Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
18.06.2018 00:00

Территория нынешнего Азербайджана на протяжении многих веков входила в одно из самых неизученных историками государственных образований - Кавказскую Албанию. Древнее Албанское государство существовало с античных временС ХIII века Центр Албанской церкви размещался в Карабахе, где была построена патриаршая церковь -  Гандзасар, которая обслуживала албан-удин до 1836 года. Однако в 1836 году по настоятельной просьбе Армянской церкви был издан рескрипт российского императора об упразднении Албанской автокефальной церкви и передаче ее имущества, включая архивы и все документацию, Эчмиадзину. Так произошло нарушение иерархического соотношения - все церкви Нагорного Карабаха стали именоваться армянскими, а христианское население этой земли автоматически переписали в армянское. Упразднение Албанской церкви стало началом политики агрессивного присвоения албанского этнокультурного наследия и трансформации его в армянское.

О том, что стало с наследием богатой цивилизации и кого считают прямыми потомками албанцев, ″Вестнику Кавказа″ рассказала историк-албанист, член-корреспондент НАН Азербайджана, профессор Фарида Мамедова.

- Когда и почему вы заинтересовались столь малоизученной темой как история Кавказской Албании?

- Армянская историческая наука – и дореволюционная, и советская – всегда объявляла монополию на наследие Кавказской Албании. Азербайджанские историки давно размышляли о необходимости исследований этой темы, однако, кроме написания монографий, нужно было публично, на международных конференциях довести научную истину признанным ученым мира, изучающим исторические проблемы Кавказа. Эта миссия выпала на мою долю. Хотя до этого армянские историки приложили немалые усилия, чтобы я не стала доктором наук.

- Кто до вас занимался этой темой?

- Изучением Кавказской Албании занимался советский и азербайджанский ученый Зия Буниятов. Когда в 1965 году вышла его книга "Азербайджан в VII-IX веках", я как раз приехала в Ленинград, чтобы изучать древний персидский и древнеармянский языки по рекомендации видного азербайджанского ученого, доктора исторических наук Зелика Ямпольского. Я хотела учить не древнеармянский, а арабский, но Зелик Иосифович сказал: "У нас арабистов полно, а армянистов нет. Потом, когда из моей дипломной работы хотели сделать кандидатскую, Ямпольский обещал: "Ты всем дашь жару!". Но это было позднее, а тогда я изучала древнеармянский язык и историю иранской династии Пехлеви. Вдруг меня вызывает преподаватель по древнеармянскому, именитый советский, армянский ученый, работавший в Ленинградском отделении Института востоковедения Академии наук СССР, Карен Юзбашян и говорит: "Из-за книги Зии Буниятова я улетаю в Армению. Мы прерываем занятия”.

Оказывается, после выхода книги Буниятова в Ленинградском университете состоялось ее обсуждение, где разгорелись нешуточные страсти. Юзбашян устроил разнос книги, а Зия назвал его "дашнаком". Тогда в академическом холодном Ленинграде мало кто знал, что такое ″Дашнакцутюн″. Кроме того, ректор Ленинградского института, прошедший Великую Отечественную войну, обожал фронтовика Зию и как-то все уладил. Юзбашян улетел в Ереван, но вернулся уже через неделю и рассказал: ”Академия наук Армении, все вузы Армении, все институты Армении, вынесли вердикт на отторжение Нагорного Карабаха”.  А ведь шел тогда 1968 год!

- То есть, книга повлияла на подъем национализма в армянских научных кругах?

- Дело в том, что до Буниятова никто не поднимал завесу ложной армянской концепции, связанной с историей Кавказской Албании. Зия первым показал, почему книгу албанского автора Мухтара Гоша армяне называют "Армянский судебник".  На самом деле книга Гоша, родившегося в Гяндже, называется просто "Судебник". Но армяне назвали ее "Армянский судебник", отредактировав на свое усмотрение. Вот Зия и написал об этом правду.

Когда Юзбашян рассказал, что в Армении вынесен вердикт на отторжение Нагорного Карабаха, я, честно говоря, не поняла ситуации. По большому счету, ученые должны были обратиться к Гейдару Алиеву, который тогда занимал пост председателя КГБ Азербайджанской ССР, чтобы тот донес информацию до ЦК. Речь ведь шла о том, что армянские националисты вознамерились отторгнуть от Азербайджана Нагорный Карабах, поняв, что завеса формировавшейся ими в течение длительного времени лжи приподнялась.

- Как подтасовывалась факты?

- Например, в книге "История Албании" Моисея Каланкатуйского есть элегия "На смерть Джаваншира", состоящая из 19 куплетов, которую написал албанский поэт Давтак. При детальном изучении этой элегии становится ясно, что она изначально была написана на албанском языке и позже переведена на армянский. (Джаваншир вошел в историю как выдающийся полководец и мудрый государственный деятель, который много сделал для развития материальной и духовной культуры Албании. Считается, что по его указанию албанский историк Моисей Каланкатуйский и написал "Историю Албании" - прим. ред.)

Когда я начала работать над элегией, то нашла рукопись Моисея Каланкатуйского в Ленинграде. Племянница академика Иосифа Орбели Русидама Рубеновна Орбели, возглавлявшая архив востоковедов и кавказскую кафедру Ленинградского  отделения Института востоковедения  Академии Наук СССР, была специалистом по грузинским источникам, но именно в ее архиве я нашла рукопись Моисея Каланкатуйского, принадлежавшую Иосифу Орбели.

Еще две рукописи хранились в ереванском  Институте древних рукописей Матенадаран. Я в течение двух лет добивалась разрешения поработать с ними, но так его и не получила. Потом я выяснила, что еще две рукописи хранятся в Британском Музее и в Парижской Национальной библиотеке. Зия Буниятов написал запрос в зарубежные архивы, и всего через месяц мы получили оттуда копии рукописей. Оказалось, что те рукописи стихов Давтака, которые мы получили из-за рубежа, сохранили первозданную албанскую редакцию. 

- В чем была разница между албанской и армянской редакциями?

- В албанской рукописи элегия состоит из 19 четверостиший, а в рукописях, подвергшихся армянской редакции, – из 36 четверостиший – по числу букв армянского алфавита . Элегия Давтака написана акростихом. В акростихе начальные буквы строк должны образовывать какое-либо слово или фразу, либо же акростих может содержать все буквы алфавита языка, на котором он написан. В армянском переводе элегии Давтака на первые 19 букв армянского алфавита приходится по четверостишью, а после 19 куплета – всего по одной, две или три строки вместо четверостишья. Гармония ритма нарушается, и становится ясно, что строки дописаны с целью показать все 36 букв армянского алфавита. Кроме того, элегия была написана таким образом, что в 19 куплетах ни одна мысль не должна была повторять другую. Однако в армянской редакции после 19-го куплета все мысли повторяются - натяжка налицо.
 
- Албанский алфавит достаточно изучен?

- У албанцев была богатейшая литература. Алфавит состоял из 52 букв. Это был алфавит всех 26 племен, заселявших Албанию. Он изучен достаточно хорошо. Звучание каждой буквы известно. Первые надписи на албанском алфавите были найдены в Египте, в монастыре Святой Екатерины. Я была там вместе с известным ученым Зурабом Алексидзе, который работал над дешифровкой, чтением албанских надписей.


В "Истории албан" Моисея Каланкатуйского говорится, что святой апостол Елисей основал первую на Кавказе церковь Киш, которая стала затем метрополией. Она находится в одноименном селении Шекинского района. Была отреставрирована в 2003 году. (Ниже см. видео)

- Получается, Армянская церковь "присвоила" наследие Албанской церкви?

- Каждый народ, будь то христиане или мусульмане, имеет свое место поклонения. Мусульмане - мечеть, христиане - церковь. Где люди живут, там их места поклонения. Почти все епископства Армянской церкви, города, местности, где состоялись армянские соборы, были расположены на восточном берегу реки Евфрата и Тигра, вокруг озера Ван, то есть за пределами Восточного Кавказа, в редких случаях на территории юго-западного Кавказа.

В 2002 году проходила международная конференция, оплаченная армянским католикосом. Организаторов предупредили, чтобы меня на конференцию не пускали. Я связалась с австрийским ученым, профессором Зайбтом, он подтвердил, что конференция должна пройти без меня. А я тогда работала в Западном университете у Гусейна Багирова. Он меня вызывает и говорит: "Что вы сидите? Вы должны быть там. Идите в американское посольство, идите во все посольства. Что хотите делайте, но вы должны быть там".

Я смогла принять участие в конференции как слушатель, без возможности выступить. Сижу в конце зала. Выступает армянский ученый, рассказывает, что весь Кавказ армянский. Я знала, что в одном из древнеармянских источников говорится: "Они вошли в реку Евфрат и там крестились". Но река Евфрат не на Кавказе! Я с галерки задаю вопрос: "Где армяне получали крещение? В какой реке?" Армянский ученый растерялся, но ответил: "Фарида, в той самой. В какой, вы знаете. В той самой реке"…  Я переспрашиваю: "В Евфрате?". На меня зашикали. Организаторы объявили перерыв. Шок небольшой. Зайбт приносит карту, смотрим, где Кавказ, а где Восточная Анатолия. Зайбт говорит: "Это значит, что армяне не были на Кавказе?!".

С ХIII века центр Албанской церкви размещался в Карабахе, где была построена патриаршая церковь Гандзасар. С 3 апреля 1993 года Гандзасарский монастырский комплекс находится под оккупацией армянских военных соединений

-  Гандзасарский монастырь в Кельбаджарском районе – памятник албанской или армянской культуры? Говорят, это наследие албанцев, но после реконструкции ничего албанского там не осталось.

- Там армяне учинили что-то страшное. Они же уничтожили всю албанскую литературу. Албанскую церковь переподчинили к Эчмиадзину. Весь архив албанской церкви достался армянам, его переводили, дорабатывали, армянизировали, как "Судебник" Мухтар Гоша, о котором я говорила в начале.

Гандзасар построен Гасаном Джалалом в XII веке, когда в Азербайджане была стабильность и ренессанс культуры мусульманских и христианских народов. Но в Гандзасарском монастыре армяне стампировали старинные албанские письмена, редактировали их. Внутри Гандазарского собора была надпись, не знаю, сохранилась ли она сейчас: "Я Гасан Джалал, великий князь Албании, построил этот собор для моего албанского народа".

-  Выходит, карабахские армяне неверно идентифицируют свою принадлежность, и их можно считать албанцами?  

- Это албанцы, но они считают себя армянами. Это стало результатом пропаганды армянских властей и ученых. Ярким примером албанцев можно считать удин. Сейчас древними источниками занимается моя ученица и племянница Ульвия Гаджиева. Она исследует книги Маакара Бархударьянца, последнего представителя албанского духовенства  XIX века. При исследовании работы "Албанцы и их соседи" моя ученица обнаружила такой текст: "До 1829 года все албанское наследие было в цветущем, прекрасном состоянии, а ныне все разграблено, уничтожено, сломлено". Макар Бархударьянц заканчивает этими словами свою книгу, показывая, куда делось это наследие.
"Арцах" - область Албании, которая к Армении никакого отношения не имела. Об этом пишет и албанский историк Моисей Каланкатуйский. Но армяне в течение длительного времени внушали азербайджанцам, что Албания - армянская область.

- Есть ли сегодня необходимость воссоздать албанскую церковь?

- Несомненно, хотя епархия у нее маленькая. В Нидже есть церковь. Есть удины, которые живут в Америке, но приезжают на родину. Этот этнос мы должны беречь как зеницу ока. (После восстановления независимости Азербайджана, в начале 1990-х началось историческое и культурное возрождение удин и ренессанс культуры Кавказской Албании. Если армяне по отношению к удинам проводили политику ассимиляции, то в Азербайджане, напротив, реставрируются удинские церкви и ремонтируются памятники культуры, - прим.ред.).

- Азербайджанские деревни с названиями Албан, Алпоут имеют отношение к Албании?

- Несомненно, они берут свое начало из Албании. Азербайджанцы - прямые наследники всего албанского, а это очень богатое наследие, богатейший пласт. Азербайджанский народ несет в себе ген албанцев. Албанцы были кавказоязычными, а тюркизировались они уже потом.

- Когда речь заходит об исторической принадлежности Карабаха, армянские ученые приводят в пример карабахские меликства, мол, ими руководили армянские князья.

- Все пять меликств - наше, албанское наследие. Все они происходят из рода Гасана Джалала и связаны с правлением Джахан-шаха, правителем государства Гарагойунлу в XV  веке. Когда род Гасана Джалала разбился на пять ветвей, карабахские правители обратились к Джаханшаху, чтоб им предоставили титул мелика (от слова "мюлк", то есть владение). После этого все пять феодальных правителей начали называться меликами.  

Албанцы - устойчивый этнос. Его арменизация началась, когда албанскую церковь присоединили к армянской. Это было трагедией для народа. Выходцы из Албании играли также важную роль и в Киликийском государстве. Источники указывают, что предки правителей Киликии - албанцы, выходцы из Гянджи. Армяне считают, что Киликия - армянское наследие. Однако там была албанская церковь, они поддерживали связи с Ватиканом, даже думали о принятии католичества. Вообще все тезисы по истории Армении надо перепроверять. После проверки выясняется много интересного.

До моих исследований Армения считалась после Рима и Ирана третьей империей. Говорили, что когда короновали армянских царей, к ним являлись представители Византии и Ирана и клали руки им на головы. Однако мы выявили, что для царей этот обряд означал дальнейшее нахождение в зависимости от сильных государств.

 

http://vestikavkaza.ru/interview/Farida-Mamedova-Istoriya-kavkazskoy-Albanii.html

 

11.06.2018 05:52

"Албанскими тропинками" - Шеки

      Древняя Сакасена, ныне Шеки , древнейший город,лежащий на южных предгорьях Большого Кавказа ,возрастом около 2 500 лет. История Шеки многоярусная, яркая,к 3-5 векам ,ставшая частью Кавказской Албании! Дух Великой Албании и по сей день витает над этим древним и прекрасным уголком Азербайджана,встречаясь в различных поселениях и лесных массивах

К великому сожалению поведать историю каждого Албанского памятника на территории Шеки не представляется возможным, в связи со скудными данными или полным их отсутствием

Но прикоснуться к Шекинской Албании посредством нескольких ее детищ все же постараемся............

         "Мать всех церквей" - уникальное архитектурное строение времен Кавказской Албании в селении Киш.Ее относят к Х-ХII векам.По мнению некоторых ученых она стоит на месте первой церкви, основанной равноапостольным Елисеем в 1 веке н.э.Благодаря норвежскому ученому Туру Хейердалу были проведены исследования артефактов,найденных под церковным алтарем,показавшие,что данный участок относится приблизительно к 3000 году до н.э. Что вполне допускает мысль о том,что апостол Елисей возможно воздвиг лишь алтарь, а сама церковь раннее являлась неким языческим сооружением.На территории храма так же были обнаружены древние захоронения,датируемые более ранним периодом и возможно уже существовали на момент возведения храма

               Албанский храм в Бидеизе находится от самой деревни на расстоянии полутора - двух километров.Расположение храма таково ,что его видно с любой части села и с основной дороги Огуз-Шеки.Он относительно не большой, без особых архитектурных изысков.В нем имеется алтарь ,а так же ниже оконного проема два отверстия и что-то вроде полочек,по видимому предназначенных для свечей.Все это место напоминает небольшое святилище.У храма, по словам сельчан раннее имелись надгробные плиты,в частности безо всяких надписей и символов,возможно выветренные временем,учитывая их древность. Местность ,на которой стоит храм и сама этому способствует.Селевые потоки во время непогоды за считанные секунды превращаются в разрушительную лавину ,унося за собой огромные каменные глыбы

       Продвигаясь вверх по тропинке ,заросшей деревьями от этого святилища к вершине горы ,обнаруживаешь еще один храм,спрятавшийся посреди густого леса.Сами сельчане не советуют посещения этого древнего памятника из-за наличия вокруг диких животных.Но тем не менее этот храм представляет большой интерес сам по себе.Он расположен на вершине ,прямо посередине между первым храмом Бидеиза и следующим храмом в местности Баш Кюнгют ,с противоположной стороны горы,к которому мы вскоре подойдем.Именно у этого храма имеется сооружение,напоминающее дымоход.Отсюда напрашивается мысль о том,что все храмы связаны между собой и центральный является неким сигнальным объектом на случай бедствия.

           Продолжая свой путь вниз по склону ,уже в направлении села Баш Кюнгют попадаешь в место ,носящее название Гетгайыт,среди многолетних величавых дубов,которое жители считают священным.Святость этого места скорее всего связана с наличием там древних захоронений,которые тоже стерты временем и говорящие о себе лишь обломками надгробных плит.Люди посещают это место,привязывают ленты к ветвям старого дуба, оставляют детские пинетки или обувь,кругом рассыпаны

монеты.Вероятно там имеется погребение некоего святого , чьи мощи исцеляют, избавляют от бед и даруют благословение просящим.

Это место полнится тайнами и мистикой,разгадка которых пролила бы свет на многие,ныне неизвестные детали для воссоздания более ясной картины ушедшей эпохи.

       На подходе к третьему храму в селе Баш Кюнгют создается ощущение, что он совершенно идентичен двум предыдущим .Храм почти полностью разрушен.Но подойдя ближе и присмотревшись, подмечаешь,что он довольно таки большей площадью,в отличии от остальных и окружен каменной стеной. Храм состоит из нескольких комнат,оснащен высоким потолком и имеет общий двор. Возможно этот храм играл более значимую роль в регионе и служил местом собраний прихожан и местного духовенства.

     Деревня Баш Кюнгют сама по себе является очень древним поселением,по преданиям,названная в честь некоего полководца по имени Кунгут. "Кут,Гут" с Тюркского означает "Благословенный", а Кюн - Солнце. "Благословенный солнцем". Похожие имена очень распространены у Тюркского этноса. К примеру: Тангут - "Благословенный Всевышним Тенгри" или же Тургут и т.д. Название поселения в честь полководца не является достоверным фактом. Возможно это связано и с дохристианским мировоззрением местных жителей. И отсюда название КюнГут - "Благословенное Солнцем".

Допустимы и другие вариации с названием Баш Кюнгут, но точной информации к сожалению не имеется.

        Шекинская Албания очень важное и неотъемлемое звено в истории Великого государства.Ее древние храмовые комплексы и захоронения - маячки на пути более подробного изучения Кавказской Албании ,так несправедливо остающиеся в тени.....

Исследование и фотографии : Sabit Djodjulu

Автор : Ina Babayeva

21.10.2016 06:08
Кавказская Албания, охватывающая древнюю и ранневековую историю Азербайджана, остаётся в центре внимания общественности страны. Кавказская Албания, пережив политеистические и монотеистические конфессии, внимательно изучается азербайджанскими историками и археологами, которые кропотливо исследуют неизвестные страницы истории нашей страны. 2016-й год объявленный президентом АР Ильхамом Алиевым годом мультикультурализма повысил интерес к проведенным исследованиям в этом направлении. Фонд «Знание» при Президенте Азербайджанской Республики и Бакинский международный центр мультикультурализма, с целью освещения научных исследований ученых Азербайджана по данной проблеме, в рамках проекта «Изучаем Кавказскую Албанию», организовали 14-16 октября 2016 года научно-познавательный тур в Шамкирский и Агстафинский районы республики. 14 октября 2016-года участники тура побывали в Гяндже, посетив храм Низами Гянджеви и усыпальницу Джавад хана – последнего правителя Гянджинского ханства, расположенной на территории Джума мечети в центре Гянджи. После, экскурсионная группа ознакомилась с Шамкирским районом, побывав в Кирхе где отслеживаются немецкие страницы истории Азербайджана. В рамках программы «Азербайджанского мультикультурализма» также был организован круглый стол в Центре Гейдара Алиева, где была проведена презентация книги, изданная под научной редакцией академика Кямала Абдуллаева, «Литературно-художественные источники азербайджанского мультикультурализма» и первый номер научно-публицистического, художественно-литературного журнала «Мультикультурализм». При модераторстве заведующего сектора Фонда "Знание" при Президенте Азербайджанской Республики Гаджи Абдуллы, участники круглого стола, ученые НАНА, Мубариз Халилов, Имаш Гаджиев и Ульвия Гаджиева в своих выступлениях дали интересную информацию о проведённых исследованиях по историко-археологическим памятникам Кавказской Албании - изначальных пластах Азербайджанского мультикультурализма. Выступив с докладом, доктор исторических наук Тарих Достиев рассказал об археологических исследованиях средневекового города Шамкир, подчеркнув, что этот город в средние века являлся одним из важных центров архитектурной школы Аррана.
 
На второй день экскурсии участники побывали в селе Мухтария Шамкирского района на левом берегу Шамкирчай, отправились к руинам древнего города Шамкир. Экскурсовод Шамкирского тура - доктор исторических наук Тарих Достиев рассказал о том, что в середине VII века, в период арабских походов, Шамкир переживает период расцвета. Во второй половине IX - в начале X века Шамкир превращается в важный ремесленный и торговый центр. Позже, в XI-XII веках Шамкир вступил в эпоху процветания. В 1236 году этот просвет нарушило монгольское иго. Отряды Золотой Орды, захватив город, превратили его в руины.
 
После Шамкирского тура экскурсионная группа отправились в Агста-финский район и в городе Агстафе, в доме Писателей, был проведен круглый стол в рамках программы «Азербайджанского мультикуль-турализма». На круглом столе была презентована книга, изданная под научной редакцией академика Кямала Абдуллаева, «Литературно-художественные источники азербайджанского мультикультурализма» и первый номер научно-публицистического, художественно-литературного журнала «Мультикультурализм». Здесь выступили с интересными докладами об албанском храме «Кешикчидаг» и расположенных пещерах в этом ареале доктор философии по искусствоведению, доцент Имаш Гаджиев и доктор философии по истории Анар Агаларзаде. Доктор философии по истории Мубариз Халилов, также дал ценную информацию о проведённых исследованиях по албанским памятникам.
 
16 октября 2016 года, участники научно-познавательного тура отправились в историко-материальный комплекс памятников «Кешикчидаг», расположенный в 28 километрах от села Беюк-Кесик Агстафинского района. По распоряжению президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева от 19 декабря 2007 года под номером 2563 этот памятник, являющийся местом поклонения и убежища древних предков азербайджанского народа, был объявлен Государственным Историко-культурным заповедником Кешикчидаг. Экскурсоводы - доктор философии по искусствоведению, доцент Имаш Гаджиев, доктор философии по истории Анар Агаларзаде и заведующий заповедника Муса Мурсагулов, на базе проведённых исследований, дали интересные сведения студентам и педагогам высших учебных заведений республики по комплексу памятников «Кешикчидаг». Экскурсоводы подчеркнули, что историко-культурный заповедник Кешикчидаг охватывает около 70 пещер, албанский храм, место поклонение и крепость, относящаяся к раннему средневековью. Участникам научно-познавательного тура была показана вершина горы имени Ильхама Алиева. В ходе экскурсии ученые НАНА рассказали участникам о реалиях истории Азербайджана, отметив, что эти природные пещеры - есть изначальные пласты азербайджанского мультикультурализма, возраст которых достигает более 2 тысяч лет, что этот ареал был связан с до христианскими верованиями наших предков. В далеком прошлом, наши предки-язычники - поклонялись луне, солнцу и жили в горах, чтобы сохранить верования. Начиная с I-II веков нашей эры, христианские миссионеры, вышедшие из Иерусалима, Земли обетованной, проповедовали христианство в Кавказской Албании. Христианство распространялось проповедниками и в этом ареале, где хранились истокиазербайджанского мультикультурализма. После, когда царь Урнайр, объявил христианство государственной религией в 313-м году, в этой местности начали строить храмы, с архитектурными особенностями Албанской Апостольской церкви. Экскурсоводы также, довели до сведения участникам научно-познавательного тура, что начиная с середины VII века, когда религия ислам распространялась в Кавказской Албании, христианское население данного хоронима не отказавшись от христианства, отдалилось к более высоким скалам и построило крепость. Эта экскурсия воочию окунула участников тура в таинственный мир неисследованных страниц Кавказской Албании.
 
Экскурсионная группа, получив ценные сведения о неизученных страницах Кавказской Албании, составной части истории Азербайджана увидела наяву изначальные пласты азербайджанского мультикультурализма, которые кропотливо изучают ученые страны – археологии, историки, этнографы, искусствоведы.
http://novoye-vremya.com/w69413/.../#.WAmwtPmLT4a
04.08.2016 06:53

Ризван Гусейнов

старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА, директор Центра истории Кавказа, доцент ЮНЕСКО\ЮНИТВИН

Издревле Карабах был одним из духовных центров Кавказской Албании и различных христианских народов. Более того, испокон веков христианское население не только Кавказа, но также Дона, части Причерноморья, Украины и Астрахани подчинялись Албанской патриархии Гандзасара в Карабахе. Согласно архивным источникам, кавказские албаны (аговане) не имели отношения к армяно-хайам, то есть к современному армянскому народу и его церкви Эчмиадзина. [3, с.993-1104]. Одним из древнейших духовных центров Албанской церкви была Амарасская патриархия, датируемая IV веком (расположена в Карабахе - ныне оккупированном армянскими ВС Ходжавендском районе Азербайджана). Относительно находящегося здесь Амараского монастыря российские источники пишут: «Амарасъ считался одною изъ древнихъ епископскихъ каѳедръ Аговании… Амарасъ же служилъ древнѣйшею резиденциею агованскихъ католикосовъ и изъ нихъ первымъ признается св. Григорисъ, похороненный тамъ же <...>» [3, с.996]

Российские источники начала XIX века опровергают попытки армян утверждать, что албаны произошли от них и являются потомками мифического прародителя армян - Гайка, что Кавказская Албания есть часть обширных территорий «древней Армении». Русские исследователи приводили в частности, мнение французского кавказоведа Сен-Мартена: «Впрочемъ Агованія, какъ это утверждаетъ Сен-Мартенъ, въ древности означала только нынѣшние Ширванъ и Дагестанъ и лишь впослѣдствии она распространила свое название на страны, расположенный на правомъ берегу р. Куры. Родство съ армянами агованцевъ, по его же мнѣнию, положительно не можетъ быть принято, край этотъ населенъ былъ множествомъ плененъ, при Страбонѣ говорившихъ на 27 различныхъ языкахъ <...> въ половинѣ X в. Агования представляла арабскому географу Ибн Гаукалю „большое множество разнородныхъ языковъ" <...>» [3, с.996].

Также, согласно трудам средневекового албанского автора Моисея Каланкатуйского, известно, что Албания имела независимый статус, автокефальную церковь и не относилась к Армении: «Агования имѣла своихъ отдѣльныхъ католикосовъ и первымъ изъ нихъ, какъ и выше было указано, считается внукъ Григория просвѣтителя св Григорнсъ. Мосе Каганкатоватци перечисляетъ вплоть до X в, т е до своего времени, 45 католикосовъ, которые со временъ Тер-Аббаса въ VI в стали титуловаться „католикосами агованскими, шинхскими и тчорскими или тчогскими". Мѣстопребываше агованскихъ католикосовъ въ разныя эпохи указываютъ въ разныхъ нѣстахъ такъ древнѣйшею ихъ резиденщею былъ Амарасъ, потомъ Дчоръ илн Дербентъ, затѣмъ, современи появленія въ сѣверныхъ частяхъ Кавказа хазаръ, Барда въ Ути, на р Тертерѣ, къ западу отъ р Куры, н наконецъ, послѣ того, какъ Барда сильно пострадала отъ наводненія, Гандзасаръ <...>» [3, с.996].

Второй по значению резиденцией албанских патриархов являлся Гандзасарский монастырь (расположен в Карабахе - в ныне оккупированном армянскими ВС Кельбаджарском районе Азербайджана), расцветший в XIII веке, в период правления князя Гасан Джалала. Относительно Гандзасара архивы пишут: «Гандзасарский монастырь: Внутренность этого портика служила усыпальнею тѣхъ агованскихъ католикосовъ, которыми послѣ истребления удскаго г Барды наводненiемъ Гандзасарскій монастырь обращень былъ въ ихъ резиденцию. Наружный и внутреннія стѣны монастыря наполнены надписями, которыя относятся къ періоду времени между второю половиною XII в и исходомъ XVI ст.» [3, с.1104].

Армянский писатель XIX века Раффи (Акоп Мелик-Акопян) в своем труде «Меликства Хамсы» относительно Гандзасара писал: «Известно, что католикосат Агванка существовал на протяжении пятнадцати веков, начиная от времен Григориса (внук святого Григора Просветителя - Р.Г.) до 1828 года. Резиденцией католикосам служили различные монастыри страны Агванк, а в последнее время - монастырь Гандзасар в провинции Хачен Карабаха» [12, с.38].

«Не следует забывать, что епархией католикосата Агванка являлся не только Карабах, но и Гандзак, Шемаха, Нуха, Дербент и другие провинции» [12, с.50].

Интересные фрагменты по Гандзасару, истории Кавказской Албании и албанам собраны в «Избранных трудах» советского арменоведа, академика И.А.Орбели. К примеру, ученый отмечает, что армяне захватили Албанию, в частности, нынешний Нагорный Карабах, Хачен [6]. Говоря о термине «северная Армения», И.Орбели в статье «Албанские рельефы и бронзовые котлы» объясняет, что под ним подразумеваются земли Албании: «<...> Северной Армении, вернее - захваченных армянскими феодалами южных областей Албании, как нынешний Нагорный Карабах, и, в частности, район, примыкающий к Гандзасару <...>» [10, с.358].

В XII-XIII вв. в Карабахе, в албанской области Арцах, возвысилось Хаченское княжество, которое, по словам И.А.Орбели, «было частью древней Албании». В статье «hАсан Джалал, Князь Хаченский», ученый отмечает, что Гандзасарский монастырь (строился в 1216-1238 гг.) был освещен в 1240 году «в присутствии католикоса Албании Нерсеса». [10, с.150] Однако более точный перевод дан грузинским арменистом, академиком Зазой Алексидзе, который это место переводит, как «при патриаршестве Нерсеса, католикоса Албан» (hayrapetuthetn nersisi aluanits katolikosi). Сан патриарха в переведенной надписи говорит о том, что Албанская церковь была независима от Армянской церкви и сохраняла свою автокефалию. [5, с.14-19] Так же, правитель Гасан Джалал преподнес Албанскому патриархату в Гандзасаре Евангелие с дарственной записью. По словам И.Орбели, ныне оно хранится в Эчмиадзинской библиотеке. В этой записи Гасан Джалал сообщает: «Я (hАсань Джалал Давла) <...> в лето 1261 (принес) сие святое Евангелие, разукрашенное в память боголюбивой госпожи (Мамкан) в наш светозарный святой престольный (монастырь) Албании, духовному отцу Нерсесу <...>». [10, с.155]

Согласно исследованиям академика И.А.Орбели, у основателя албанского Хаченского княжества князя Гасан Джалала Давла были братья Закария Наср Давла и Иванэ Атабег [10, с.149]. Как видим, их имена и указание на род Атабеков Азербайджана ясно дают понять, что этот княжеский род не имеет отношения к армянскому этносу. Это подтверждает известный французский кавказовед XIX века Сен-Мартен, который писал о том, что братья и окружение Гасан Джалала относились к роду Ильдегизидов - Атабеков Азербайджана [15, с.81]. Постепенно Хаченское княжество стало слабеть, однако представители рода Гасан Джалала оставались наиболее значимым среди албанской аристократии.

В XV веке Карабах входил в состав Азербайджанских государств - Кара-Коюнлу (1410-1467 гг.) и Ак-Коюнлу (1468-1501 гг.). В период правления Кара-Коюнлу произошло событие, которое отразилось на последующей истории Карабаха. Род бывшего албанского правителя Гасана Джалала (Джалалиды) в одной из областей Карабаха получил от шаха Джахан шаха Кара-Коюнлу титул «мелика» - поместного владетеля. Впоследствии владения рода Джалалилдов разделились на пять албанских феодальных княжеств - так называемых меликств Хамсе (Гюлистан, Джараберд, Хачын, Варанда, Дизаг). Подробнее коснемся личности меликов Карабаха и вообще того, что представляли собою меликства в азербайджанских тюркских средневековых державах. Армянские историки долгие годы вводят себя и окружающих в заблуждение, утверждая, что карабахскими меликами были только «знатные армянские роды». Однако известно, что этот титул давался азербайджанскими правителями многим, в том числе и мусульманским (суннитским) мелким владетелям. В частности, известны мелики не только Карабаха, но и Куткашена, Варташена, Дагестана, Лори, Сюника и других регионов Южного Кавказа.

Титул «мелик» произошел от арабского слова мюлк (الملك) «владение». Поэтому ошибочны утверждения некоторых историков о том, что слово «мелик» происходит от арабского «малик» (ملك‎‎) - «царь». Дело в том, что в исламском мире слово «малик» является одним из имен Аллаха, которое к людям употребляется не иначе, как в форме Абдул-Малик. Поэтому в средние века в мусульманском государстве название «Малик» не могло даваться людям, а тем более представителям сословия мелких округов, которыми являлись мелики. Титул «мелик» относительно пяти карабахских владетелей (меликства Хамсе) употреблялся в период Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу, Сефевидов, Надир-шах Афшара и Каджаров [1, с.229-246].

В указе Ягуба падишаха Ак-Коюнлу от 1487 года Гандзасарскому католикосу албанскому Шмавону сообщается, что Агванк (Албания) является одним из вилайетов Азербайджана: «<...> пусть знаю тамиры, хакимы, даруга, родовитые, вельможные, знатные, видные люди, мелики, кендхуда и арбабы всего Азербайджана, все мутасадди дел дивана и мубашири царских дел вилайета Агванка <...>». [8, с.137]. Относительно этнической принадлежности этих меликов армянский историк Раффи в своей книге «Меликства Хамсы» отмечает, что, кроме албанского правителя Хачена из рода Гасан-Джалала, остальные четыре мелика были пришельцами в эти края: «Из пяти господствовавших в Карабахе меликских домов лишь правители Хачена были местными жителями, а остальные, как мы видели и увидим далее, были переселенцами из других мест».

«Эти края <...> когда-то являлись частью Агванского царства, впоследствии стали пристанищем армянских меликов» [11].

Из трудов Раффи становится известно, что в XVII-XVIII вв. албанский Хаченский род ослаб и разделился на пять дочерних линий, враждующих друг с другом. Воспользовавшись этой слабостью, сюда стали проникать отряды армянских разбойников, которые в итоге породнились и слились с ветвями албанского рода Гасан-Джалалов. О том, что, за исключением Хаченского правителя, остальные мелики появились здесь после переселения армян из разных местностей, свидетельствуют и другие источники [2, с.635; 4, с.60-61]. Уже в период российского владычества было арменизировано практически все албанское население Карабаха и других регионов. После упразднения Албанской церкви в начале XIX века ее архивы, книги и утварь были перенесены в армянские храмы и библиотеки, в основном, в Эчмиадзин, где большая часть албанского наследия была арменизирована. В 1909-1910 гг. наступил второй этап экспансии на албанское наследие, когда Эчмиадзин с позволения царской России уничтожил старые архивные дела и книги упраздненных албанских епархий. В статье «Албанская церковь и армянская фальсификация» председатель Албано-удинской Христианской общины Р.Мобили отмечает, что, по мнению многих исследователей, именно тогда были уничтожены еще уцелевшие архивы Албанской церкви [9].

Русский философ, видный церковный деятель Павел Флоренский (1882-1937 гг.), сын албанки из рода гюлистанских меликов Мелик-Бегляровых (по отцу русский), в своем письме к семье от 20 сентября 1916 года отмечал: «Карабахские армяне, собственно, не армяне, а особое племя, в древности они назывались албанцами, а армяне зовут их ахаване <...> сохранили особое наречие и нравы» [14, с.376]. Говоря о своей матери, Флоренский указывает на ее нежелание сказать хотя бы слово по-армянски, говорить и читать об Армении или об армянах, равно как и зайти хотя бы из любопытства или завести детей в Армянскую церковь. «Церковь армянская явно националистична и сознается армянами таковой», - подытоживает Флоренский [14, с.136-137].

О том, что изначально население высокогорной части Карабаха было не армянским, а албанским, можно узнать из писем армянских и албанских католикосов, которые вели борьбу за лидерство среди христианского населении региона. Когда в конце XVII века в Карабахе разгорелась борьба между албанским Гандзасарским патриаршеством и возникшим в монастыре «Трех младенцев» новым албанским патриаршеством, население Карабаха вынуждено было делать выбор между этими патриархами. В документе об этих событиях, ныне хранящемся в Матенадаране, карабахские христиане отмечают, что они жители Албании: «Мы, архиереи, вардапеты, священники, малики, ктиторы, танутеры, купцы, земледельцы и вообще большие и малые жители страны Агванк <...>» [7, 1/40]. В тот период, на фоне слабости и раздоров между албанскими патриархами, Эчмиадзин стремился прибрать к рукам духовную власть в регионе.

А в письмах, приведенных Эчмиадзинским католикосом Симеоном Ереванци в книге «Джамбр», есть свидетельства борьбы между Армянской и Албанской церквями, а также прямые доказательства того, что армяне массово стали заселяться в Карабахе на земли албан-удин. Симеон Ереванци дал следующее небезынтересное объяснение причин заселения армянами земель албан: «По письменным и устным данным известно, что коренные агваны были переселены поганым Тамерланом (имеется в виду поход завоевателя Тимурленга (1336-1405 гг.) на Кавказ и Иран, совершенный в 1386-87 гг. - Р.Г.) в Кандагар и в настоящее время живут там <...> Незначительное число [агванов], оставшихся в своей коренной среде, в настоящее время имеют христианскую веру и называются удынами [утийцами]. <...> В результате разорения и опустошения Армянской страны армяне, уехавшие из своих местностей, рассеялись и собрались там [в стране Агванк], и сейчас многие [армяне] переезжают туда» [13, с.16].

То есть, армянский католикос Симеон Ереванци отмечает, что армяне заселяют в Карабахе земли албан-удин.

Албанские патриархи Гандзасара не подчинялись Эчмиадзину, более того малоизвестным является то, что общины христиан армяно-григорианской веры Российской империи, в том числе и тюрки армяно-кыпчаки Украины и Причерноморья некоторое время подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. Борьба между Албанской и Армянской церковью развернулась на территории Российской империи, где, в частности, в 1749 году, по указу императрицы Елизаветы I, все армяне России подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. По всей видимости это было предпринято в рамках имперского плана по «восстановлению Албанского царства» на Кавказе, в связи с чем позиции и авторитет Гандзасара были укреплены и на территории России. Тогда императорским указом армянским священникам из Эчмиадзина было запрещено появляться среди народов армянского вероисповедания на территории России. Относительно этих событий армянский католикос Симеон Ереванци писал: «Но в 1198 (1749) году, при католикосе Казаре Джахкеци, из-за жестокого нрава епископа Барсеха из Параги, назначенного католикосом Казаром, [эти армяне] восстали против св. Престола и с разрешения русского царя поставили себе епархиальным начальником некоего епископа Степаноса из Гандзасарского католикосата. С тех пор ни один епископ из св. Престола (Эчмиадзина - Р.Г.) не посещал Россию, ибо это было воспрещено царем <...>» [13, с.108].

Только после смерти императрицы Елизаветы I, на фоне раскола Гандзасарского католикосата, армянский католикос Симеон в 1766 году написал слезное письмо российской императрице Екатерине II, где умолял отдать армянскую паству России под духовное управление Эчмиадзина [13, с.108-109]. В итоге мольба эчмиадзинского католикоса была выполнена, все народы армяно-григорианской веры были подчинены Эчмиадзину, который в дальнейшем стал «фаворитом» в продвижении новых военно-политических планов России на Кавказе и других регионах.

Фактически, на рубеже XVII-XVIII в Карабахе происходили драматические события, приведшие к значительному ослаблению Албанской церкви, усилению роли Эчмиадзина и ползучей арменизации албанского населения. Во второй половине XVIII века русское самодержавие перестало благоволить Албанской церкви, а в начале XIX века после российского завоевания Кавказа, указом русского самодержавия титул албанского католикоса вместе с Албанской церковью были упразднены, все ее храмы и паства были переданы в руки Эчмиадзина. Сотни и сотни албанских храмов и других памятников архитектуры были арменизированы или же полностью уничтожены. Тема дальнейшего присвоения наследия Албанской церкви и народов XIX-XX вв. раскрыта во многочисленных статьях, исследовательских трудах различных авторов, поэтому в данной статье основное внимание было уделено малоисследованному периоду арменизации албанского наследия в XVII-XVIII вв.  

СПИСОК СНОСОК

1.  Агаева X.X., Гусейнов Р.Н. Топоним Азербайджан в средне¬вековых и более поздних зарубежных источниках // «Özümüzü və dünyani dərketmə yolunda (elmi məqalələr toplusu)», Bakı: Elm və Təhsil. 2011

2.  Акты собранные Кавказскою Археографическою Комиссиею (АКАК), том I, (1866 г.) Тифлис - тип. Главного Управления Наместника Кавказского

3. Акты собранные Кавказскою Археографическою Комиссиею (АКАК), Том V, (1873 г.) Тифлис - тип. Главного Управления Наместника Кавказского

4. Арутюнян П.Т. Освободительное движение армянского народа в первой четверти XVIII в. Москва, 1954

5. Ахундов Ф.Р., Гусейнов Р.Н. Арменизация культурного наследия Кавказской Албании на примере Гянджабасарского (Гандзасарского) монастыря в оккупированном Карабахе // «Qafqaz Albaniyasının tarixi və mədəni irsi insan hüquqları kontekstində» beynəlxal konfransın tezislər toplusu, Bakı, 2014

6.  Гусейнов Р.Н. Кого уличают армянские и неармянские ученые в присвоении албанского культурно-исторического наследия? - erevangala500.com, 01.03.2012

7.  Институт древних рукописей им. Месропа Маштоца - Матенадаран, фонд «Католикосский диван» (Диван католикоса)

8.  Кулиева В.А. «Ответ на попытку А.Д.Папазян представить историю Азербайджана, как историю Армении» // «Исторические факты о деяниях армян на азербайджанской земле». Баку, «Елм», 2003, стр. 135-163, 137

9. Мобили Р.Б. «Албанская церковь и армянская фальсификация», udi.az, 18.01.2012

10.    Орбели И.А «Избранные труды», Ереван, 1963

11.  Раффи «Меликства Хамсы». Собрание сочинений в двенадцати томах, т. IX.- Ереван, «Советакан грох», 1987 - сетевая версия - www.e-reading-lib.org

12.    Раффи «Меликства Хамсы», перевод с армянского Л. М. Казаряна. Издательство «Наири», Ереван, 1991

13. Симеон Ереванци. «Джамбр. Памятная книга, зерцало и сборник всех обстоятельств Святого престола Эчмиадзина и окрестных монастырей», Изд. восточной литературы. М. 1958, © текст - Арутюнян П. Т.

14.  Флоренский П.А. «Детям моим. Воспоминания прошлых дней. Генеалогические исследования. ИзСоловецкихписем. Завещание». Москва, 1992

15.  Jean-Antoine Saint-Martin. Memoires historiques et gеographiques sur l'Armenie, suivis du texte Armenien de l'his- toire des princes Orphelians, Tome II, Imprimerie Royale, 1819

06.05.2016 06:06

Гандзасарский монастырский комплекс находится на вершине горы, на левом берегу реки Хачын на территории селения Венгли Кяльбаджарского района. На протяжении столетий монастырь являлся не только резиденцией католикосов Кавказской Албании, но и родовой усыпальницей албанских князей и был назван Гянджасар. Основные строения монастыря воздвигнуты в XIIIвеке. Монастырский комплекс состоит из храма, зала и вспомогательных комнат. Весь комплекс обнесен крепостными стенами, имеющими входы с южной и западной сторон.

В наши дни приобретает особую актуальность тема изучения наследия древней Кавказской Албании, существовавшей в виде государственных образований (IV в. до н.э. – VIII.н.э.) свыше 1000 лет, а затем еще около 1000 лет в виде небольших полунезависимых образований вплоть до XVIII в. Древнее Албанское государство существовало с античных времен до раннего средневековья, приблизительно в одних и тех же пределах: от реки Араз на юге и до отрогов Большого Кавказского хребта на севере и сыграло важную роль в истории кавказских народов. Исторически сложилось так, что азербайджанский народ является одним из основных наследников историко-культурного наследия исторической Албании, территория которой практически совпадает с нынешними границами Азербайджанской Республики. Ныне в исторической науке распространена форма названия «Албания», почерпнутая из древнегреческих источников [греч. Αλβανία], тогда как известны и другие варианты, среди которых наиболее близким к оригиналу является «Аран» (ар-Ран).

По свидетельству Страбона, албанская народность образовалась из 26 племен, из которых каждое некогда имело свой язык и своего царя, позднее вследствие их объединения они находились под властью одного царя.

В деле распространения и утверждения христианства в регионе большую роль сыграла албанская письменность, с помощью которой с середины IV в. с сирийского и греческого языков переводились Библия и другая богословская литература. Доказательством тому служит обнаруженный в 1996 г. член-корр. АН Грузии З.Н.Алексидзе албанский палимпсест в монастыре Св. Екатерины на Синайской горе. Как отмечает З. Алексидзе, обнаружение на Синае полного Лекционария с албанским письмом на албанском языке является прямым указанием на наличие в Албании развитой христианской письменности. Привлекает также внимание тот факт, что обнаруженные в албанском Лекционарии некоторые чтения не встречаются в древнейших армянских и грузинских Лекционариях. Это обстоятельство, возможно, свидетельствует о том, что «…албанский Лекционарий не является переводом с какого-нибудь из этих языков, а составлен самостоятельно на основе утерянного в настоящее время греческого Лекционария», – констатирует З.Алексидзе.

 В VIII-XII вв. албанские государственные образования и церковь начали ослабевать, немалую роль в этом сыграло арабское нашествие и то, что арабские правители стремились подчинить Албанскую церковь Армянской, которая в тот период стала проводником интересов Халифата в Малой Азии и на Кавказе. Отметим, что Гандзасар впервые упоминается в середине X века армянским католикосом Ананием Мокаци в церковном послании «О смуте в Доме Агванка», где в числе независимых от Армянской церкви албанских сановников упоминается и владетель Гандзасара. О существовании Патриархии Гандзасара говорится в комментариях к переводу «Книги историй» автора XVII века Аракела Давриджеци: «Патриаршие престолы существовали еще и в Иерусалиме, Сисе, Ахтамаре и Гандзасаре (последнее было ликвидировано в начале XIX в.)».1

 Последовавший период XII–XIII вв. отмечен упадком арабского Халифата, власть в котором стала переходить к тюркским племенам. Распространение тюркского владычества в Малой Азии и на Кавказе позволило окрепнуть многочисленным христианским общинам и владетелям, поскольку тюркские правители лояльно относились к немусульманам и нередко сами были христианами. Этот период запомнился расцветом албанского Хаченского княжества и Патриархии с центром в Гандзасаре, где расположилась кафедра Албанских католикосов, и было создано большое количество культовых сооружений, которые свидетельствуют о высоком подъеме зодчества. Центрами культового строительства становятся монастырские комплексы, многие из которых строятся как родовые усыпальницы крупных феодальных родов. Сохранившиеся купольные храмы, основная масса которых построена в XIII в., входят в состав монастырских комплексов Гандзасара. Величественный облик Гандзасарского храма отражает богатство и силу Хаченского княжества и появившиеся у христианского населения Албании надежды на объединение разрозненных княжеств и возрождение Албанского государства.

В 1216 — 1238 гг. в этом монастырском комплексе хаченским князем, именуемым то «царем Албании», то «великим окраинодержателем Албании», был выстроен собор с притвором, который он назвал «престольным монастырем Албании». Архитектура собора представляет собой крестово-купольную композицию, состоящую, из подкупольной залы и неглубоких боковых ветвей креста, как бы являющихся неотделимой частью центрального зала и этим еще больше выделяющих подкупольное пространство, к которому с восточной стороны примыкает полукруглая апсида. Углы здания заняты в два этажа удлиненными помещениями. На второй этаж ведут крутые консольные лестницы. Слегка стрельчатые арки ветвей креста со стороны подкупольного пространства трактуются в виде тройного ступенчатого профиля, верхняя часть которого решена декоративным полуваликом.

На шестнадцатигранном барабане, пластично решенном ритмичным чередованием тройных валиков, подчеркивающих грани, и трехугольными нишами, вершины которых закреплены валиками-колоннами, с капителями расположены скульптуры. Со стороны западного окна расположены указанные ранее ктиторы, державшие над головой модели храмов. Над западным окном помещено вознесение, над южным — Богоматерь с младенцем, а по сторонам окна — две коленопреклоненные женские фигуры, над ними парит птица. Над восточным окном — две бычьи головы, над северным окном только орнамент, рядом с окном — две птицы с распущенными крыльями.

Четыре человеческие фигуры, вероятно, представляют: первая — самого строителя храма князя Гасан Джалала, вторая — его сына, две женские фигуры изображают — одна, вероятно, бабушку Гасан Джалала — Мама-Хатун, другая — кого-либо из членов их семьи. Так же тщательно и художественно исполнена резьба на карнизах, на наличниках окон, в нишах восточной стены, на больших крестах и порталах.

Большой интерес представляют культовая символика и декор щипцов северного, южного и западного фасадов собора, а также декоративное оформление его шестнадцатигранного барабана.

На северном и южном щипцах собора мы наблюдаем изображение многоступенчатой картины мира: подземный мир, вход в него, далее земля в виде ступенчатой горы, из которой вырастают два креста, один в другом — древо жизни. Над древами жизни, на северном щипце розетка, олицетворяющая солнце, небесную сферу, над крестом южного щипца черепаха, олицетворяющая собой небесную твердь. Оба завершения являли собой райскую сферу, собственно небосвод. На западном щипце, полуприкрытом пристроенным зданием притвора, изображена примерно та же символическая схема картины мира, но ввиду того, что это был главный фасад, на кресте изображен распятый Христос с монгольскими косичками. На его руках сидят две мифические птицы с женскими лицами, являющиеся символами воздуха, неба, а на горизонтальных ветвях древа-креста изображены крупные птицы, в настоящее время с отбитыми головами, продолжающими ту же символику о божественном значении распятого. По обеим сторонам Христа стоят на коленях два апостола с монгольскими шапочками на головах и двумя косичками. Эта скульптурная композиция, видимо, была исполнена в период владычества монгол над албанским Хаченским княжеством.

Шестнадцатигранный барабан также насыщен мифологическими символами, указывающими, что перед нами явная митраизская многоступенчатая картина мира, бытовавшая в познании древних и средневековых албанцев, бывших единственным народом в Закавказье, исповедовавшим три разные религии, символы которых переплетались в творениях архитектуры и искусства.

Если принять во внимание, что на внешней плоскости граненого барабана Гандзасарского собора имеются изображения быков, птиц, коней и всевозможных розеток, изображающих солнце, луну, беспредельный свет — собственно небо, то считается, что в символы-обереги превратились дохристианские божества, олицетворением которых являлись указанные изображения.

Изображения коней, часто символические, связаны с культом Солнца и Огня. В гимне (Яшт — 6,1 и 6,4) сказано: «Сияющее солнце бесмертное, богатое (обладающее) быстрыми конями» мы почитаем. В Авесте (Видевдат XXI. 20) говорится: «Солнце с быстрыми конями». Две бычьи головы в интерьере и экстерьере собора символически олицетворяют солярное божество Митру, часто связанное с культом земледельцев и плодородия. Изображение головы барана (Овна) свидетельствует об ассоциации в мировоззрении древних и средневековых азербайджанцев образа барана — Фарна бога Митры с солнечным и лунным культами, выступающего как ипостась Огня — света. Изображение птиц является символом воздуха в митраизской культовой символике. Перенесение их в декоративное оформление христианских культовых сооружений вполне закономерно, если учесть, что христианство многое заимствовало из митраизма.

Место возникновения монастыря было издревле используемо для расположения культовых сооружений, посвященных богам огня, солнца, света, а местом поклонения был алтарь огня — очаг.

Возможно, название монастыря «Гандзасар» состоит из нескольких частей, где первый слог «Га» означает на удинском языке место, очаг.

 С 1240 года возросла роль епископов Гандзасарских из рода Хасан-Джалала. В конце XIV – начале XV века монастырь Гандзасар стал кафедрой Албанских католикосов. С этого времени Албанский Католикосат именуется Гандзасарским. С 1634 года Гандзасарский Патриархат был вынужден признать первенство Эчмиадзинского католикосата, но, тем не менее, в вопросах рукоположения албанских католикосов продолжал обходить армянских предстоятелей. К сожалению, ныне Гандзасарский монастырский комплекс, как и множество других храмов, находящихся на азербайджанской территории Карабаха, подвергся многочисленным изменениям, перестройкам – «реставрациям», целью которых была арменизация этого албанского духовного культурно-исторического наследия. Поэтому о первоначальном состоянии и значении Гандзасара мы можем судить только по древним рукописям, а также старым исследованиям и книгам Интересные фрагменты по истории Гандзасарского патриархата собраны в книге И.А.Орбели «Избранные труды», изданной в Ереване. К примеру, Орбели пишет: «Северной Армении, вернее – захваченных армянскими феодалами южных областей Албании, как нынешний Нагорный Карабах, и, в частности, район, примыкающий к Гандзасару…».

В своих трудах И.Орбели констатирует, что в Гандзасаре на надгробиях и надписях упоминаются имена албанских патриархов, князей и известных людей. Большое внимание в своих трудах И.Орбели уделяет личности и периоду правления албанского правителя, князя Хаченского Гасан (Хасан) Джалала. В XII–XIII вв. в Карабахе в албанской области Арцах, возвысилось Хаченское княжество, которое, по словам акад. И. А. Орбели, «было частью древней Албании». Правителем Хаченского княжества становится Хасан Джалал, являвшийся потомком албанских Михранидов. В армянских, грузинских и персидских синхронных источниках, а также в эпиграфических надписях, Хасан Джалал наделен высокими титулами – «князь князей», «царь Албании», «великий окраинодержатель Албании». Сам Хасан Джалал титуловался царем, самодержцем. Время правления Хасана Джалала можно считать периодом экономического, политического и культурного возрождения Албании. Этот подъем отразился в литературе, гражданском строительстве, архитектуре, в создании культовых сооружений. Хасаном Джалалом был построен монастырский комплекс Гандзасар. Древний же монастырь Гандзасар существовал задолго до Хасана Джалала и был родовой усыпальницей Хаченских владетелей – Джалалидов. Там же похоронен сам Хасан Джалал. С 1216 по 1238 гг. Хасаном Джалалом был построен по настоянию албанского патриарха Нерсеса Гандзасарский собор, который сам Хасан Джалал назвал «престольным собором Албании». В Гандзасаре похоронены почти все поздне-албанские католикосы-патриархи, о чем свидетельствует эпиграфика на надгробных плитах, датированная до самого 1828 г.

У князя Хасана Джалала Давла были братья Закария Наср Давла и Иванэ Атабег. Как видим, их имена и указание на род Атабеков Азербайджана ясно дает понять, что этот княжеский род не имеет отношения к армянам. Известный французский кавказовед XIX века Сен- Мартен тоже писал о том, что братья и окружение Хасана Джалала относились к роду Ильдегизидов – Атабеков Азербайджана.

 В статье И. Орбели «Хасан Джалал, Князь Хаченский» отмечается, что Гандзасарский монастырь (строился в 1216-1238 гг.) был освещен в 1240 году в присутствии католикоса Албании Нерсеса. Интересна дарственная запись Хасана Джалала на Евангелии, преподнесенном им в дар Албанскому патриархату в Гандзасаре. По словам И.Орбели, это Евангелие ныне хранится в Эчмиадзинской библиотеке. В этой записи Хасан Джалал сообщает о своей поездке в Монголию, к Сартаку, сыну Батыя: «Я (Хасань Джалал Давла)…поехал к царю стрелков на Восток…Итак, я в лето 1261 (принес) сие святое Евангелие, разукрашенное в память боголюбивой госпожи (Мамкан) в наш светозарный святой престольный (монастырь) Албании, духовному отцу Нерсесу…».

Жена Хасана Джалала – Мамкан, построила великолепный гавит у ворот этой Гандзасарской церкви, которая торжественно была освящена в 689 г.х. (1240 г. р.х.) при патриархе Тер-Нерсесе, католикосе Албании. Об этом сохранилась надпись, которая гласит: «Сия церковь освящена в 689 (1240 г.) году в патриаршество Тер-Нерсеса, католикоса Албанского». Приведем в подтверждение некоторые надписи на надгробных камнях: «Сия есть могила Григория, католикоса Албанского в 1102 (1653) году»; «Сия могила Еремин католикоса Албанского из рода Джалал Долы в 1149 (1700)году»; «Сия есть могила Есайи католикоса Албанского… 1177 (1728)». Даже в конце XVII в. местное население называло Гандзасар албанским. Священник из села Талыш Апав, восстановив крыши монастыря, оставил там надпись, которая гласит: «…на наши праведные средства построили в святом престоле Албанского Гандзасара крыши и разрушенные стены церквей».

 К XVII-XVIII вв. Гандзасарский патриархат постепенно стал терять свое значение. После потери политической светской власти представители рода Хасана Джалала, тем не менее, остаются духовными владыками. Они оставались патриархами – католикосами Албанской самостоятельной церкви вплоть до начала XIX века, когда началось присоединение Северного Азербайджана к Российской империи. Вначале, в 1815 году сан Албанского Патриарха-Католикоса был упразднен царским указом (с этого времени предстоятель Албанской Церкви являлся митрополитом). Затем 11 марта 1836 года императором Николаем I было подписано особое «Положение» из 10 глав и 111 статей, регламентирующее положение Армянской Церкви. Согласно этому документу, царским рескриптом, в частности, был упразднен Албанский Католикосат (Гандзасарский Патриархат), а на его месте были образованы две епархии (Арцах-Шуша и Шемаха) в юрисдикции Армянского Католикосата (Эчмиадзинского Патриархата) и викариатство Гянджи в составе Тифлисской консистории Армянской Церкви. В 1909-1910 годах Российский Святейший Синод дал разрешение Эчмиадзинскому синоду и Эриванской армяно-григорианской консистории уничтожить старые архивные дела подведомственных епархий. По всей видимости, среди этих архивов и были уничтожены уцелевшие до тех пор архивы Албанской Церкви.

О плачевном состоянии Гандзасарского монастыря в конце XIX в., когда он уже находился под юрисдикцией Армянской церкви, писал в тот период епископ Макар Бархударянц: «… дивный монастырь морально и материально разрушается; постепенно выпадают камни и уничтожаются, …расхищены в большом количестве драгоценные рукописи, оставшиеся рукописи сделались, как мы видели жертвой сырости и небрежности, в монастыре месяцами не совершается служба, ибо нет ни грамотных людей, ни школы, ни монахов, ни даже простых чтецов». Также из сведений, приводимых Макаром Бархударянцем, становится ясно, что еще в 1828 г. Албанская церковь имела в одном только Арцахе 9 епископств, и весь её церковный институт находился «в цветущем состоянии» и «монастыри были обитаемы». И только затем, после упразднения Албанского католикосата, монастыри постепенно начали хиреть, лишаться монашеских групп и, оставаясь без присмотра, по большей части стали разрушаться».

 Указ российского императора Николая I от 1836 года об упразднении Албанской Автокефальной Церкви и передаче ее имущества, книг, церквей в ведение Армянской церкви имел трагические последствия для албанской культуры и народа. В условиях потери церковной самостоятельности и продолжавшегося массового заселения армянами Карабахского региона (территории бывшей Кавказской Албании), начался процесс григорианизации (арменизации) местного христианского населения (потомков кавказских албан), албаны Арцаха стали считаться армянами. Позднее этот факт был признан и армянскими учеными. В вышедшей в 1916 г. в Петрограде книге Б.Ишханяна отмечается, что «…армяне, проживающие в Нагорном Карабахе, частью являются аборигенами, потомками древних албанцев, а частью беженцами из Турции и Ирана, для которых азербайджанская земля стала убежищем от преследований и гонений».  Отметим, что арменизация, начавшаяся еще задолго до пришествия России в регион, постигла и княжеский род Хасана Джалала, который стал называться Джалалянами. Католикос албанский Есаи Хасан Джалалян, занимавший патриарший престол в 1702-1728 гг., в своем знаменитом труде «Краткая история страны Албанской» конкретно описывает корни и происхождение албанов, отмечает постоянные попытки армян присвоить албанскую культуру и веру, заручившись поддержкой державных стран. В этой книге албанский католикос с прискорбием отмечал, что раз за разом армянам это удается, и что он, наверное, последний из потомков албан, который «правит своей землей».

Сегодня в Азербайджане делается много для сохранения и восстановления албанского культурно-исторического и религиозного наследия. Создана Албано-удинская христианская община, действуют церкви, переводятся найденные древние тексты на современный удинский язык, а также проводятся научные исследования, которые позволяют расширить понимание роли и значимости наследия Кавказской Албании в истории региона.

Отреставрированный в 1985 году Гандзасарский монастырь Постановлением Кабинета министров Азербайджанской Республики № 132 от 2 августа 2001 г. “Об утверждении распределения недвижимых памятников истории и культуры, взятых под государственную охрану на территории Азербайджанской Республики, по степени их значения” был включен в данный перечень.

С 3 апреля 1993 года Гандзасарский монастырский комплекс находится под оккупацией армянских военных соединений.

Источник:

  1. 1. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «1700-летие принятия христианства в Дербенте как государственной религии Кавказской Албании» (г. Дербент, 14-15 ноября 2013 г.), Ахундов Ф., Гусейнов Р. «Гандзасар – жемчужина Кавказской Албании». стр.67-73
  2. Д. А. Ахундов. «Архитектура древнего и ранне-средневекового Азербайджана». Азербайджанское государственное издательство, Баку—1986
 
http://1905.az/ru/%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B7%D0%B0%D1%81%D0%B0%D1%80-%D0%B6%D0%B5%D0%BC%D1%87%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D0%BB%D0%B1/
01.12.2015 07:02

Интернет-телеканал "Культура плюс" (kulturaplus.az) подготовил программу научно-документальных телепередач "Тайны Кавказской Албании", посвященных Кавказской Албании - древнего государства на землях современного Азербайджана.

Как сообщили АЗЕРТАДЖ в Центре истории Кавказа, в рамках телепередачи ведущие зарубежные и азербайджанские специалисты по Кавказской Албании - археологи, лингвисты, историки расскажут об уникальных фактах и страницах истории этого государства.

27 ноября в эфир пошла первая серия программы телепередач, которые будут выходить раз в две недели. Телепередача "Тайны Кавказской Албании" идет на русском языке, а съемки для нее осуществляются в различных регионах Азербайджана, где ведутся раскопки, обнаружены интересные артефакты и другие ценные находки, относящиеся к Кавказской Албании.

Очередная передача пойдет в эфир на следующей неделе.

Ведущим телепередачи является директор Центра истории Кавказа, научный сотрудник Института по правам человека НАН Азербайджана, доцент Отделения Кафедры ЮНЕСКО/ЮНИТВИН, историк Ризван Гусейнов.

Первую серию телепередачи "Тайны Кавказской Албании" можно посмотреть по этой ссылке http://kulturaplus.az/home.php/video/tajny-kavkazskoj-albanii-2/



AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости