Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Четверг, 28 Декабрь 2017 08:10

Путешествие в Гянджу и ее окрестности

Автор 

Тамара Гумбатова.


     Весной 2009 года мне представилась  счастливая возможность побывать в  старом азербайджанском городе Гяндже и его окрестностях. Поезд  (достаточно комфортабельный ) прибыл   ранним утром. Автобусы   были пусты, а водители   еще не устали  и  поэтому, с удовольствием показывали и  рассказывали (на русском языке ) о своем городе. На зеленых, засаженных цветами улицах, как в былые времена, активно  работали дворники. Такого количества урн для мусора,  имеющих различные оригинальные формы, я давно нигде не видела в городах  б. Союза. Наружный вид старых домов приведен в порядок. Окрашенные в разные солнечные цвета, некоторые дома выглядели просто игрушечными. Было ясно - в городе есть хозяин. И мне захотелось   поделиться некоторыми историческими сведениями  об этом  древнем городе и его окрестностях.

    Согласно утверждениям ученых, в 859 году, на пересечении древних караванных дорог, у подножия Малого Кавказа, в бассейне реки Кура, возникло поселение Гянджа. Пробегали годы, уходили  века, менялись правители и, естественно, изменялось политическое, религиозное и экономическое положение. Там проживали разные народности, но большая часть населения исповедовала магометанство.
   Во все времена за владычество  на Кавказе  шли войны. С 1578 года  он  был  разделен между турками и персами. В  1597 году  персидский  Шах-Аббас   изгоняет  турков  и   в  1620 году  строит  в Гяндже  Джумаа-мечеть, увенчанную огромным куполом и окруженную многими кельями.  Будучи   мудрым  правителем,  он одновременно  соорудил там  первую армянскую церковь Св.Иоанна Крестителя. Также он поступил и в Тифлисе, построив мечеть для магометан  и  церковь для  христиан. Они находились  друг против друга, а для материального обеспечения этих храмов он  приписал к ним по сорок лавок. Над мечетью Шах сделал надпись:» Прошу тех царей - магометан ,которые после меня будут в этом городе властвовать, чтобы они защищали права соседней церкви». Над церковью также было написано  :» Прошу царей- христиан, которые здесь будут владычествовать, защищать из уважения ко мне права  соседней мечети». После освобождения Тифлиса  от власти Персии, церковь богатела, а мечеть беднела, т.к. христиане отняли у нее принадлежавшие ей лавки. Когда Петр Великий был в Тифлисе и узнал историю этой мечети,он немедленно возвратил данные ей Шах-Аббассом  лавки, а  право заведовать ими он отдал тогдашнему муштеиду. С тех пор ,благодаря справедливой царской милости, мечеть ни в чем не нуждалась».
  В 1712-24 годах  были образованы Гянджинское и Карабахское ханства.  Турки    построили Гянджинскую  крепость, которая расположилась вдоль левого берега реки  Гянджа- чай. Крепость  имела высоту до 8 сажень  и  форму шестиугольника  до трех с половиной версты в периметре. Она была окружена двойными стенами( глинобитной и каменной)  с большим количеством бойниц для стрелков ,  имела 6 башен и считалась одной из сильнейших в Закавказье.   
  С 1756 по 1761 год  правителем Гянджинского ханства был Джавад  Шахверди -хан. В  1748 году   его  жена  Шаряф Джахан-бегин   родила  сына Джавад-хана ибн-Шахверди-хана Зийад-оглу Каджара, который в 1787 году стал последним правителем  Гянджинского ханства и  прославил свой род на века. 
    Завоевание  Кавказа русскими  началось с Петра 1 . Поводом послужило убийство русских купцов в Шамахе и отказ Персии дать России удовлетворение. В  персидском походе 1722-1723 годах были завоеваны Дербент и Баку, но приемники   Петра 1 после его смерти в 1725 году отдали  их обратно Персии.   Меры к упрочению на Кавказе России  начала принимать Екатерина 11.
   В 1768-80 годах шли войны с Турцией. После нашествия персидского Ага- Магомед- Хана, армянские  мелики  вымолили покровительство у Российской Императрицы  Екатерины Великой и в 1795 году  были приняты» с подвластным им народом в 11 тысяч человек в русское подданство и переселены, согласно их пожеланиям, на Кавказскую линию, подальше от Персии».
    В 1801 году грузинские цари,  спасаясь от набегов турок, попросились под крыло России. Александр 1 удовлетворил их просьбу. В 1802 году в должность Главнокомандующего в Грузии  вместо генерала Кнорринга вступил князь  Павел Дмитриевич Цицианов ( внук грузинского царя, он выселился в Россию еще при Петре Великом и сроднился с русской идеей ). С удивительной энергией и южной пылкостью он стремился раздвинуть пределы России в Закавказье от моря до моря. На первых порах интриги многочисленных членов грузинской царской фамилии связывали ему руки. Но как только это влияние ослабло, он дал отпор Заалазанским лезгинам.  Затем отряд под командованием Гулякова овладел Белоканами и Джарой. Много беспокойства давал и Закатальский округ.
     Восточные границы Грузии также   постоянно подвергались нападению со стороны Гянджинского ханства. С целью обеспечения безопасности  Кн. Цицианов начал  вести  переговоры с Джавад-ханом.  Он пишет из Тифлиса  ему письмо с предложением  дать присягу на  российское  подданство и   в  этом случае, он останется во главе управления  Гянджинского ханства. При этом он должен дать краткий  отчет о своей деятельности и платить дань в 20 999 руб. в год.  В  доказательство  верности и дружбы,  Джавад-хан  должен был прислать сына Угурлу-хана в аманаты (заложники) Но Джеват-хан  отказался  выполнять  требования   и  отверг эти предложения. 
 Главнокомандующий кн.Цицианов объяснил Джавад-хану причины, по которым он решил завоевать Гянжинское ханство. » Первая и главная причина моего прихода в Гянджу, это  то, что со времени царицы Тамары(1184-1212) , Гянджа принадлежала Грузии и только слабостью царей грузинских отторгнута от нее». Павел Дмитриевич считал,  что недостойно оставлять Гянджу в чужих руках. Вторая состоит в том, что : «Ваше Высокостепенство, на письмо мое,  вы отвечали, что иранского государя опасаетесь, забыв, что шесть лет тому назад были российским подданным…»
 «Буде завтра в полдень не получу я ответа, то брань возгорится, понесу Гянджу огонь и  меч…».
    На что, Джавад-хан  очень уверенно отвечал :« Я получил твое письмо. Ты пишешь, что во времена царицы Тамары Гянджа находилась в подчинении у Грузии. Этому рассказу никто не поверит. А наши предки Аббасгулу-хан и прочие, управляли Грузиею… Еще ты пишешь, что 6 лет назад я передавал крепость Гянджу в подданство русского Падишаха. Это правда. Тогда твой Падишах прислал мне рескрипт  и я принял его предложение. Если и теперь есть такой рескрипт, то покажи его мне, и я соображусь с ним. Еще ты пишешь, будто я раньше находился в подчинении у Грузии. Рескрипт твоего Падишаха и теперь у меня в руках. Бери и читай, как я там называюсь — беглярбеком Гянджи или вассалом Грузии? Отсюда становится ясно, что твои слова — сплошная ложь… Если ты замышляешь со мной войну, то я готов… и успех зависит от Аллаха…». Он  был самоуверенным и , рассчитывая на помощь  непобедимого по его мнению  персидского Кара -Баба-хана,  считал,  что    сумеет  дать отпор.   
     В ноябре 1803 года русские войска  начали поход  по покорению Гянджи. Кн.Цицианов :«по обычаю европейскому и вере мною исповедуемой»,    предложил сдать город без пролития крови, но Хан,  с достоинством ответил:» Не ходите, и кровь не прольется. А если пойдете, то конечно прольется кровь, но грех на вас будет».
   Ханское ополчение дралось храбро. Джавад-хан защищался геройски  и дал русским бой, но без помощи от шаха, потерпел поражение и вынужден был отступить в крепость. 2 декабря русские овладели садами и городским предместьем. Это обстоятельство давало надеяться Цицианову на добровольную сдачу  города. Он продолжал делать свои предложения, но безрезультатно.   Перед штурмом   крепости,   генерал  опять предложил, чтобы хан доблестно сдался, так как у русских пушки длиной в один аршин, они возьмут крепость и тогда предадут его позорной смерти. На что  хан ответил, что у него пушки в четыре аршина и что по взятии крепости,  генерал найдет  его  мертвым на крепостной стене. И он сдержал слово.
   В темную морозную ночь со 2 на 3 января 1804 года  начался штурм крепости под командованием генерала Портнягина и полковника Карягина, в котором, кроме русских войск, взяли участие до 700 азербайджанцев,  ненавидящих настоящих персов и не любивших фамилию - Каждар .
   Несколько попыток преодолеть зону между стенками и взобраться на каменную стену были неудачны. Штурмующим  с трудом  удалось   ворваться  в крепость. Джавад-хан был на башне »Гаджи-Гале»  и  сидел на пушке с саблей в руках. Он храбро защищался,    но   был  изрублен капитаном   Каловским ,  который тоже был застрелен. Погиб и средний сын Джавад-хна  - Гусейнгулу -ага. Два других сына Джеват-хана бежали к Карабахскому хану Ибрагиму.
   К полудню Гянджа была взята русскими.  При  штурме забрали  8 знамен  и   штандарт с изображением  на древке руки Магомета. На одном из знамен был нарисован Лев и надпись » Большого почитается здесь важности». По всей вероятности, это и был знаменитый  Ханский бунчук, взятый Карягиным.
    К чести солдат, из 9 тысяч женщин  и детей, которых хан собрал   из  селений в залог верности их мужей, ни одна не подверглась оскорблению или унижениям.  Только в мечети, где находилось до 500 человек, при обстреле были погибшие. Стреляли из-за того,  что один армянин сказал, что там засело несколько десятков дагестанских лезгин. Помня недавнее их вероломное нападение, солдаты начали обстрел.   
  Всего пленных было до 18 тысяч, в  их числе  первая жена Джавад-хана- Бегум  и  ханское семейство , которое находилось в бедственном положение.    Уважая военную доблесть противника, Главнокомандующий даровал семейству свободу,  отвел  им  дом в форштадте , одарил подарками и дал им 900 рублей .
  Генерал Цицианов, оценивая храбрость Джават- хана, приказал разыскать его тело и  предать земле по мусульманскому обычаю со всеми почестями   в  ограде  мечети  Шах-Аббаса. Майор Бартенев, капитан Каловский, поручик Кейт и др. были погребены в братских могилах у армянской церкви Суры-Саркис. Тогда же поставили простой крест над могилой офицеров и скромный памятник, но вскоре это пришло в полное разрушение. 
    По предложению кн. Цицианова Гянджа была переименована в честь супруги Императора Александра 1 - Елисаветы Алексеевны (Луизы-Марии-Августы, дочери Карла- Людвига, маркграфа Баден-Дурлахского), в Елисаветполь.  Одноименной округ вошел в состав Тифлисской губернии.
    После взятия крепости ханская мечеть была превращена в православную церковь, воздвигнутая во имя Захария и Елисаветы. Старинная утварь, а также облачения воздухи  и пелены  были приготовлены собственными руками Императриц   Елисаветой Алексеевной  и вдовствующей  Марией  Федоровной, супругой Павла 1.
  Кн. Цицианов  во время осады жил  в небольшой комнатке  в крепости   и   любил останавливаться  там.    Поручик Ладинский,  позже начальник гражданской части на Кавказе, вспоминал, что когда они жили в Елисаветполе, то каждую ночь на крыше комнаты Цицианова появлялась собака и страшно выла. Собаку убили, но на ее место стали являться другие,  и  зловещие их завывания не прекращались до отъезда Цицианова. Это наводило уныние и суеверные ожидания. Из этой комнаты  Павел Дмитриевич выезжал в Баку и написал свое последнее письмо другу В.Н.Зиновьеву, где просил: « Помолись, чтобы я выехал отсюда целым или живым. Я выведу тебе славную  лошадь  под именем »Заид-хан», росту большого и тебе она по завещанию назначена, хотя бы я здесь умер или убит был».      
  Далее кн.  Цицианов,  имея цель утвердиться на Каспийском море, нацелил свои взоры на Бакинское ханство. Но  8 февраля 1806 года он  был убит в Баку. Как известно, Гусейн Кули-хан  отрубленную  голову князя  отослал персидскому шаху, а  изрубленное тело зарыли в яме. Позже останки были захоронены в ограде единственной на то время в Баку церкви  христианской - армянской Св. Богородицы,   расположенной слева от Девичьей  башни. Она  была  построена в 1797 году после первого взятия Баку русскими и принесения  присяги Бакинского Хана Гусейн-Кули-хана графу Зубову на подданство России. Этот, мягко говоря, немужской поступок Бакинского хана, резко отличал его от смелого  и гордого,   настоящего воина, Гянджинского  Джавад-хана.   
    Покорение русскими Гянджинского ханства вызвало негативную реакцию Персии  и  фактически послужило началу русско-персидской войны (1804—1813). 22 сентября 1811 года , среди самого разгара военных действий против персиян и     турок ,  в управление Грузии вступил генерал-лейтенант Филипп Осипович Паулуччи.   Он родился в Модене в 1779 году и юношей начал военную службу в итальянской армии, участвовал с ней в последних революционных войнах, под начальством генерала Молитора, и дослужился до звания генерал-адъютанта. Уйдя в отставку, он поступил в 1807 году в русскую армию полковником, сражался с турками под начальством Михельсона, скоро произведен был в генерал-майоры, а тридцатого июля 1810 года уже назначен генерал-квартирмейстером в кавказскую армию, где за особое отличие под Ахалкалаками в том же году произведен в генерал-лейтенанты
   Как писала газета «Кавказ» в 1852 году : «Паулуччи был необыкновенно деятелен. С раннего утра до полудня он принимал всех, кто имел в нем нужду, и тут же клал резолюции, которые должны были быть выполнены не позже следующего утра».
  Обладая в высшей степени благородным характером,  он много заботился о том, чтобы научить людей уважать заслуги других, и первым распоряжением его было  перенесение     тела    князя  Цицианова из отдаленной Бакинской провинции в Тифлис в  гробницу кафедрального  Сионского собора, где прах героя должен был служить, как бы священным залогом дальнейшего благоденствия Грузии. 
    Посетив как-то Елизаветполь,  Паулуччи  узнал , что  в крепости  содержится под караулом  семейство Гянжинского хана  и  тотчас же  освободил его. "Имея правилом, — писал он по этому случаю наследному персидскому принцу, — чтить память людей, служивших своему Отечеству усердно, я отдаю всю справедливость и покойному Джавад-хану, который, защищая крепость, пал мертвым на батарее с оружием в руках. В доказательство этого чувства я дал  его семейству  полную свободу возвратиться в Персию и взять с собой тела покойного хана и сына его Гусейн-Кули-аги". 
      Генерал  с уважением отнесся к семье погибшего хана и к его потомкам . Им  вернули часть конфискованного имущества.  С того времени вся   семья Джавад-хана  проживала под фамилией ханов Зиатхановых   и  была »обласкана»  новой властью .
    Прах   Джавад- хана покоился  в  Елисаветполе   до  1819 года,   затем   был перевезен  одним из его сыновей и предан земле в Кербале - священном месте мусульман-шиитов. Надгробная плита, которая украшала гробницу, тоже была увезена. Вот что гласила   надпись на ней:» Собственный саркофаг Джават-хана Зiад–хана-оглы из династии Каджаров, Беглярбека Гаджи. Очень жаль, что кругообращение его небосклона не зависит от нашего желания. В этой мрачной земле все будут погребены, и дервиши, и бедняки, и шахи, и ханы. Настоящее место сооружено в Гяндже Джават-ханом, пребывающим в раю .Принесши много святой земли(турбета) от порога мучеников в Кербалы, и , оштукатурив это место турбетом, назначил  его домом спасения для покойников своего рода.  В Бозе почивающий  Джават-хан  преставился в 1218(1804) году ».
    На гробнице установили точно такую же, но новую плиту. Там было несколько новых надписей, прибавленных его потомками, которые унаследовали его гробницу: « О, Боже! Во имя мученика Гусейна,  шаха нашей веры, ниспошли дождь милосердия своего на сей прах. Увековечь место для сей династии, а равно увековечь память о вдохновении».   Эта надпись  была  сделана Фани- Мевдони и его почерком.
    Семейство  владело фамильным склепом, где был предан земле сам Джавад-хан и все умершие члены его семьи. В 1894 году пришедший в ветхость склеп был реставрирован  Абульфат ханом Зиатханом , который  в  1903 году   был   похоронен там же.
     В результате  войн    к  1813 году были   присоединены  к России Карабахское   Шекинское, Гянджинское,  Ширванское, Кубинское, Дербентское, Бакинское и Талышинское ханства. Начался процесс освоения земель и колонизации края.   Надо отметить, что   этот термин тогда  не имел того негативного оттенка, который позже  был привнесен  большевиками( грабительской и т. п.  ) , а  подразумевал социально-экономическое освоение  земель и заселение  огромных территорий , которые имели низкую плотность населения. В 1818 году в Елизаветполе   была открыта первая почтовая контора, а вслед за этим начали работать почтовые конторы в Баку и других провинциях
   В этом же году появились первые переселенцы - немцы из Вюртембергского королевства. Им выделили землю на правом берегу реки Гянджинки  в местности Ханлуклар, где они основали колонию Еленендорф,  названную в честь любимой, рано скончавшейся   сестры   Александра 1-  Елены Павловны(1774-1803). Часть  семей поселилась в местности Шамкир и образовали колонию Анненфельд, в честь другой  сестры  Государя, Великой княгини, Великой Герцогини Мекленбургской и Шверинской, Королевы Нидерландской   Анны Павловны.  В 1834 году в Елисаветполь переселились русские из Таврической, Саратовской и Волынской областей.
   В 1836 году русский офицер Ф.Ф. Торнау  посетил    Елизаветполь   и  заехал в   колонию Еленендорф к пастору Хохенакеру, известному ботанику, который был женат на грузинке и имел очаровательную приемную дочь Паулину. Здесь он приятно провел день среди образованных немецких миссионеров, которые, правда, еще не обратили ни одного мусульманина в христианскую веру. Еленендорф, несмотря на опустошение персами в 1826  году,  вновь стал прекрасной, цветущей колонией, в которой проживало 550 душ.
   15 апреля  1846 году, через 43 года после событий,  в Елисаветполь  приехал Наместник на Кавказе и Главнокомандующий Кавказскими войсками Вел. Князь Михаил Семенович Воронцов. К этому времени там уже был город. Старая Гянджа постепенно разрушалась. Рассыпались ее старые башни и стены. Исчез Ханский дворец, а на их местах выросла новая часть города. Но площадь была все та же. Тот же каменный караван-сарай, та же мечеть Шах-Аббаса с ее параболическим, точно приплюснутым куполом, на котором покоилась луна, венчавшая здание. Те же гигантские чинары, немые свидетели событий. Через массивные сводчатые ворота, украшенные двумя минаретами, Наместник вошел в мечеть, которой насчитывалось около 300 лет. Двор был обнесен каменной стенной, а внутри двора вдоль стен устроен  ряд помещений для духовенства, школы и дервишей. Комната, где жил Цицианов, по указу Воронцова  реставрировали,  и над дверьми была повешена мемориальная доска: » Здесь жил покоритель Гянджи кн. Цицианов».
     Вел. Князь Воронцов был инициатором установления памятника П.Д.Цицианову » на вечную память» в Баку.  Он  был установлен в 1846 году и расположился  в ста метрах от места убийства, в конце Цициановской улицы (Али Байрамова в 1923-1993 годах,  с 1993 –Тебриза Халилбейли), на  границе форштадта у Шемахинской дороги и представлял собой пирамидальную колону на пьедестале, с изображением на нем кинжала и пистолета.  Сооружён же памятник  был на средства армянина Томаса Айвазова.  Надо отметить, что это был вообще единственный   памятник в городе .
    Согласно дорожных записок П. Егорова в газете ”Кавказ” за 1852 год ,  Елисаветполь  “  представлял собой незавидную картину с необыкновенно кривыми и тесными улицами, грязью и  пылью. Высокие земляные или глиняные стены тянулись на целые кварталы, где   виднелись только мазаные дома с плоскими земляными крышами. Изредка встречались порядочные здания “гражданской архитектуры”. Вокруг много садов, тесные караван-сараи  и множество  лавочек с различными товарами. Над рекой возвышается  Красный мост, якобы построенный Александром  Македонским. Через реку на границе Борчалы и Казаха-  храм.  Был Шамхорский столб. Сохранилась  роковая башня в крепости  и  пять чинар  (пять братьев). Они  росли так семейно, а у корня были сжаты , как будто выросли  из одного семени. Но, возрастая и возвышаясь,  вверху они разделились  и образовали   удивительно густой букет зелени. Говорят, что там была кровать (видны на стволах углубления), на которой  во время  жаров сладко наслаждался в густой тени ветвей   Джавад-хан.  У базара - мечеть, где есть комната, которую занимал кн.Цицианов. Минарет уже разрушен, вокруг груды камней и следы древней крепости.
    Жители ( азербайджанцы и армяне ) в кошах, чухах и папахах совершают житейские потребности. Женщины, закутанные в пеструю чадру, как тени двигаются по улицам или украдкой выглядывают из-за калиток домов. Немцы ходят  в своих швабских куртках и очень дурно сшитых  панталонах. Русский человек встречается только изредка. Очень жарко и здесь царствует злокачественная лихорадка.  Егоров устал от дороги. Ямщик-азербайджанец подъехал к двум лачугам и громко сказал: ”бурда трактир немец”.  Он  увидел толстую пожилую немку,   которую в городе называли: “Мадам”.  Она  улыбалась и встретила гостей, как давнишних друзей. В милой беседе она пооткровенничала :   «Ах, господин, не поверите, какая я была толстая женщина. Вот какая!» И размахнув руками, описала вокруг себя круг.  При этом, за весьма плохой обед и ночлег, немка взяла 2 рубля серебром “.
     Газета «Кавказ» в 1859 году, рассказывая о народностях, населяющих Елисаветпольскую губернию пиcала: « Елисаветполь представляет  собой беспорядочный хаос развалин, раскинувшихся на огромном пространстве, утопающих в целом море садов. Над массой растительной зелени величественно возвышаются вековые  исполины  чинар. Река Гянджа-чай разделила город на две части. В одной части в  Килисиякенте  живут армяне, которые держат в своих руках всю торговлю. В быту армян царствует патриархальная лень и закоснелая  дикость.  Вторую часть – Норашен,  населяют коренные мусульмане. У них отмечается хозяйственное устройство и трудолюбие.  В этом участке есть колонисты, но за сорок лет своего  пребывания, несмотря на правильное хозяйство, чистоту и  опрятность,  они так и  не смогли увлечь своим  примером коренных жителей и до сих пор не имеют  последователей. Хотя и нельзя сказать, чтобы быт колонистов им не нравился. Напротив, трудолюбию и довольству немцев они завидуют,  но тем не менее, остаются при прежних условиях сельского своего быта». Это один из первых отзывов о немцах –колонистах. Действительно, колонисты  жили со строгим распределением образа жизни и занятий, но при этом  были очень обособлены и чуждались сближения с другими окружающими их народами. 
      В 1849 году греки Георгий Меховой и Христофор  Кирьяков  открыли в  Елисаветпольском уезде, в селе Славянка на диком и пустынном берегу незначительной речки,  месторождения медной руды. В 1850 году появились сообщения о золотых приисках в Елизаветпольском округе, Еленендорфе и Казахе. В 1855 году  прусскоподданый  Вальтер Фердинанд фон Сименс  приобрел   десятилетнюю льготу   на строительство там   заводов. Второй  его брат  - Отто Федорович Сименс с 1863 года  был  прусским  консулом на Кавказе  и  проживал в Тифлисе. В  1864 году немецкая фирма  «Бр. Сименс» приобрела Кедабекские месторождения ,   в  1865 году     приобрела пай и уже добывала кобальт. После смерти  Вальтера в апреле 1868 года  поссесорами завода стали его братья- Отто, Карл и Вернер. В 1868 г. фирма «Сименс» передала в эксплуатацию телеграфную линию Тбилиси—Баку.  За 30 лет существования фирма  построила гигантский завод  по переработке руды. Там  проживало 300 немцев- мастеровых. Была небольшая русская православная церковь. Кедабек и его завод было принято посещать, как  достопримечательность Кавказа.
     19 февраля 1868 года была образована Елисаветпольская губерния. От города ожидали прекрасную будущность и называли «Надежда-поль». В 1871 году через реку Гянджинку в сторону Еленендорфа построили чугунно-литейный мост, металлические части которого изготавливали в Чатахском районе. В 1879 году  у моста, по левую сторону Гянджинки, Форер построил трехэтажный дом, чисто немецкого стиля, с чердачными  антресолями. Газета «Кавказ» в сентябре  1880 года писала -« в этом видна немецкая сообразительность, так как на антресолях будут расположены дешевые номера».
    В 1883 году Елисаветпольская губерния,  в которой  на то время проживали:   « адербайджанские  татары, курды, гапутлинцы, татары, армяне, русские, немцы, кюринцы, евреи,  удины, грузины, персы, чеченцы, кабардинцы,  турки- османцы, англичане,  французы   и  поляки»,  отпраздновала  свое 25 –летие.  Сам  город  в то время представлял собой потонувший в зелени сад со стройными тополями и чинарами.
  А в  Еленендорфе   в   этом  году    отмечали   400-летие со дня рождения великого реформатора Мартина Лютера.  Праздник был организован одним из почитаемых пасторов, долго служившим обер-пастором Закавказских колонистских лютеранских общин, Маркусом Мюллером (1847-1905). В этот день перед кирхой был посажен  чинар.  Позже, на чинаре была повешена металлическая табличка с надписью об этом событии. Во время первой мировой войны табличка была сорвана «варварской рукой».
     Постепенно, некогда пустая долина реки Гянджинки и  всякое  место вокруг , упорным трудом  немецких колонистов,  превратились в  сплошной  виноградник либо рощу. Разрослись заложенные колонистами « манджурские» сады. Улицы  Еленендорфа  утопали в зелени итальянских  тополей, чинар , лип ,  акаций  и летом  были  очень  оживленными, так как из Елисаветполя  через  Еленендорф    часто курсировали дилижансы и фаэтоны в горный азербайджанский  поселок    Аджи(Гаджи)-кент.
     В настоящее время, благодаря усилиям правительства Азербайджана, Еленендорф (недавно переименованный в г. Гель-Гель) хорошо сохранился и  имеет достойный вид. В бывшей Евангелическо-лютеранской церкви Св.Иоанна, отремонтированной при помощи немецкой организации GTZ, расположился небольшой музей.  Огромный вековой чинар (платан), посаженный в 1883 год ,  все еще украшает в Еленендорфе (ныне Гёйгёль) площадь перед кирхой.
   Аджикент- дачное место с прохладным чудесным воздухом и прекрасным родником.  Во все времена  он  привлекал к себе людей, стремящихся  укрыться в летние месяцы от жары. До революции туда на летние три месяца официально  для  работы и отдыха переезжали практически все государственные учреждения Елисаветпольской губернии.  В нижнем  Аджикенде  была гостиница  и  дом Х.Х. Форера ,  построенный  в 1892 году  по проекту  студента Санкт-Петербургского института гражданских инженеров, сына  городского головы Елисаветполя -  П. И. Когновицкого.  Там же была дача семьи Р.В.Зорге.
     Бакинское губернское начальство обычно отдыхало на дачах в Кусарах. Но многие бакинцы, несмотря на достаточную отдаленность, тоже избрали себе урочище Аджикента для отдыха. Так,  в верхней его части,  над крутым обрывом, с громадной впереди перспективой, появились дачи бакинцев. Эти строения  отличались от других оригинальной архитектурой. Улица получила название »Бакинская» и  сохранилась   до сих пор.
      В 1893 году, для удовлетворения религиозных потребностей православного населения, проживавшего в летние месяцы, была заложена церковь  во имя Тихвинской Божьей Матери, история которой будет изложена отдельно. В Елисаветполе в 1902 году было  три   каменных церкви   и  три  молитвенных дома.
     3 января  1904 года  прошло    празднование 100-летия   взятия Гянджи  и переименования  ее  в Елисаветполь.   Газета «Каспий«  так  описывала это событие:» Город утопал в цветах и флагах. Во всех церквях и мечетях шли богослужения. К 11 часам прибыли пехотный Шамахинский полк , 1-й Лабинский казачий полк и Асландузский резервный батальон. На празднике присутствовал Елисаветпольский  губернатор генерал-майор  Лутцау, городской голова Иван Осипович Когновицкий ( отец будущего  известного бакинского архитектора Павла Когновицкого ),  все начальство  губернии и  представители духовенства всех вероисповеданий.  С обращением к мусульманскому населению на азербайджанском языке выступил прямой потомок Джавад-хана -  Адиль хан Зиатханов,который сказал : » Мой предок, Джавад- хан дал присягу Шаху Персии и остался верным ему до конца, пав смертью храбрых с оружием в руках. Вот уже сто лет мы пребываем на лоне нашего нового Отечества. Русское правительство дало нам культурные блага, никогда не препятствовало в исповедании нашей религии и не запрещало, освященных  наших обычаев. Мы все дали присягу верности  Монарху и Отечеству  и  как мой предок, мы должны сохранить верность своей присяге!»   
    В 1906 году  братская могила русских воинов возле армянской церкви   была в виде   еле  заметных  следов могильных насыпей.  Не было и  доски над комнатой Цицианова. Там  размещались  дервишы.   Старинные окна и двери тоже переделали. Остался только камин.
  В 1914 году в Гяндже  были  православные церкви:    Св.Захария и Елизаветы, Александро-Невский Собор, Успенская бригадная, возле вокзала    железнодорожная    Св.Николая Чудотворца  и  три молитвенных дома. Некоторые из них сохранились до сих пор.


       Газета "Эхо",  2009 г.  с добавлениями

Прочитано 97 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости