Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Понедельник, 18 Декабрь 2017 05:25

Сокральный Кувшин из Бакук

Автор 

Эльнур Велиев, доктор философии по истории

Выявленный в Баку кувшин (бардаг-тип узкогорлого кувшина) привлекает особое внимание. Небольшой, инкрустированный серебром, по своему декоративному содержанию он составляет единство с сосудами сасанидской эпохи. На кувшине высотой 19 см., шириной – 10 см. изображены четыре раş.ıстеневидные полосы, образующие ромбы. Внутри этих ромбов-изображение петуха, куропатки, орла и птицы Симург. В верхней части, между ромбами, внутри эллипсовидного круга – шестиугольные звёзды, в нижней части – рисунок мелкого животного. В местах пересечения полос изображены цветы.

Среди сасанидской торевтики VI-VII вв. есть кувшины, подобные бакинскому кувшину. Единую типовую группу с ним составляют также кувшин из коллекции Эрмитажа, кувшин из Курганской области, из Британского и из Тегеранского музеев. Все эти кувшины изготовлены из одного материала, с одинаковым серебристым блеском, одного размера и с закономерным общим рисунком. Все кувшины без ручек и объединяются они общим декоративным содержанием. Для последующей сасанидской торевтики характерны рисунки, орнаментальные круги, ромбы и эллипсовид­ные круги [1, с. 72]. Следует отметить, что среди массовой сасанидской торевтики на поверхности кувшинов различаются сюжеты, строгая закономерность старых традиций, инвес­турные или же охотничьи сцены. Сюжеты изображений разнообразные: звери, птицы, одиночная борьба (поединок), охотничьи сцены, сбор винограда, танцы обнажённых девушек. По мнению ряда исследователей, эти сюжеты тесно связаны с широко распространёнными в сасанидском Иране культами Анахиты и Диониса. Дионисийские сцены сопровождались праздником Новруза (21-22 марта – день равноденствия дня и ночи, началам сельскохозяйственных работ) и Мехриганом (приход осени, конец сбора урожая). Говоря о Новрузе, следует отметить, что азербайджанский народ создал многообразные праздники, связанные с раннеземледельческими и скотоводческими представлениями.

Уходящие вглубь веков праздники, песни, обряды, связанные с первобытными представлениями, приняли форму традиций и церемоний [1, с. 69]. Праздник Новруза связан с земледелием плодородием и считается древним праздником Восток и Средней Азии. В Авесте повествуется о празднике с шестью сезонами. Начинается он с равноденствия дня и ночи, а завершается началом большого 7-месячного летнего праздника – хамаспамаеды. Согласно религиозным представлением, хамаспамаеда означает равенство дня и ночи, холода и жары, рождение человека, а в зороастризме означает день рождение Зороастра.По сюжету эпоса Фирдовси «Шахнамэ», героя Сиявуша зороастрийцы похоронили у восточных ворот построенной им самим Бухарской стены, а в народе было сложено множество плачей в его честь, как «главы огнепоклонников». Из дошедших до нас текстов этих плачей видно, что день погребения Сиявуша был назван Новрузом и ежегодно отмечался, как праздник [2, с. 237].

Однако Новруз ни связан ни с авестийскими шестью праздниками, ни с исламом. Он возник задолго до них и был связан с земледелием и плодородием. Позднее Новруз отмечали на обширных территориях. Источники указы­вают на то, что в эпоху Ахеменидов (558-330 гг. до н.э.) в народе уже существовал обычай праздновать этот праздник. Зороастрийцы связывали Новруз со своими обрядами и традициями. Даже имена отдельных исторических и легендарных личностей Ирана, например шаха Каумарса, Джамшида и др., связывает с этим праздником. В Сасанидский период, в связи с превращением зороастризма в государственную религию, этот весенний праздник отмечался с особой торжественностью, как общенародный и государственный праздник. Сасанидское государство приняло Новруз, как официальный государственный праздник. Касаясь  праздника Дионисия, следует отметить, что в VI-IV вв. до н.э. в Древней Греции проводились праздники в честь Асринада Дионисия.Выявленный в Баку кувшин (бардаг-тип узкогорлого кувшина) привлекает особое внимание. Небольшой, инкрустированный серебром, по своему декоративному содержанию он составляет единство с сосудами сасанидской эпохи. На кувшине высотой 19 см., шириной – 10 см. изображены четыре растеневидные полосы, образующие ромбы. Внутри этих ромбов-изображение петуха, куропатки, орла и птицы Симург.

В верхней части, между ромбами, внутри эллипсовидного круга – шестиугольные звёзды, в нижней части – рисунок мелкого животного. В местах пересечения полос изображены цветы.Среди сасанидской торевтики VI-VII вв. есть кувшины, подобные бакинскому кувшину. Единую типовую группу с ним составляют также кувшин из коллекции Эрмитажа, кувшин из Курганской области, из Британского и из Тегеранского музеев. Все эти кувшины изготовлены из одного материала, с одинаковым серебристым блеском, одного размера и с закономерным общим рисунком. Все кувшины без ручек и объединяются они общим декоративным содержанием. Для последующей сасанидской торевтики характерны рисунки, орнаментальные круги, ромбы и эллипсовид­ные круги [1, с. 72].

Следует отметить, что среди массовой сасанидской торевтики на поверхности кувшинов различаются сюжеты, строгая закономерность старых традиций, инвес­турные или же охотничьи сцены. Сюжеты изображений разнообразные: звери, птицы, одиночная борьба (поединок), охотничьи сцены, сбор винограда, танцы обнажённых девушек. По мнению ряда исследователей, эти сюжеты тесно связаны с широко распространёнными в сасанидском Иране культами Анахиты и Диониса. Дионисийские сцены сопровождались праздником Новруза (21-22 марта – день равноденствия дня и ночи, началам сельскохозяйственных работ) и Мехриганом (приход осени, конец сбора урожая). Говоря о Новрузе, следует отметить, что азербайджанский народ создал многообразные праздники, связанные с раннеземледельческими и скотоводческими представлениями.

Уходящие вглубь веков праздники, песни, обряды, связанные с первобытными представлениями, приняли форму традиций и церемоний [1, с. 69]. Праздник Новруза связан с земледелием плодородием и считается древним праздником Восток и Средней Азии. В Авесте повествуется о празднике с шестью сезонами. Начинается он с равноденствия дня и ночи, а завершается началом большого 7-месячного летнего праздника – хамаспамаеды. Согласно религиозным представлением, хамаспамаеда означает равенство дня и ночи, холода и жары, рождение человека, а в зороастризме означает день рождение Зороастра.По сюжету эпоса Фирдовси «Шахнамэ», героя Сиявуша зороастрийцы похоронили у восточных ворот построенной им самим Бухарской стены, а в народе было сложено множество плачей в его честь, как «главы огнепоклонников». Из дошедших до нас текстов этих плачей видно, что день погребения Сиявуша был назван Новрузом и ежегодно отмечался, как праздник [2, с. 237].Однако Новруз ни связан ни с авестийскими шестью праздниками, ни с исламом. Он возник задолго до них и был связан с земледелием и плодородием.

Позднее Новруз отмечали на обширных территориях. Источники указы­вают на то, что в эпоху Ахеменидов (558-330 гг. до н.э.) в народе уже существовал обычай праздновать этот праздник. Зороастрийцы связывали Новруз со своими обрядами и традициями. Даже имена отдельных исторических и легендарных личностей Ирана, например шаха Каумарса, Джамшида и др., связывает с этим праздником. В Сасанидский период, в связи с превращением зороастризма в государственную религию, этот весенний праздник отмечался с особой торжественностью, как общенародный и государственный праздник. Сасанидское государство приняло Новруз, как официальный государственный праздник. Касаясь  праздника Дионисия, следует отметить, что в VI-IV вв. до н.э. в Древней Греции проводились праздники в честь Асринада Дионисия.В пантеоне богов Анахита занимала особое место. Сведения о ней имеются в Авесте (Яшт V), в разделе, посвящённом Ардви-Суре-Анахите. Она упоминается как богиня священной водной стихии. Её обитель находилась среди звёзд, а сама Анахита – сильная, бесстрашная, в своей боевой колеснице уничтожающая тёмные силы.Ахура Мазда доверил Анахите покровительство над всеми живыми. Все божества шли к ней на поклон, желая получить благосклонность. Внешнее описание Анахиты в Авесте указывает на то, что автор Яшт видел статую богини и дал её описание [3, с.].

Её культ заменил древнеиранский культ Харахваи-Ардви-Суру, который у индусов именовался, как  Сарасвати-Ардви-сура [4, с.].Иранцы позднее присвоили себе культ Анахиты. С древнейших времён Анахита распространилась в регионах Ближнего Востока, как богиня изобилие, красоты, водных стихий. Её эквивалентом являлись Иштар, Инанна, Астарта.Согласно Авесте, Анахита изображена, как богиня воды, любви и плодородия. Позднейшие религиозные реформы прибавили Анахите роль покровительницы героев и воинов. Дошедшие до нас религиозные тексты Авесты относятся ко времени маздакидов.Пророк Зороастр уничтожил культы Анахиты, Митры, Веретрагны и других старых индоевропейских богов.  В эпоху ранних Сасанидов богиня войны и победы, Анахита иконографически отражала иранских цариц.Анахита является единственной богиней Ирана, которая во все времена изображалась в человеческом обличье.

В раннесасанидской иконографии Анахита отражала в себе цариц, а Ахура Мазда и Митра изображались в образе шахов.В центре данного кувшина изображение птицы Симург, которая является зооморфным образом в мифологиях Ирана, Средней Азии и Азербайджана. Симург воплощает в себе символ миропорядка. Эта  птица с волшебной силой, преодолевающая большое расстояние за мгновения. Самые ранние упоминания Симурга – Сэнмурва (по К.В.Тревер) мы встречаем в Авесте – в Вендидаде и в Яштах. «И обиталище Сэнмурва – на дереве всех семян, исцеляющем от зла» [5, с. 12].Мы видим, что существо от своего облика сохранило только место обитания, подобно облакам – это вершина горы. В имени Симурга есть элемент птицы – «мурв» и элемент собаки – «си». Симург многократно выступает в «Шахнамэ».

Две природы – собачья и птичья, получили наиболее яркое выражение в образе Сэнмурва в изобразительном искусстве. Образ его и связанные с ним мифы должны были сложиться задолго до того, как впервые письменно была зафиксирована какая-либо его характеристика с различными чертами [5, с. 27].В азербайджанских сказках птица Симург – Зумруд («сказка Симнара», «Сказка о Мелик Мамеде») всегда помогала героям в их борьбе со злом.Основные догмы авестийской философии – это борьба двух начал: добра (Ормузд-Ахура-Мазда) и зла (Ахримана).«Два Духа (Спэнта-Манью и Анхра-Манью), два близнеца в начале провозгласили от себя чистое и нечистое мыслей, речей и поступков. Благомудрые знают разницу между провозгласителями, не знают её зломудрые: суд благомыслящих безошибочен и верен как о том, так и о другом Духе. Из этих Духов Злой избрал для себя нечистое дело, чистоту же избрал Дух Непорочный, обитающий в непоколебимом небе: последовали чистоте чтущие Ахуру делами Правды, веруя Мазде» [3, с. 130].Как видно, добро и зло, существующие в человеческом сознании, не антропологические, а нравственно-психологические аспекты. Они проявляются в мыслях, словах и делах человека. Согласно Авесте, обитель Ахура Мазды – священная гора Эльбурс (Березант, на древнепехлевийском – Эльбург),  являющаяся праматерью всех гор на земле. Гора достигает неба. По Авесте, «здесь не бывает ночи, тьмы, холода, жаркого ветра, смертельных болезней. Эта гора имеет несколько вершин. Тахир является центром вселенной.

Солнце, мысли и звёзды вращаются вокруг неё. У подножия этой горы раскинулось священное море Воурукаша», которое, по мнению многих учёных, является Каспийским-Хазарским морем [6, №5, 1945].Обитель Анахиты локализуется на вершине горы  Березант-Хукайраде. Воды её стекают с высоты Хукайры и впадают в море Воурукаша. В среднеперсидской зороастрийской космогонии Харбуз (Березант) связывают с горой Эльбурс на севере Ирана [3, с. 419-420].Сравнение сюжетов и многообразие кувшинов албанских мастеров –эпохи Сасанидов с образцами соседних народов доказывает, что их работа достойно соответствовала запросам и требованиям как местных, так и иностранных заказчиков. Созданные в раннем средневековье образцы дошли до нас, как произведения искусства и предметы символического и религиозного характера

                                          

Литература

  • Кашкарлы К.О. Античная и раннесредневековая торевтика из Азербайджана. Баку: Элм,1992,140.с.
  • 2 Рак И.В. Мифы древнего и раннесредневекового Ирана. Санкт Петербург: Нева, Летний сад,1998,480.с.
  • .Авеста в русских переводах (1861-1996). Санкт-Петербург: Нева, Летний сад,1998, с.480
  • Ригведа Мандалы. Издание подготовила Елизаренкова I-IV М.: Наука,1970,440.с.
  • Тревер К.В. Сэнмурв – Паскудж Собака – Птица. Л., Эрмитаж, 1937,72.с.
  • Təhmasib M.H. Əfsanəvi quşlar // Vətənin uğrunda. Bakı, 1945, s.39
Прочитано 271 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости