Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Четверг, 10 Январь 2019 06:40

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ ИЗ РУССКОГО И АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЯЗЫКОВ В ЯЗЫКЕ НЕМЦЕВ ЮЖНОГО КАВКАЗА.

Автор 

В данной статье рассматриваются вопросы о лексическом заимствовании из русского и азербайджанского языков в языке немецкого населения Южного Кавказа. Языковые контакты имеют такую зако-номерную особенность, как заимствование лексики из одного языка в другой. Все народы Планеты имеют связи друг с другом в области экономики, политики, культуры, науки и т.п. Сегодня миграционные процессы приобрели глобальный характер. Взаимоконтакты ведут к постепенному взаимному обогащению языков. Любые нововведения в экономической, культурной и других сферах общественной жизни отра-жаются в языке. И это естественно, поскольку язык, как средство взаимопонимания и общения людей непосредственно связан с этими нов-шествами. Язык удовлетворяет потребность общества в новых словах для обозначения новых предметов, явлений, понятий и т.п.

Язык любого народа образует словарный запас. По отношению к грамматической системе, словарный запас языка более динамичен. Под явлением вышеназванных факторов он постоянно изменяется, в нём появляются неологизмы, уходят в пассивный запас архаизмов.

Словарный запас немцев, которые больше чем 120 лет проживали на территории Южного Кавказа, в том числе Азербайджана, претерпел значительных изменений, так как в нём появилось множество слов как с русского, так и азербайджанского языков.

Первые немецкие колонисты прибыли в Россию в район Волги в 1764-1767 годах. Вообще, во второй половине XVIII века немецкая колонизация шла, в основном, в таких регионах Российской империи как Поволжье, Новороссийский край, Волынь, Северо-Западный район, При-балтика.

Переселение немцев на Южный Кавказ началось с 1817 года. К этому времени уже Северный Азербайджан, и Грузия были присоединены к России. Южный Азербайджан остался в составе Персии. Таковы были результаты Гюлистанского мирного договора, который был подписан в октябре 1813 года между царской Россией и Персией. Армяне жили дисперсно, были малочисленны и административных единиц не имели. Позже, когда закончилась полная оккупация Южного Кавказа, царским указом от 28 марта 1828 года на территории, заселенными преимущественно азербайджанцами была создана Армянская область1.Такой краткий исторический экскурс необходим, чтобы понять в какой регион переселились немцы из Баденвюртембергского королевства в начале XIX века. В языковом отношении не только на Южном Кавказе, но и во всем Кавказском регионе азербайджанский язык был доминирующим. Армяне, грузины, лезгины, авары и другие народы Кавказа умели говорить на азербайджанском языке. Известный русский поэт М.Ю. Лермонтов, будучи в Азербайджане в начале

XIX века писал своему другу о том, что приступил к изучению азербайджанского языка, что на Кавказе он такой же необходимый, как французский в Европе. Таким образом, русский язык пришел на Кавказ позже, после захватнических войн и насильственного присоединения Южного Кавказа в состав Российской империи. И этим объясняется осо-бенность лексических заимствований в языке немцев Южного Кавказа.

Немецкое население проживало на Южном Кавказе с 1817 по 1941 год, то есть до их полной депортации. За этот период их лексикон значи-тельно изменился, что было связано с особенностями их хозяйственной деятельности, географией расселения, а также демографическими фак-торами. Среди заимствованных слов в лексиконе немецкого населения встречаются слова как из русского, так и азербайджанского языков. И это естественно: азербайджанский являлся языком народа, среди которых немцы проживали, а русский был официально государственным языком Российской империи. Поэтому, слова русского происхождения в лексиконе немецкого населения, в основном, относились к государственному устройству, системе образования, или обозначали единицу измерения веса, объема, длины, денежные единицы. Когда первые переселенцы прибыли на Южный Кавказ по указу царя Александра I от 1804 года, то каждая семья получила 35 десятин земли.2 Так переселенцы познакомились с русским словом «деся-тина» (одна десятина равнялась примерно 1.09 гектара). Колонисты произносили это слово «desyatine».

На первых порах материальное положение колонистов было очень тяжёлое, и они жили в жилищах, зарытых в земле, которые на немецком языке называлось («die Erdhutte», что в переводе означало «земляная хижина», «земляной шалаш». Более правильное название этого жилища на русском языке «землянка» и часто немцы вместо («die Erdhutte») упо-требляли слово «землянка». Иногда для выражения немцы употребляли не русское слово «землянка», а азербайджанское - «юрт», что на немецком означало «die Erdhutte»3. К середине XIX века финансовое положение немец-ких колонистов улучшилось, они стали строить роскошные каменные дома в готическом стиле, которые в архитектурном плане не могли не учесть местные особенности. Так в домах немцев появились балконы, которые были характерны для домов местного населения - азербайджанцев и грузин. По азербайджански такой балкон называется «эйван», а по- русски и по-немецки «die Veranda», и как видим, немцы заимствовали азербайджанский архи-тектурный элемент и давали ему немецкое название, потому, что он принципиально не отличался от уже известного, то есть азербайджанского «эйван» - «die Veranda». В конце XIX века немцы иногда употребляли слово как «(Quartir») (die Wohnung).

Как уже отметили, большинство слов, заимствованных из русского языка в лексиконе немцев Южного Кавказа относилось к государственному устройству, экономической системе империи. Эта особенность была характерна не только азербайджанским немцам, но и для всех российских немцев, что являлось следствием политики унификации языковой культуры

российских немцев. Такие русские слова, как «указ», «земство», «урядник», «суд», «верста», «пуд», «рубль», «копейка», «ведро», «водка», «папироса», «хутор», «степь» также широко употреблялись немцами Азербайджана. Интересно, что для немцев Азербайджана «ведро» было не только предметом домашнего обихода, но и единицей измерения объема» в винодельческих предприятиях братьев Форер и Гуммель, а также в немецких кооперативах вино измерялось ведрами. Одно ведро было равно 9 литрам.

Другая категория русских слов относится к советскому периоду. С приходом советской власти в лексикон немцев пришли новые слова как «desyatiletка» (10 Yahrschule), коllektiv (die kollektiv), ко1choz (die Kollek-tivswirdschaft),NEP (die neue okonomische politik ).4 Немецкие переселенцы вступали в общения с местным, азербайджанским населением и натал-кивались на такие вещи, которые были им незнакомы. Немцы, проживая в окружении азербайджанских деревень сумели сохранить свой язык, свою национальную идентичность, но в большей или меньшей степени местный азербайджанский язык оказывал свое влияние на язык швабов. Немцы, проживая в новых условиях, были вынуждены приспосабливаться к новой «родине», осваивать все местное - изучать обычаи народа, его музыку, танцы и конечно кулинарию. Тут даже вопрос не стоит о том, какой народ выше по культуре. Речь идет о поддержании здоровья в новых климатических условиях, что было бы проще, если употреблялась местная пища. Например, англичане, завоевав Индию, внедряли английский язык, заимствовали индийскую кухню и готовили блюда из местных экзотических продуктов. Немецкие колонисты в Азербайджане тоже не пренебрегли местными азербайджанскими блюдами. Они у своих соседей научились готовить «долму», «бозбаш», «шашлык», «люля-кебаб» (разновидность шашлыка), лаваш и т.п.

Длительная, на протяжении века, жизнь в рассеянии, в качестве чужеродного и беззащитного меньшинства постепенно сформировали осо-бый тип человека, его образ жизни, модель экономического поведения, систему ценностей. В условиях миграции обязательной предпосылкой выживания становилась чрезвычайно высокая степень адаптивности, приспособливаемости, умение жить в различных языковых и культурных средах, свободно переходить из одной в другую.

Колонисты немалому научились у азербайджанских крестьян. Так, азербайджанцы снабжали немцев упряжным скотом. Немцы научились изготовливать фаэтоны - азербайджанские кареты, и это слово «фаэтон» азербайджанские немцы употребляли без перевода – die Fayton. При этом как видим, род слова не изменился: « die Fayton » соответствовало к немецкому слову «die Kutsche»5. И 1865 году в селе Тодан организовали 1865 году производство швейцарского сыра, который продавался во всех крупных городах Южного Кавказа. Но то же время, колонисты покупали у азербай-джанского населения «овечий сыр», который по-русски назывался «брынзой», а по-азербайджански «мотал-пендир». Иногда немцы употреб-ляли именно азербайджанское название этого сыра. Кроме того, одно из

проблем для колонистов была налаживании водоснабжения. Население остро нуждалось в качественной питьевой воде. Первые годы переселения немцы брали воду из канала и эта вода для здоровья колонистов представляла опасность. Местное азербайджанское население пользовалось «кяхризной» системой, что давала возможность пользоваться чистой, здоровой водой горских родников. Именно, азербайджанские мастера строили для немцев «кяхризную систему» водоснабжения, суть которой заключалась в том, чтобы находить подземные водоносные жилы, регулировать сток воды и производить соответствующие земляно-строительные работы. Скоро для немцев тоже была построена система, которую они называли «das Kahris», а людей, которые строили такие системы, называли по-азербайджанкси - «уста» (der Meister).6

В лексиконе немцев Азербайджана встречаются слова, которые связаны с климатом местности. Например, название ветров были взаим-ствованы у азербайджанцев, но употреблялись в переводе:”Tiflis küləyi” - «Тifliser wind», “Baki küləyi” - «Bakuer wind». Восточный, теплый ветер называли не по-немецки - «оst wind!» а по-русски «suxovеу».

Известно, что со II половины XIX века немцы Азербайджана в хозяйственном развитии достигли внушительных успехов и товары, изготовленные в немецких предприятиях были популярны далеко за пре-делами Южного Кавказа. С развитием торговых отношений в обиход вошли такие слова, как «bazar» (das Mark), кагаvаn (die karavane).

Как видим, немцы Южного Кавказа за период проживания взаим-ствовали много слов как из русского, так и азербайджанского лексикона. Что касается произношения, то как видим, заимствованные из русского языка слова больше ассимилировались, чем азербайджанские слова, перешедшие на немецкий язык. Например, русское слово «desyatinа» - произносилось как «desyatinе», «гubl» как «ruwl», «tabак» как «tuvак», «stер» как «stерре», «uryadnik » как «urednik» и другие. Однако азербайджанские слова не подверглись таким фонетическим изменениям. Например, слово «кəhriz» употреблялось как «кahriz», «fayton» употреблялось «fayton», «usta» как «usta», «кarvan» как «каravanе». Не ассимилировались также названия азербайджанских блюд: немцы произносили слова «1аvaş», «dolma», «bozbaş» без изменений, как на азербайджанском. Это объясняется тем, что в отличие от русского, фонетика азербайджанского языка более близка к фонетике немецкого языка. Конечно, нельзя утверждать, что немцы на Южном Кавказе на каждом шагу употребляли русские или азербайджанские слова. Они использовали их только тогда, когда это требовала ситуация.

Немецкий язык до рубежа веков оставался основным языком общения, примерно треть колонистов понимала и русский язык, в то время как среди азербайджанского населения таких было лишь 10%. Поэтому, при общении с азербайджанцами немцам помогал даже русский язык, что осуществлялось с помощью переводчиков. Слабое знание азербайджанцами государственного, т.е. русского языка привело к тому, что коммуникация между немцами и азербайджанцами обеспечивалась с помощью обиходной

речи. Точными данными о том, в какой степени немцы владели азербайд-жанским, и азербайджанцы владели немецким, мы не распологаем. Упо-требление в повседневной жизни немецкими колонистами название таких азербайджанских блюд, как долма, плов и т.п. говорит о том, что коммуникация между двумя народами охватила, в основном бытовую сферу.

Правомерен вопрос о межнациональных браках, которые тради-ционно считались доказательством совместимости или смешения двух разных культур. На самом деле речь шла о включении одного из членов семьи в другую структуру этносов. Для немцев браки с русскими или азербайджанцами были возможны, если супруг выучит язык и примет их веру, что для азербайджанца - мусульманина было не приемлимо. Отсутствие брачнородственных связей не способствовало взаимосочетанию азербайджанского и немецкого языков. Поскольку связи носили лишь бытовой, хозяйственный характер, потому языковые взаимоотношение тоже носили соответствующий характер.

Немцев отличало «настойчивое стремление» сохранить в неприкос-новенности «свою немецкую национальность», «свой язык и обычай». Современники отмечали, что между собой немцы говорили исключительно «на своем языке» и в особенности женщины не владели ни русским, ни местными языками. Только в источниках позднего времени встречаются информация о том, что немецкие колонисты владели азербайджанским языком и влияние азербайджанского на язык швабских колонистов было значительное.

В заключении нужно отметить, что взаимовлияния азербай-джанского и немецкого языков, а также других элементов культуры был прерван в 1941 году, когда немецкое население Южного Кавказа было депортировано в Сибирь и Среднюю Азию.

Сегодня потомки немцев из Южного Кавказа дисперсно проживают в Средней Азии на Кавказе и в Германии и в других уголках Земли. Об их прошлой истории на Южном Кавказе свидетельствуют не только многочисленные архитектурные памятники, но и те азербайджанские слова, которые сохранились в их лексиконе по сегодняшний день.

В наши дни отношения между Германией и государствами Южного Кавказа, и в особенности Азербайджаном приобретают новые импульсы. Немецкие деловые люди вкладывают капиталы в экономику Азербайджана, и взаимно усиливается интерес среди азербайджанцев к немецкой культуре, в частности к немецкому языку. Экономическое, культурное сотрудничество будут способствовать не только обогащению лексикона наших языков, но и сближению наших народов.

Икрам Агасиев, доктор исторических наук

заведующий отделом "История Дербента" НАН Азербайджана

Прочитано 68 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости