Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

Понедельник, 03 Декабрь 2018 08:44

При Институте археологии и этнографии НАН Азербайджана создан Центр антропологии

Автор 

Постановлением президиума Национальной академии наук Азербайджана при Институте археологии и этнографии создан Центр антропологии. Его руководителем назначен доктор наук по антропологии, профессор Алиага МАМЕДЛИ, ранее возглавлявший отдел Института археологии и этнографии НАНА. О целях и задачах нового научного центра он рассказал корреспонденту «Азербайджанских известий» Элеоноре АБАСКУЛИЕВОЙ.

— Алиага муаллим, наша газета, с которой вы сотрудничаете много лет, поздравляет вас с назначением на эту должность и самое главное — с созданием центра, о необходимости которого вы не раз говорили и писали в своих статьях. Почему, на ваш взгляд, так важно иметь такой центр?
— Во всем мире антропология давно уже объединила вокруг себя весь комплекс наук о человеке. Мы же в соответствии с традицией, оставшейся с советских времен, на основе добытых археологами находок — черепов, человеческих скелетов и прочего — изучали физическую антропологию — расовые признаки человека, древние популяции. К слову, аналогичным образом до недавних пор обстояло дело и в Институте антропологии и этнологии Российской академии наук, но и там постепенно переходят к более широкому пониманию этой науки, включающей изучение культуры человека в совокупности всех его особенностей. В ней много направлений и подразделов. Скажем, мы изучаем древнее население Азербайджана. По костным останкам исследуем, к какой расе эти люди принадлежали, что это была за популяция, что они из себя представляли. Среди многочисленных направлений антропологии есть такое, скажем, как одонтология, то есть наука о зубах, — по ним можно очень многое выяснить о жизни древних людей, особенно с помощью такой сферы, как палеодиета, узнать, чем они питались. Или палеопатология, позволяющая по останкам определять, отчего они умерли, чем болели, какие недуги были распространены. Есть даже направление, как дерматоглифика, которое устанавливает схожесть различных этносов по отпечаткам пальцев, у представителей одних и тех же народов папиллярные узоры имеют много общего.
В соответствии с главными направлениями антропологии у нас было решено организовать работу центра по двум основным — социальной и биологической, или физической антропологии. Сейчас по всему миру проводятся очень интересные генетические исследования. Подготовленные на их основе материалы позволяют выяснить весьма важные для этноса вопросы: как шли этногенетические процессы на территории страны, откуда мы, какая часть нас имеет принадлежность к другим народам и т.д. Конечно, нельзя связывать этногенез народа только с генетическими исследованиями, есть масса других факторов, влияющих на формирование народа. Но и этот показатель весьма интересен.
Так вот, создание Центра антропологии обязывает всех, кто этим будет заниматься, усиленно наверстывать то, что мы упустили за очень долгие годы, пока эти исследования проводились в других странах.
— А чем будут заниматься сотрудники сектора социальной антропологии?
— Центр, собственно, и создан на основе возглавлявшегося мною отдела этносоциологических исследований в Институте НАНА, который и занимался этими вопросами. Но сегодня, безусловно, необходимо внести коррективы в эти исследования, модернизировать всю работу, исходя из сегодняшних реалий. Я имею в виду, прежде всего, глобализацию. Порожденные ею процессы дали жизнь совершенно новым направлениям антропологической науки: урбанистической (что происходит с человеком в городской среде), культуры — субкультуры, к примеру молодежной, которые не изучались, не доходили руки. Они тоже являются объектом интересов социальной антропологии, внутри которой есть свои серьезные направления — психологическое, политическое, экономическое и т.д. Как известно, эти области жизни современного человека постоянно изменяются, что, безусловно, сказывается, на поведенческих стереотипах.
— Исследования, которыми будет заниматься центр, имеют только чисто теоретическое, научное значение или они носят и прикладной характер?
— И то, и другое. Мы пытаемся интегрироваться в мировую науку. Поэтому должны говорить с зарубежными учеными на одном языке. Я не имею в виду лингвистику, речь идет о языке науки. Так вот, что касается антропологии в ее современном понимании, то нам, если быть объективными, еще много предстоит освоить. Этнография, которой мы занимались и само название которой говорит, что это наука, описывающая этносы, казалось бы, весьма далека от антропологии, хотя, кстати, в США она считается одним из ее методов. И с этим трудно не согласиться, поскольку антропология, опять вернемся к названию, гораздо шире — она представляет собой весь комплекс изучения человека.
Антропология со времени своего возникновения, с начала XIX века, можно сказать, была самой прагматичной гуманитарной наукой. Ученые, работающие в этой сфере, занимались примитивными обществами, которые колонизировались европейцами, — изучали этих людей, их культуру, их верования, иерархическое построение их обществ. Все это нужно было для того, чтобы управлять ими. С самого начала эта наука была прагматичной. Сейчас она обретает еще большую значимость, поскольку бурные процессы, происходящие в мире, — динамичное развитие экономик, миграционные потоки, захлестнувшие Европу, изменения в геополитике вызывают сложности в управлении этими процессами. Нужны профессионалы, знающие поведенческие реакции мигрантов — людей неизвестной европейцам культуры, оказавшихся в незнакомой им среде. Не случайно в Европе и США значительно выросла потребность в таких специалистах — их выпускают многие университеты. И значительная их часть занимается именно практической антропологией. Вспомним еще одну характерную примету времени из области экономики — рекламу. Так вот там антропологи, как выяснилось, тоже очень нужны. Скажем, какая-то международная компания, работающая на несколько стран, собирается проводить кампанию по продвижению своего товара. И тут важно знать, какой должна быть целевая реклама. Какой-то посыл в одной стране будет восприниматься нормально. А в другой — с иной культурой и ментальностью — может вызвать совершенно противоположную реакцию, иногда даже отторжение. Чтобы не совершать ошибок в этой сфере, и нужны антропологи.
— Даже в нашем обществе, где веками благополучно соседствовали различные этносы, тоже нужно, как говорится, держать руку на пульсе. Времена меняются, молодое поколение, выросшее в условиях глобализации и Интернета, по-иному смотрит на многие процессы.
— Конечно. Даже в наших условиях политэтничности мы не можем довольствоваться тем, что у нас исторически сложившиеся толерантные отношения. Чтобы их сохранить, надо знать, как наполнить их новым содержанием, как работать с представителями разных этносов в условиях, когда даже формы коммуникации в обществе изменились. Люди, сидящие рядом друг с другом, уже не разговаривают, а общаются с помощью смайликов, знаков, которые порой выстраиваются в предложения.
— Будет ли продолжаться полевая работа? Планируется ли проведение экспедиций по изучению различных этносов, которые ранее проводил ваш отдел?

— Я надеюсь, что с созданием центра вся работа в этом направлении, в том числе и полевая, станет еще более интенсивной. Возможно, первое время наши сотрудники будут участвовать в работеархеологических экспедиций, а затем и проводить их самостоятельно. Антропология без полевой работы невозможна. Как для изучения прошлого, так и для исследования современных людей.
 
 
 
 
Прочитано 69 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости