Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Четверг, 08 Март 2018 06:48

Как нам построить общество равных, разных, солидарных наций и народностей

Автор 

Валерий Александрович Тишков – академик РАН.

Все страны мира со сложным этноконфессиональным составом населения и с региональными различиями постоянно занимаются национальным строительством. Потому что для них это обязательный процесс сохранения и обогащения самой идеи нации, ее исторических корней и современной легитимности.

С другой стороны, все крупные нации мира заботятся о формировании среди населения, особенно среди молодежи, национальной идентичности на основе единых ценностей, концепции общего прошлого с его драмами и достижениями. Таким образом, формируются образ общей родины и чувство сопричастности с ней.

Для России ее существование как нации-государства обрело актуальность и сложность в связи с распадом СССР.

Это историческое событие вызвало кризис старой и необходимость формирования и утверждения новой идентичности, то есть осознания себя единым российским народом и восприятия нового формата его государственности. Не секрет, что процесс трансформации советской идентичности и оценки отечественного прошлого проходил в травматических, обостренных формах, и этот процесс не завершился до сих пор.

Всегда присутствовавший в истории Российского государства этнический фактор в послесоветское время обрел особую значимость. Это связано не столько с самой полиэтничностью российского народа, сколько с проявлениями крайних форм этнического национализма, включая не только вооруженный сепаратизм и терроризм, но и растущие опасности консерватизма фундаменталистского толка.

Национальное строительство на гражданской, полиэтничной основе и формирование общероссийского самосознания зачастую отвергаются последователями разных форм этнонационализма. Отторжение российскости идет как от имени русского большинства, так и от нерусских национальностей.

Не вполне понятную позицию заняли и некоторые эксперты из среды РПЦ, выдвигая на передний план не столько окормление православной верой россиян разных национальностей (кроме русских в православной вере пребывают представители большинства российских народов), сколько продвижение идеи собирания русского народа независимо от стран проживания. Между тем при всей важности защиты русских за рубежом ничего не может быть важнее собственно российского национального проекта.

Надо же понимать, что его противниками выступают не только внутренние, но и внешние силы, полагающие, что процесс распада СССР не был завершен и потому желательно «досамоопределение» народов России, то есть новый раунд дезинтеграции.

Страны Запада, сами построенные на основе полиэтничных гражданских наций, предпочитают отвергать такую возможность и такую политику в Российской Федерации.

Зато от них получают поддержку страны бывшего СССР, утверждающие свою государственность на сугубо этнической основе (только для этнических украинцев, этнических латышей, грузин и т.д.).

В итоге мы имеем следующую ситуацию. За четверть века существования новой России, хоть и с разной степенью успеха, сложились ее новая экономика на основе рыночных принципов, система федеративного устройства, правовая основа государственности, новая социальная структура общества, современные образовательные и культурные институты.

Но при этом явно буксует процесс национального строительства, формирование общественной ментальности, ценностей, убеждений и восприятия россиянами себя как цельного народа с общей Родиной и единой исторической судьбой.

Я убежден, что российский национальный проект должен стать одним из приоритетов государственной политики и общественных усилий на период до 2024 года – срок, достаточный для получения итоговых позитивных результатов.

Оценка и дальнейшая стратегия

Вместе с мировой общественно-политической и научно-правовой традицией мы исходим из того, что нациями называются суверенные согражданства, находящиеся под юрисдикцией единой власти. Их еще называют нациями-государствами (nation-state), и именно они образуют ООН как сообщество современных наций. Идея нации применительно к государственным сообществам охватила весь мир, она лежала в основе формирования современных государств и используется как главный аргумент легитимности при возникновении новых государственно-политических образований.

Глобальный характер концепта нации отражается в таких основополагающих категориях, как «национальный интерес», «национальный доход», «национальная безопасность», «здоровье нации», «лидер нации» и др.

История России – это и их история.	Фото PhotoXPress.ru
История России – это и их история. Фото PhotoXPress.ru

В России после 1991 года утверждается именно такое понимание нации, то есть восприятие российского народа как гражданско-политической нации и РФ как нации государства.

Это происходит в результате преодоления советской трактовки нации как этнической общности и «национальной государственности» как внутренних автономий, которые существовали в СССР.

Сегодня имеются две конкурирующие концепции – это гражданская нация и этнонация.

Последняя чаще всего используется в идеологии, политике и в общественных ситуациях, когда то или иное сообщество с этнокультурной отличительностью борется за выход из общего пространства или за автономию в рамках общего государства. Основанный на этом концепте этнический национализм порождает во многих странах разные формы автономистских движений (от сфер языка и культуры до самостийной экономики и политики), а также крайние формы сепаратизма, включая явочный сепаратизм вооруженного типа и террористическую деятельность.

Концепция гражданской нации качественно иная. Она заключает в себе программу нациестроительства (nation-building) на основе граждан страны (согражданство), которые при этнических, религиозных и расовых различиях начинают обладать общей идентичностью, общей исторической памятью и культурой, патриотизмом и солидарностью.

Эта концепция основана на принципах демократии, правах личности, уважении разнообразия, обеспечении солидарности и единства. Эта формула является основой существования старых и новых государств от Индии и Китая до Бразилии и Ямайки. Те же страны, где концепция нации основана на этнической избирательности, ассимиляции и дискриминации представителей «нетитульной» этничности, сталкиваются с нестабильностью, конфликтами, гражданскими войнами и распадом.

Россия, как и все крупные страны мира, выбрала единственно возможный для нее путь национального строительства на основе идеи российской гражданской нации, сохраняющей полиэтничный и поликонфессиональный состав населения. Российский национальный проект получил поддержку руководства страны, лично президента страны Владимира Путина, признан научным сообществом. Он поддерживается политическими элитами регионов, положен в основу принятой в 2012 году Стратегии государственной национальной политики в Российской Федерации до 2025 года.

А самое главное – объективные процессы развития страны и общественного самосознания в последнее десятилетие двигались в сторону общегражданской солидарности, политической консолидации, утверждения российскости как доминирующей формы идентичности. При этом сохранялись, поддерживались и развивались этнокультурные составляющие российского народа, росло этнонациональное самосознание среди представителей российских национальностей. Формула «единство и многообразие» доказывает свою способность быть основой и ресурсом развития российского общества.

Однако ситуация в сфере межэтнических взаимодействий, а также восприятие концепта гражданской нации носят неоднозначный характер. Зачастую на бытовом уровне (а то и среди экспертов) национальное воспринимается исключительно как синоним этнического.

Некоторые публицисты отвергают сам факт существования российского народа (россиян) и концепт гражданской/политической нации, воспринимая его как «западный конструкт» или, наоборот, как план «отмены национальностей» в России. Поэтому задача государства и научно-экспертного сообщества разъяснить суть и важность российского национального проекта как формы утверждения среди граждан общероссийской идентичности наряду с их этнической идентичностью.

На вызовы будущего надо отвечать быстро

Будущее России как крупного государства с самой большой в мире территорией, сложным составом населения и федеративным государственным устройством, с богатейшими мировыми ресурсами и уникальным геополитическим положением всегда будет заключать в себе определенные проблемы и риски.

Что касается сферы гражданско-политического нациестроительства и этнокультурного развития российских национальностей, то здесь есть ряд своих серьезных проблем и новых вызовов.

Среди них отметим неравномерность распределения и освоения территории государства ее населением, слабую связь и недостаточные возможности пространственных коммуникаций внутри нации, порождающие социально-культурную изолированность, гипертрофию региональной идентичности вплоть до психологического отгораживания от центра как «чуждого» компонента.

«Это у вас, в России» – так иногда говорят в Сибири, на Дальнем Востоке, на Северном Кавказе…

Но при этом за последние 25 лет пространственная мобильность населения имеет доминирующий вектор в сторону столичного мегаполиса. Этому способствует строительная политика мегаполиса, которая заключается в стягивании почти четверти населения страны в Москву и вокруг нее. Что, естественно, вызывает обезлюдение других регионов.

Я считаю, что существующая тенденция внутрироссийской миграции приведет к депопуляции российских территорий к востоку от Урала. Единственными очагами растущего населения останутся сибирские автономии (Якутия, Бурятия, Тува), где доля «нетитульного» населения также будет сокращаться.

Такая ситуация чревата не только внешней угрозой, но и рисками регионализма сепаратистского толка. Для России важно сохранение сложившегося пространственного облика российской нации: россияне –  это не только жители центра, но и уральцы, сибиряки, дальневосточники. Необходима масштабная программа пространственного развития под условным названием, скажем, «Российская Сибирь».

Этнический состав и этнический фактор в политике относятся к разряду не подверженных быстрым переменам. Переписи населения 2002 и 2010 годов подтвердили этот вывод. Однако один из вопросов стратегического развития и государственной политики – о реальной ситуации в сфере этнического состава населения страны. Россия исторически существовала как многоэтничная страна и таковой останется в будущем.

В разные эпохи политика этническая и политика конфессиональная  имели в России разное содержание. В советское время их основным содержанием было конструирование социалистических наций, поддержка их развития, пропаганда интернационализма и дружбы народов. В позднесоветское время линия была на «расцвет и сближение наций» в рамках советского народа как «нового типа исторической общности людей».

Надо признать, это стратегия имеет своим результатом высокую степень сохранения этнических традиций и культуры российских народов, стойкое присутствие этнического самосознания среди граждан, особую значимость этнической (чаще называемой «национальной») принадлежности, фактическое отсутствие ассимиляции (кроме языковой в пользу русского языка). При плохом правлении это, конечно, питательная среда для разных форм этнонационализма.

Для гражданского нациестроительства этот фактор также представляет собой серьезный вызов, но он не является препятствием. Понимание культурной сложности и управление ею обеспечиваются как существующими, так и инновационными стратегиями и механизмами, среди которых федерализм, демократия общественного согласия, качественное управление, горизонтальные коммуникации, межкультурные взаимодействия, воспитание ответственного гражданина.

Сохранить и приумножить: погода на завтра

Прогноз этнодемографического развития российского народа на период до 2030 года говорит о том, что этнические русские сохранят доминирующее положение в качестве демографического большинства (около 80% населения) даже при низком естественном приросте, но при пополнении за счет иммиграции жителей из других стран и обретения ими русской идентичности. Еще один из источников пополнения русского населения – это потомки смешанных браков, которые чаще выбирают русскую национальность одного из родителей.

Еще одна демографическая тенденция ближайшего десятилетия – рост общей численности и доли в составе населения представителей национальностей из числа так называемых тюркских народов, находящихся в русле исламской культурно-религиозной традиции. В 2010 году доля населения исламской культурной традиции составляла 10,4% (14,9 млн человек). Но в его составе почти половина – это татары и башкиры, совокупный прирост которых также низкий (примерно как у русских). Реальный вклад в демографический прирост дает кавказское население, доля которого среди россиян сейчас составляет 5,9%.

По нашим оценкам, долю кавказских национальностей в России можно оценить в 7% в 2020 году и 7,4% в 2030 году.

В России возрастет вклад среднеазиатских групп. Среднеазиатские группы в 2010 году составляли 0,9% населения, а в 2030-м их доля может стать 1,3%. В целом кавказцы (из которых далеко не все мусульмане) вместе с татарами, башкирами и среднеазиатами могут составить 13% населения России в 2020 году и 14,5% в 2030 году. Это увеличение обусловлено более высоким естественным приростом за счет более высокой рождаемости прежде всего среди народов Северного Кавказа, особенно чеченцев, ингушей, дагестанцев. К этой же группе растущего населения из крупных тюркских народов можно отнести якутов и тувинцев, а также азербайджанцев, которые к тому же пополняются иммиграцией из Азербайджана.

Народы финно-угорской группы (мордва, марийцы, коми и другие), а также коренные малочисленные народы скорее всего снизят свою численность и долю в населении России.

Общая численность и доля в составе населения страны останутся примерно на том же уровне среди народов буддийской религиозной традиции (буряты, калмыки, тувинцы), но их доля в составе населения республик заметно вырастет из-за отъезда в другие регионы так называемого нетитульного населения.

Растущая мононациональность населения будет характерна для всех этнотерриториальных автономий, кроме успешно развивающихся экономически и политически стабильных или тех, где титульные группы составляют меньшинство (Татарстан, Коми, Карелия, Адыгея, автономные область и округа).

Будет незначительно возрастать за счет натурализации иммигрантов и положительного естественного прироста численность так называемых новых этнических групп, которые расселены дисперсно и сложились в России главным образом после распада СССР (молдаване, узбеки, казахи, таджики, киргизы, курды, турки и другие).

Остальные дисперсно расселенные народы будут переживать сокращение численности, особенно украинцы, белорусы, поляки, греки, болгары и другие.

Трудно делать демографический прогноз в отношении таких крупных российских национальностей, как армяне, грузины, евреи, по причине факторов внешнеполитической ситуации, положения в «странах исхода» и обстановки в самой России. Однако можно предвидеть, что будет сохраняться численность евреев (за счет первичной значимости еврейской идентичности в смешанных случаях и роста религиозности иудеев). Будет расти численность армян по причине среднего естественного роста, характерной для армянок предпочтительности браков внутри группы и сильной этнической идентичности.

Социально-политические последствия этнодемографии следует оценивать в разных аспектах: с точки зрения человеческого капитала для развития, с точки зрения укрепления государственности и национальной безопасности, с точки зрения гражданского нациестроительства и солидарности. Непреложным со времен Михаила Васильевича Ломоносова является постулат о пользе «сохранения и приумножения российского народа», что означает в перспективе необходимость заботы о приумножении российского народа и сохранении его этнокультурного облика.

Однако концентрация нерусского населения в республиках, а русских – в крупных мегаполисах и в столичном регионе представляет собой определенные риски социально-культурной изоляции и роста региональной автаркии с этническим профилем. Этническая гомогенизация республик и, как следствие, – обособленность могут проявить себя через 10 лет, а через 20 лет эта тенденция может стать определяющей. Противодействовать этому сложно, но можно и нужно.

Концентрация в крупных городах русского населения, выходцев с Северного Кавказа и других иммигрантов действительно выгодна крупномасштабной и эффективной экономике, современным производителям, сервисным службам, но она заключает в себе определенные риски. Это риски формирования миллионных пригородов и обезличенных жилых кварталов многоэтажных типовых конструкций среди поселений древних русских городов и сел, а также стародачных поселков.

В следующем десятилетии в России оформится феномен «культурного пригорода», жители которого отличаются обезличенным образом жизни, отсутствием соседско-земляческих и живых родственных связей, чувством депривации и жизненной бесперспективности. Именно из такой среды чаще всего выходят рекруты радикальных идеологий и насильственных практик, включая и террористические. Переселившиеся с разных концов страны новые горожане, в том числе и «новые москвичи» в Новой Москве, представляют собой слой амбициозных и активных граждан или их детей, желающих жить более комфортно в «большом городе», где много разных возможностей, но нет социального контроля со стороны взрослых, родственников или соплеменников.

Идеологическая индоктринация и радикализация в такой среде происходят гораздо быстрее, а контроль со стороны государства и общества – гораздо труднее. Именно эта проблема будет одной из главных наряду с конфликтом жителей новых поселений с жителями местных сел и поселков. Здесь необходимы срочные и существенные коррективы в градостроительную и жилищную политику, а также меры по защите и сохранению среды обитания коренных жителей в регионах массовых жилых застроек.

Место и статус русского большинства

Специалисты называют ХХ век веком меньшинств. Это означает, что мировые войны, деколонизация, распространение демократии, общий прогресс в условиях жизни людей в большинстве государств имели своим результатом рост самосознания представителей малых групп, борьбу против дискриминации и угнетения меньшинств и утверждение системы национальных и международных правовых норм и государственных программ по поддержке и защите этнокультурного разнообразия.

Это была в целом позитивная политика, и наша страна была одним из лидеров в решении так называемого национального вопроса. Однако начало ХХI века выявило риски чрезмерного увлечения этническим многообразием и придания ему первичного для государственности и общественного устройства значения. Советская «теория этноса», трактовавшая этнические общности как социальные и даже биосоциальные организмы, была пересмотрена современной наукой в пользу более адекватного отношения к личностному и коллективному самосознанию.

Феномен этничности перестал трактоваться как вневременное и глобальное явление, характерное для всех стран и обществ, больше внимания стало уделяться человеческим стратегиям в области сохранения и использования языка и культурного капитала. Этнические культуры и общности следует воспринимать как важные, но не главные в построении государственности и в жизни современного общества.

Этничность уступила свое первичное место в пользу гражданских основ общественной жизни и национальных культур на уровне государств. При этом почти в каждой стране можно выделить своего рода сердцевинную культуру (core culture), которая связана прежде всего с культурой, языком и традициями этнического большинства. В России таковой являются русская культура и русский язык, которые лежат в основе общероссийской культуры и страновой идентичности (без русского нет российского, и первое составляет ядро второго).

Внимание к статусу этнического большинства, к его защите от так называемой позитивной дискриминации, то есть дискриминации наоборот, в пользу меньшинств, стали новым трендом нынешнего столетия, которое обещает быть «веком большинств». В России это означает равное внимание ко всем проживающим в стране народам, в том числе и к русскому народу, который по старой большевистской традиции причислялся к «имперской, угнетающей нации», но каковой никогда не был в реальной жизни. Это также означает равную заботу как об этнокультурном развитии народов Российской Федерации, так и об укреплении единства многонационального народа (российской нации).

В ближайшее десятилетие необходимо повышать престижность и статус русских, но не на пути отрицания российскости, а на пути утверждения двойной идентичности (русской и российской), а также через улучшение условий жизни регионов преимущественного проживания русских, через содействие их социальному и культурному развитию в Российском государстве. В то же самое время какое-либо правовое выделение российских граждан русской национальности или статусно-политическое закрепление русских как этнической общности чревато рисками обострения межэтнических отношений и сходной ответной реакцией со стороны народов, живущих в республиках.

Этнический национализм большинства не должен выражаться в шовинизме и ксенофобии, особенно по отношению к представителям других российских национальностей и жителей соседних государств.

Структура и динамика развития

Что касается этнокультурного развития нерусских народов, то здесь имеется огромный советский опыт и большие перемены после 1991 года. Динамика последнего десятилетия позитивная. Социальные условия их жизни во многих регионах и среди большинства национальностей превышают среднероссийские показатели.

В регионах преимущественного проживания этой части населения рождается современная инновационная экономика, а ряд республик стали донорами федерального бюджета. Главная стратегия в области хозяйственного развития республик – это не допускать разительных социально-экономических диспаритетов в уровне и условиях жизни в пользу бедности или богатства. Тем более когда социальные различия могут проходить по этническим линиям.

Сюда же следует отнести перспективу развития традиционных форм хозяйствования, поддержки ремесел и художественных промыслов, другой деятельности этнокультурной направленности (этнотуризм, охрана среды, музейная работа, сохранение памятников истории и культуры и т.д.) В следующем десятилетии по мере роста внутреннего туризма и благосостояния граждан эта форма занятости будет расширяться, а потребность населения в таких услугах и товарах увеличиваться.

Ключевую роль для этнокультурного развития имеет социальная политика, подготовка кадров, рекрутирование элиты в сферу управления, бизнеса, медиа, творческой интеллигенции.

Для обеспечения должной квалификации, формирования общероссийского культурного кругозора и гражданской ответственности следует обратить внимание на образовательную систему и на работу с элитами с точки зрения обеспечения единых общих стандартов обучения, преодолевая фаворитизм и коррупцию в формировании контингента обучающихся и обеспечивая должное качество специалистов. При этом общероссийское образование и воспитание не приведут к исчезновению этнонациональной идентичности российских граждан и запрос на этнокультурный компонент обязательно сохранится.

В то же самое время необходимы стимулирующие меры по направлению на работу в республики выпускников российских вузов разных специальностей и разных национальностей. Одной ротацией высших должностных лиц проблему возрастания моноэтничности населения республик решить не удастся. Как свидетельствует опыт нашей страны, политика «перемешивания» населения, то есть поощрения полиэтничных сообществ хорошо сказывается на этнокультурном развитии народов и формировании российской нации. 

http://www.ng.ru/stsenarii/2018-02-27/9_7180_formula.html

Прочитано 115 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости