Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
14.11.2017 00:00

Илгар Нифталиев
Доктор философии по истории

Захватившие в октябре 1917 года власть в Петрограде большевики с первых своих шагов доказали, что они унаследовали от бывшего царского, а позже Временного правительства политику использования армянского фактора в отношениях с Османской империей.

Хотя, первоначально при проведении данной политики большевики приняли ряд противоречащих друг другу решений.

Так, 20 ноября 1917 года в обращении к мусульманам России и Востока большевики, касаясь вопроса о будущих границах Турции, отмечали: "Мы заявляем, что договор о разделе Турции и отнятии у нее Армении порван и уничтожен". Здесь речь идет о соглашении Сайкс-Пико от 26 апреля 1916 года, который предусматривал раздел территории Османской Турции между Англией, Францией и Россией. Таким образом, казалось, что Советская Россия признает границы Османской Турции до 1914 года и отказывается от каких-либо территориальных притязаний к ней.

По логике вещей, следующим шагом должно было стать принятие решения о выводе русских войск с оккупированных царской армией турецких территорий в Восточной Анатолии. Однако, большевики всегда отличались тем, что действовали по обстоятельствам и исходили из политической целесообразности. Поэтому очень часто трудно было вычислить логику в их заявлениях и практических шагах. 

В ноябре 1917 года большевики не контролировали политическую ситуацию на Южном Кавказе, а тем более на кавказском фронте для того, чтобы давать какие-либо приказы местным войсковым частям.                          

Тем временем 15 ноября 1917 года в Тифлисе было создано местное правительство - Закавказский комиссариат, который не признал власть большевиков. Данное правительство с целью прибрать к рукам все вооружение бывшей русской армии самостоятельно стало вести переговоры с османским командованием. В результате 5 декабря 1917 года в Эрзинджане был заключен договор, согласно которому отходящая с Кавказского фронта русская армия должна была передать все свое вооружение Закавказскому комиссариату. Именно данный шаг заставил большевиков пересмотреть свою политику в отношении "армянского вопроса" для того, чтобы внести раскол внутри правительства Комиссариата.

На это и было рассчитано издание декрета от 29 декабря 1917 года "О Турецкой Армении". Тем самым большевики хотели продемонстрировать армянам, что они, в отличие от Закавказского правительства, против возвращения ранее оккупированных русской армией территорий Османской Турции и выступают за создание здесь армянской автономии.

Заранее надо оговориться, что данный декрет с момента его издания не имел юридической силы, поскольку касался территорий, которые не принадлежали России и были оккупированы последней в ходе военных действий в 1915-1916 гг. С другой стороны, к моменту издания Декрета не существовало каких-либо соглашений, по которым турецкая сторона признала данную оккупацию.

Предварительная работа по изданию декрета "О Турецкой Армении" была начата после издания большевиками 15 ноября Декларации "Прав народов России", согласно которой был создан Комиссариат по делам национальностей РСФСР во главе со И. Сталином, перед которым стояла задача разработать декреты для национальных меньшинств. 

При народном комиссариате по делам национальностей РСФСР в числе других комиссариатов был создан Комиссариат по армянским вопросам. Его комиссаром являлся секретарь ВЦИК В.Аванесов, его заместителем - В.Терьян. Перед Комиссариатом была поставлена задача пропагандировать идеи советской власти среди армянского населения.

Для разработки проекта декрета "О Турецкой Армении" в ноябре 1917 года Совет народных комиссаров РСФСР создал комиссию, в которую вошли: И.Сталин (комиссар по делам национальностей), П.Прошьян (левый эсер), П.Аксельрод (меньшевик), которого позже в комиссии сменил дашнак С.Золян (Ростом). Поскольку Сталин не принимал активного участия в разработке первоначального проекта декрета, то, когда началось его обсуждение, на заседаниях комиссии 20, 23 и 29 декабря 1917 года он выразил свои замечания по отдельным его положениям. В результате, из первоначального проекта декрета были сняты положения, предложенные С.Шаумяном, о том, что русские войска должны были оставаться в районе Эрзерума, Вана, Битлиса, которые в это время ещё находились под их контролем, а также пункты, которые предусматривали подготовительные мероприятия для создания независимого государства в районах проживания армян на территории "Турецкой Армении".

Эти изменения дали повод сегодня армянским авторам обвинять Сталина в армянофобстве, в нанесении ущерба национальным интересам армян, хотя тот же Сталин 31 декабря 1917 года в статье в газете "Правда" ратовал за право свободного самоопределения "Турецкой Армении". Те же авторы не хотят замечать, что декларация большевиков от 15 ноября 1917 года была обращена только к народам Российской империи. Территории же (Битлис, Ван, Эрзерум), которые были представлены в проекте комиссии по подготовке декрета и на которых армяне надеялись создать свою автономию, находились под контролем Российской империи лишь по праву войны и их окончательный статус не был ещё определен. К тому же на этих территориях армянское население не представляло большинство. Поэтому в декрет пришлось включить особое приложение о географических границах "Турецкой Армении", которые должны были быть согласованы с представителями прилегающих и спорных мусульманских районов.

Таким образом, получалось, что издавая декрет, его авторы не имели четких представлений о будущих границах "Турецкой Армении". Хотя под декретом о "Турецкой Армении" стояла подпись Председателя Совнаркома РСФСР В.Ленина, однако он не принимал участия в его обсуждении, поскольку находился в это время на лечении в Финляндии. Поэтому в разгар обсуждения декрета 27 декабря 1917 г. Сталин обращается с письмом к Ленину и просит его временно прервать свое лечение и приехать. В результате, 29 декабря 1917 г. Советом Народных Комиссаров РСФСР за подписью В.Ленина и И.Сталина был принят, а 15 января 1918 г. Всероссийским Съездом Советов утвержден Декрет о "Турецкой Армении", в котором подчеркивалась поддержка правительством России "права армян оккупированной Россией "Турецкой Армении" на свободное самоопределение вплоть до полной независимости".

Реализация данного права обусловливалась предварительными гарантиями, необходимыми для "свободного референдума для армянского народа". Предусматривался также вывод русских войск и немедленное формирование армянской милиции с целью обеспечения личной и имущественной безопасности населения "Турецкой Армении". Это означало, что армяне могли рассчитывать лишь на собственные силы для удержания занятых территорий в случае наступления турецкой армии.

В соответствии с Декретом Чрезвычайному Комиссару по делам Кавказа Степану Шаумяну поручалось оказать населению "Турецкой Армении" содействие в деле осуществления положений Декрета, а также сформировать смешанную комиссию "для установления срока и способа вывода войск из пределов "Турецкой Армении".

Однако, дальнейшее развитие региональной ситуации, набиравшая силу в России гражданской война, объединившая против большевиков все оппозиционные силы, получавшие к тому же поддержку со стороны стран "Антанты", крах плана по советизации Южного Кавказа, вынудили Советскую Россию на некоторое время отодвинуть на задний план свои турецкие дела, связанные с армянами.

7 февраля 1918 года глава российской делегации на переговорах в Бресте Лев Троцкий заявил: "Что касается очищения турецких областей, то у нас имеются достаточно веские принципиальные соображения не смотреть на очищение армянской территории как на обмен за очищение той или иной части Российской территории". Таким образом, большевики брали на себя обязательство очистить турецкие территории безусловно, без каких-либо предварительных условий.

3 марта 1918 г. между Россией и державами Четверного союза (Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция) был подписан Брест-Литовский мирный договор, 4 статья которого предусматривала, что Россия "сделает все от нее зависящее, чтобы обеспечить скорейшее очищение провинций Восточной Анатолии и их упорядоченное возвращение Турции", и что "округа Ардагана, Карса и Батума также незамедлительно очищаются от русских войск". При этом Россия обязалась "не вмешиваться в новую организацию государственно-правовых и международно-правовых отношений этих округов".

Условия Брестского мира повергли армян в понятный шок: все их надежды начали рассыпаться. После Брестского мира большевики не стали более вплотную заниматься "армянским вопросом", хотя и продолжали использовать армянские вооруженные формирования для укрепления своей власти в Бакинской губернии весной 1918 года. В результате заключения советско-турецкого Московского договора от 16 марта 1921 года Советская Россия окончательно отказалась от своего проекта о "Турецкой Армении".

http://ru.strategiya.az/index.php?do=xeber&id=103898

26.09.2017 07:03

«Всякая разведка лишь тогда чего-нибудь стоит - когда она дает фору во времени»

Мы продолжаем серию публикаций о раскручивании спирали карабахского конфликта в 1990-1991 годах. Их автор – создатель фильма «Необъявленная война», который на нашем портале просмотрели более 100 тысяч пользователей (http://vesti.az/news/340549главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын. В те  годы он работал в Оргкомитете по Нагорному Карабаху (НКАО).

- Наверное, цель любых записей о событиях не столь, уж, далекого прошлого, – это не только чьи-то воспоминания, или назидание, или, бог знает, что еще, но и попытка переосмыслить события, как в моем случае, почти тридцатилетней давности. Причем, это должны сделать, как автор, так и читатель. Не знаю, что происходит в голове у читателей, но лично мне ничего переосмыслить не удается. Казалось бы, публикуются самые разные материалы – аналитические или даже очень личные – о самом феномене «перестройки» и ее трагических и, к сожалению, необратимых последствиях, первым из которых стал Карабах. Появляется новая, порой, шокирующая информация, в неожиданном ракурсе раскрываются главные и уже подзабытые персонажи тех отшумевших событий, но… Для меня все остается, как в популярном в нашей среде «перестроечном» анекдоте:

 

«- Не могу понять, что происходит в стране.

 – Давай, я тебе объясню.

 – Объяснить я и сам могу, я понять не могу».

Я до сих пор, как и все мы в Оргкомитете три десятилетия назад, не могу понять людей, ставших на путь предательства. Но объяснить – пожалуйста. В моем фильме «Необъявленная война» есть документальные кадры захвата боевиков и их «экстренного потрошения», т.е. допросов на месте. Так вот, и они, и мы знали, что их через тридцать суток передадут в Армению, а главное для террористов - успеть сбросить оружие, боеприпасы и потом уже нести какую-нибудь чушь о том, что ты - только строитель, крестьянин, студент. В общем, черт знает кто, но мирный.

Я не боюсь показаться голословным, потому что готов предоставить вам такого компетентного свидетеля, как Виктор Кривопусков - бывший подполковник милиции и начальник штаба Следственно-оперативной группы МВД СССР по НКАО, он же бывший руководитель представительства Россотрудничества в РА, он же экс-советник посольства РФ в  Армении, он же Почетный член Союза писателей Армении и пр. и пр. Одним словом, преуспел человек.

Всем советую найти в интернете его книгу «Мятежный Карабах» - удивительные откровения недалекого предателя, который даже не до конца понимает, что вся его «нелегкая и опасная» деятельность в Карабахе подпадала под статью 64. «Измена Родине». Не посадили. Как и его  подопечных – армянских боевиков.

Но вернемся к творчеству «почетного армянского писателя», рассказавшего, как он выводил из-под ответственности армянских террористов после ночного боя с рижским ОМОНом у села Джанятаг. Замечу, рижане были бесстрашными парнями, вполне осознанно ненавидевшие боевиков, скажем так, на идейных основаниях. Двух боевиков, которых Кривопусков стыдливо назвал «вооруженными сторожами фермы», омоновцы положили при задержании, девятерых захватили с «калашниковыми» в руках, что позволило отправить их в шушинский изолятор, а  еще 16, чьи стволы, как выразился автор «Мятежного Карабаха», «не пахли пороховой гарью», после 30-дневного административного ареста благополучно отпустили.

А, вот, и саморазоблачение бывшего подполковника: «Надо заметить, что нашим следователям не составило бы большого труда подготовить обвинительные заключения на каждого задержанного армянина. Но стиль ведения оперативно-следственных действий и нравственная атмосфера, сформировавшиеся за короткое время в нашем коллективе, в первую очередь благодаря полковнику Гудкову, исключали у наших офицеров сделки с совестью и нарушения законности». Оказывается, арест откровенных бандитов – это нарушение законности?! Все поставлено с ног на голову.

Почему же так поступали Кривопусков, Гудков и некоторые другие офицеры? Но не все, учтите, далеко не все, а только те, кто были ставленниками тогдашнего главы МВД Вадима Бакатина, которого Горбачев назвал «политическим министром». Бакатин, начав свою деятельность с разгрома профессиональных кадров милиции, сам радостно признавался: «Я гонял это МВД, как сидоровых коз». А потом провел операцию «Чистое поле», в формате которой запретил милиции использовать платных осведомителей, этим и другими своими приказами уничтожив агентурную сеть, которая поставляла бесценную информацию об организованной преступности и незаконных вооруженных формированиях. Надо полагать, к самой искренней радости армянских боевиков.

Мировую известность Бакатин получил позже, возглавив уже агонирующий союзный КГБ после августовских событий 1991-го года. Он, к изумлению самих американцев, публично сдал им всю уникальную аппаратуру прослушивания и наблюдения в только что построенном здании  посольства США в Москве. Мало, кто понимает, что он еще и «засветил» всю агентурную сеть, с огромным трудом созданную чекистами в среде иностранных подрядчиков, возводивших посольское здание. По-моему, только после этого американцы сами поверили, что они «победили Советы в холодной войне».  

Ну, а, что, Кривопусков и иже с ним? А здесь все ясно. Кривопусков пришел в органы из комсомольских функционеров. Была такая порода вечно деловых, шумно-радостных – «взвейтесь, да развейтесь» - молодых циников, думающих только о номенклатурной карьере. Что же удивительного, если он стал «колебаться вместе с линией партии», которая выдвинула в свои лидеры Горбачева, Яковлева, Ельцина, Бакатина и многих подобных деятелей.

Итак, все как в нашем анекдоте – объяснил я вам мотивы деятельности Кривопускова, а, вот, понять до сих пор не могу. И что самое обидное, от Оргкомитета не могли укрыться его регулярные конспиративные контакты (полноценная агентурная связь) с националистическим подпольем Карабаха - Зорием Балаяном, Робертом Кочаряном, Сержем Саркисяном, Аркадием Гукасяном, Валерием Атаджаняном, Ваганом Габриэляном и пр., но… Многоточие, надеюсь понятно.

Нам было ясно, что такие, как Кривопусков, а их хватало не только в милиции, но и в центральном аппарате КГБ, делают все возможное и невозможное, чтобы задержанные боевики не попали в изоляторы временного содержания в Шуше или Баку. Отъявленных бандитов прятали в больницах, как пострадавших при задержании, или устраивали побеги при этапировании, о чем «почетный писатель» с удовольствием повествует в своем «Мятежном Карабахе». Но я укажу на то, о чем он и другие участники событий тех лет умолчали – с нарастанием вооруженного сопротивления Оргкомитету предатели (а как иначе их назовешь) стали массово оформлять террористов, как добровольных «идейных» осведомителей органов МВД и контрразведки.

Если бы кто-нибудь под шапкой-невидимкой оказался бы в нашей среде, он, наверное, голову себе сломал, пытаясь понять такую фразу: «Конторщики опять ополосатили барадоми». Что ж, поясню.  Конторщики – это чекисты, «ополосатить» - это неологизм от профессионального сленга. «Полосатым» в КГБ называли осведомителя, «доверенное лицо», потому что в «Конторе» уголки личных дел агентов помечали несколькими полосками. А, вот, к появлению «бородоми» я сам приложил руку. В моем фильме «Необъявленная война» есть эпизод допроса боевика, который уверяет следователя: «Это не мы виноваты. Это из Еревана приехали бородоми». Его поправляют: «Бородачи». «Да. Бородоми», - соглашается боевик.

Однако настоящая легализация отрядов боевиков, которых они, как арабы, называли «джокатами», была реализована в Армении за год (!) до развала Советского Союза. Летом 1990-го года в Армении триумфально победило Армянское общенациональное движение (АОД), а фактическим руководителем республики стал Левон Тер-Петросян, кстати, на тот момент офицер «мобилизационного резерва КГБ СССР», что, естественно, нигде не афишировалось. При нем  более двух тысяч террористов, в основном, из «Армянской Армии Независимости» и «Армянской Освободительной Армии» были приняты в ОМОР (отряды милиции оперативного реагирования МВД тогда еще Армянской ССР) и засланы в Азербайджан. Даже вертолетами перебрасывали. К ним присоединись экстремисты из других «партизанских джокатов», которые, фактически, оккупировали села с армянским населением в прилегающих к НКАО районах.

Информационное покрытие этой необъявленной войны против Азербайджана в международном контексте обеспечивали десятки статусных иностранцев, к позиции которых западное общество было очень чувствительно. Сколько же их приезжало в Карабах вместе с баронессой Кокс: британский лорд Малкольм Пирсон, Уильям Миллер — один из директоров международного Фонда за выживание и развитие человечества, английский физик профессор Джон Маркс, Каролина Крофт из Фонда по правам человека Конгресса США, японский ядерщик Синъити Масагаки, Роберт Арсенал — специалист по советско-американскому культурному обмену, американский адвокат Скотт Хортон, – всех не перечислишь.

Все эти люди были вхожи и в Кремль, и Верховный Совет СССР, в национальные парламенты и властные резиденции собственных стран. В своих бесконечных докладах, интервью, на всяческих конференциях они уверяли весь белый свет в том, что армейские подразделения и группы азербайджанского ОМОНа, которых они окрестили «многотысячными штурмовыми отрядами Народного Фронта Азербайджана», уничтожают, грабят, сжигают мирные армянские села, убивают и насилуют армянское население и т.д. Одним словом – геноцид. А противостоят этой орде якобы только обычные армянские мужчины, далеко не всегда вооруженные охотничьими ружьями. Чаще – самодельными. Подозреваю, что кремниевыми. Вот так-то…

Но мы понимали, что от этого образа «обреченного и почти безоружного армянского фидаина» мировые СМИ скоро отойдут, и на смену этому штампу придет молодой, гордый, свободолюбивый и прекрасно подготовленный армянин, который с оружием в руках будет громить  «прогнившую» Советскую армию и «банды озверевших азербайджанских молодчиков».

Дело в том, что в Карабахе и, особенно, в Армении отряды армянских террористов нападали на советские воинские части, устраивали настоящие боестолкновения на армяно-азербайджанской границе с использованием артиллерии и даже военной техники. Этому надо было найти какое-то разумное объяснение в контексте т.н. «активных мероприятий» западных спецслужб, под которыми, как я уже раньше рассказывал, понимают специальные операции для воздействия на враждебное, а, иногда, и свое правительство, общественное мнение и т.д. Значит, коллективному Западу надо было создать миф о свободолюбивых армянах, которые, устав от многолетних мусульманско-советских  гонений, взялись за оружие, чтобы наконец-то обрести независимость.   

В то время в Карабах не меньшим числом, чем правозащитники, приезжали зарубежные журналисты, среди которых чрезвычайно противными выглядели представители бывшего «социалистического лагеря». Но это, просто к слову пришлось. Конечно, журналисты в своих статьях отрицали наличие у них какой-то первоначальной концептуальной установки, все в один  голос утверждали, что приехали в Карабах «увидеть все своими глазами», и только потом, все увидев, ахнули, ужаснулись и т.д. и т.д.

Среди них как-то «мило» выделялись журналисты из Норвегии Ленэ Свансон со своим супругом. Они приехали в тогдашний Степанакерт через Баку, и не знаю, кого там они там очаровали, но к ним прикрепили даже одного из лучших наших кинооператоров, замечательного парня, к сожалению, уже ушедшего от нас Надира Зейналова. Кстати, он первый и обратил внимание, что любые натурные съемки «журналистам», как говорится, «до лампочки». Да и как они могли самостоятельно работать с Надиром? Без силового прикрытия военных его мгновенно  растерзали бы армяне, никакие иностранцы не остановили бы их. Неужели они этого не понимали?

Свансон с супругом были, наверное, единственными иностранцами, которые сами пришли в Оргкомитет, где объявили, что они - фрилансеры, т.е. свободные журналисты, работающие сразу на несколько норвежских и шведских изданий. Ну, чем ни прекрасная, как говорят профессионалы, «легенда прикрытия», пусть и составленная на скорую руку?

Муж Ленэ держался на втором плане, а, вот, она сама… Внешне на Мату Харри наша новая норвежская знакомая, не тянула – невысокая, мягко говоря, очень плотная, но по-своему обаятельная, прекрасно информированная и еще с безукоризненным русским и английским в его британском варианте. Она со своим мужем, который на шаг от нее не отходил, в первый же день отсняли весьма доброжелательные интервью со всем руководством Оргкомитета, с удовольствием приняли наше предложение «отобедать чем бог послал», отобедали, хорошо выпили, поехали в Шушу, там тоже интервью, потом они отужинали, снова хорошо  выпили и потеряли интерес к съемкам.

Немного отвлекусь, сказав вам, что за тот год я снял не только «Необъявленную войну», но, по меньшей мере, еще четыре ленты, работая только с сотрудниками азербайджанского КГБ и МВД. К тому времени в стадии монтажа был еще и мой авторский фильм о разведбате 23-ей дивизии, которым на тот момент  командовал подполковник Олег Ларионов, позже погибший от рук армянских террористов вместе с журналистом «Молодежки» Салатын Аскеровой.

Сей факт я от норвежцев, естественно, не скрывал, они в меня, буквально, вцепились, я тоже охотно шел на контакт, стремясь понять их истинные намерения. Я не буду вдаваться в детали развития наших отношений. Мы встречались с ними несколько раз, в том числе и далеко за пределами Карабаха. По всем индикаторам эта парочка производила впечатление квалифицированных агентов, работающих под краткосрочной легендой прикрытия – играли роль свободных журналистов.

А, как учит старая добрая английская пословица: «Если перед вами нечто: что выглядит как утка; плавает как утка; крякает как утка и летает как утка – то, перед вами, скорее всего, утка». Поэтому мы в подлинной профессии наших Свансонов или совсем не Свансонов совершенно не сомневались. Только и мы, и они очень торопились – события в Карабахе и стране развивались с пугающей быстротой. Но «журналисты» спешили больше нашего, видимо, памятуя такое полушутливое наставление: «Всякая разведка лишь тогда чего-нибудь стоит - когда она дает фору во времени».

Их совершенно не интересовали государственные секреты в общепринятом понимании. Кажется, они знали кремлевское закулисье лучше любого из нас. Как выяснилось, в круг их интересов входили неожиданные темы: отношение Оргкомитета к Армянской Апостольской Церкви, отношение к Горбачеву в военной среде и еще страстное желание записать интервью с настоящим «идейным» армянским боевиком, так сказать, в «азербайджанских застенках». Туповатые «бородоми» - «дали гранату, сказали бросить в дом турка» - норвежцев (?) совершенно не привлекали. Забегая вперед, скажу, что мы удовлетворили их любопытство – подставили им  нашего человека, выдав его за одного вполне реального армянского террориста. Наверное, это на некоторое время ослабило накал армянской террористической деятельности в Азербайджане.

Но эту увлекательную историю я расскажу в следующий раз, как и о том, что «подчищать» проколы Свансонов пришлось самой Кэролайн Кокс. Я уже ранее обещал вернуться к деятельности беспокойной баронессы и обязательно это обещание выполню. 

 

Алексей Синицын

21.08.2017 06:09

Героизация пособников нацистов идет не только на Украине

17 июля 2017 года главы МИД стран-членов ОДКБ сделали заявление о недопустимости осквернения памяти воинов-освободителей в годы Второй мировой войны. В частности,говорилось:

«Категорически не приемлем и решительно осуждаем предпринимаемые целенаправленные усилия по переписыванию истории, искажению и пересмотру итогов Второй мировой войны, попытки героизации нацизма и воинствующего национализма»

Заявление ОДКБ совершенно обоснованно, и мы неслучайно возмущаемся, когда на Украине национальными героями объявляют, например, Бандеру и Шухевича. Однако похожие вещи творятся не только на Украине, но об этом говорят значительно меньше. Я напомню, что в 2016 году в Ереване воздвигли помпезный памятник одному из самых одиозных деятелей партии «Дашнакцутюн» – Гарегину Нжде. Церемония открытия прошла в торжественной обстановке с участием президента Армении Сержа Саргсяна.

И трудно представить, что Саргсян не знаком с деталями биографии «виновника торжества».

Еще в начале XX века Нжде проходил по «делу Дашнакцутюн» и отсидел в тюрьме несколько лет. Если кто не знает, «Дашнакцутюн» до революции занималась террористической деятельностью. Во время Второй мировой войны Нжде активно сотрудничал с нацистами, входил в так называемый Армянский совет (Берлин, 1942 год). Обращался к рейхсминистру восточных оккупированных территорий Розенбергу с просьбой сделать Армению германской колонией.

После поражения Германии его арестовали сотрудники СМЕРШа, затем состоялся суд и приговор - 25 лет тюремного заключения. 21 декабря 1955 года Нжде умер во Владимирской тюрьме.

Но вот прошли годы, СССР исчез с карты мира, и в наше время руководство Армении разрешает поставить в столице памятник этому деятелю. Мало того, первое лицо государства лично прибывает на церемонию открытия. Ни пособничество гитлеровцам, ни призывы превратить Армению в колонию Рейха не стало препятствием для того, чтобы в Ереване появился памятник Нжде.

И это не единственный пример. В 2005 году в Капане (город на юге Армении) был построен целый мемориальный комплекс и парк памяти все тому же Нжде. Налицо противоречие: Армения ставит памятники пособнику нацистов и сама же, как член ОДКБ, осуждает именно такие действия на высоком дипломатическом уровне.

Нельзя сказать, что российские СМИ полностью игнорируют появление таких памятников в Армении. Публикации на этот счет, конечно же, были, но немного. Да и на официальном уровне реакция Москвы оказалась невнятной. 

Еще прошлым летом, 2 июня 2016 года состоялся брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой. Ей задали вопрос:

«Несколько дней назад Киев принял решение о переименовании Московского проспекта в проспект Степана Бандеры, а в Ереване в субботу был открыт памятник нацисту Гарегину Нжде. Как МИД России относится к этим фактам переписывания нашей общей истории нашими соседями?»

Захарова ответила:

«Что касается второго случая, о котором Вы сказали, не могу ничего сказать, я не видела этой информации». 

Хорошо, на тот момент Захарова не располагала необходимыми сведениями, но уже 10 июня 2016 года она вернулась к вопросу и сформулировала следующую позицию:

«Для нас непонятно, почему установлен указанный памятник, ведь мы все знаем о бессмертном подвиге армянского народа времен Великой Отечественной войны, Второй мировой войны.

Конечно, для нас основным индикатором официальной позиции Еревана по вопросу о сохранении исторической правды о Великой Отечественной войне является отношение к празднику 9 мая – дню общей для нас всех Победы.

Армения также входит в число соавторов традиционной резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Кроме того, при принятии данной резолюции на 70-й сессии Генассамблеи именно делегация Армении озвучила совместное заявление государств-членов ОДКБ в поддержку данной важной инициативы. Мы исходим из того, что именно это и есть официальная позиция Еревана и армянского народа».

Захарова заявляет, что основной индикатор официальной позиции Еревана – это отношение к Победе. А установка памятника пособнику нацистов, не бросает ли тень на отношение к Победе?

Захарова напомнила, что Армения – один из соавторов «резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом… далее по тексту». А как тогда трактовать появление монумента Нжде в Ереване? Разве это не нарушение указанной резолюции? А как относиться к тому, что в церемонии открытия памятника участвовал президент Армении Саргсян?..

Все это риторические вопросы, вызывающие эффект дежавю. Дело в том, что примерно так же вела себя Москва в 90-е годы, когда Украина начала раскрутку бандеровского мифа. Уже тогда эксперты предупреждали о крайне негативных последствиях такой идеологической политики Украины, но официальная Москва смотрела на все это сквозь пальцы. Теперь в Киеве укоренился радикально антироссийский режим, а Бандера прочно вошел в «пантеон» героев новой Украины.

Урок Украины ничему Москву не научил?..

Автор: Даниил Преображенский

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2017/08/12/armeniya/807971-effekt-dezhavyu-moskva-nastupaet-na-starye-grabli

21.02.2017 09:35

Многословный армянский популизм одержал победу за счет умения манипулировать доверием горстки

Политическая энциклопедия изобилует занимательным материалом, и самое смачное в ней - богатый контент, касающийся популизма. Многие из современных специалистов склоняются к мысли, что популизм для серьезных сил стал пережитком большой политики. Может и да, но он не изжит. Да, ему трудно пробиться на главную арену глобальной системы, однако на подступах он все еще шебуршит. 

Ареной процветания популизма продолжает оставаться Армения, где живет и здравствует его крикливая модификация. О том, насколько он бездарен в условиях серьезной политики, свидетельствует лицо армянской демократии – сильно перекошенное и зловеще мстительное. 

Главные персонажи и промоутеры данного течения вот уже с конца 90-х сменяют одну ее форму на другую. Они не дают жителям Армении и оккупированного Карабаха (азербайджанской общине региона выпала участь быть в стороне от наблюдаемой вакханалии) скучать, проводя время от времени непрерывные шоу в виде помпезных выборов, референдумов и прочих кампаний так называемого волеизъявления. Никчемная череда порядком надоела массе. Однако организаторы и вдохновители упорно не замечают очевидного безразличия массы. 

Может армяне, и карабахские в том числе, не прочь вкусить радостей плебейской забавы из серии «хлеба и зрелищ», однако достатком и сытой жизнью в их реалиях не пахнет. Потому люди и превратились в безразличных, вялых наблюдателей, которым и выбирать-то не из чего. Одними зрелищами, как говорится, сыт не будешь. 

Так вот, новый акт сеанса зомбирующего волеизымания в многострадальном Карабахе завершен. Результаты оправдали ожидания устроителей. Кто бы сомневался. Данные референдума обещают оставшимся жителям беспокойного региона много-много демократии. О хлебе насущном речь не идет. Однако есть надежда, что главный ереванский эквилибрист дооснастит схему оболванивания скудным социальным пайком, но за счет чего это будет сделано и в какие сроки, неясно.

Пока же авторы постановки полагаются на терпеливость массы, ибо популизм всегда питается за счет веры бедняков, стоически ожидающих решения простейших социальных неурядиц. 

Как и заведено, впереди идущие лидеры-демагоги не устают раскручивать излюбленные тезисы о прямом участии народа в управлении «государством», о повышении доверия к «представительным органам», о необходимости изжития коррупции и прочих прелестях-приманках. 

Разыгранная в Карабахе комедия стала точным слепком референдума, который состоялся в прошлом году в Армении. И там, и тут использованы идентичные механизмы оболванивания, обещаны немереные преимущества, и, самое главное, светлая жизнь. 

Памятуя о характерных примерах из богатой истории популизма, можно не сомневаться, что простым людям достанутся только новые лишения. В условиях перманентного безденежья правящий и там, и тут карабахский клан хладнокровно урезает долю малоимущих. Худеют социальные пособия, остаются без жалованья персоналы целых сфер, экономия на детях и больных превращается в норму. Это - следствие растущих военных закупок и щедро растрачиваемых ресурсов, выделяемых на политические постановки. 

Хоть бы кто объяснил бедолагам-карабахцам суть обещанных перемен на простом и доступном языке в это непростое время. Видать, нет в этом необходимости. Да и зачем толковать, если фишка работает, и наработан богатый опыт оболванивания?! Он камуфлирует присвоения власти, а вместе с этим разбазаривание ресурсной базы – бюджетных средств, поступающей извне помощи, одним словом, всего, что так или иначе олицетворяет достаток. 

И все же в последней истории с волеизыманием высветились доселе слабо просматривавшиеся контуры затеи, которая ставит во главу угла абсолютную монополизации власти. 

Серж Саргсян, как и подобает лидеру-демагогу, на ходу тасует карты, легко перемещает акценты, пускает пыль в глаза с помощью расфуфыренных изречений и обещаний, чтобы не расстаться с высоким положением. Такое впечатление, что чувство стыда прошло мимо него. 

До апрельских событий он, будучи в родных пенатах, обещал землякам реформы, чтобы и в оккупированном регионе доминировал демократический порядок парламентского типа. Потерпев сокрушительное поражение в апрельских боестолкновениях, главарь решил изменить слову и распорядился перевезти карликовое образование с рельс полупрезидентской формы на президентскую. 

То есть на экспериментальном поле Саргсян сделал шаг вперед и два назад. Нет, коней на переправе он не стал менять, даже если под понятием «реформы» вознамерился до максимума централизовать управленческую схему. Вводимая жесткая вертикаль призвана укрепить позицию главного узурпатора в условиях растущего брожения и страха перед Азербайджаном. 

То же самое он обеспечивает «президенту-клону» Бако Саакяну на местечковом уровне. Оно и ясно, ведь последний никак не выйдет из тени Саргсяна. Собственно, это его качество и импонирует ереванскому вождю, ибо наместник в оккупированном регионе верен и благонадежен. 

Итак, под громким названием «Изменения и Конституционные реформы» Ханкенди с подачи Еревана анонсировал грандиозную политическую реформу, которая должна помочь в создании запаса устойчивости политической системы. Эта формулировка сверстана для сообщества. Да и внутренняя аудитория обязана ее безропотно принять. Куда же ей деваться?! Только вот пока мало кто осмеливается во всеуслышание сказать, что под шапкой политической модернизации Саргсян пошел громить остатки демократии, чтобы выбить почву из-под ног оппозиции, всех соперников и недоброжелателей. 

Если противники не смогут предпринять эффективных контрмер, то Серж-узурпатор надолго сохранит за собой первую позицию. А это равносильно тому, что положение заложников партии войны в собственной стране вместе с карабахскими армянами изменится, но только в худшую сторону. 

Мертвая хватка главного азататютюна не ослабит нажим, а наоборот ужесточит его. Не для того властями имущими сужается пространство жизни, чтобы потчевать несчастных сограждан благами мирной жизни. 

Многословный армянский популизм одерживает еще одну победу в Армении и оккупированном Карабахе за счет умения манипулировать доверием горстки и умения усмирить любого, кто вознамерится оспорить самоуправство двуглавой хунты. Шутка ли, серый предводитель готовится к большой войне. Наивно ожидать, что вождь станет миндальничать с враждебным окружением в условиях изменения баланса региональных сил в пользу Азербайджана. 

Потому и была затеяна постановка, за декорациями которой идет перегруппировка карабахского тыла, его единоличное подчинение Еревану. Ну а использованные средства политического инструментария лишь обнажили торжество популистской олигархической демократии в провинциальной версии. 

Тофик АББАСОВ

 
http://www.kaspiy.az/news.php?id=55618#.WKwG1FXyjDd
16.02.2017 05:31

НУРАНИ

В Ереване дан старт очередной провокации. Как передают СМИ Армении, в частности, агентство Tert.am, «к властям Армении обратился Шахин Мирзоев с просьбой о предоставлении временного убежища, поскольку, являясь членом Талышского совета культуры, участником талышского освободительного движения, корреспондентом газеты «Толиши Садо», он вынужден был бежать из Азербайджана из-за давления в отношении национальных и религиозных меньшинств и грубейшего ущемления их прав.

Шахин Мирзоев с семьей приехал в Армению. Об этом сообщает МИД Армении. Власти Армении положительно откликнулись на просьбу Шахина Мирзоева». За минувшие выходные уже проявилась и подоплека событий. Главный редактор газеты «Толышин садо» Рафиг Джалилов пояснил «Кавказскому узлу», на который ссылается Minval.az: Шахин Мирзоев сбежал в Армению по личным причинам.

По словам редактора, Шахин Мирзали (Мирзоев) был корреспондентом газеты «Толышин садо» («Голос талышей») на общественных началах в 2015 году, однако сотрудничество с Мирзоевым было прервано после того, как в 2016 году он отказался от абонентской подписки на издание «Толышин садо». За публикации в газете он никогда не преследовался.

Понятно, что в Армении пытаются хоть как-то ответить на активность «Бакинской платформы» и целую серию заявлений граждан Армении с просьбами о переезде в Азербайджан, и Шахин Мирзоев просто подвернулся под руку. Но есть еще одна сторона вопроса. Подобные мотивы в политике Еревана, прямо сказать, не новость.

Достаточно вспомнить, как спецслужбы Армении готовили на своих «объектах» боевиков лезгинского «Садвала», которых тем забрасывали в Баку с заданием устраивать взрывы в метро (а здесь у армянских террористов собственный богатый опыт». Уже с весны 2014 года в Армении старательно «раскручивают тему» мнимого «притеснения» в Азербайджане… «ираноязычных татов».

Напомним: как уже писала наша газета, в марте 2014 года доцент факультета востоковедения Ереванского государственного университета Вардан Восканян возвестил, что, оказывается, проживающие в Азербайджане таты (кавказские персы), дескать, претендуют на создание «Парсийской Республики Ширван» и даже создали свой «Фронт Освобождения Ширвана», который, дескать, подпольно действует в Баку.

Цели грандиозные — новоявленный «фронт» рассчитывает ни много ни мало на создание «независимого государства» на территории Ширвана. Потом армянские СМИ радостно возвестили: в YouTube появился «гимн» новоявленных сепаратистов. И вряд ли стоит напоминать, что в Интернете можно изобразить активность от имени хоть «ширванских татов», хоть «гвинейских ацтеков». А затем «привязывать» эту активность к чему угодно.

Осенью того же 2014 года у жительницы города Ширван изъяли героин — и готово: это, оказывается, «превентивные меры по пресечению деятельности национального движения татов — Фронта освобождения Ширвана»! Волнения в Нардаране? Тут же состряпали и залили в сеть «воззвание» этого самого «фронта». Даже снос домов на улице Советской попытались «привязать» к этой провокационной затее. Правда, дальше воззваний в Интернете дело не пошло.

Еще более серьезную активность развернули вокруг талышских сепаратистов. Еще несколько лет из оккупированной Шуши вдруг начало вещать «талышское радио», там же вдруг объявляли проведение научных конференций по «талышеведению». В 2013 году «газета армян России» под претенциозным названием «Ноев ковчег» опубликовала интервью с небезызвестным Фахраддином Аббасзаде, который сам себя именует «Абосзода».

В интервью он привычно повторял фантастические цифры численности талышей в Азербайджане, а затем банально проговорился, с чьей помощью здесь рассчитывают поднять очередной сепаратистский мятеж. Дескать, «после августовской 2008 года войны в Грузии я сказал: вот сейчас мы начинаем действовать, потому что ситуация изменилась, открываются новые возможности».

Затем добавил: «Восьмого августа я понял, что Россия пришла в себя. Когда она стучит кулаком по столу — ее слушают» Весьма откровенно высказался и по поводу Еревана: «Я всегда говорил: вместо того, чтобы строить линию обороны в Карабахе, Армении стоило бы вкладывать деньги в коренные народы Азербайджана. И лет через 10 Азербайджана не стало бы. Талыши бы жили на своей исторической земле».

Правда, уже тогда господин Аббасзаде жаловался: «В Армении талыши вызывают интерес на уровне отдельных личностей, которые готовы с нами разговаривать. Мы с ними — по-человечески — понимаем друг друга. Но власть не понимает нас.» В общем, «денег нет, но вы держитесь». Затем, правда, попытались реализовать инициативу посерьезнее. И «поопаснее».

В Нагорном Карабахе при финансовой поддержке «Союза армян России» во главе с Ара Абрамяном попытались создать в оккупированном Нагорном Карабахе «Карабахское военное училище имени Суворова и Мадатова». Координатором работ по строительству являлся небезызвестный Аркадий Тер-Тадевосян. А как сообщал ИА Regnum пресс-секретарь комитета по реализации проекта Армен Алабян, согласно пока еще не утвержденному плану, на общих основаниях в училище будут иметь право поступить не только карабахские армяне, но и лезгины, талыши, аварцы, цахуры и т.д.

Причем, как еще тогда стало известно газете «Эхо» из заслуживающих доверия источников, талышских юношей собирались обучать… при помощи Интернета. Как поясняла еще тогда наша газета, «понятно, что желающих отправляться в Нагорный Карабах нашлось немного. Во-первых, некомфортно. А во-вторых, слишком рискованно: в случае «военного решения» именно курсанты пойдут на передовую первыми.

Так что даже те, кто громогласно высказывается в поддержку подобных провокационных планов, вряд ли отправят туда собственных сыновей и племянников. Тем более эта провокационная идея не найдет понимания в Лянкяране, Астаре, Масаллы и т.д. Здесь идеи сепаратизма заметной популярности не имеют, что доводит персон типа Аббасзаде и Мелик-Шахназаряна до скрежета зубовного.

Но переход к обучению по Интернету свидетельствует о процессах куда более опасных, чем это кажется на первый взгляд. Потому как обучать в режиме онлайн военным наукам невозможно — здесь надо действовать «в поле», осваивать технику и т.д. Другое дело, что Интернет все активнее осваивают террористические организации». И нетрудно догадаться, что в Нагорном Карабахе «представителей национальных меньшинств» обучать собирались как раз террору. Можно было проследить и возможный путь наброски.

Как известно, еще летом 1990 года в Ярдымлинском районе Азербайджана, где границу «держали» тогда еще советские пограничники, был задержан перешедший из Ирана с оружием(!) некий этнический армянин, который заявил, что пытался таким образом проникнуть в Нагорный Карабах.

А в 2008 году появились убедительные свидетельства сотрудничества спецслужб Ирана и Армении в таких вопросах, как заброска агентуры- в СМИ его окрестили «союзом шакалов» по аналогии с проводниками через границу США и Мексики, которых там называют «койотами». А сегодня под армянской оккупацией — и вне контроля законных властей Азербайджана — остается протяженный участок границы с Ираном.

Однако уже после ареста в Москве Левона Айрапетяна и в особенности «крымнаша» вся эта мышиная возня вокруг «военного училища» пошла на убыль — судя по всему, в первую очередь из-за финансовых проблем. Но теперь, судя по сообщению о «политическом убежище» для Шахина Мирзоева, эта активность вновь на подъеме.

И самое главное, все происходит на фоне нежной дружбы Армении и Ирана, где визит в ИРИ министра обороны Армении Вигена Саркисяна — лишь одно из звеньев в общей цепи. Достаточно вспомнить, как пресс-секретарь МИД Армении Тигран Балаян, пытаясь комментировать заявление президента Ильхама Алиева, что «апрельские боестолкновения, а также напряженность и столкновения на линии соприкосновения являются внутренним делом Азербайджана», умудрился заявить, что, по армянской логике, даже события в Нардаране не внутреннее дело Азербайджана.

К сказанному остается только добавить, что в середине «нулевых» Иран также предпринимал серьезные попытки разжечь сепаратизм на юге Азербайджана. Затем, после того, как Махмуд Ахмади Нежад покинул пост президента ИРИ, подобные «игры» пошли на убыль и в Тегеране. Но теперь и здесь готовы обратиться к старым провокационным «политтехнологиям».

http://ru.echo.az/?p=56554

06.02.2017 06:30

Ещё в конце 2015 года на информационно-аналитическом ресурсе Еthnoglobus я выступил с публикацией «ОБСЕ – пособник Армении в карабахском конфликте» (https://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/1373-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D0%B5-%E2%80%93-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BD%D0%B8%D0%BA-%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%85%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%B5).

Публикация, как и следовало ожидать, вызвала самые разные отклики – от полной поддержки в Азербайджане до резкого отрицания в Армении, где различные государственные деятели, аналитики, политологи кинулись отстаивать своего любимого партнёра – ОБСЕ. Заместитель директора «Института Кавказа» Сергей Минасян вообще заявил, что «ОБСЕ является единственной общеевропейской организацией, которая занимается вопросами безопасности, нетолько разрешением конфликтов, что тоже важно, демократическими процессами, которыми занимается БДИПЧ ОБСЕ, но и контролем надвооружениями иих сокращением вЕвропе…ОБСЕ напрямую связана с безопасностью Арменииизанимается вопросами ее(выделено мной – авт.) безопасности».

И вот, год спустя после моей публикации, на специальном заседании Постоянного совета ОБСЕ 31 декабря 2016 года по вопросу продления мандата Бюро ОБСЕ в Ереване делегация Азербайджана информировала организацию о том, что не поддерживает проект решения о продлении срока действия мандата ереванского Бюро, подтвердив, тем самым, аналогичное решение, принятое годом ранее.

Азербайджанское постпредство отметило в своём заявлении, что деятельность Бюро, в частности, в военно-политическом измерении, была источником глубокой обеспокоенности для Азербайджана: армянская сторона фактически получала негласную поддержку европейцев в карабахском вопросе в обмен на лояльность Еревана.

Уже теперь становится ясно, что этот сильный ход стал крупным успехом наших дипломатов.

Последовавшие напряжённые консультации ни с бывшим немецкимипредседателями, ни с нынешними австрийскими, результата не принесли – руководство нашей страны непреклонно придерживалось своей принципиальной позиции.

Действующий с 1 января этого года председатель ОБСЕ Себастьян Курц только и успевает обещать, что«в скором времени посетит Армению и Азербайджан». Пока из всех достоинств Курца в новой должности можно назвать только чрезмерную молодость для международной политики: ему примерно столько же лет, сколькоКарабахскому конфликту (Себастьян родился в 1986 году). По меньшей мере, только усмешку может вызвать то, что Себастьян в 2013 году стал министром иностранных дел Австрии,когда ещё был студентом и даже не имел законченного высшего образования (!). Какполитологу, мнеочевидно, что тогда были применены технологии «протаскивания» кандидатуры через председательство в молодёжной организации (молодёжное крыло Австрийской народной партии). Теперь человек с таким «огромным жизненным опытом» и «обширным образованием» рассчитывает выступить посредником между искушёнными армянскими политиками и таким политическим тяжеловесом как президент Азербайджана Ильхам Алиев. Как говорится, без комментариев.

Поэтому паника среди армянских политиков усилилась до последней черты. Вконце января в спешном порядке в Вену на поклон к руководству ОБСЕ вылетел министр иностранных дел Армения Эдвард Налбандян, где удостоился аудиенции Себастьяна Курца. Уж не план ли давления на Азербайджан обсуждался там, за закрытыми дверями?

В поддержку своего правительства срочно выступили проармянские сайты Политанализ.com(некий Геворг Тосунян, статья «Ереванский офис ОБСЕ: быть или не быть»), а также Hetq.am (публикация «Как ОБСЕ лишили безопасности и сотрудничества» за авторством Оксаны Мусаелян).

Суть публикаций – призыв к ОБСЕ продолжать свою работу в ереванском офисе, и вообще «дружить» с Арменией и «использовать её ресурс».

Всё довольно обыденно, если бы не одно но.

Нет, не так: если бы не одно НО!

А именно: в статье Тосуняна продекларирована «дорожная карта», которую в ОБСЕ (судя по всему, с подачи Еревана) собираются предложить нашей стране, с конечной целью – разблокировать армянский офис организации.

Согласно пяти пунктам названной «карты»:

1) Ереван разрешает функционирование трёх представительств ОБСЕ в Центральной Азии (это безусловно, необходимо Вене);

2) Армения (опять-таки к выгоде европейцев) разблокирует работу полевых пунктов организации на украинско-российской границе – но только на 3 месяца;

3) взамен Армения получает официальное заявление ОБСЕ, в котором причиной сложившегося кризиса объявляется позиция Азербайджана (в чём, разумеется, Армения крайне заинтересована). В случае неисполнения данного условия Ереван вновь вынудит закрыть полевые офисы на границе Украины с Россией;

4) Азербайджану предписывается снять вето с работы представительства ОБСЕ в Ереване (к обоюдной выгоде европейцев и армян);

Уместно спросить – а что в обмен на эти дипломатические фантазии получает Азербайджан? Смотрим пункт пятый:

5) руководство ОБСЕ неофициально (очевидно, чтобы не ущемить собственное и армянское реноме в глазах мировой общественности) уведомляет Азербайджан о прекращении проекта по разминированию в Нагорном Карабахе конфиденциальным письмом. При этом, не исключается возможность возобновления проекта – разумеется, под другим названием и с подкорректированной концепцией, где нарушения международного права будут слегка завуалированы словоблудием.

Вот, собственно, и вся концепция, которую могут нам предложить европейцы… Уважение к интересам нашей страны здесь – чуть менее, чем «ноль».

После прочтения этого, с позволения, документа складывается чёткое впечатление: европейцы из ОБСЕ во главе с австрийским главой МИД играют на армянской стороне в вопросе оккупированного Нагорного Карабаха.

Ведь такой «дорожной карте» больше бы подошло название «ультиматум». Только вот не совсем понятно – с какой стати Азербайджан будет его даже рассматривать?!

Поэтому компромисс с Веной по теме возобновления офиса ОБСЕ в Ереване – не вопрос диалога с Европой. Европейцы здесь – лишь зависимые, несамостоятельные посредники.

Нужно понимать со всей отчётливостью – такой компромисс будет невозможен.

Да, заблокировав работу Бюро ОБСЕ в Армении, азербайджанская дипломатия выиграла сражение, которое приблизит к победе в Карабахском конфликте. Это хороший пример того, как исключительно бескровными механизмами, правильно используямеждународноеправо, укрепившись верой в собственную правоту, можно добиться отличных результатов. Именно об этом я писал и год, и два назад в своих аналитических материалах, и эти решения и победы не могут не радовать каждого, кто неравнодушен к судьбе Нагорного Карабаха и независимости Азербайджана.

Однако сегодня настал момент истины – время отстоять достигнутое, не дать уловками и двуличием вынудить Азербайджан сойти с единственно возможных, принципиальных позиций защиты суверенитета и территориальной целостности страны.

Уверен:это и есть та самая точка единения азербайджанцев в поддержке непреклонного курса руководства страны.

Сафа Керимов, политолог, журналист-международник



AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости