Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

Среда, 11 Апрель 2018 07:22

Чапай Султанов — ученый-нефтяник.

Автор 

Умер Чапай Султанов — ученый-нефтяник.

В 70-е он возглавлял Шахматную школу, где занимался и я.
Султанов написал множество книг, но для истории азербайджанских шахмат бесценен его труд «О шахматах и не только…», в которых рассказано о первых мастерах: Макогонове, Гульдине, Азере Зейналлы, Халибейли, Багирове и т.д.
Из книги Чапай Султанова.
Первые сведения о шахматах на территории Азербайджана относятся к VI веку, утверждают историки. Особенно увлекались ими тогда в Гяндже, Нахичевани, Шемахе.
В рукописных источниках можно встретить имя Джалаладдина Нахичевани (IX в.) — одного из силь-нейших шахматистов свое-го времени, известного да-леко за пределами Азербайджана. О популярности игры свидетельствует и то, что шахматные мотивы на-шли отражение в творчест-ве величайших поэтов — Низами (ХII в.), Насими (конец XIV — начало XV в.), Физули (XVI в.). И не толь-ко мужчин. Талантливейшая поэтесса ХII века Мехсети Гянджеви превозносила в стихах достоинства шахмат. Потом немецкий профессор Мейер, в книге <Красивая Мехсети>, особо подчеркнет поразительную компетентность прекрасной Мехсети в шахматной игре.
Прошли века, но не пропал интерес к шахматам.
Увлекался ими и извест-ный просветитель — философ М.Ф. Ахундов, в 1854 году в стихотворной форме познакомивший читателей с правилами игры. Видимо, и впрямь поэзия шахмат столь велика, что и выра-зить себя зачастую стре-мится стихами.
С 1920 года в рабо-чих клубах, вузах, на пред-приятиях стали создаваться многочисленные шахматные кружки. В 1923 году состоялся первый чемпионат города, по-бедителями которого стали братья Владимир и Михаил Макогоновы. В 1927 году В. Макогонов, впервые участвуя в чемпионате СССР, поделив с М. Ботвинником 5-6-е места, стал первым в республике шах-матным мастером. Через год этого звания был удостоен и М. Макогонов. Владимир Макогонов многие годы был лидером азер-байджанских шахмат. Его брат Михаил в годы войны погиб на фронте.
В 1934 году был прове-ден первый чемпионат рес-публики, победителем кото-рого стал перворазрядник К. Селимханов.
Хорошо известно, что литература зачастую связана с историей. Одну из попыток связать литературу с шахматной историей, на материалах истории Азербайджана, сделал заведующий кафедрой Азгосуниверситета им. С.М. Кирова, доктор филологических на-ук Агиль Гаджиев.
<Анализ шахматных страниц жизни больших писателей — тема не только интересная и любопытная, но и весьма по-знавательная. Ее всестороннее и глубокое освещение может (это наше твердое убежде-ние!) пролить определенный свет как на те или иные сто-роны жизненного пути писате-ля, так и (что, конечно, осо-бенно важно) на его творче-ское наследие.
В предлагаемых читатель-скому вниманию материалах будет сделана попытка обращением к шахматным страни-цам ряда писателей дополнить некоторыми штрихами широко известные творческие биографии.
Шахматная тема проникла в литературоведение сравнительно недавно, а потому в ней еще много <белых пятен>, ожидающих своего исследо-вателя. Так, все еще не полу-чил своего разрешения основ-ной, на наш взгляд, вопрос, связанный с этой темой и заключающийся в том, почему писатели вплетают шахматы в нить своего произведения?
Действительно, шахматную тематику можно обнаружить в творениях классицистов и сен-тименталистов, романтиков и реалистов, созданных в огром-ный исторический период от XII века до сегодняшнего дня.
Ответив на поставленный вопрос, мы и сможем про-никнуть в творческие лаборатории великих художников сло-ва. Этот ответ должен вы-зреть в результате нового про-чтения шахматных страниц тех писателей, чье обращение к интересующей нас тематике было не случайным эпизодом, а серьезным, творческим мо-ментом.
1. Мехсети Гянджеви
Великая азербайджанская по-этесса XII века Мехсети-ханум Гянджеви широко прослави-лась своими рубаи, иначе гово-ря, четверостишиями, каждое из которых заключает в себе законченную мысль.
Рубаи Мехсети-ханум Гянджеви выделяются среди дру-гих образцов этого традицион-ного жанра восточной поэзии, дань которому отдали такие известные поэты, как Омар Хайям, Алишер Навои, Хагани Ширвани и многие другие, новизной тематики, слажен-ностью композиции, отточенностью стиля и рифмовки.
Среди довольно многочис-ленных поэтических произве-дений, созданных поэтессой и большей частью относя-щихся к любовной лирике, имеются три рубаи, тематиче-ски связанные с шахматами.
В них Мехсети-ханум широ-ко использовала шахматную терминологию и, будучи одним из первопроходцев шах-матной тематики в литературе, весьма оригинально переплела ее с главной темой своего творчества — темой любви. Есть свидетельства, что эти <шахматные> рубаи создава-лись поэтессой экспромтом, непосредственно за игрой в шахматы с мужем Амир Ахмедом, к которому они и были обращены. Так, весьма оригинально элементы шахматной игры вплетены поэтессой в любовную лирику уже в пер-вом <шахматном> произведении (здесь и далее рубаи ци-тируются в переводе В. Кафарова):
Ты наступаешь, ты грозишь бедой,
Но все же проиграешь,милый мой,
Ведь я открыто в шахматы играя,
Заигрываю исподволь с тобой.
Как видно, в цитированной рубаи шахматная игра выступает только в качестве фона любовной интриги.
Больший интерес с точки зрения раскрытия шахматной темы представляет второе рубаи, в котором не только фигурируют названия шахмат-ных фигур (слон, пешка, ферзь, ладья, конь, а также восточный эквивалент цен-тральной фигуры короля — шах), но и дается оценка сыгранной восемь веков назад шахматной партии, характери-зующейся сильнейшей атакой слона, способного в одиночку победить все войско враже-ского короля:
Осилить твоего слона нельзя,
Ты можешь пешкой победить ферзя,
Шах пред лицом, иль пред ладьей опешил,
Коня лишась и больше не грозя!
Однако наибольший интерес с точки зрения раскрытия шахматной тематики несомненно представляет третье рубаи:
Лицу с ладьей одно названье: рух,
Опасней шаха что из этих двух!
Мне за лицом следить, иль за ладьею!
Нет выхода, и мат объявят вдруг!
Это рубаи, по свидетельству очевидцев, было написано после того, как Амир Ахмед неожиданным ходом ладьей объявил мат поэтессе, которая, мгновенно оценив свое положение, сочинила это рубаи, блестяще использовав лексическое своеобразие персидского языка, на котором слова, обозначающие <лицо> и <ладья>, звучат одинаково — <рух>. Иными словами, и в этом рубаи тонкости шахматной игры переплетаются с любовной темой.
Как видно, во всех трех <шахматных> рубаи мысль шахматная не стоит в центре произведения, а как бы углубляет любовную лирику поэтессы. Иными словами, включение Мехсети Гянджеви шахмат в нить своих рубаи следует рассматривать как творческий прием вовлечения в поэзию новых образов и символов.
Таким образом, в далеком XII веке шахматы впервые оказались объектом высокой поэзии, тематически обогатив ее, включив в нее новые образы.
Первые шаги творческого соприкосновения шахмат и литературы оказались взаимоинтересными и открыли пути для позднейших, более совершенных шахматных полотен больших и малых литераторов.
2. Хагани Ширвани
К шахматной тематике об-ращались и современники Мехсети Гянджеви — поэты, в стихотворных произве-дениях которых часто можно встретить терминологию, свя-занную с этой игрой. Прав-да, в отличие от Мехсети Гянджеви, документальные свидетельства об участии этих поэтов в шахматных баталиях до нас не дошли, но их осведомленность в тонкостях древней игры не-сомненна.
Причина столь широкой популярности шахмат в XII веке в Азербайджане (да и на всем Востоке в целом) за-ключалась, по всей вероятно-сти, в том, что им отво-дилось значительное место в воспитании подрастающего поколения, в становлении человеческого характера. Не случаен, например, тот факт, что в известной книге Советов <Кабус-намэ>, широ-ко распространявшейся на Ближнем и Среднем Востоке, начиная с XI века, есть глава <О шутке, и нарде, и шахматах, и необходимых для этого условиях>, посвя-щенная шахматной игре.
Советы и назидания, свя-занные с шахматами, по-лучали (судя по той же <Ка-бус-намэ>) все образованные люди того времени, и эту их осведомленность умело использовали тогдашние по-эты, апеллировавшие в своих произведениях к читателям, умеющим играть в шахма-ты и знающим специфику этой игры. Правда, произве-дения на шахматную тема-тику созданы не были, но зато эта тематика удачно вклинивалась в большие и малые поэтические полотна.
Таковы и шахматные стра-ницы произведений великого азербайджанского поэта Хагани Ширвани. Выходец из низов, Хагани пробил себе дорогу в жизни своим талан-том. Став одним из известнейших поэтов своего време-ни, Хагани выступил с рез-кой критикой власть имущих, вскрывая социальные несправедливости своей эпохи. Закономерно, что и шах-матная тематика, отразив-шаяся в двух рубаи поэта, используется им с целью обличения социальных противо-речий. Так, в первом <шахматном> рубаи Хагани чи-таем:
Не подражай ничтожным, Хагани,
За почестями гонятся они,
Не ферзем, что идет кривой дорогой,
Но пешкой стань — и путь прямой храни.
(Перевод А. Корсуна)
Поэт умело вплел в нить рубаи не только особен-ности передвижения фигур на шахматной доске (пешка ходит только прямо, ферзь — по всем направлениям, в том числе <криво>, по ди-агонали), но и включил в нее традиционную для прогрес-сивной восточной поэзии идею преодоления сословных разграничений. По Хагани, пешка, под которой подразумевается простой народ, лучше, <прямее>, правдивее ферзя, т.е. власть имущих, знати.
С точки зрения раскрытия шахматной тематики несом-ненный интерес представляет и следующее рубаи Хагани:
Ты только пешка, Хагани,
тебя опасность ждет —
Шесть трудных клеток
впереди, обдумай каждый ход.
Тебе вовек не стать
ферзем, и не мечтай о том.
Знай, что разбойница
ладья твой промах стережет.
(Перевод Т. Стрешневой)
В процитированном рубаи шахматная тематика удачно вплетена в нить назидательно-дидактических размышлений, характерных для творческой манеры поэта. Брен-ность мира, преграды, стоя-щие на пути человека из ни-зов (<пешки>), враг, стерегущий промах, — подобные идеи и образы довольно час-то можно встретить в поэзии Хагани. Что же касается шахматной тематики, то она проглядывает не столько в названиях шахматных фи-гур (пешка, ферзь, ладья), сколько в изложении принципов игры — пешке, стремя-щейся стать ферзем, необходимо, как известно, пройти именно шесть клеток; играя в шахматы, следует обду-мывать каждый ход. Так, в одном небольшом четверо-стишии поэт не только поде-лился раздумьями о совре-менной ему жизни, но и изложил азы шахматной игры.
Думается, что Хагани Шир-вани, так же как и Месхети Гянджеви, обращением к шахматной тематике углуб-лял основную тему своего творчества. Но если поэтесса включала шахматы в нить своей любовной лирики, то Хагани Ширвани углублял ими свойственную его поэзии тему социальных противоречий>.
 
 
Прочитано 101 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости