Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Среда, 23 Январь 2019 06:30

КСЕНОФОБИЯ И РАДИКАЛИЗМ В РОССИИ В 2017-18 ГОДУ.

Автор 
КСЕНОФОБИЯ И РАДИКАЛИЗМ В РОССИИ В 2017-18 ГОДУ. https://www.ru.civic-nation.org/publikatsii/ksenofobiya-i-radikalizm-v-rossii-v-2017-godu-chto-izmenilos/

Валерий Энгель, к.и.н., руководитель Центра мониторинга и компаративного анализа межкультурных коммуникаций при Московском институте психоанализа.

Самуил Вольфсон, к.и.н., научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

 2017 – начале 18 г. в России произошли значимые изменения как в сфере противодействия ксенофобии и радикализма, так и в тенденциях, связанных с распространением ксенофобских настроений и динамикой преступлений ненависти.

Законодательство.

Что касается законодательства, то здесь Россия двигалась в общеевропейском тренде. Во-первых, было ужесточено антиэкстремистское законодательство. 1 августа 2017 года Владимир Путин подписал закон, который запрещает лицам, ранее осужденным за преступления с использованием Интернета или за преступления экстремистской направленности, становиться учредителями или главными редакторами средств массовой информации[1].

Были приняты поправки в закон о гражданстве, которые по аналогии с голландскими поправками, позволяют лишать его тех, кто приобрел его с целью осуществления деятельности, представляющей угрозу конституционному строю РФ. Однако его формулировки позволяют крайне широкое и произвольное толкование.

Вообще для российского законодательства, особенно касающегося антиэкстремистской деятельности, характерен перенос ответственности с законодателя на правоприменителя, что дает простор для злоупотреблений.

В 2017 году Федеральный список экстремистских материалов обновился 33 раза, в него было добавлено 329 пунктов, и он вырос с 4016 до 4345 пунктов. Список пополнили материалы современных русских националистов, иных националистов, призывы радикальных исламистов к насилию, материалы, критикующие РПЦ и религию, материалы православных фундаменталистов, материалы Свидетелей Иеговы, оппозиционные материалы и материалы, запрещенные по ошибке[2].

В 2017 году Федеральный список экстремистских организаций пополнился 6 новыми организации (в 2016 - 10). Таким образом, на конец 2017 года в списке было 65 организаций, продолжение деятельности которых карается по ст. 282.2 УК. Среди включенных в 2017 году в перечень организаций особое внимание следует обратить на религиозную организацию «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России», ее деятельность и деятельность всех ее 395 региональных отделений была приостановлена в соответствии с частью 4 статьи 9 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[3]. Это решение вызвало критику правозащитников, поскольку экстремизм этой организации заключается в отказе ее членов работать на государственной службе, в том числе служить в армии, принимать определенные виды медицинской помощи, например, переливание крови, в том числе детям, но адепты Свидетелей не осуществляют террористической деятельности.

Что касается приостановки деятельности общественного объединения «Меджлис крымскотатарского народа» (решение Верховного Суда Республики Крым от 26.04.2016 и апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2016) (дата размещения сведений: 25.01.2017), то это решение было охарактеризовано комитетом по ликвидации расовой дискриминации ООН как дискриминационная практика[4]. В то же время, известно, что Меджлис активно участвовал в экономической блокаде Крыма со стороны Украины, а также поддержал (а, по некоторым сведениям, и организовал) подрыв линии электропередач, ведущей в Крым, на территории той же Украины.

Помимо этого в перечень были включены: ультраправая организация «Рубеж Севера», признанная экстремистской решением Сыктывкарского городского суда Республики Коми 23 ноября 2016 года, Организация футбольных болельщиков «ТОЙС», Набережночелнинское отделение Татарстанского Регионального Всетатарского Политического Общественного Движения (РЕВТАТПОД) - Всетатарского Общественного Центра (ВТОЦ)[5].

Что касается миграционной политики, то в 2017 г. в парламент поступило 2 законопроекта, направленных на облегчение выдворения из страны трудовых мигрантов, которые не указали работу в качестве причины въезда, а также тех их них, которые не имеют трудового договора. В 2018 году иностранцам и лицам без гражданства в России выдадут 90 360 разрешений – это на 19,8 тысячи меньше, чем в 2017 году (110 160 разрешений).

17 октября вице-спикер Государственной Думы РФ Ирина Яровая внесла на рассмотрение законопроект о борьбе с нелегальной миграцией. Она предлагает ввести уголовную ответственность за фиктивную регистрацию иностранцев в нежилом помещении. Меры, направленные на усиление контроля за прибывающими в страну мигрантами, разработанные в 2017 году, касались преимущественно введения обязательной процедуры дактилоскопии для всех приезжающих в Россию более, чем на 1 месяц иностранцев.

В 2017 году МВД России предложило ввести обязательную геномную регистрацию (хранение и использование биоматериала, в котором содержится индивидуальная информация о ДНК человека) для мигрантов.

Продолжилось снижение количества приговоров за насильственные преступления по мотиву ненависти. Лишь в одном случае осужденный за насильственное преступление, совершенное на почве расовой ненависти, получил условный срок[6].В то же время продолжило расти количество уголовных приговоров за публичные «экстремистские высказывания» (возбуждение ненависти, призывы к экстремистским или террористическим действиям и т.д.) и количество административных приговоров по антиэкстремистским статьям КоАП[7].

Всего по экстремистским статьям: за организацию массовых беспорядков, посягательство на жизнь государственного деятеля, оскорбление чувств верующих и т.д., в 2017 году был осужден 671 человек. По 282 статье УК РФ о возбуждении ненависти либо вражды было осуждено на 17% больше людей, чем в 2016 году, за пять лет число приговоров по этой статье выросло в 2,5 раза. (461 человек). Всего за последние пять лет число осужденных по экстремистским статьям выросло в 2,2 раза.[8] Правоохранительные органы РФ активно разрабатывали дела, связанные с запрещенными в России мусульманскими организациями, например «Таблиги Джамаат», и с радикальными протестными движениями такими, как «Артподготовка».

Таким образом, Россия – одна из немногих стран, которая демонстрирует противоречивую тенденцию – рост общего числа преступлений на почве ненависти (всего в 2017 году их было зафиксировано 1'521, что на 4,9% больше, чем в 2016 г. (1'450 преступлений), при этом число насильственных преступлений резко сокращается – 52 преступления вместо 77 в 2016 г. (падение составило 32,47%).

Российские правоохранители считают, что пресечение распространения ненависти, прежде всего в Интернете, напрямую связано с сокращением насильственных преступлений ненависти. Такой вывод делается на основании того, что потенциальный преступник, прежде чем решиться на насильственное преступление, как правило, пытается найти в Интернете или в офлайн единомышленников, поделиться своими взглядами на меньшинства и пр. Если его остановить на этом этапе, он с 99% вероятностью не пойдет убивать и насиловать. Впрочем, остро стоит вопрос о мере пресечения. В 2016-17 гг. участились случаи возбуждения уголовных дел за "лайки" и перепосты в Интернете, заканчивавшиеся очень часто реальными сроками заключения, что явно не соответствовало тяжести деяния. В итоге в 2018 году антиэкстремистское законодательство было декриминализовано: теперь уголовное дело за указанные действия в сети можно возбудить только после уже вынесенного решения по административному производству.

Однако принципиально жесткий подход к распространению ненависти безусловно останется: российские правоохранители понимают вышеуказанную взаимосвязь hate speech с насильственными преступлениями ненависти и часто приводят в обоснование своей позиции ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, которая требует пресечения любой деятельности радикальных организаций.

Дискриминационные практики.

В России остро стоит вопрос насилия и дискриминации в отношении представителей ЛГБТ-сообщества. В июне 2017 года Европейский суд по правам человека признал российский закон о «гей-пропаганде» нарушающим свободу выражения мнений, дискриминационным, и способствующим гомофобии[9].

В 2016-2017 гг. российская ЛГБТ-сеть проводила мониторинг дискриминационных практик и насилия в отношении ЛГБТ в России, всего за указанный период было собрано 366 свидетельств.

В 2017 году журналисты «Новой газеты» опубликовали информацию о кампании, которую развернули власти Чеченской республики против ЛГБТ. Согласно этой информации, правоохранительными органами республики были организованы неофициальные тюрьмы для мужчин, подозреваемых в гомосексуальных контактах, где задержанных жестоко избивали и пытали[10].

Федеральные власти долгое время не уделяли внимания сообщениям об охоте на геев в Чеченской республике, и только после нарастания информации в СМИ была начата проверка. В сентябре 2017 года Максим Лапунов, один из пострадавших от чеченских силовиков, подал заявление в следственные органы. На настоящий момент выводы официального следствия и статус дела не известны.

Источники "Новой газеты" в правоохранительных органах связывали массовые репрессии против чеченского ЛГБТ-сообщества с заявлением интернет-проекта GayRussia.ru в начале марта 2017 г. о проведении гей-парадов в четырех кавказских городах, включая Грозный, которое подали активисты этой организации в местные органы власти. Эти заявления, вызвавшие огромный негативный резонанс на Кавказе, спровоцировали волну репрессий. Впрочем, по информации издания, первая волна репрессий состоялась еще до марта 2017 г. Известно, что чеченская традиция такова, что едва факт особой сексуальной ориентации человека становится публичным — само общество не оставляет ему права на жизнь. В то же время, сделать однозначные выводы о том, что факты, приведенные "Новой газетой" действительно имели место, не позволяет молчание самих жителей Чеченской Республики.

Как уже указывалось, 20 апреля 2017 года Верховный суд России принял решение о ликвидации Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России и всех 395 региональных организаций Свидетелей Иеговы как экстремистских[11]. Хотя формально деятельность церкви Свидетелей Иеговы и не была запрещена, фактически почти вся ее работа на территории России оказалась под запретом, ее имущество было передано государству. Обеспокоенность в связи с запретом деятельности Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России выразили эксперты ООН по правам человека, представители ОБСЕ, правительство Великобритании, Госдепартамент США и Евросоюз. В декабре 2018 года осудил запрет Управленческого центра и президент В. Путин, что вызвало недоумение у российских правозащитников, поскольку российский лидер почти год хранил молчание по этому поводу.

Широкое распространение получили дискриминационные правоприменительные практики, направленные на ограничение миссионерской деятельности новых религиозных движений и протестантских церквей, основанные на поправках из пакета законов Яровой – Озерова, принятых в 2016 году.

Ксенофобия.

Ситуация с ксенофобией в России становится существенно лучше за последние годы. Уровень мигрантофобии в России сократился в 2017 году на 10% и составил 58%. Однако, несмотря на прогресс, эти цифры близки к максимальным европейским. Лишь Италия, Франция, Венгрия, Польша и Словакия обгоняют Россию на 2-5%. Правда, справедливости ради стоит добавить, что в последних трех странах практически нет значимого присутствия иммигрантов. При этом следует признать, что российское правительство держало в 2017 г. курс на жесткое сокращение числа мигрантов, приезжающих в Россию по трудовым квотам.

Уровень антиромских настроений составил в России в 2017 году 17%, что на 4% меньше, чем в 2016 г. По сравнению с другими европейскими странами в России самый низкий уровень ненависти к цыганам.[12] Наиболее остро антицыганские настроения проявляются, как и в предыдущие годы в Италии.[13] Уровень цыганофобии в этой стране составлял в 2017 году 83%. 79% уровень фобии по отношению к народу рома существует в Словакии, 72% - в Венгрии и т.д.

Антисемитские настроения в России также минимальны – 4%, что на 2% ниже, чем в 2016 г. В других странах этот уровень варьируется от 33% в Польше (практически при отсутствии еврейского населения в стране)[14] до 5% в Британии.[15]

Антиисламские настроения также составили 4%, что уже на 9% меньше чем за год до того. Лучше обстоят дела только в Голландии.

Радикалы.

В России почти не осталось активно действующих праворадикальных организаций и партий неонацистского толка. К 2016 году практически все сколько-нибудь заметные организации праворадикалов - националистов были запрещены, а их лидеры — выдавлены в эмиграцию или арестованы. Так, в 2016 г. был вынесен приговор А.Белову (Поткину), лидеру крупнейшего националистического проекта 2000-х — Движения против нелегальной иммиграции, и сменившего его движения «Русские», а в конце года был арестован второй сопредседатель «Русских» Дмитрий Демушкин.

Был ликвидирован целый ряд групп исламистов в Москве, Санкт-Петербурге, Подмосковье и Самаре. Была приостановлена деятельность отдельных общин ваххабитского толка, связанных идеологически и организационно с "Исламским государством" и "Хизб ут-тахрир" (обе запрещены в России). Вынуждены были уехать в эмиграцию многие активисты запрещенных исламистских организаций. Например, в Новом Уренгое весь актив местной вахабистской мечети уехал за рубеж и т.д.

Последние задержания исламских террористов, информация о которых просочилась в СМИ, показывают, что среди арестованных в основном превалируют выходцы из стран Центральной Азии. Это говорит о том, что вербовка местных жителей для террористических организаций становится все более проблематичной.

Как уже указывалось, многие активисты радикальных организаций покинули Россию с целью участия в боевых действиях в Сирии и Ираке на стороне террористов (более 5000 человек), а также для участия в гражданской войне на Украине (причем на обеих сторонах конфликта).

Наконец следует упомянуть также раскол российских праворадикальных организаций после конфликта на Украине, когда определенная часть т.н. "истинных националистов" поддержала киевские власти, а другая - сепаратистов. По этой же причине произошел раскол противоестественного, но долгосрочного союза между русскими националистами и либералами, который возник в 2011 г. на волне формирования антипутинской оппозиции. В результате этого союза был инициирован процесс демаргинализации праворадикалов, которым либералы предоставили трибуну в виде т.н. Координационного совета оппозиции и пр.

Тем не менее, существует целый ряд«системный партий» националистической направленности. Это ЛДПР, Патриоты России и «Родина». Надо сказать, что и эти партии действуют уже более осторожно. Программа ЛДПР, в отличие от опубликованной уже в 2018 году программы самого В. Жириновского, и программа Патриотов России не содержали в 2017 никаких дискриминационных требований[16].

Программа партии «Родина» не претерпела изменений с 2016 года. Она по-прежнему включает в себя следующие дискриминационные предложения:

- «законодательно признать государствообразующую и цивилизационную роль русского народа как залог стабильности и успешного развития России;

- временно ввести визовый режим со странами, провоцирующими массовую миграцию в Россию (интеграционные процессы в рамках Евразийского экономического союза от этого только выиграют, зато бездельникам, преступникам и экстремистам въезд в РФ будет закрыт);

поэтапно сокращать количество иностранных граждан, занятых в России на неквалифицированных работах, что позволит сократить безработицу среди наших сограждан.

ввести «миграционные векселя»для въезжающих в Россию иностранцев, обязав их вносить в качестве залога сумму «на выдворение», если оно понадобится впоследствии»[17].

Незадолго до общего дня голосования осенью 2017 года активизировались представители общественно-политического объединения «Комитет "Нация и свобода"». На сайте организации и страницах в социальных сетях «ВКонтакте», Facebook, «Живой Журнал» в начале сентября появились призывы и лозунги «10 сентября 2017 – голосуй за националистов!».

2017 год для политических групп националистов стал, вероятно, одним из самых неудачных за все последние годы. Они полностью провалились на московских муниципальных выборах, однако В. Жириновский, чья программа содержала откровенно ксенофобские, националистические и мигрантофобские лозунги, сумел получить большое число голосов (5%) на президентских выборах 2018 г.

«Революция» Вячеслава Мальцева не оправдала возложенных на нее надежд. «Русский марш» в 2017 году потерпел фиаско. В целом акции националистов стали более разнообразными, но значительно менее популярными, чем в предыдущие годы.

В целом, можно сказать, что ультраправое движение находится в глубоком кризисе. Причины ослабления крайне правого движения в России разнообразны. Это и смена актуальной повестки дня, и усиление международной напряженности, и повышенная активность правоохранительных органов, в том числе в преддверии чемпионата мира по футболу 2018 г., что сделало деятельность ультраправых откровенно небезопасной, и отъезд значительной части активистов за рубеж, и, наконец, как уже указывалось, прекращение противоестественного союза праворадикалов с либералами на фоне событий на Украине. Кроме этого, произошел отход части рядовых сторонников праворадикалов от активного участия в политических акциях, связанный с потерей авторитета руководителями националистических организаций.

Продолжается процесс дробления ультраправого поля, что усугубляет и без того сложную ситуацию, сложившуюся после раскола по «украинскому вопросу» и арестов или эмиграции многих лидеров. В целом деятельность большинства политических групп националистов происходит по инерции, в то время как автономные праворадикальные группы заняли выжидательную позицию.

Провал «Русских маршей», которые когда-то собирали тысячи человек наилучшим образом демонстрирует падение популярности и влияния крайне правых организаций. Националисты Екатеринбурга впервые за последние пять лет отказались от проведения традиционного первомайского «Русского марша». Организатор Максим Вахромов объяснил это спадом активности сторонников акции из-за того, что люди не видят позитивных изменений в национальной политике страны.

10 августа Тверской районный суд Москвы приговорил журналиста РБК Александра Соколова к трем с половиной годам колонии по делу об участии в организации «Армия воли народа», признанной экстремистской и запрещенной судом (статья 282.2 УК РФ). Публициста Юрия Мухина приговорили к четырем годам условно. Активисты Валерий Парфенов и Кирилл Барабаш получили по четыре года колонии. Барабаша лишили звания подполковника Вооруженных сил. На прениях 17 июля гособвинение запросило для Соколова четыре года колонии общего режима, для Мухина — четыре с половиной, для Барабаша и Парфенова — по четыре года. Барабаша также просили лишить звания. Следствие считает, что Соколов и его товарищи под видом инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР «ЗОВ») продолжали деятельность запрещенной «Армии воли народа». Защита настаивает, что это две разные организации[18].

Преступления на почве ненависти.

В России, по данным Генеральной прокуратуры РФ, общее число преступлений на почве ненависти выросло на 4,9% по сравнению с 2016 годом и составило 1’521 эпизод по сравнению с 1’450 инцидентами в 2016 году. При этом насильственных преступлений было зарегистрировано существенно меньше – 52 случая.[19] Это на 32,5% меньше, чем показатель 2016 года, когда властями было зафиксировано 77 случаев насилия.[20] Причем, против личности было совершено 45 насильственных преступлений. Удельный вес всех насильственных преступлений в общем количестве правонарушений на почве ненависти составил 3,41%, что на 1,62% меньше, чем год назад. В целом это подтверждается и аналитическими данными МВД РФ.[21]

По данным информационно-аналитического центра «Сова», «количество расистских и неонацистски мотивированных нападений» в России также снизилось.[22] НПО зафиксировала  28 нападений по этническому признаку (44 в 2016 г.), 11 человек пострадало по ее данным в результате нападений на представителей ЛГБТ (5 в 2016 г.), было зафиксировано 3 нападения на бездомных (2 в 2016 г.)[23]

Рис. 1. Преступления на почве ненависти в России (2014-2017)[24]

Количество обвинительных приговоров в отношении лиц, совершивших насильственные преступления по мотиву ненависти, по данным этой организации также уменьшилось (10 приговоров и 24 виновных в 2017 против 15 приговоров в отношении 43 человек в 2016 г.)[25]

Это говорит о том, что власти продолжают прежнюю линию – на ужесточение контроля над лицами, совершающими ненасильственные преступления. Это дает эффект снижения насилия, поскольку, как уже указывалось, потенциальные правонарушители, прежде, чем совершить насильственное преступление, достаточно длительное время стараются найти выход своим чувствам в виде hatespeech в онлайн или же в офлайн формате.

Что касается ненасильственных преступлений, то больше всего в 2017 году в России было совершено преступлений по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) – 985 кейсов, что на 32 преступления больше, чем в 2016 г. (953); по ст. 280 (призывы к экстремистской деятельности) – 310, что на 5 эпизодов больше, чем год назад; и ст. 2822 (организация деятельности экстремистской организации или участие в ней) – 65, что на 26 случаев больше, чем в 2016 г.

Кроме того, в РФ в 2017 году было совершено 5 убийств на почве ненависти (3 – в 2016 г.), 3 умышленных причинений тяжкого вреда здоровью из экстремистских побуждений - п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ (1 в 2016 г.) и 2 умышленных причинений вреда здоровью средней степени тяжести (3 в 2016 г.) - п. «е» ч. 2 ст. 112.

По данным Генеральной прокуратуры РФ за первую половину 2018 года, в целом происходило снижение преступлений экстремистской направленности – 616 эпизодов (-12,3% по сравнению с первой половиной 2017 года.[26]

К сожалению, в официальных отчетах отсутствует конкретизация информации о ксенофобском вандализме в отношении религиозных зданий и учреждений. По данным НПО «Сова», в 2017 году в 14 случаях были зафиксированы нападения вандалов на здания Свидетелей Иеговы, из них 3 поджога (в 2016 году имело место 9 эпизодов).[27] 30 апреля 2017 года был совершен также поджег домов, в которых проживала семья Свидетелей Иеговы. В с. Луцино Московской области один из местных жителей, который ранее негативно высказывался против данной религии, в состоянии алкогольного опьянения бросил бутылку с зажигательной смесью. Пожаром были уничтожены два дома и автомобили верующих[28].

Эксперты связывают эскалацию насилия против этой религиозной организации с тем, что в 2017 шел судебный процесс по ее запрещению как экстремистской группы, что широко и в негативном свете освещалось в СМИ.

По данным центра «Сова» было зафиксировано 11 актов вандализма по отношению к православным объектам, из них 2 поджога (10 актов имело место в 2016 г.)[29]

В двух случаях, по данным той же НПО, были совершены нападения на протестантские храмы. В том числе инцидент, произошедший у лютеранской церкви в Воронеже 23 июня 2017 г.: неизвестные оставили муляж взрывного устройства. «Епископ Южно-Российского округа Евангелическо-Лютеранской Церкви Аугсбургского исповедания (центр округа находится в Воронеже) Анатолий Малахов связал происшествие с юридической тяжбой с городскими властями, которую ведёт община за здания, использовавшиеся до 1917 г. воронежскими лютеранами».[30]

В 2017 году в России сообщалось о двух актах вандализма в отношении синагог: первый случай был зафиксирован в ночь с 11 на 12 июля, когда неизвестные бросили камень в синагогу в Костроме; второй - в ночь с 11 на 12 сентября - три бутылки с зажигательной смесью были брошены в офис Федерации еврейских общин России (ФЕОР) в районе Марьиной Рощи в Москве. В обоих случаях зданиям был нанесён незначительный ущерб[31]. В 2017 году таких случаев было пять.

В 2017 году было совершено по одному нападению на неоязыческие и буддистские объекты. О нападениях на мусульманские объекты ничего не известно.

«Сова» отмечает при этом, что «количество нападений на религиозные объекты остается стабильным: по 30 в 2017 и 2016 годах (и 29 в 2015 году). А вот доля наиболее опасных актов – поджогов и взрывов – по сравнению с прошлым годом выросла: 29 %, то есть 14 (случаев) из 48 (годом ранее – 13 %, 6 из 44)».[32] Причем большая часть таких преступлений была совершено против собственности «Свидетелей Иеговы», что, как уже указывалось, связывается с широкой ксенофобской компанией в СМИ.

Но в целом в России уже четвертый год подряд происходит снижение числа преступлений на почве ненависти насильственного характера.

Это происходит по разным причинам. Прежде всего, благодаря реформе антиэкстремистского законодательства, которая была проведена в 2014-2016 гг. Как уже говорилось, это позволило пресекать эти преступления еще на стадии активности их исполнителей в социальных сетях. Т.е. основной упор был сделан на пресечение ненасильственных преступлений, что в итоге дало эффект относительно насильственных действий.

Не последней причиной является также раскол и ослабление радикальных группировок в России.

Еще одной причиной стала общеполитическая ситуация после конфликта на Украине и международных санкций в отношении России, что в значительной степени объединило россиян. Сработал эффект внешней угрозы, когда граждане отложили внутренние противоречия и ощутили внутреннее единство перед лицом внешних недружественных факторов.

Выводы

Радикальный национализм, ксенофобия и мигрантофобия остаются актуальными проблемами российского общества. Вне всякого сомнения, можно увидеть тенденцию последних лет на снижение количества насильственных преступлений на почве ненависти, однако без глубокого понимания причин этого процесса и изменения методов борьбы с проявлениями нетерпимости, этот тренд может оказаться недолговечным. Основной группой жертв остаются люди, которых нападавшие воспринимали как «этнических чужаков», увеличилось число нападений на идейных противников.

Резко ослабли праворадикальные движения и группы. Существует несколько причин ослабления крайне правых движений и снижения уровня межнациональной напряженности. Первой причиной стало ужесточение антиэкстремистского законодательства и активизация работы правоохранительных органов, особенно в преддверии чемпионата мира по футболу. Второй важный фактор – это усиление международной напряженности, которое привело к сплочению общества против общего врага (Украины, Запада и пр.) и стало шагом в сторону укрепления политической нации, когда население отказывается от внутренних противоречий и обретает общую цель, которая в данном случае заключается в противодействии антироссийской политике враждебного окружения. Правда, следует признать, что этот фактор играет с каждым годом все меньшую роль. Помимо этого, значительная часть наиболее активных националистов оказалась вовлечена в конфликты за пределами России (в Сирии и Украине), что ослабило эти движения внутри страны.

Также вызывает большие вопросы отсутствие административной ответственности за разжигание ненависти у представителей власти. Некоторые высказывания со стороны известных государственных деятелей ксенофобского, в частности антисемитского характера (например высказывание о вине евреев за события 1917 года вице-спикера Государственной Думы Петра Толстого)[33], которые имели место в 2017 году, хотя и пресекались, но без административных или уголовных последствий.

К числу приоритетных проблем в РФ следует отнести дискриминацию на местном уровне некоторых коренных народов Сибири, например шорцев, которые уже несколько лет ведут борьбу за свои исторические земли, где они жили и хоронили своих предков, с крупными региональными угольными компаниями.

В то же время налицо снижение ксенофобии в обществе, которая охватила практически все сферы. Либерализация антиэкстремистского законодательства, скорее всего, не отразится на этом процессе в дальнейшем.

 


[1]https://www.mskagency.ru/materials/2691059

[2]https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2017/07/d37459/#_ftn8

[3]http://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret

[4]https://tbinternet.ohchr.org/Treaties/CERD/Shared%20Documents/RUS/CERD_C_RUS_CO_23-24_28705_E.pdf

[5]http://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret

[6]https://riavrn.ru/news/voronezhets-izbil-urozhentsa-tadzhikistana-i-vylozhil-video-v-sotsset/

[7]https://tvrain.ru/up/docs/tvrain_report.pdf

[8]https://www.rbc.ru/society/28/04/2018/5ae1a24c9a7947031454275f

[9]https://www.rbc.ru/politics/20/06/2017/5948d7bc9a794773f6350adc

[10]https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/04/04/72027-raspravy-nad-chechenskimi-geyami-publikuem-svidetelstva

[11]http://www.sova-center.ru/misuse/news/persecution/2017/04/d36871/

[12] https://www.levada.ru/2017/08/23/16486/

[13] https://ilfattoquotidiano.it/2018/02/23-siamo-zingari-brutti-sporchi-e-cattivi-e-vittime-orgogliose-del-vostro-razzismo/4181136/

[14] https://www.cbos.pl/SPISKOM.POL/2018/K_037_18.PDF

[15] http://www.jpr.org.uk/documents/JPR.2017.Antisemitism_in_contemporary_Great_Britain.pdf

[16]https://ldpr.ru/party/Program_LDPR/

[17] http://rodina.ru/partiya/votes/programma-partii-RODINA-Alternativa-dlya-naroda-Rossii?congress=votes

[18]https://zona.media/news/2017/08/10/sokolov

[19]Генеральная прокуратура РФ „Структура зарегистрированных преступлений экстремистской направленности в 2017 г. в сравнении с 2016 г.»; «Структура зарегистрированных в 2017 г. в сравнении с 2016 г. преступлений, совершенных по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

[20] https://civic-nation.org/pan-european-report/Pan-European%20Report-2017-ed!.pdf

[21] https://media.mvd.ru/files/application/1241295

[22] https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2018/01/d38732/

[23]Ibid.

[24] https://media.mvd.ru/files/application/1241295

[25] https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2018/01/d38732/

[26]Генеральная прокуратура РФ «Структура зарегистрированных преступлений экстремистской направленности в январе – мае 2018 г.»

[27]http://jw-ru.blogspot.com/search/label/%D0%9D%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%A1%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9%20%D0%98%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D1%8B

[28]Ibid.

[29]https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2018/01/d38732/

[30]http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=126549

[31]http://moshekantor.com/docs/127/

[32]https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2018/01/d38732/

[33] https://newizv.ru/news/society/25-01-2017/251342-petr-tolstoj-novym-izvestijam-imel-v-vidu-tak-nazyvaemuju-intelligenciju

Источник: https://www.ru.civic-nation.org/publikatsii/ksenofobiya-i-radikalizm-v-rossii-v-2017-godu-chto-izmenilos/

 

Прочитано 146 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости