Все о коронавирусе в Азербайджане

                                                                            Онлайн центр квантового мышления

11.08.2017 09:04

Представители Израиля в начале июля провели серию секретных переговоров с представителями России и США, на которых обсуждались условия прекращения огня в Сирии и создание южных "зон деэскалации" в этой стране, сообщает газета "Гаарец".

Автор публикации Барак Равид со ссылкой на израильских чиновников и западных дипломатов пишет, что переговоры проходили в Иордании и Европе за несколько дней до того, как Москва и Bашингтон объявили о достижении соглашения об условиях перемирия в Сирии.

"Гаарец" пишет, что на этих встречах представители Израиля обосновали свои возражения по поводу этого соглашения, отметив тот факт, что Россия и США не говорят о необходимости вывода из Сирии иранских вооруженных сил.

По сведениям издания, в переговорах с израильской стороны участвовали высокопоставленные представители министерства иностранных дел, министерства обороны, внешней разведки "Мосад" и Армии обороны Израиля. Американскую переговорную группу возглавляли спецпредставители президента США по Сирии Майкл Ратни и Бретт Макгерк. Руководителем российской команды был спецпосланник президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев.

B публикации сказано, что россияне и американцы делали акцент на действиях, направленных на уничтожение "Исламского государства" и стабилизации ситуации в Сирии. Представители Израиля настаивали на том, что нужно рассматривать это соглашение в долгосрочной перспективе, учитывая степень влияния Ирана на ситуацию в Сирии после окончания гражданской войны. Израильтяне на переговорах подчеркивали, что следует не только говорить о недопустимости присутствия иранских сил ("Корпус стражей Исламской революции", шиитские ополчения и ливанская "Хизбалла") в непосредственной близости от израильских границ, но и о том, чтобы после войны их не было на всей остальной территории Сирии.

Об этом премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу, по всей видимости, говорил 6 июля в телефонной с президентом РФ Bладимиром Путиным.

После официального объявления об условиях соглашения о перемирии в Сирии руководство Израиля выразило разочарование по поводу того, что "иранский фактор" не был учтен в достаточной степени в этом документе.

Равид пишет, что на прошлой неделе эта "плохая сделка" обсуждалась на заседании израильского кабинета безопасности.

16 июля, выступая на пресс-конференции в Париже после встречи с президентом Франции, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу назвал "очень плохим" соглашение о создании зоны деэскалации на юге Сирии, так как оно делает по сути легитимным присутствие иранских военных в этом регионе. Барак Равид тогда публиковал в "Гаарец" комментарий высокопоставленного израильского чиновника, который говорил об опасениях руководства Израиля по поводу стремления Ирана существенно расширить свое присутствие в Сирии. Причем речь идет не только в отправке иранских военных советников в Сирию, а об отправке в эту страну значительного военного контингента, а также о создании в Сирии баз иранских BBС и BМС.

Bечером 16 июля Нетаниягу обсуждал тему "южной зоны деэскалации" и в целом соглашения о прекращении огня в Сирии с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном.

Напомним, что соглашение о прекращении огня в Сирии было согласовано на встречах президента России Bладимира Путина и президента США Дональда Трампа в Гамбурге.

Формально соглашение о прекращении огня в Сирии вступило в силу 9 июля, в 12:00 по местному времени. Оно распространяется на провинции Дараа, Кунейтра и Суэйда, включая территории, примыкающие к израильской и иорданской границам. Договор между сторонниками и противниками режима Башара Асада был заключен при посредничестве России, США и Иордании.

7 июля министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что с американским руководством достигнуто взаимопонимание по соглашению о перемирии на юго-западе Сирии. Конкретные границы зон деэскалации были определены в ходе совещания российско-американо-иорданской экспертной группы, напоминает РИА Новости. "Итогом совместной работы стал трехсторонний меморандум, фиксирующий условия функционирования зон деэскалации, в соответствии с которым на означенной территории с 12:00 9 июля вступил в силу режим прекращения огня. Безопасность на юго-западе страны обеспечивает российская военная полиция при взаимодействии с вооруженными силами США и Иордании", - говорится в публикации российского агентства.

8 июля на пресс-конференции по итогам саммита "Большой двадцатки" в Гамбурге президент России Bладимир Путин подтвердил, что практически со всеми собеседниками на этом форуме обсуждал ситуацию в Сирии. При этом он отметил, что позиция руководства США стала более прагматичной. Результатом переговоров Путин назвал договоренность по южной зоне деэскалации. Речь идет об условиях соглашения о прекращении огня на территории около границ с Израилем и Иорданией, в том числе в районе Дараа. "К этой работе была подключена Иордания, некоторые другие страны региона. Мы провели консультации с Израилем и будем еще проводить эти консультации в ближайшее время", - сообщил тогда президент РФ. Путин также заявил, что обсуждал в Гамбурге тему других зон деэскалации с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. "Это в значительной степени не от нас зависит, многое связано с противоречиями между странами региона. У всех свои озабоченности, у всех свои предпочтения, свои интересы, причем законные интересы, и нужно к этому именно так и относиться - как к законным интересам, нужно искать компромиссы", - заявил российский президент. "Теперь нам нужно договориться о том, каковы будут конкретно границы этих зон, как будет обеспечиваться безопасность в этих зонах. Это очень кропотливая, на первый взгляд даже нудная, но чрезвычайно важная и ответственная работа. Опираясь на позитивный опыт, который был достигнут за последнее время, опираясь на добрую волю Ирана, Турции, разумеется, сирийского правительства и президента Асада, мы можем сделать дальнейшие шаги", - сказал 8 июля B.Путин. "Самое главное заключается в том, - и мы это подтвердили, в том числе, кстати говоря, и в документах об образовании вот этой зоны на юге с выходом на иорданскую границу и с выходом на примыкающие Голанские высоты, - самое главное - обеспечить в конечном итоге территориальную целостность Сирии, с тем чтобы вот эти зоны деэскалации были прообразом таких территорий, которые смогли бы и между собой сотрудничать, и с официальным Дамаском. И если нам это удастся сделать, то тогда мы создадим, безусловно, хорошую базу, предпосылки для решения в целом сирийской проблемы политическими средствами", - резюмировал президент РФ.

6 июля, накануне начала саммита G20 в Гамбурге, Bладимир Путин беседовал по телефону с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу. Тогда пресс-служба Кремля сообщала: "B контексте совместных усилий в борьбе с международным терроризмом обсуждалась проблематика ближневосточного урегулирования и ситуация в Сирии". Канцелярия главы правительства Израиля не комментировала этот телефонный разговор. При этом в окружении Нетаниягу давали понять, что премьер-министр недоволен текстом соглашения о прекращения огня в Сирии, так как он не учитывает интересы Израиля.

Накануне встречи президента США Дональда Трампа и президента России Bладимира Путина в Гамбурге издание The Daily Beast опубликовало статью, в которой утверждалось, что американский лидер готов согласиться на сохранение власти Асада в Сирии и на присутствие в этой стране российских военных. B статье Спенсера Акермана также отмечалось, что государственный секретарь США Рекс Тиллерсон предложил выработать с российскими коллегами "общие механизмы" урегулирования ситуации в Сирии. Эта информация была подтверждена Госдепартаментом США.

B общих чертах схема такого урегулирования предполагает: сохранение власти Башара Асада, согласие на создание "зон безопасности" (зон деэскалации) по варианту, предложенному Россией и ее союзниками, сотрудничество с Москвой и согласие на присутствие российских войск в Сирии.

При этом, как утверждалось в публикации The Daily Beast, главной целью станет победа над "Исламским государством", а промежуточной задачей - возобновление координации действий российских и американских военных в Сирии, во избежание случайных столкновений.

6 июля госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что Bашингтон готов изучить возможность создания совместных с Россией бесполетных зон в Сирии и других механизмов для обеспечения стабильности. B заявлении главы Госдепартамента было сказано: "Соединенные Штаты готовы рассмотреть возможность создания совместных с Россией механизмов для обеспечения стабильности, включая бесполетные зоны, наблюдателей на земле за соблюдением соглашения о прекращении огня, а также скоординированной доставкой гуманитарной помощи".

На этом фоне израильская газета "Гаарец" писала о том, что в Иерусалиме настаивают на том, чтобы "зоны деэскалации" на юге Сирии, около границ Израиля и Иордании, контролировались американскими военными. B руководстве Израиля ранее неоднократно подчеркивали недопустимость присутствия в этих районов вооруженных сил Ирана или ливанской "Хизбаллы".

9 июля министр обороны Израиля Авигдор Либерман так прокомментировал вступление в силу соглашения о прекращении огня в Сирии: "Израиль сохраняет полную свободу действия - вопреки договоренностями между Трампом и Путиным. Мы будем делать все, что сочтем необходимым".

Bопрос о том, кем будет обеспечиваться соблюдение режима прекращения огня в южной "зоне деэскалации" в Сирии, остается открытым. Американские военные на сегодняшний день присутствуют на иордано-сирийской границе, но на границе Израиля и Сирии их нет. Здесь действуют миротворцы из контингента сил ООН по наблюдению за разъединением на Голанских высотах (UNDOF), у которых нет ни вооружений, ни мотивации для обеспечения режима прекращения огня, не говоря о том, что подобные функции не входят в их обязанности. На юго-западе Сирии, помимо регулярной сирийской армии и ливанской "Хизбаллы", действуют многочисленные оппозиционные группировки, не подчиняющиеся единому командованию.

newsru.co.il

http://www.turan.az/ext/news/2017/8/free/Worldwide/ru/64811.htm

26.05.2017 10:25

Отношения между двумя союзниками по НАТО Турцией и США в последние время переживают кризис, судя по всему последняя встреча президентов Трампа и Эрдогана не смогла разрядить обстановку. В связи с этим  с просьбой поделится своим видением вопроса мы обратились к российскому политологу, кандидату исторических наук, эксперту по Кавказу и Ближнему Востоку Анару Садыхову.

На ваш взгляд смогли ли стороны сблизить свои позиции и каково в целом ваге видение по этому вопросу?

В Вашингтоне состоялась первая встреча президентов США и Турции. Несмотря на союзнические отношения в рамках альянса НАТО и заверения Дональда Трампа в телефонном разговоре с Реджепом Эрдоганом в их незыблемости, у турецкой стороны накопились ряд вопросов, фактически являющихся конкретными претензиями.
Основной является объявленный Пентагоном план поставок вооружений сирийским курдам, в целях борьбы с ИГ, но в Анкаре не сомневаются, что данное оружие попадёт в руки РПК, которую обе страны признают террористической, и будет направлено против турецкой армии на территории самой же Турции, о чём ранее сообщил министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу: ”И РПК и YPG являются террористическими организациями, и они ничем не отличаются, кроме названий. Любое захваченное ими оружие представляет угрозу для Турции”. Более того,
Р. Эрдоган, по утверждению турецкой прессы, предоставил американскому президенту факты о связях сирийских группировок курдов PYD и YPG с действующей на турецкой территории РПК, но вынужден был констатировать: «Рассмотрение террористических организаций PYD и YPG в качестве партнера не соответствует всеобъемлющей нашей  договоренности по данному вопросу». Для сглаживания ситуации, Дональд Трамп обязался поставить вооружения уже самой Турции, заявив: «Военное оборудование, запрошенное у США президентом Турции Реджепом Эрдоганом, будет доставлено турецкой стороне в кратчайшие сроки». В свою очередь, курды уже получили автомобили Hummer, танки, минометы и ракеты с тепловым наведением. Оружие и бронетехнику доставили по суше с территории Иракского Курдистана к КПП Семелка и перебросили в регион Рожава. Оттуда груз на фурах переправили в район Кобани и на юг Тель-Абьяда, к северу от Ракки.
Уже очевидно, что США делают ставку на курдов, о чём свидетельствуют как поставки вооружений, так и занятие американскими военными ключевых точек на сирийско-турецкой границе в районе северо-востока Сирии, с целью избегания дальнейшего военного давления турецких вооруженных сил на курдские позиции. Американцы были очень недовольны ударами турецких ВВС по курдским лагерям на севере Сирии и Ирака, особенно учитывая, что их советники находились в относительной близости от мест поражений и настоятельно требуют впредь координировать свои действия с Пентагоном, а не ставить в известность перед фактом за один час. В свою очередь Р. Эрдоган решительно парировал, заявив турецким журналистам, выступая в посольстве США в Вашингтоне: «Мы четко сказали им (США) следующее: если будут нападения со стороны YPG на Турцию, то мы будем действовать, не спрашивая никого», добавив, что Турция не будет участвовать в операции по освобождению сирийской Ракки от ИГ, так как США приняли решение об участии в ней YPG: «Мы сказали им, что не рассматриваем сотрудничество с террористической группировкой в Ракке как здравое решение. Считаю, что они (США) будут стучать в нашу дверь по вопросу Сирии», — отметил президент Турции.
Турецкая сторона имела претензии ещё к администрации Барака Обамы, пообещавшего, что курды покинут город Манбидж, после его освобождения от ИГ и уйдут на восточный берег реки Евфрат, но не сдержавшего своего слова. Более того, американские советники заняли позиции к северу от города и, таким образом, отсекли турецкие войска, создав буферную зону. Видимо, несмотря на заверения в добрых и союзнических отношениях нового президента США, наблюдается преемственность политики в данном вопросе. В ответ Турция приняла решение о создании военной базы в районе города Эль-Баб, фиксируя свои позиции. Очевидно, что ситуация будет только накаляться, учитывая продвижение курдских формирований к Ракке и, в целом, расширяя свою зону влияния, при активной поддержке американцев, в том числе с использованием авиации, чего лишена Турция, несмотря на пребывание в одном военном альянсе и нежелание Анкары мириться с данным развитием событий, что периодически перерастает в прямые боестолкновения между протурецкой Сирийской свободной армией и курдскими подразделениями.
Вторым принципиальным вопросом, в значительной степени для самого Р. Эрдогана, является требование о выдаче американской стороной Фетхуллаха Гюлена, считающегося организатором попытки госпереворота, предпринятой летом прошлого года. Несмотря на предоставленный приличный объём документов, США всячески затягивают данный процесс, запрашивая новые свидетельства о его виновности и ссылаясь на громоздкие юридические процедуры. Вопрос с его экстрадицией настолько важен, что аккурат перед визитом в одном из авторитетных американских журналов Foreign Policy появилась статья, в которой министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу писал: «Сеть гюленистов, словно гидра, опутала более 160 стран. С мозговым центром в Пенсильвании ее щупальца распространились повсюду, эксплуатируя нищету, страх, дефицит демократии и коррупцию». В свою очередь, Вашингтон на протяжении нескольких месяцев призывает Анкару освободить американского гражданина Эндрю Брансона, проповедовавшего христианство в турецком Измире и заключённого под стражу в октябре 2016 года по обвинению в поддержке именно Ф. Гюлена, поэтому в феврале этого года, более ста американских конгрессменов направили письмо Р. Эрдогану с просьбой его освободить, но она пока осталась без удовлетворения и теоретически, турецкая сторона может предложить сделку и обменять пастора на исламского проповедника.
Итоговая пресс-конференция президентов длилась менее 15 минут и не предполагала вопросов со стороны журналистов, несмотря на повышенный к ней интерес. Это говорит об отсутствии принципиальных договорённостей по основным темам, в противном случае оба руководителя поделились бы своими заключениями. Косвенным признаком являлось и выражение лица Реджепа Эрдогана, не выражавшее удовлетворение, особенно на контрасте недавней встречи с президентом РФ Владимиром Путиным.
Несмотря на сотрудничество с курдами, Дональду Трампу желательна поддержка Турции для регионального противостояния Ирану, считающегося американцами основным оппонентом, в том числе, своим союзникам в Саудовской Аравии и Израиле, поэтому в своё ближайшее ближневосточное турне включил посещение не только изначально предполагавшиеся Эр-Рияд и Тель-Авив, но и Анкару. Президент США пытается балансировать, но Реджеп Тайп Эрдоган настроен более категорично и не видит возможности для компромисса в столь важных для Турции вопросах, что подтвердил премьер-министр Бинали Йылдырым, заявив журналистам о неспособности Вашингтона учитывать чувствительность Анкары, которая ”несомненно будет иметь последствия и принесет отрицательный результат и для самих США”.

http://thegreatmiddleeast.com/2017/05/19/nesmotrja-na-sotrudnichestvo-s-kurdami-trampu-zhelatelna-podderzhka-turcii-dlja-protivostojanija-iranu/#.WR8q_mN6e4M.facebook

20.03.2017 10:01

Американская Месопотамская организация предлагает этому загадочному народу принять участие в проекте создания провинции Аль Рафидейн на северо-востоке Ирака.
Чем быстрее приближается день освобождения от боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) иракской провинции Ниневия, тем больше появляется заявлений местных и внешних сил, предлагающих свои решения послевоенного устройства этого региона. На днях с новой инициативой выступил Давид Лазар, председатель Американской Месопотамской организации (АМА), базирующейся в Калифорнии. Он объявил о создании коалиции, объединяющей Turkmen Rescue Foundation (представляет туркмен), Al Rafedin Organization (представляет ассирийцев и христиан) и Yezidi Independent Supreme Council (представляет езидов). Это объединение, получившее название Национальная коалиция региона Аль Рафидейн, намерено при поддержке членов Конгресса США, депутатов иракского парламента и представителей международного сообщества пролоббировать создание на северо-востоке Ирака новой провинции - Аль Рафидейн "с собственным парламентом, политическими учреждениями и силами обороны, аналогичными по составу и функциям курдской автономии на севере Ирака". При этом в заявлении Давида Лазара упоминается, что в состав их коалиции также входит народ шабаков.Шабаки - один из самых загадочных народов на Ближнем Востоке.

Всемирный справочник меньшинств и коренных народов утверждает, что в Ираке они появились в начале XVI века, и это, пожалуй, чуть ли не единственное, в чем сходятся многие исследователи. Шабаки считаются этническим и культурным меньшинством, проживающим в провинции Ниневии. Точная численность их неизвестна, по одним данным - не более 15 тысяч человек, по другим приближается к 400 тысячам. Их язык есть производное из турецкого, персидского, курдского и арабского языков. Преимущественно исповедуют шиизм, хотя есть и сунниты. Существует распространенное мнение, будто само название народа шабаков означает то, что произошли они путем смешивания различных племен. Оно принесло много бед шабакам, так как спровоцировало соблазн со стороны других народов и правительств записывать их то в арабы, то в курды, то в туркмены. Например, после свержения режима Саддама Хусейна иракские курды стали претендовать на земли шабаков, заявляя об их курдском происхождении. Некоторые исследователи дополняют, что шабаки поддерживают тесные связи с езидами, а также совершают паломничество к езидским святыням. Другие, упоминая их туркменское происхождение, отмечают, впрочем, что шабаки долго жили в Западном Иране, а религия их сложилась на основе персидского зороастризма.Но есть и такая версия, получившая распространение на Западе. Ее выдвинул живший в XIX веке британский археолог Остин Генри Лейард, работавший в Месопотамии.

Он признавал шабаков ответвлением иранских курдов, которых в Ирак переселяли персидские шахи. Ближневосточный портал Niqash, принадлежащий немецкой некоммерческой организации MICT, в свое время цитировал пресс-секретаря Шабакской ассоциации интеллигентов Шабака Абд аль-Захра Башира аль-Аги, заявлявшего, что "историки не были справедливы по отношению к шабакам. Некоторые считают нас курдами или арабами, а некоторые - даже турками или иранцами". Этого же мнения придерживается Ханин Махмуд аль-Каддо, некогда представлявший шабаков в иракском парламенте. Он говорит, что "шабаки не курды, мы - независимый иракский этнический компонент. Язык шабаков содержит курдские слова, но это ничего не значит, он также содержит богатство арабского, турецкого и персидского словаря", и считает, что попытки включить его народ в состав курдов преследует политическую цель.После вторжения боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Мосул и провинцию Ниневия летом 2014 года народ шабаков оказался в числе преследуемых. Как писало ближневосточное издание Al Monitor, "тысячи беженцев-шабаков мечтают о возвращении домой, но беспокоятся о том, чтобы не стать жертвой арабо-курдского соперничества в отношении их деревень, и опасаются перспективы потерять свою идентичность среди курдов или других шиитов. Большинство шабаков сами являются шиитами, а их земли расположены в спорных районах, на которые претендуют как Багдад, так и Эрбиль, столица иракского Курдистана". Вопрос сейчас в том, кто и как поможет этому народу вернуться на родину. Что интересно, инициативой Американской Месопотамской организации заинтересовался портал Breitbart News, тесно связанный со Стивеном Бэнноном, главным политическим советником президента США Дональдом Трампом. Издание не только сообщило о ней, но и взяло интервью у эксперта по национальной безопасности, профессора Университета Свободы Райана Мауро, который недавно побывал в Ираке.

По словам профессора, во время визита "он обнаружил, что многие христиане и курды-мусульмане открыто выражают свою поддержку президенту США Дональду Трампу" в его борьбе с "радикальным исламом и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)". Как рассказал Мауро, "курды, курдское меньшинство - какаи и христиане прямо и страстно просили меня передать просьбу президенту Трампу: лично приехать к ним в гости и предоставить со стороны США политическую и военную поддержку. Безопасная зона для преследуемых меньшинства должна немедленно стать официальной целью американской политики".Пока трудно сказать, что думают в Вашингтоне. Но есть еще один важный нюанс. В начале марта этого года в интервью итальянскому католическому порталу L"Agenzia Servizio Informazione Religiosa халдейский архиепископ Эрбиля монсеньор Башар Варда напомнил, что до войны в Ниневии у христиан "были разногласия" с общиной шиитов-шабаков, которые - при поддержке Багдада и Тегерана - предлагали большие деньги за дома христиан, что могло бы изменить демографию региона. А это значит: борьба за этническую и религиозную принадлежность шабаков не закончена, причем, нельзя исключать, что помимо курдов, Ирана, центрального правительства Ирака и властей курдской автономии в нее могут вступить Соединенные Штаты.Станислав Стремидловский 19.03.17

Источник - regnum.ru
13.02.2017 11:16

АВИГДОР ЭСКИН

Сотни тысяч жителей Ирана выйдут в пятницу на улицы, чтобы отметить 38-ю годовщину революции. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи пообещал, что его адепты продемонстрируют на этот раз особо накаленный массовый энтузиазм.

 

Это связано с возрастающей напряженностью между Тегераном и Вашингтоном. Президент США Дональд Трамп высказывался бескомпромиссно жестко в адрес Ирана и международного соглашения с ним еще в ходе своей предвыборной кампании. Назначенные Трампом советник по национальной безопасности Майкл Флинн и министр обороны Джеймс Мэттис считают Иран первоочередной целью Пентагона.

После трех недель пребывания Дональда Трампа в Белом доме можно констатировать, что антироссийская риторика заметно пошла на убыль, а вот раздражение политикой Тегерана достигает высокой отметки. Как известно, Майкл Флинн «взял Иран на заметку» после испытаний этой мусульманской республикой баллистических ракет и нападения в Йемене на саудовский фрегат.

 
Советник по национальной безопасности США Майкл Флинн

Уже сейчас можно отметить, что нынешняя американская администрация не опасается расторжения соглашения с Ираном. Многие примирительные по отношению к Ирану шаги со стороны Барака Обамы были вызваны опасением срыва соглашения с Тегераном по ядерной программе. Новая администрация в Вашингтоне не намерена расторгать соглашение в одностороннем порядке, но и не даст ни гроша для его сохранения.

Вид на здание Министерства иностранных дел Российской Федерации. Архивное фото

Внутренняя логика американской политики начинается с расширенного бюджета Пентагона. При реалистичном намерении прийти к разрядке напряженности с Россией администрации Трампа будет непросто оправдать гигантские затраты на оборону и разведку только борьбой с исламистским терроризмом. В этом смысле Иран может сыграть роль «палочки-выручалочки».

Конфликт с Вашингтоном в ограниченных масштабах сыграет на руку и аятолле Али Хаменеи и его соратникам. Секуляризация иранского общества при жесткой официальной идеологии давно уже слывет притчей во языцех, а в последнее время вызывает ассоциации с серединой 80-х в СССР. Достаточно сказать, что средняя иранская семья сегодня может похвастаться лишь среднестатистическим наличием 1,8 ребенка, что ниже даже среднеамериканских показателей.

Осознание американской угрозы может сыграть цементирующую роль в Иране. Помимо внутреннего разлада на почве официального шиитского кода, в Иране продолжается экономический кризис. Неспроста президент Ирана Хасан Роухани говорил на днях о тяжелом экономическом положении и возлагал вину на сговор против его страны, имея в виду суннитских соседей.

 
Президент Ирана Хасан Рухани в президентском кабинете в Тегеране

Таким образом, логика дальнейшего развития событий не исключает нагнетания напряженности. Если озабоченность испытанием баллистических ракет Ираном вполне понятна, то жесткие слова представителей администрации Трампа в адрес Тегерана после нападения хуситов в Йемене на саудовский фрегат — это проявление пристрастного настроения, что указывает на серьезную антииранскую нацеленность с возможными последствиями.

Солдаты армии США. Архивное фото
 

Представим себе, что внутреннее недовольство действиями Ирана со стороны Трампа, Флинна и Мэттиса пойдет по нарастающей и будет подпитано антиамериканским лихачеством Тегерана.

Вероятность прямого американского удара не представляется высокой. Трамп едва ли хочет видеть на Ближнем Востоке «американские бутсы» (так там обычно называют прямое военное вмешательство). Даже если правы те, кто считает Иран неспособным к более серьезному сопротивлению, чем удалось оказать Саддаму Хусейну, опыт вторжения в Ирак до сих пор действует обескураживающе.

 
Президент США Дональд Трамп

Более реалистичным представляется политика сдерживания Ирана за пределами его границ, о которой много раз говорил бывший заместитель главы ЦРУ Майкл Морелль. Речь идет о возможных попытках загасить очаги иранского влияния в Ираке, Бахрейне, Йемене, Сирии и Ливане. Такая политика сразу наткнется на сложности в Ираке, где иранские военные и советники действуют сообща с американцами в борьбе против ИГ (Запрещена в РФ. — Прим. ред.). В Сирии такая концепция может осложнить возможные договоренности с законной властью президента Башара Асада. Разве что администрации Трампа придется вытеснять из Сирии Иран и «Хезболлу» ценой согласия на укрепление позиций самого Асада и расширения российского влияния.

Однако наиболее вероятным направлением работы в Вашингтоне будет оказание помощи оппозиционным силам как внутри Ирана, так и за его пределами. Этим людям свойственно скептическое отношения к господствующей правительственной идеологии в бывшем персидском царстве.

Американский штурмовик в Персидском заливе. Архивное фото
 

Как заметил в недавнем интервью бывший «главный взрывник ЦРУ» Роберт Бэр, «если вы потрете хорошенько иранца, то очень скоро обнаружите в нем персидского националиста». Вся современная история Ирана в немалой степени вращается вокруг противоречий между персидской, зороастрийской и шиитской парадигмами существования. Возможные американские усилия в этом направлении не лишены смысла, если в Вашингтоне откажутся от грозного и мобилизующего иранцев тона.

Если прибавить к этому реально существующую напряженность внутри Ирана между персами и азербайджанцами, а также между персами и курдами, то мы получим весьма непростую картину внутреннего устройства страны, очень далекую от монолитной крепости. Это тоже хорошо известно противникам Тегерана в Вашингтоне.

Вот некоторые возможные векторы развития событий. А об остальном расскажут в сводках новостей.

https://ria.ru/analytics/20170209/1487565553.html

 

последние новости