Все о коронавирусе в Азербайджане

                                                                            Онлайн центр квантового мышления

14.02.2019 12:13

Тюрки составляют значительную часть населения Северного Кавказа. Их здесь более миллиона, и это число быстро растет, как в общем количественном отношении, так и в процентном по отношению к другим народам.

Коренными тюркскими народами на Северном Кавказе являются кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы, азербайджанцы (в Южном Дагестане).
По данным Всероссийской переписи 2010 года в России проживало 503 000 кумыков, 112 924 балкарца, 218 403 карачаевца, 103 660 ногайцев, 130 919 дагестанских азербайджанцев. Общее число кавказских тюркских народов составило в 2010 году 1 068 906 человек.

По сравнению с цифрами переписи 2002 года естественный прирост составил у карачаевцев 13,6%, у балкарцев 4,1%, у кумыков 19%. Для сравнения, у некоторых других народов наблюдается обратная тенденция. Например, у кабардинцев за тот же период убыль составила 0,6%, а у адыгейцев— 2,87%.
Северокавказские тюрки расселены на пространстве от Каспийского до Черного морей.

Кумыки компактно проживают в центральной и северо-восточной части Кавказа – Северной Осетии, Ингушетии, Чечне и Дагестане. Ногайцы занимают обширные степные пространства Дагестана, Чечни, Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Астраханской области. Балкарцы и карачаевцы расселены на восточных и западных склонах Эльбруса – в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Кроме Турции (которую Россия также пыталась завоевать), практически все тюркские народы в прошлом оказались под властью России и получили независимость лишь после распада СССР.

Северокавказские тюрки, их политическое положение и отношение с властями

Северокавказские тюрки –это карачаевцы и балкарцы, кумыки, ногайцы, в Южном Дагестане живёт много азербайджанцев, которые также являются там коренным народом.

Их политические и экономические элиты, как и у прочих народов российского Кавказа – коррумпированные, паразитические и связаны с Москвой, всецело от неё зависящие. При этом ни один из тюркских народов не имеет своей республики.

В КЧР и КБР тюрки поселены в «коммунальные республики» вместе с черкесами. При этом в КЧР во власти доминируют связанные с Москвой коррумпированные карачаевские элиты, в КБР – такие же черкесские.
Все общественные организации карачаевцев и балкарцев финансируются и тесно связаны с местными «элитами», т.е. местным бизнесом и чиновниками своей национальности, и, таким образом, являются частью выстроенной Москвой коррупционно-паразитической системы власти и перераспределения бюджетных средств.

Эти «элиты», в целом, довольны существующим положением, то есть тем «куском пирога», который Москва разрешает им урвать.

В КЧР карачаевские «элиты» политически доминируют, в КБР положение балкарских «элит» тоже, по большому счету, вполне их удовлетворяет. Кроме того, земли, находящиеся во владении балкарцев, значительно приросли за годы Советской власти.

Поэтому от общественных организаций карачаевцев и балкарцев не следует ожидать направленной против Москвы протестной активности или даже выдвижения культурных проектов, выходящих за рамки, официально одобряемые Кремлем.

Протестная активность среди карачаево-балкарцев проистекает из причин, общих для всего Кавказа: отсутствие социальных лифтов и клановость в распределении получаемых посредством Москвы средств. И выплескивается она через радикальный исламизм, а не через национальные движения.
Карачаевские и балкарские общественные организации не интересуются проблемами других тюрок РФ.

Балкарцы и карачаевцы не образовывали единый фронт даже друг с другом во время борьбы за власть и земли в КБР и КЧР.

Карачаевцы, безусловно, доминируя в Карачаево-Черкесии, единственные, пожалуй, из северокавказских тюрок имеют политический вес в силу государственной субъектности. И поэтому не особо активны. Решив, более или менее, большинство своих политических проблем еще в 90-х, карачаевцы сейчас дальше гуманитарных проектов идти не желают, занимаясь, в общем, внутренним обустройством.

Взаимоотношения черкесов с тюркскими народами Северного Кавказа

Взаимоотношения между карачаево-балкарцами и черкесами можно назвать конкурентными. Оба народа были объединены в двух коммунальных республиках – Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, здесь и наблюдается конкуренция. Они не имеют какой-то основы для серьезной вражды, но необходимость делить доступ к ресурсам, главным образом, получаемым из Москвы бюджетным средствам, толкает на такой тип отношений – взаимная конкуренция. Но, в основном, она проявляется на уровне элит.

В КБР и КЧР столкнулись интересы карачаево-балкарцев и черкесов, оказавшихся на одной территории. Из-за тенденции переселения из горных районов, где ранее проживали тюркские народы, и из-за многократно уменьшившейся в результате русско-черкесской войны территорий черкесов, происходят трения, связанные, в первую очередь, с земельным вопросом.

Российское законодательство и практика в этом вопросе запутанная и коррумпированная. Если говорить об общих принципах территориального разграничения между двумя народами, то балкарцы и карачаевцы хотели бы разграничения по нынешней территории расселения, черкесы считают, что многие их земли были при царской и советской власти переданы другим народам, и хотя вернуться к ситуации до окончания русско-черкесской войны.

Есть ещё ряд болевых точек, которые не позволяют сблизиться карачаево-балкарцам и черкесам: репатриация; кадровые вопросы; разный взгляд на культурно-историческое наследие.
Соседям по коммуналке, как это обычно бывает, есть что предъявлять друг другу – это и было изначальной целью большевиков при создании «национальных коммуналок».

В КЧР это ярко проявилось во время первых президентских выборов, когда на этот пост претендовали Дерев (черкес) и Семенов (карачаевец). Абазины, третий по численности коренной народ в республике, тогда были на стороне черкесов.

Президентом стал карачаевец, и с этого момента карачаевцы постепенно стали доминировать во всех властных структурах.

В КБР ситуация иная, там балкарцы, наоборот, находятся в меньшинстве.
Но разногласия между карачаево-балкарским и черкесским национальными движениями отнюдь не являются фатальными.

По мнению независимых черкесских активистов, тот факт, что черкесские республики являются коммунальными квартирами вместе с карачаево-балкарцами, не препятствует объединению Черкесии в единый субъект, чего они добиваются.

Вот высказанное мне мнение одного из лидеров независимого черкесского движения в РФ: «Нет, я не считаю, что совместное нахождение черкесов в одной республике с карачаевцами или балкарцами препятствует объединению Черкесии в единый субъект. Республики эти были созданы уже после того, как черкесы были уничтожены в основной своей массе. А на роль надзирателей и контролёров над черкесами ставили казаков в первую очередь. Здесь мы уже наблюдаем именно конкуренцию развившихся численно тюрок и восстановивших численность черкесов на урезанной кратно территории. Москва, естественно, заинтересована в перманентном противостоянии черкесов и тюрок, но и реально поддерживать тюрок ей вообще не с руки. Здесь, скорее, имеют место игры в патриотов местных тюркских лидеров, через шантаж возможным конфликтом утверждающих в регионе свою роль миротворцев и гарантов. Ну и для черкесов нынешние территории никоим образом не конечная цель — черкесы хотят вернуть под свой контроль Черкесию в исконных границах. А там уже найдется место и для тюрок, долгое время живших с нами в едином политическом пространстве».

Что касается простых людей, то ярко выраженной враждебности между ними нет, отношения, большей частью, ровные. Хотя в КЧР отношения карачаевцев и черкесов несколько напряженные, на уровне бытовой фобии. В КБР конфликт между кабардинцами и балкарцами на личном уровне существует только там, где это непосредственно касается земельных отношений, но, в целом, какое-либо напряжение не заметно, много межнациональных браков и совместных бизнес-предприятий.

Взаимоотношения между черкесами и ногайцами

Ногайцы соприкасаются с черкесами, т.к. в небольшом количестве ногайцы проживают в КЧР и Ставрополье. Отношения черкесов и ногайцев хорошие и тёплые. Скорее всего, это связано с общей трагедией и пережитым в один исторический период геноцидом. Черкесские националисты к ногайцам относятся уважительно, оба народа сближает память о геноциде, устроенном Российской империей, и память о том, что ногайцы, после истребления их Суворовым, нашли убежище у черкесов.

Хотя в КЧР во время борьбы за место президента республики между черкесом Деревым и карачаевцем Семеновым ногайцы, в большинстве, были на стороне карачаевца, как этнически близкого.

Взаимоотношения между черкесами и кумыками

Черкесы и кумыки полностью разделены территориально и не соприкасаются практически ни в чем. В силу этого отношения ровные, нейтральные.
Единственная точка конфликта между черкесами и кумыками существует на уровне идеологов, на уровне научных и псевдонаучных активистов. Кумыкские ученые оспаривают ряд выдвигаемых черкесами постулатов о роли черкесов в истории. Кумыки опровергают теорию политического доминирования черкесов на Северном Кавказе, отводя эту роль Кумыкскому Шамхальству.

Точка зрения большинства современных кумыкских и вообще тюркских историков состоит в следующем: В 15-17 веках Кумыкский Шамхал был главным союзником Крымского ханства на Северном Кавказе, и их политическое доминирование было очевидным. Даже в начале 18 века, при внутренних распрях кабардинские князья шли к шамхалу для «разбора дел». К тому же черкесы не были единым политическим и этническим пространством, чем пользовались их противники. К началу 18 века усилилась роль России, и, как следствие, пророссийски ориентированных групп кабардинских князей, получавших военную и политическую помощь Российской Империи. И каспийский поход Петра также способствовал ослаблению Шамхальства.

Согласно взгляду, наиболее распространенном среди современных черкесских историков, именно Кабарда всегда была ведущей в военном и культурном отношении силой на Северном Кавказе.

Схожие разногласия существуют также между крымско-татарскими и черкесскими историками. Крымцы считают, что черкесские феодалы были вассалами Крымского Ханства, черкесы настаивают, что их отношения были равноправными, иногда враждебными, иногда союзническими.

Активная «историческая война» идет между карачаево-балкарцами и черкесами.

При этом отдельные карачаево-балкарские историки выдвигают теории, которые находятся за гранью исторической науки.

Впрочем, такого рода отклонения есть у всех северокавказских народов без исключения.

Различия между историческими школами северокавказских народов самые банальные – центризм взгляда на историю, кто более влиял на развитие региона, на духовную и материальную культуру народов Кавказа.

Есть ли попытки объединить черкесские и тюркские организации?

Несмотря на имеющиеся противоречия, черкесские и карачаево-балкарские общественные организации по многим вопросам находили общий язык, вырабатывали сходные политические платформы. Их отношения можно описать как отношения диалога при существующих объективных противоречиях. Но так было раньше. Сегодня общественная активность, в том числе и в национальном вопросе, в «коммунальных» черкесско-тюркских республиках почти сведена усилиями власти на нет, и когда проснется – неизвестно. Как, впрочем, вообще в РФ.
В Турции в последнее время идут переговоры черкесов с крымскими татарами и ногайцами. Особенно интенсивны контакты черкесов и крымских татар.

Национальные дискурсы обоих народов весьма схожи. В прошлом – свое государство, многовековое независимое существование, длительное военное противостояние с Российской империи, поражение, геноцид, изгнание с исторической родины и ее заселение колонистами из других районов Империи. Память об этих трагических событиях, надежда на возрождение на исторической родине народа – на этом замешана этническая идентичность любого черкеса или крымца. Турция является основной страной проживания для подавляющего большинства и тех, и других, но историческая родина контролируется Россией. Первый шаг в данном направлении был предпринят турецкой «Инициативой за права черкесов» еще в 2013 году. Она предложила крымским организациям Турции, а также украинскому «Меджлису крымскотатарского народа» начать координировать усилия по отстаиванию прав своих народов.

Весной 2014 года на встрече в Стамбуле лидеры турецких черкесских и крымскотатарских организаций договорились о сотрудничестве, попутно публично осудив оккупацию Крыма Россией. Контакты и работа по созданию совместных политических структур для лоббирования интересов крымских татар и черкесов продолжаются и сейчас.

Лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев встречался в Турции с представителями турецких черкесов.

Армянский фактор в отношениях между черкесами и тюрками Кавказа

Нельзя исключить и возникновения в недалеком будущем взаимодействия Азербайджана и черкесских независимых организаций России на антиармянской платформе.

Армяне составляют значительную часть населения исторически черкесских территорий, откуда сами черкесы были изгнаны. Причем число армян растет. Многие черкесские активисты убеждены (справедливо или нет – другой вопрос), что армяне целенаправленно заселяются туда Москвой и армянскими национальными структурами, причем именно в противовес возможному возвращению черкесов.

Кроме того, армяне составляют сильную конкуренцию местному бизнесу. Они берутся за любую работу, эффективны в качестве ремесленников и бизнесменов, сплочены. Поэтому армянские мигранты завоевывают все новые позиции в экономике черкесских регионов, вытесняя местных предпринимателей. Что еще более усиливает межнациональное напряжение.
Некоторые черкесские активисты были бы рады найти помощь в этой, как им кажется, проблеме у властей Азербайджана.

От того, как они будут складываться в дальнейшем отношения черкесов и их тюркских соседей, во многом зависит не только политическая судьба народов Кавказа, но перспективы сохранения Кавказа в составе Российской Федерации.

Авраам Шмулевич, специально для Caucasus Times

 

http://caucasustimes.com/ru/tjurkskij-mir-i-cherkesy-v-21-veke/

01.11.2017 04:00

Тюрки составляют значительную часть населения Северного Кавказа. Их здесь более миллиона, и это число быстро растет, как в общем количественном отношении, так и в процентном по отношению к другим народам.

Коренными тюркскими народами на Северном Кавказе являются кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы, азербайджанцы (в Южном Дагестане).
По данным Всероссийской переписи 2010 года в России проживало 503 000 кумыков, 112 924 балкарца, 218 403 карачаевца, 103 660 ногайцев, 130 919 дагестанских азербайджанцев. Общее число кавказских тюркских народов составило в 2010 году 1 068 906 человек.

По сравнению с цифрами переписи 2002 года естественный прирост составил у карачаевцев 13,6%, у балкарцев 4,1%, у кумыков 19%. Для сравнения, у некоторых других народов наблюдается обратная тенденция. Например, у кабардинцев за тот же период убыль составила 0,6%, а у адыгейцев— 2,87%.
Северокавказские тюрки расселены на пространстве от Каспийского до Черного морей.

Кумыки компактно проживают в центральной и северо-восточной части Кавказа – Северной Осетии, Ингушетии, Чечне и Дагестане. Ногайцы занимают обширные степные пространства Дагестана, Чечни, Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Астраханской области. Балкарцы и карачаевцы расселены на восточных и западных склонах Эльбруса – в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Кроме Турции (которую Россия также пыталась завоевать), практически все тюркские народы в прошлом оказались под властью России и получили независимость лишь после распада СССР.

Северокавказские тюрки, их политическое положение и отношение с властями

Северокавказские тюрки –это карачаевцы и балкарцы, кумыки, ногайцы, в Южном Дагестане живёт много азербайджанцев, которые также являются там коренным народом.

Их политические и экономические элиты, как и у прочих народов российского Кавказа – коррумпированные, паразитические и связаны с Москвой, всецело от неё зависящие. При этом ни один из тюркских народов не имеет своей республики.

В КЧР и КБР тюрки поселены в «коммунальные республики» вместе с черкесами. При этом в КЧР во власти доминируют связанные с Москвой коррумпированные карачаевские элиты, в КБР – такие же черкесские.
Все общественные организации карачаевцев и балкарцев финансируются и тесно связаны с местными «элитами», т.е. местным бизнесом и чиновниками своей национальности, и, таким образом, являются частью выстроенной Москвой коррупционно-паразитической системы власти и перераспределения бюджетных средств.

Эти «элиты», в целом, довольны существующим положением, то есть тем «куском пирога», который Москва разрешает им урвать.

В КЧР карачаевские «элиты» политически доминируют, в КБР положение балкарских «элит» тоже, по большому счету, вполне их удовлетворяет. Кроме того, земли, находящиеся во владении балкарцев, значительно приросли за годы Советской власти.

Поэтому от общественных организаций карачаевцев и балкарцев не следует ожидать направленной против Москвы протестной активности или даже выдвижения культурных проектов, выходящих за рамки, официально одобряемые Кремлем.

Протестная активность среди карачаево-балкарцев проистекает из причин, общих для всего Кавказа: отсутствие социальных лифтов и клановость в распределении получаемых посредством Москвы средств. И выплескивается она через радикальный исламизм, а не через национальные движения.
Карачаевские и балкарские общественные организации не интересуются проблемами других тюрок РФ.

Балкарцы и карачаевцы не образовывали единый фронт даже друг с другом во время борьбы за власть и земли в КБР и КЧР.

Карачаевцы, безусловно, доминируя в Карачаево-Черкесии, единственные, пожалуй, из северокавказских тюрок имеют политический вес в силу государственной субъектности. И поэтому не особо активны. Решив, более или менее, большинство своих политических проблем еще в 90-х, карачаевцы сейчас дальше гуманитарных проектов идти не желают, занимаясь, в общем, внутренним обустройством.

Взаимоотношения черкесов с тюркскими народами Северного Кавказа

Взаимоотношения между карачаево-балкарцами и черкесами можно назвать конкурентными. Оба народа были объединены в двух коммунальных республиках – Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, здесь и наблюдается конкуренция. Они не имеют какой-то основы для серьезной вражды, но необходимость делить доступ к ресурсам, главным образом, получаемым из Москвы бюджетным средствам, толкает на такой тип отношений – взаимная конкуренция. Но, в основном, она проявляется на уровне элит.

В КБР и КЧР столкнулись интересы карачаево-балкарцев и черкесов, оказавшихся на одной территории. Из-за тенденции переселения из горных районов, где ранее проживали тюркские народы, и из-за многократно уменьшившейся в результате русско-черкесской войны территорий черкесов, происходят трения, связанные, в первую очередь, с земельным вопросом.

Российское законодательство и практика в этом вопросе запутанная и коррумпированная. Если говорить об общих принципах территориального разграничения между двумя народами, то балкарцы и карачаевцы хотели бы разграничения по нынешней территории расселения, черкесы считают, что многие их земли были при царской и советской власти переданы другим народам, и хотя вернуться к ситуации до окончания русско-черкесской войны.

Есть ещё ряд болевых точек, которые не позволяют сблизиться карачаево-балкарцам и черкесам: репатриация; кадровые вопросы; разный взгляд на культурно-историческое наследие.
Соседям по коммуналке, как это обычно бывает, есть что предъявлять друг другу – это и было изначальной целью большевиков при создании «национальных коммуналок».

В КЧР это ярко проявилось во время первых президентских выборов, когда на этот пост претендовали Дерев (черкес) и Семенов (карачаевец). Абазины, третий по численности коренной народ в республике, тогда были на стороне черкесов.

Президентом стал карачаевец, и с этого момента карачаевцы постепенно стали доминировать во всех властных структурах.

В КБР ситуация иная, там балкарцы, наоборот, находятся в меньшинстве.
Но разногласия между карачаево-балкарским и черкесским национальными движениями отнюдь не являются фатальными.

По мнению независимых черкесских активистов, тот факт, что черкесские республики являются коммунальными квартирами вместе с карачаево-балкарцами, не препятствует объединению Черкесии в единый субъект, чего они добиваются.

Вот высказанное мне мнение одного из лидеров независимого черкесского движения в РФ: «Нет, я не считаю, что совместное нахождение черкесов в одной республике с карачаевцами или балкарцами препятствует объединению Черкесии в единый субъект. Республики эти были созданы уже после того, как черкесы были уничтожены в основной своей массе. А на роль надзирателей и контролёров над черкесами ставили казаков в первую очередь. Здесь мы уже наблюдаем именно конкуренцию развившихся численно тюрок и восстановивших численность черкесов на урезанной кратно территории. Москва, естественно, заинтересована в перманентном противостоянии черкесов и тюрок, но и реально поддерживать тюрок ей вообще не с руки. Здесь, скорее, имеют место игры в патриотов местных тюркских лидеров, через шантаж возможным конфликтом утверждающих в регионе свою роль миротворцев и гарантов. Ну и для черкесов нынешние территории никоим образом не конечная цель — черкесы хотят вернуть под свой контроль Черкесию в исконных границах. А там уже найдется место и для тюрок, долгое время живших с нами в едином политическом пространстве».

Что касается простых людей, то ярко выраженной враждебности между ними нет, отношения, большей частью, ровные. Хотя в КЧР отношения карачаевцев и черкесов несколько напряженные, на уровне бытовой фобии. В КБР конфликт между кабардинцами и балкарцами на личном уровне существует только там, где это непосредственно касается земельных отношений, но, в целом, какое-либо напряжение не заметно, много межнациональных браков и совместных бизнес-предприятий.

Взаимоотношения между черкесами и ногайцами

Ногайцы соприкасаются с черкесами, т.к. в небольшом количестве ногайцы проживают в КЧР и Ставрополье. Отношения черкесов и ногайцев хорошие и тёплые. Скорее всего, это связано с общей трагедией и пережитым в один исторический период геноцидом. Черкесские националисты к ногайцам относятся уважительно, оба народа сближает память о геноциде, устроенном Российской империей, и память о том, что ногайцы, после истребления их Суворовым, нашли убежище у черкесов.

Хотя в КЧР во время борьбы за место президента республики между черкесом Деревым и карачаевцем Семеновым ногайцы, в большинстве, были на стороне карачаевца, как этнически близкого.

Взаимоотношения между черкесами и кумыками

Черкесы и кумыки полностью разделены территориально и не соприкасаются практически ни в чем. В силу этого отношения ровные, нейтральные.
Единственная точка конфликта между черкесами и кумыками существует на уровне идеологов, на уровне научных и псевдонаучных активистов. Кумыкские ученые оспаривают ряд выдвигаемых черкесами постулатов о роли черкесов в истории. Кумыки опровергают теорию политического доминирования черкесов на Северном Кавказе, отводя эту роль Кумыкскому Шамхальству.

Точка зрения большинства современных кумыкских и вообще тюркских историков состоит в следующем: В 15-17 веках Кумыкский Шамхал был главным союзником Крымского ханства на Северном Кавказе, и их политическое доминирование было очевидным. Даже в начале 18 века, при внутренних распрях кабардинские князья шли к шамхалу для «разбора дел». К тому же черкесы не были единым политическим и этническим пространством, чем пользовались их противники. К началу 18 века усилилась роль России, и, как следствие, пророссийски ориентированных групп кабардинских князей, получавших военную и политическую помощь Российской Империи. И каспийский поход Петра также способствовал ослаблению Шамхальства.

Согласно взгляду, наиболее распространенном среди современных черкесских историков, именно Кабарда всегда была ведущей в военном и культурном отношении силой на Северном Кавказе.

Схожие разногласия существуют также между крымско-татарскими и черкесскими историками. Крымцы считают, что черкесские феодалы были вассалами Крымского Ханства, черкесы настаивают, что их отношения были равноправными, иногда враждебными, иногда союзническими.

Активная «историческая война» идет между карачаево-балкарцами и черкесами.

При этом отдельные карачаево-балкарские историки выдвигают теории, которые находятся за гранью исторической науки.

Впрочем, такого рода отклонения есть у всех северокавказских народов без исключения.

Различия между историческими школами северокавказских народов самые банальные – центризм взгляда на историю, кто более влиял на развитие региона, на духовную и материальную культуру народов Кавказа.

Есть ли попытки объединить черкесские и тюркские организации?

Несмотря на имеющиеся противоречия, черкесские и карачаево-балкарские общественные организации по многим вопросам находили общий язык, вырабатывали сходные политические платформы. Их отношения можно описать как отношения диалога при существующих объективных противоречиях. Но так было раньше. Сегодня общественная активность, в том числе и в национальном вопросе, в «коммунальных» черкесско-тюркских республиках почти сведена усилиями власти на нет, и когда проснется – неизвестно. Как, впрочем, вообще в РФ.
В Турции в последнее время идут переговоры черкесов с крымскими татарами и ногайцами. Особенно интенсивны контакты черкесов и крымских татар.

Национальные дискурсы обоих народов весьма схожи. В прошлом – свое государство, многовековое независимое существование, длительное военное противостояние с Российской империи, поражение, геноцид, изгнание с исторической родины и ее заселение колонистами из других районов Империи. Память об этих трагических событиях, надежда на возрождение на исторической родине народа – на этом замешана этническая идентичность любого черкеса или крымца. Турция является основной страной проживания для подавляющего большинства и тех, и других, но историческая родина контролируется Россией. Первый шаг в данном направлении был предпринят турецкой «Инициативой за права черкесов» еще в 2013 году. Она предложила крымским организациям Турции, а также украинскому «Меджлису крымскотатарского народа» начать координировать усилия по отстаиванию прав своих народов.

Весной 2014 года на встрече в Стамбуле лидеры турецких черкесских и крымскотатарских организаций договорились о сотрудничестве, попутно публично осудив оккупацию Крыма Россией. Контакты и работа по созданию совместных политических структур для лоббирования интересов крымских татар и черкесов продолжаются и сейчас.

Лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев встречался в Турции с представителями турецких черкесов.

Армянский фактор в отношениях между черкесами и тюрками Кавказа

Нельзя исключить и возникновения в недалеком будущем взаимодействия Азербайджана и черкесских независимых организаций России на антиармянской платформе.

Армяне составляют значительную часть населения исторически черкесских территорий, откуда сами черкесы были изгнаны. Причем число армян растет. Многие черкесские активисты убеждены (справедливо или нет – другой вопрос), что армяне целенаправленно заселяются туда Москвой и армянскими национальными структурами, причем именно в противовес возможному возвращению черкесов.

Кроме того, армяне составляют сильную конкуренцию местному бизнесу. Они берутся за любую работу, эффективны в качестве ремесленников и бизнесменов, сплочены. Поэтому армянские мигранты завоевывают все новые позиции в экономике черкесских регионов, вытесняя местных предпринимателей. Что еще более усиливает межнациональное напряжение.
Некоторые черкесские активисты были бы рады найти помощь в этой, как им кажется, проблеме у властей Азербайджана.

От того, как они будут складываться в дальнейшем отношения черкесов и их тюркских соседей, во многом зависит не только политическая судьба народов Кавказа, но перспективы сохранения Кавказа в составе Российской Федерации.

Авраам Шмулевич, специально для Caucasus Times

http://caucasustimes.com/ru/tjurkskij-mir-i-cherkesy-v-21-veke/

 

07.09.2017 11:04

 

Гюльнара Инандж,  директор Международного онлайн информационно-аналитического центра "Этноглобус" (ethnoglobus.az). (Баку, Азербайджан).

Черкесская тема на мировой политической арене появилась после развала Советского Союза. На данной стадии развития черкесский национализм не агрессивен и не переходит в военную плоскость. Черкесские организации в самой России, также как диаспора и их покровители, пока пытаются сделать данный вопрос предметом интереса международных правозащитных организаций. Официально черкесская диаспора находится под патронажем европейский и международных организаций. Неофициально США, некоторые страны Европы, Израиль и Турция являются катализатором черкесского национализма. Заинтересованность Израиля в черкесском вопросе требует отдельного анализа. Политическую же окраску черкесская тема приобретает в России и Турции.

Пока Турция разбирается с курдской проблемой, против нее вьется черкесская паутина. Так как черкесы не имеют территориальных претензий к Турции, в данном случае речь может идти о политических спекуляциях вокруг нарушения этнических прав, с целью торпедировать просьбу Турции о вступлении в ЕС. Это развязывает руки Анкаре и превращает её в игрока в черкесском вопросе. До российского завоевания черкесы находились в составе Османской Империи. А принадлежность к суннитскому толку Ислама позволяло им легко адаптироваться и занимать высокие посты, чувствовать себя комфортно. Этот процесс имеет продолжение в современной Турции.

Этот фактор позволяет Анкаре активно участвовать в черкесском вопросе. Тема независимой Черкесии, также поддерживается влиятельными черкесами в Турции. После развала Советского Союза этнические черкесы начали появляться на Северном Кавказе в составе бизнес-структур, НПО и учебных заведений, в том числе и в республиках, где проживают адыги. Укрепление Турции в своих бывших исторических владениях, может усилить черкесский сепаратизм и подготовить почву для вытеснения Москвы с Северного Кавказа. Подпитка черкесского национализма – один из элементов плана откола Северного Кавказа от России. Поэтому Россия запрещала въезд в страну для турецких бизнесменов и их участие в региональном бизнесе, выдворяла с Северного Кавказа турецких предпринимателей (в основном это этнические черкесы), закрывала турецкие лицеи. Но тот факт, что черкесский национализм стал предметом манипуляций на Западе, и активность Израиля в этом вопросе, вынудили Москву дать волю действиям Турции, как менее, на её взгляд, агрессивного игрока.

Кроме того, Россия надеялась нейтрализовать черкесские амбиции о независимости путём признания Абхазии. Это, действительно, немного убавило пыл, но полного отказа не произошло. Одновременно Кремлю удалось внести раздор в черкесскую диаспору в вопросе независимости. Факт признания независимости Абхазии усилил разногласия, так как часть черкесов в России и в диаспоре считают, что черкесы, проживающие на территории России, должны иметь свою автономию, к которой они требуют присоединить исконные черкесские земли, ныне находящиеся в пределах других кавказских республик и областей. Ближневосточные события, находящися на переднем плане политической сцены, затмевают черкесскую тему, которая, на данный момент, все еще находится на начальной стадии своего развития.

Черкесский вопрос начнет оказывать серьезное влияние на Россию чуть позднее. Американские эксперты, предсказывающие потрясения на Юге России после Зимних Олимпийских Игр, вероятно, имеют в виду рост черкесского национализма, сопровождающегося сепаратизмом. Народы, не имеющие своей государственности, подвержены внешним влияниям и манипуляциям, их этнические чувства оголены. Они культивируют и мифологизируют героические фрагменты своей истории. Кавказские народы предпочитают не открываться миру, а жить обособленно. Отсутствие исторического опыта государственности чревато повторением тех проблем, с которыми регион столкнулся во время чеченских войн в конце прошлого века.

Подробнее см.: http://www.apn.ru/publications/article31062.htm

28.03.2017 04:00

Около пятисот человек, члены черкесской диаспоры и участники делегации из Адыгеи, отпраздновали в Стамбуле День адыгского языка. Главной проблемой черкесов Турции является ассимиляция, и инициированные президентом страны реформы помогут исправить ее, надеются в черкесской диаспоре.

«Кавказский узел» сообщал, что12 марта в Анкаре на площади Кызылай прошел санкционированный митинг, на котором представители черкесских политических и общественных движений заявили о необходимости открытия государственного телеканала на черкесском языке «Черкес-ТВ». В случае принятия такого решения черкесы обещали поддержать поправки к Конституции, принятие которых вынесено на всенародный референдум, который пройдет в Турции 16 апреля.

Участие делегации из Адыгеи в мероприятии в Турции, посвященном Дню адыгского языка, было анонсировано в сообщении, поступившем на смс-сервис «Кавказского узла».

«Каждый из нас популяризирует черкесскую культуру»

Мероприятие в честь Дня адыгского языка прошло 19 марта в культурном центре имени турецкого артиста Джема Караджи в стамбульском районе Бакиркей. В мероприятии участвовали около 500 человек — представители всех черкесских и кавказских организаций Стамбула, а также гости из Адыгеи, передает корреспондент «Кавказского узла».

На сцене выступили ансамбли самодеятельности, участники мероприятия пели национальные песни, читали стихи на адыгском языке. Молодежь была одета в черкесские национальные костюмы.

В фойе и вестибюле культурного центра была открыта выставка картин черкесского художника Фарука Кутлу. Известный черкесский модельер Зеки Бештепе (Бештоев) рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что черкесская община Турции «с каждым годом все более основательно подходит к организации Дня адыгского языка».

«14 марта по всему миру отмечался всемирный День адыгского языка. Мы собираемся в этот день, чтобы пообщаться на родном языке, и сегодня нам представилась очередная возможность для этого. Черкесский язык испытывает те же сложности, что и другие языки этнических меньшинств в мире. Мы стараемся развивать свой язык и приостановить процесс его исчезновения», — сказал Бештепе.

Модельер также отметил, что «без государственной поддержки черкесам сложно остановить процесс полной ассимиляции». «К сожалению, сегодня черкесская молодежь, проживающая в Турции, не полностью погружена в свою культуру. Мы пытаемся приостановить процесс ассимиляции, но нам не хватает поддержки турецкого правительства. Каждый из нас популяризирует черкесскую культуру посредством ремесла, которому посвятил свою жизнь. В своей дизайнерской работе я делаю акцент на аутентичности. Я продвигаю нашу культуру вперед, выбирая черкесские мотивы», — подчеркнул модельер.

Общее название единого народа, разделенного на кабардинцев, черкесов, адыгейцев — адыги (или черкесы). Общая численность адыгов в России, согласно итогам переписи 2010 года, составляет 718 727 человек. При этом большинство адыгов проживают за пределами России, говорится в справке «Адыги» в разделе «Справочник» на «Кавказском узле».

«Замуж я выйду только за представителя своей национальности»

Участница мероприятия, студентка Бейза Шен, в беседе с корреспондентом «Кавказского узла» призналась, что она «не владеет родным языком, как и многие ее сверстники». При этом студентка подчеркнула, что «спутником своей жизни видит лишь представителя черкесской национальности».

«Фамилия моих предков Мехмечко, мы абазины. Я переживаю за то, что не владею родным языком, но пока не предпринимала ничего для того, чтобы это исправить. Из-за учебы и спорта у нас не остается времени на изучение родного языка. Но замуж я выйду только за своего», — рассказала Бейза Шен.

В семье этнического адыгейца Батыкана Арслана нет традиции говорить на родном языке. Однако он, по его признанию, «посещает языковые курсы и еженедельно уделяет время для встречи с друзьями на черкесских землячествах».

«Мои предки из Адыгеи, из Майкопа, их фамилия Ходе. Мы говорим на адыгейском языке, только когда в гостях у деда, а также с нашим дядей. А дома мы говорим по-турецки, и я пока не изучил свой язык. Мы каждые выходные собираемся с друзьями в наших культурных центрах. В целях изучения языка мы пытаемся в предложениях использовать адыгейские слова, но полностью разговариваем на турецком. Я изучал национальные танцы, умею танцевать лезгинку. Жениться я хотел бы на девушке своей национальности», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Батыкан Арслан.

Подробнее со сведениями об адыгейском языке, а также адыгейцах и адыгском народе, частью которого они являются, можно ознакомиться в статьях из «Справочника» «Кавказского узла». На «Кавказском узле» также размещены справочные материалы о таких коренных народах Кавказа, как абазины, убыхи, хыналыгцы и цахуры.

«Раньше в Турции запрещали общаться на черкесском языке»

Руководитель черкесской женской организации «Теауин», профессор медицины Гёнсель Авджы в беседе с корреспондентом «Кавказского узла» рассказала о вкладе своей организации в обучение черкесскому языку.

Выставка картин черкесского художника Фарука Кутлу. Стамбул, 19 марта 2017 г. Фото Магомеда Туаева для "Кавказского узла"«В честь Дня адыгского языка все общественные организации черкесов собрались на сегодняшнем мероприятии. Мы поем наши песни, читаем стихи, и даже между собой мы разговариваем сегодня только на своем языке. Наша организация специализируется на обучении языку женщин и девочек, мы издали CD-диск, облегчающий обучение черкесскому языку и детям, и взрослым», — рассказала Генсель Авджы.

По ее утверждению, за последние годы черкесам в Турции «был предоставлен достаточный инструментарий для сохранения родного языка, обычаев и культуры». «Сегодня все стало проще, раньше запрещали даже общаться на черкесском языке. Националистическая Турция не позволяла нам разговаривать на своем языке. Но последние годы демократизации сделали возможным изучение родного языка, свободное ему обучение, со стороны правительства мы получаем разного вида помощь в этом. В школах можно выбирать черкесский язык, как дополнительный. В Интернете есть черкесский телерадиоканал «Денеф», который работает 24 часа», — сказала Гёнсель Авджы.

«Благодаря общественной деятельности черкесских организаций, популяризация нашего языка стала нам под силу. Но все же мы продолжаем нуждаться в помощи со стороны правительства Турции», — добавила она.

«Черкесская диаспора живет своими памятными датами»

В свою очередь руководитель черкесской диаспоры города Кайсера, преподаватель черкесского языка Джихат Тхамоко, рассказал о памятных датах, связанных с историей черкесов.

«На сегодняшний день черкесы собираются по случаю Дня черкесского языка, Дня адыгского флага, в День памяти и скорби 21 мая. И к последнему мероприятию мы всегда готовимся очень основательно. В последние годы в обществе есть пробуждение по отношению к языку. Среди студентов есть желающие поступать на факультеты черкесской филологии, и это делает нас счастливыми», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Джихат Тхамоко.

Лидер Плюралистической демократической партии Кенан Каплан рассказал корреспонденту «Кавказского узла» о целях и задачах появления политической партии, состоящей из черкесов. «Поводом для появления партии стало то, что в Турции живет 6 млн «чистых» черкесов. Есть еще два миллиона черкесов, у которых по отцовской или материнской линии есть родство с нашим этносом. Итого в Турции проживает 8 млн черкесов. При построении Турецкой Республики черкесы столкнулись со множеством запретов в вопросе языка и культуры, и по нам больно ударила проблема ассимиляции», — сказал Кенан Каплан.

Однако, по его утверждению, демократизация турецкого общества «послужила возрождению черкесской культуры и языка». «Мы смогли создать свою партию для того, чтобы люди могли отстоять свои права. Чтобы Турция с понимаем отнеслась к идеям нашей партии, мы стараемся быть частью общества, разделяя с ним все проблемы, участвуя в их решении», — рассказал политик.

Если граждане Турции поддержат предложенные изменения в основной закон страны, президент Реджеп Тайип Эрдоган получит всю полноту власти, и страна превратится из парламентской республики в президентскую, информирует «Коммерсант».

«У России есть обязанность заботиться о нас»

Участники мероприятия, посвященного Дню адыгского языка. Стамбул, 19 марта 2017 года. Фото Магомеда Туаева для "Кавказского узла".Появление в Турции государственного телевещания на черкесском языке «является жизненно важным вопросом для диаспоры», отметил Каплан. «С 2011 года мы прикладываем усилия для появления государственного канала ТРТ «Черкес». Решение вопроса по телеканалу будет напрямую связано с нашей позицией на референдуме, объявленном на 16 апреля. Мы выпустили пресс-релиз, в котором заявили, что тем, кто ответит на наше требование о создании телеканала «да» — мы ответим «да». А если нам скажут «нет» — мы ответим «нет» на референдуме. Мы встречались с несколькими представителями власти, которым заявили об этом напрямую. Они очень тепло относятся к нашим требованиям, но конкретный ответ мы пока не услышали», — сказал Кенан Каплан.

При этом, по его словам, диаспора «приветствует преобразования в Турции, позволяющие расширять культурные связи черкесов общины и диаспоры, сохранять свой язык и приумножать культурное наследие этноса».

«Уже то, что сегодня нам позволяют развивать свой язык и культуру приветствуется нами и положительно оценивается. Мы как плюралистическая партия хотим жить в Турции со своей культурой, имеющей право на будущее. С Россией мы также пытаемся построить социальные и культурные отношения. И мы сделали первый шаг, пригласили на посвященное Дню адыгского языка мероприятие российского консула (в итоге консул посетил мероприятие, — прим. «Кавказского узла»)«, — заявил Кенан Каплан.

Ухудшение отношениймежду Россией и Турцией в 2015 годуникак не повлияло на черкесов в Турции, признал Кенан Каплан. «Мыпострадали только от российской власти в регионах,а такого быть не должно вообще. Даже если мы жители Турции — мы все равно являемся российской диаспорой. И у России есть психологическая обязанность заботиться о нас. И когда мы ранее провели встречу с консулом, то об этом ему заявили», — заключил Кенан Каплан.

18 декабря 2016 года Федерация кавказских ассоциаций (КАФФЕД) в Турции приняла решение приостановить свое членство в Международной черкесской ассоциации (МЧА). Об этом было объявлено 22 декабря 2016 года на сайте федерации. В качестве причины этого решения были названы неисполнение руководством МЧА обещаний перед другими движениями и отсутствие у МЧА должной реакции на критику со стороны черкесской общественности. В январе 2017 года с призывом к КАФФЕД возобновить контакты с Международной черкесской ассоциацией обратился замглавы «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт. Обращение Сохта поддержали президент МЧА Хаути Сохроков и член ассоциации Али Асланов.

«Режим в Турции нельзя сравнивать с ситуацией в России»

Вместе с тем часть черкесов не поддерживает предложенные изменения в основной закон страны. Так, издание Insanhaber опубликовало 14 марта заявление представителей черкесской диаспоры, не упоминая при этом, какие организации черкесов они представляют.

Авторы заявления высказались против предлагаемых президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом поправок в Конституцию страны. «Новая Турция, которая будет создана, — это Турция, основанная на централизации власти, вопреки тому, что утверждают, и нетрудно увидеть, что все проблемы, которые мы пережили как черкесы, как и все братские народы, в такого рода странах лишь увеличиваются в геометрической прогрессии», — говорится в заявлении.

Авторы заявления также подчеркнули, что «развитие черкесского народа в Турции напрямую связано с развитием демократии в стране, а централизация власти в Турции будет иметь обратные последствия».

Часть представителей диаспоры сравнивают возможное изменение системы управления в стране с парламентской на президентскую форму с тем, что произошло в России. «Россия за последние два десятилетия превратилась из федеративного государства в унитарное, с жестким подчинением вертикали власти, с ограничением прав и свобод граждан, с репрессиями за инакомыслие. Режим в Турции не вызывает у нас такие же ассоциации хотя бы потому, что Турция при Эрдогане прошла прямо противоположный путь», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» представитель черкесской диаспоры, этнический абхаз Мурат Яган.

«Об этом свидетельствует и повышение качества жизни, и расширение гражданских прав и свобод, и реальные выборы, где каждый голос решает что-то, и граждане верят в это право. Но многие опасаются, что президентская форма правления изменит курс, взятый некогда самим Эрдоганом, потому до сих пор не все решили, с каким ответом они пойдут на референдум», — подчеркнул Мурат Яган.

Материалы о положении черкесов в России и за рубежом, а также ситуации в Международной черкесской ассоциации «Кавказский узел» публикует на странице «Черкесский вопрос».

Магомед Туаев, «Кавказский узел«

30.10.2015 11:30

Циничный торг по черкесам Сирии, видимо, уже ведется, и достигнуты первые устные договоренности. Кто выступает от имени сирийских черкесов понять можно, но это точно не Международная черкесская ассоциация.

И даже не Центральное «Адыгэ Хасэ» Сирии, руководство которого, как мы помним, в начале войны озвучило решение о том, что черкесы Сирии намерены соблюдать нейтралитет. Почему не оно? Да потому что эти люди, скорей всего, уже давно в Нальчике, поближе к офису МЧА.

Однако нейтралитет, провозглашенный еще в той жизни, по-видимому, действует до сих пор. Собственно он, скорей всего, и является предметом безнравственного торга. Другого торга с нынешним Кремлем не может быть, да и на этот он пошел неохотно, поэтому важно понять, не проиграют ли сами черкесы Сирии, а если и выиграют, много ли.

Но какая сила все-таки может выступить от имени сирийских черкесов Сирии? Новая Международная организация «Черкесская полития» пока этого сделать не в состоянии. А именно ей этим и следовало бы заниматься. Это и не Международная Черкесская организация поддержки репатриации, она создана недавно, и как благотворительная, а не политическая единица. Это и не «Патриоты Черкесии», хоть они существуют давно.

Другими словами, то, с чем имеют сегодня дело российские спецслужбы (а в их число входит и МЧА) находится не за пределами Сирии, а в ней самой. 

И это, вероятно, отряды черкесской самообороны. О них первые упоминания Натпресс приходятся на бои оппозиционных Асаду войск за черкесские селения на Голанских высотах. Это ноябрь-декабрь 2012 года. С тех пор подразделения самообороны могли стать, пусть разрозненной, но довольно значительной силой. Причем не подчиняющейся ни Асаду, ни его оппозиции, ни теперь ИГИЛ.

О том, что черкесы в большинстве своем оставались отстраненными от Асада, хоть они и практически все собрались под Дамаском, как бы под защиту правительства, говорит недавнее обращение Луаи Бжедуга к воюющим против режима Асада соотечественникам и комментарий к нему. 

В этой публикации, в частности, указывается, что Луаи Бжедуг до последнего времени возглавлял отряд, который занимался силовым рекрутированием черкесов в правительственную армию. И от рук его сподвижников якобы погибло несколько человек. То есть, можно полагать, что погибшие в основном и были членами отрядов самообороны.

И если силовой набор солдат действительно применялся, а с черкесами, как показала вся их история, так нельзя (отряды самообороны от этого стали только сильнее), то принято решение опробовать новый метод – тот самый торг. Вы – черкесы самообороны и вообще способные носить оружие – мол, соглашаетесь воевать за Асада, а мы ваших детей, жен, стариков эвакуируем на Северный Кавказ.

Отряды самообороны были необходимы, по всей видимости, и потому, что очень хорошо знают сирийские черкесы, что такое диктатура Башара Асада. Слишком хорошо помнят они то, с чего начиналась эта война в Сирии. В марте 2011 года 13-ти и 14-летние мальчишки в городе Деръа, насмотревшись событий в Тунисе, Египте, тоже написали на стенах родной школы «Мы хотим смены режима», «Твоя очередь, доктор». 

Мальчишек пытали, родители просили вернуть детей, чтобы наказать их дома, им посоветовали забыть об этих и нарожать новых. Затем, когда горожане возмутились беспредельной наглости и хамству, власти расстреляли мирную демонстрацию. А детей так и замучили до смерти. 

Остается полагать, что черкесская самооборона действительно стала заметной силой, если все-таки произошли такие подвижки. Но нужны рекруты не в качестве решающего фактора, типа «черкесы идут, «разбегайтесь кто куда». Такого в нынешних войнах уже давно нет. Они необходимы для участия в самой опасной части войны – в зачистках территорий: после бомбежек авиации и артобстрелов. 

И самооборона, повторимся, уже, по-видимому, дала устное согласие. В таком случае в отсутствии такого рычага как «Черкесская полития» черкесскому миру остается только тешиться надеждой и быть на подхвате. А заодно – проявлять благодарность за то, что происходит с ними помимо их воли.

Натпресс

30.09.2015 14:43

Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью председателя организации «Qumuqlar» (Москва) Рамазана Алпаута для «Этноглобуса» .

 

-Можно ли расценить активность Кремля в отношении  тюркских народов Кавказа  как альтернатива черкесскому вопросу. Разделяете ли эту позицию?

-Мне представляется, что такое противопоставление является преувеличением. Я думаю, что более уместно говорить об активизации самих тюркских народов Северного Кавказа как в регионах и в стране в целом, так и на международном уровне. Сегодня мало кто может сетовать на отсутствие карачаево-балкарской или кумыкской общественной и культурной активности. Естественно, государству приходится с этим считаться. С другой стороны, на мой взгляд, немного спала черкесская активность, не знаю, с чем это конкретно связано, но даже по Москве могу сказать, что практически всегда на общих мероприятиях этнокультурных организаций встречаю тюрков, и почти никогда в них не вижу черкесские организации. Между тем не стоит видеть в активизации тюркских групп какую-то особую роль государства. Эта активность не стимулируется сверху, она идет снизу. У государства есть выбор: поддержать и сотрудничать или препятствовать. Как руководитель одной из самых активных кумыкских организаций могу сказать, что пока никакого давления, препятствий со стороны государства не ощущаем. Мы выражаем свою точку зрения по тем или иным вопросам абсолютно свободно. В чем-то государство нам помогает. Еще 10 лет тому назад было немыслимо говорить об отдельной кумыкской организации в Москве, тем более зарегистрированной в Минюсте РФ, сегодня же на наших мероприятиях принимают участие как дагестанцы, так и представители российской власти. До мероприятия в Грозном меня кумыкская общественность отговаривала называть мероприятие "тюркским", для многих это звучало как что-то вражеское, экстремистское, но тогда я настоял на своем, через 4 дня в центре Москвы при поддержке мэрии Москвы мы проводим фотовыставку кумыкского фотографа Рашида Каирбека "Лица тюркской национальности Северного Кавказа и Крыма". Мне кажется, такое развитие событий довольно отчетливо иллюстрирует то, как меняется отношение к нам, и как мы работаем, чтобы это случилось. 2. Кавказские тюрки, учитывая их симпатию к Турции могут ли повернутся спиной к Москве? Противопоставление Турции и России - это старый, совковый подход к этой теме. Мы как общественные структуры должны работать над тем, чтобы наши турецкие братья и наша страна активно сближались. Кумыки только выиграют от наращивания сотрудничества между Россией и Турцией. Поэтому мы будем способствовать тому, чтобы Россия и тюркский мир ладили. Мир давно стал сложнее, спектр отношений в мире нельзя видеть черно-белыми красками, нужно находить все хорошее, проявлять активность, чтобы плохое стало хорошим. Государство - это мы, народ, и мы должны влиять на процесс принятия решений, максимально активизировав инструменты мягкой силы.

-Черкесский вопрос также муссируется  на международной арене. Отражается ли этот фактор на взаимоотношениях  черкесов с тюркскими народами Кавказа?

-Не могу ничего сказать негативного. У нас нет на общественном уровне проблем во взаимоотношениях с черкесскими организациями. Другое дело отношение к балкарскому вопросу в Кабардино-Балкарии. Здесь стоит отметить, что в данном случае речь не идет о взаимоотношениях между черкесскими и тюркскими НПО, здесь более уместно говорить о защите прав балкарцев перед лицом региональной власти (!). Мы, кумыки, активно следим за тем, что происходит в Кабардино-Балкарии в части земельного вопроса и в целом балкарского вопроса в республике. Нам не безразлична судьба балкарцев. И конечно, нам важно, чтобы наши балкарские братья чувствовали себя комфортно в своей республике.

Как расцениваете тюркский фактор в политики России и в политике заинтересованных сторон по отношению к России. Некоторые ведь считают, что тюркский элемент превращается в рычаг давления на Россию. Нет, не думаю, что тюркский фактор становится рычагом давления на Россию, здесь больше уместно говорить о ревизии Россией тюркского фактора. Мне кажется, Москва понимает, что та альтернатива, антитюркская альтернатива, которая десятками лет конструировалась в регионах, стала угрозой для страны. Теперь пришло время постепенно пересматривать отношение к тюркскому фактору. Россия немыслима без тюркского фактора как страна и как региональная держава. 20 миллионов тюрков внутри страны нельзя не учитывать, тем более когда альтернативная конструкция показывает свою нежизнеспособность. Партнеры по Евразийскому союзу и потенциальные партнеры в региональной интеграции - это прежде всего тюркские государства. В таких условиях немыслимо строить свои региональные амбиции по-старому.

- Иран, также оценивая ситуацию,  учитывает тюркский фактор. Явно  тюркский элемент получает политический статус в этой географии…

-Тегеран предпринимает очень прагматичные шаги в последние годы, и с точки зрения своих национальных интересов поступает последовательно правильно. Иран на самом деле обхитрил и Россию, стремясь стать партнером Запада, используя для этого Россию. Теперь же ИРИ готовится быть больше, чем просто страна персов, ибо почти половина населения Ирана - тюрки. Иран ликвидирует потенциальные рычаги давления на себя, усиливая в себе тюркский элемент. России нужно делать ровным счетом то же самое, но быстрее, чем Ирану. Тюркский фактор как один из инструментов внешней политики России может сыграть положительную роль в сдерживании Тегерана, который хочет больших перемен на Большом Ближнем Востоке. Во всех этих процессах тюркский фактор сыграет решающую роль.

- Какое место занимает тюркский элемент во внешней политике  Москвы и Анкары?

Думаю, что сейчас в этом заинтересованы все в регионе, начиная от России, заканчивая тем же Ираном. И кстати, при Эрдогане тюркская тема ослабла в риторике Анкары, нынешние власти этой страны ставят не на тюркский фактор, а на мусульманскую умму.

- Грузия, Украина признали черкесский геноцид , пытаясь насадить России. Каких еще действий можно ожидать в  вопросе политизации черкесского элемента?

Я думаю, что черкесскую проблему такими методами не решить. При этом я считаю, что черкесская проблема существует и она должна быть признана проблемой. Однако мне представляется, что черкесским активистам нужно вернуться к исходному пункту и начинать иначе строить свои подходы. Это мое личное мнение. При существующем подходе противопоставления себя России, а еще хуже - как минимум давать использовать черкесский вопрос в качестве раздражителя Москвы, не будет способствовать решению проблемы адыгов. Поэтому лучше черкесским активистам сделать все, чтобы их проблему не использовали в качестве раздражителя Москвы.

- Какие еще действия могут быть внедрены в отношении политизации  тюркского  фактора на Кавказе?

 Я думаю, что тюркский фактор на Северном Кавказе будет усиливаться в новом качестве. Мы должны работать над тем, чтобы тюркский фактор ассоциировался с партнерством, а не с угрозой. Мы осознаем, что в наших интересах сместить тюркскую риторику в сторону экономических возможностей, это придаст нам уверенности и способствует нашему усилению как позитивного актора, которого не стоит опасаться, и в котором следует видеть потенциал как экономический, так и геополитический. 10. Есть ли попытки объединить черкесский и тюркские организации? Нет, я думаю, что на сегодняшний день это невозможно. Объединение - это слишком сильное слово, предполагающее практически слияние. Партнерство между нами в большой семье российских этнических групп возможно, но вряд ли объединение.

 

 

последние новости