Д. Движение горцев и союзы сельских общин Западного Дагестана// Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20 – 50-х годахXIX в. Махачкала, 1989. С. 26 – 27; Потто В.А. Кавказская война. Т. 5. Ставрополь, 1994. С. 63.

29 Ибрагимов Г.Х. Цахурцы в Кавказской войне// Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20 – 50-х годах XIX в. Махачкала, 1989. С. 84 – 85; История Дагестана. Т. II. С. 16 – 19; Чеерчиев М.Ч. Участие джаробелоканцев в борьбе горцев против царизма// Народно-освободительное горцев Дагестана и Чечни в 20 – 50-х годах XIX в. Махачкала, 1989. С. 43.

30 Джахиев Г.А. Там же. С. 42 – 43, 88; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 412.

31АКАК. Т. 6. Ч. 2. №. 740. Тифлис, 1875. С. 418.

32АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 733. Тифлис, 1875. С. 410 – 411.

33Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 399.

34Джахиев Г.А. Там же. С. 42 – 43, 88, 92 – 93.

35В XVIII веке гулходарами называли бедняков Юго-Западного Дагестана.

[1] Письмо главнокомандующего на Кавказе И.В. Гудовича старшинам, духовенству и всему Болтокскому обществу, 27 марта 1809// Русско-дагестанские отношения… С. 286 – 287; Письмо главнокомандующего на Кавказе А.П. Тормасова Аслан-беку Казикумыкскому, не ранее 25 апреля 1809// Русско-дагестанские отношения… С. 287 – 288.

36АКАК. Т. 4. С. 182, 610, 638 – 640, 666 – 670; АКАК. Т. 6. Ч. 2. С. 852; Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 432 – 433; Рапорт Бакинского коменданта В.А. Репина главнокомандующему на Кавказе А.П. Тормасову, не ранее 17 мая 1809// Русско-дагестанские отношения… С. 288 – 289; .

37 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 438.

38АКАК. Т. 3. С. 413 – 414; АКАК. Т. VI. Ч. I. № 376, 377, 392. Тифлис, 1874. С. 288 – 295.

39 Джахиев Г.А. Там же. С. 52 – 53.

40 Надеждин П.П. Кавказский край. Исторический очерк русского владычества на Кавказе// Весь Кавказ. № 1. Тифлис, 1903. С. 111.

41 Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. С. 452 – 465, 471, 473 - 475.

42 Гюлистанский мирный договор между Россией и Ираном, 12 октября 1813// Русско-дагестанские отношения… С. 306 – 309; ПСЗ. Т. 32. СПб., 1830. С. 641 – 645.

43 Терекеме – азербайджанцы.

44 Обозрение российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Ч. 1. СПб., 1836. С. 4.

45АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 754. Тифлис, 1875. С. 426.

46АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 776. Тифлис, 1875. С. 436.

47АКАК. Т. 6.Ч. 2. № 651. Тифлис, 1875. С. 357 – 358.

48АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 248. Тифлис, 1875. С. 107 – 108.

49Гаджиев В.Г. Движение кавказских горцев под руководством Шамиля в исторической литературе. Махачкала, 1956. С. 16.

50 АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 18, 19, 22, 26. Тифлис, 1875. С. 10 – 13, 26 – 27.

51АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 259. Тифлис, 1875. С. 115.

52АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 687. Тифлис, 1875. С. 379.

53АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 692. Тифлис, 1875. С.382.

54АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 693. Тифлис, 1875. С.283.

55АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 697. Тифлис, 1875. С. 385.

56АКАК. Т. 6. Ч. 2. № 733. Тифлис, 1875. С. 410 – 411.

57 Бакрадзе Д, Берзенов Н. Тифлис в историческом и этнографическом отношениях. СПб., 1870. С. 68.

58 Шамиль – ставленник султанской Турции и английских колонизаторов (сборник документальных материалов). № 6. 1826 г. июля 9. – Докладная записка Начальника штаба Отдельного корпуса Командующему Отдельным Кавказским корпусом Паскевичу-Эриванскому И.Ф…./ Под ред. Ш.В. Цагарейшвили. Тбилиси, 1953. С. 4.

59 Потто В.А. Кавказская война. Т. 4.  Ставрополь, 1994. С. 8, 62, 97, 99, 271.

60Потто В.А. Кавказская война. Т. 5. Ставрополь, 1994. С. 10, 11, 13.

61Джахиев Г.А. Там же. С. 36 – 38; Владыкин М. Путеводитель и собеседник в путешествии по Кавказу. Ч. 1. М., 1885. С. 28; Чеерчиев М.Ч. Участие джаробелоканцев в борьбе горцев против царизма// Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20 – 50-х годах XIX в. Махачкала, 1989. С. 43; Эсадзе С. Там же. С. 35 – 36.

Прочитано 1604 раз

последние новости