Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Понедельник, 04 Декабрь 2017 00:00

Опрос на Северном Кавказе 2017

Автор 

В конце мая — первой половине июня 2017 года пражское информационное агентство «Medium Orient» провело традиционный опрос общественного мнения в трех республиках северокавказского региона Российской Федерации – в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Всего в ходе опроса было опрошено 1119 человек по репрезентативной выборке. В процессе исследования респондентам, представлявшим основные народы Дагестана, Ингушетии и Кабардино-Балкарии, задавались вопросы о наиболее актуальных проблемах в республиках их проживания, о степени соблюдения прав человека, об уровне коррупции, об отношении к различным республиканским и федеральным властям, а также о степени их доверия к различным социальным институтам и властным структурам.

Все это позволило получить достаточно полную и масштабную картину, весьма точно отражающую специфику социального самочувствия населения одного из наиболее проблемных регионов современной России. Полученные сведения имеют особое значение в качестве чувствительного социально-политического барометра общероссийского масштаба, поскольку, подобно Балканам, общественно-политические болезни которых часто приобретают общеевропейский характер, определяя вектор дальнейшего развития европейского континента, Кавказ в наиболее яркой, концентрированной и зачастую драматичной форме отражает весь спектр социальных проблем, характерных для России в целом.

Социально-экономическое и гражданско-правовое самочувствие населения, проблемы коррупции и права человека на Северном Кавказе по данным опроса общественного мнения

 

Отвечая на вопрос о том, в чем состоит самая актуальная проблема Вашей республики, треть респондентов (34,1%) указала «коррупцию правящих элит». На втором и третьем месте по актуальности оказались социально-экономические проблемы (25,7%) и проблемы безопасности (22,9%). При этом 12,3% опрошенных усматривают главную проблему в религиозной сфере и лишь 1,3% — в межэтнической сфере. Лишь 3,7% респондентов затруднились дать ответ на данный вопрос. Примечательно, что если более ранние социологические исследования «Medium Orient» постоянно выявляли значительно более высокую степень озабоченности населения социально-экономическими проблемами и проблемами безопасности, тот сейчас большинство усматривает основную проблему в коррупции в высших сферах власти. Это, судя по всему, отражает растущую неудовлетворенность населения галопирующим социальным расслоением между «верхами» и «низами» российского социума и связанное с этим социальное напряжение как в северокавказском регионе, так и в России в целом.

При ответе на вопрос о том, как изменилось экономическое положение Вашей семьи за последние 12 месяцев, лишь 16% опрошенных ответили, что оно «улучшилось». Значительно большее число респондентов — 23,9% — отметило, что экономическое положение их семьи ухудшилось. При этом 27,2% заявили, что их положение «скорее улучшилось» и 25,9% — «скорее ухудшилось». Таким образом, общее число тех, чье экономическое положение улучшилось или «скорее улучшилось», составило 43,2%; общее число тех, чье экономическое положение ухудшилось или «скорее ухудшилось», составило 49,8%, т.е. количество ощущающих общее ухудшение своего положения на 6,6% превысило число тех, кто считает, что их положение улучшилось. Достаточно большое число опрошенных – 7% — затруднились с ответом на данный вопрос.

Вопрос «считаете ли Вы, что права человека в Вашей республике соблюдаются в полной мере?» выявил достаточно высокую степень неудовлетворенности населения соблюдением прав человека. Так, 38,8% опрошенных отрицательно ответило на данный вопрос, что значительно превышает 12,7% респондентов, считающих, что права человека соблюдаются. При этом 28,9% полагает, что права человека «скорее не соблюдаются» и  только 16,6% — «скорее соблюдаются». Общее количество тех, кто считает, что права человека не соблюдаются либо «скорее не соблюдаются», составляет, таким образом, 67,7%. Общее число тех, кто полагает, что права человека соблюдаются либо скорее соблюдаются, составило лишь 29,3%. Таким образом, общее число неудовлетворенных соблюдением прав человека в республиках Северного Кавказа (67,7%) более чем в два раза превышает число тех, кто в целом удовлетворен соблюдением прав человека (29,3%).

Вопрос о том, какие именно права и свободы человека соблюдаются в Вашей республике в меньшей степени, выявил наиболее проблемную ситуацию в области свободы слова. Так, почти трех опрошенных (27,3%) указала, что в наименьшей степени в их республике соблюдается именно право на свободу слова. Вторым наиболее проблемным аспектом в области соблюдения прав и свобод человека стало соблюдение избирательных прав граждан (15,9%). Кроме того, сильную степень обеспокоенности опрошенных вызвало соблюдение права на жизнь (8,6%), право на проведение публичных мероприятий (8%), а также, что примечательно, право на свободу вероисповедания (7,9%), право на свободное передвижение по территории России (6,4%) и право пользоваться родным языком (2,9%). При этом значительное число опрошенных – 16% — затруднились с ответом на данный вопрос. Характер ответов на данный вопрос, прежде всего то обстоятельство, что предметом особой озабоченности опрошенных стало соблюдение свободы слова и избирательных прав граждан, свидетельствует о возросшей степени общественно-политической и социальной активности населения Северного Кавказа.

Ответы на вопрос о том, в какой сфере Вы в большей степени сталкивались с проявлениями коррупции, выявили, что чаще всего население сталкивалось с коррупцией в сфере образования. Так, 17,2% заявило о том, что они встречались с проявлениями коррупции в сфере образования (школы, вузы); 13% сталкивалось с коррупцией в области здравоохранения, 7,6% — в правоохранительных органах и 1,8% — фискальных органах (налоговая служба). Вместе с тем, 53,2% респондентов заявили о том, что они не сталкивались с проявлениями коррупции. В целом характер ответов на данный вопрос соответствует результатам предыдущих опросов общественного мнения, проводившихся  информационным агентством «Medium Orient», когда сфера образования, здравоохранение и правоохранительные органы также фигурировали в качестве главных институтов, где население сталкивалось с различными проявлениями коррупции.

Степень удовлетворенности населения своим социально-экономическим положением, а также соблюдением своих прав и свобод предопределили ответы респондентов на вопрос о том, планируете ли Вы в ближайшее время уехать в другую страну или в другой регион на длительное проживание. Чуть более половины опрошенных – 56% — отрицательно ответили на данный вопрос. Планируют переехать на длительное проживание в другую страну или регион в ближайшее время 14,6%. При этом 11,3% «скорее планируют» подобный переезд и 14,7% «скорее не планируют» смену места жительства. 3,5% опрошенных не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. Таким образом, в общей сложности более четверти опрошенных (25,9%) планируют отъезд из своей республики заграницу или в другой регион России на постоянное место жительства, при этом 14,6% уже приняло окончательное решение по этому поводу. Это достаточно высокая цифра, свидетельствующая о том, что в силу различных причин значительная часть населения имеет весьма сильную степень мотивации оставить свою республику и переселиться в более благополучные страны или регионы России.

Однако широко распространенная неудовлетворенность социально-экономическим положением и степенью прав и свобод в регионе, судя по всему, не оказали сколько-нибудь заметного негативного влияния на национальную или государственно-правовую идентичность населения. Так, отвечая на вопрос «какие чувства вызывает у Вас принадлежность к своей нации», 53,9% указали «гордость», 27,7% — «спокойную уверенность», 9,8% — «никаких чувств». Лишь 3,6% указали «ущемлённость», 2,1% — «обиду» и 2,9% затруднились с ответом на данный вопрос. В целом позитивное отношение к собственной национальной принадлежности и отсутствие каких-либо комплексов на этом основании продемонстрировали, таким образом, 91,4%. Явные негативные эмоции, связанные с фактом своей национальной принадлежности, обнаружило лишь 5,7% опрошенных (3,6% — «ущемленность» и 2,1% — «обида»).

Несколько большую степень негативных эмоций у опрошенных вызвало гражданство. Так, при ответе на вопрос «какие чувства у Вас вызывает ощущение того, что Вы – гражданин России», 33,3% указало «гордость», 25,2% — «спокойную уверенность» и 26,7% — «никаких чувств». При этом 6,3% указало «ущемлённость», 4,9% — «обиду» и 3,6% затруднились с ответом. Таким образом, в общем позитивное или позитивное отношение к своей государственно-правовой принадлежности продемонстрировало 85,2% опрошенных. Ярко выраженные негативные эмоции в связи с гражданством выразили 11,2% респондентов. В целом психологическая неудовлетворенность гражданством (11,2%) заметно превышает психологическую неудовлетворенность своей национальной принадлежностью (5,7%). Примечательно также, что опрошенные в значительно большей степени оказались индифферентными к своему гражданству (26,7% респондентов не испытывает «никаких чувств» по поводу своего гражданства), чем к своей национальной принадлежности (лишь 9,8% не испытывает «никаких чувств» по поводу своей национальной принадлежности).

Ответы на вопрос «гражданином какой страны Вы хотели бы быть» выявили, что подавляющее большинство опрошенных – 62,7% — предпочитает гражданство России. 13,2% опрошенных предпочел бы иметь гражданство какой-либо европейской страны; 9,2% — гражданство Турции и 6,8% — гражданство США. 6,5% не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. Таким образом, несмотря на широко распространенную неудовлетворенность социально-экономическим положением и степенью соблюдения прав и свобод, подавляющее большинство опрошенных (62,7%), тем не менее, предпочитает российское гражданство, что, очевидно, может объясняться весьма высоким статусом гражданства России среди других стран СНГ. Второе, третье и четвертое места по привлекательности для населения занимает соответственно гражданство европейских стран (13,2%), гражданство Турции (9,2%) и гражданство США (6,8%).

Ответы на вопрос, касающийся социальных ожиданий жителей северокавказских республик, выявили как высокую степень фатализма респондентов, так и осторожный оптимизм. Отвечая на вопрос о том, как в ближайшие 12 месяцев изменится Ваша жизнь – улучшится, ухудшится, или останется без изменений — наибольшее число респондентов – 40% — предпочло философско-фаталистический ответ «на все воля Всевышнего!». Еще 30% полагает, что жизнь останется без изменений, 17,1% респондентов уверены в том, что жизнь улучшится и 10,1% — ухудшится. Только 2,5% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос. Таким образом, из числа тех, кто предпочел высказать прямое предположение о возможном ухудшении или улучшении их жизни в ближайшее время, оптимисты, полагающие, что их жизнь улучшится (17,1%) заметно преобладают над пессимистами, уверенными, что их жизнь ухудшится (10,1%).

Отношение к религии и к конфессиональной политике властей в республиках Северного Кавказа по данным опроса общественного мнения

Отдельный блок вопросов, посвященный положению в конфессиональной сфере республик Северного Кавказа, позволил выявить степень религиозности населения, его отношение к соблюдению прав верующих в отдельных республиках, а также отношение населения к политике республиканских и федеральных властей в конфессиональной области.

Вопрос о том, какую роль играет религия в Вашей жизни, выявил достаточно высокую степень религиозности населения Северного Кавказа. Большинство опрошенных (64,4%) указало, что религия играет большую роль в их жизни и еще 17% заявило о том, что религия играет «скорее большую роль» в их жизни. Существенно меньшее число респондентов считает, что религия играет несущественную роль в их жизни. Так, 10,9% определило роль религии как «незначительную» и лишь 6,6% полностью отрицало какое-либо значение религии в своей жизни. Таким образом, общее число тех, кто считает, что религия занимает большое или «скорее большое» место в их жизни, составило 81%, т.е. подавляющее большинство населения. Число тех, кто заявил о том, что религия либо вообще не играет какой-либо роли в их жизни, либо играет несущественную роль, составило лишь 17,5%, что свидетельствует о возрастающей роли религии и церкви в северокавказском обществе.

Большой интерес представляют ответы респондентов на вопрос о том, соблюдаются ли права мусульман в Вашей республике. Примечательно, что почти половина опрошенных (44,2%) заявило, что права мусульман в их республике полностью соблюдаются; еще 31,8% опрошенных полагают, что права мусульман «скорее соблюдаются». Только незначительное меньшинство — 7,5% респондентов – полагает, что права мусульман не соблюдаются и 12,6% считает, что права мусульман «скорее не соблюдаются».

Таким образом, общее число тех, что считает, что права мусульман соблюдаются либо «скорее соблюдаются», составило 76%. Количество тех, кто полагает, что права мусульман не соблюдаются либо соблюдаются не в полной мере, составило 20,1%. Лишь 3,8% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос. Хотя подавляющее большинство респондентов в целом удовлетворены соблюдением прав мусульман, тем не менее, пятая часть опрошенных, в той или иной степени недовольная соблюдением прав мусульман, представляет собой довольно тревожный индикатор, свидетельствующий о ряде неблагополучных тенденций в конфессиональной сфере.

Оценка политики властей в отношении мусульман

 

Ответы на вопрос об отношении федеральных властей к мусульманскому населению России выявили в целом позитивную оценку федерального центра респондентами на Северном Кавказе. Так, 33,6% опрошенных положительно оценили политику федеральных властей по отношению к мусульманам России, 31,3% оценили данную политику «скорее положительно»; в то же время, лишь 14% респондентов отозвались о данной политике отрицательно и 11,3% — «скорее отрицательно». В целом количество оценивающих политику федерального центра положительно или «скорее положительно» составило 64,9%, что значительно превышает число оценивших данную политику отрицательно или «скорее отрицательно» (25,3%). Вместе с тем, четверть респондентов, в той или иной мере неудовлетворенных политикой федерального центра в отношении мусульманского населения, отражает наличие серьезного конфликтного потенциала в регионе. 9,8% опрошенных затруднились с ответом да этот вопрос.

Данные результаты в целом сравнимы с ответами респондентов на вопрос о том, как они оценивают политику республиканских властей в отношении мусульманского населения. Положительно политику республиканских властей в отношении мусульман оценило 40,5% респондентов, «скорее положительно» — 27%; отрицательно – 12,2% и «скорее отрицательно» — 11,3%. Общее число оценивших политику республиканских властей в отношении  мусульман положительно или «скорее положительно», составило, таким образом, 67,5% опрошенных; общее число тех, кто оценил данную политику отрицательно или «скорее отрицательно» составило 23,5%.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что оценка политики республиканских властей в отношении мусульманского населения респондентами оказалась несколько более высокой, чем их оценка политики федеральных властей в данном вопросе. Так, если политику федерального центра в отношении мусульман положительно или в целом положительно оценило 64,9%, то политику республиканских властей в этом вопросе положительно или в целом положительно оценило 67,5%. Соответственно, отрицательно или «скорее отрицательно» политику федеральных властей оценило 25,3% респондентов, тогда как общая отрицательная оценка республиканских властей в данном вопросе составила 23,5%.

Уровень доверия к различным социальным институтам и к структурам власти на Северном Кавказе по данным опроса общественного мнения

Отдельный блок вопросов в ходе изучения общественного мнения на Северном Кавказе был призван выявить степень доверия населения к различным социальным институтам и органам власти, включая доверие к различным церковным организациям.

Вопрос о том, насколько Вы доверяете русской православной церкви, выявил весьма низкую степень доверия респондентов данному социальному институту. Полностью доверяет русской православной церкви лишь 6,5% опрошенных, «скорее доверяет» только 8,7%; при этом полностью не доверят 31% респондентов и «скорее не доверяет» 21,1%. Около трети опрошенных – 32,7% — не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. Таким образом, общее число не доверяющих или склонных не доверять русской православной церкви составило 52,1% опрошенных, что значительно превышает общее число доверяющих или склонных доверять (15,2%). Столь низкий процент доверия, очевидно, связан не только с относительно малым числом православного населения в республиках Северного Кавказа, но и с высокой степенью интегрированности русской православной церкви в российские властные структуры, что не способствует росту популярности церкви среди широких кругов населения.

Вопрос о доверии населения духовному управлению мусульман республики выявил, что полностью доверяют данной структуре 20,9% опрошенных, «скорее доверяют» 24,8%, полностью не доверяют – 13,5% и «скорее не доверяют» 12,7%. 28% затруднилось с ответом на данный вопрос.

Таким образом, общее число доверяющих или «скорее доверяющих» духовному управлению мусульман республики составило 45,7%; при этом общее число не доверяющих или «скорее не доверяющих» составило на порядок меньшую цифру — 26,2%. Судя по ответам на данный вопрос, традиционные исламские церковные структуры в республиках, несмотря на их связи с местными властями и общее падение популярности, тем не менее, продолжают сохранять доверие и популярность среди широких слоев населения в регионе.

Примечательно, что степень доверия к исламским религиозным общинам оказалась несколько ниже, чем к духовному управлению мусульман республики. Так, опрос выявил, что исламским религиозным общинам полностью доверяют 17,8% респондентов, «скорее доверяют» 21,3%, полностью не доверяют 19,6% опрошенных и «скорее не доверяют» 13.5%. В целом количество доверяющих или «скорее доверяющих» составило 39,1%, тогда как количество не доверяющих или «скорее не доверяющих» составило 33,1%. Почти треть опрошенных – 27,9% — не смогла дать определенный ответ на данный вопрос. Таким образом, если о своем полном или частичном доверии духовному управлению мусульман в республиках заявило 45,7%, то неформальным исламским религиозным общинам доверяет 39,1% опрошенных, что несколько ниже.

Большой интерес представляют ответы респондентов о степени их доверия к международным правозащитным организациям; при этом уровень доверия в целом оказался довольно низким. Лишь 11% респондентов заявили о своем полном доверии к международным правозащитным организациям; еще 17,1% заявили, что они «скорее доверяют» данным структурам. Значительно большее число опрошенных – 21,6% — полностью не доверяют правозащитным организациям и 19,1% — «скорее не доверяют». Общий уровень доверия к международным правозащитным организациям, таким образом, составляет только 28,1%, тогда как число тех, кто не доверяет или «скорее не доверяет» данным структурам, составляет 40,7%. При этом около трети опрошенных – 31,2% — не смогли ответить на данный вопрос. Очевидно, столь невысокий уровень доверия к международным правозащитным структурам среди населения Северного Кавказа является как результатом негативного освещения их деятельности в российских центральных и местных СМИ, доминирующих в регионе, так и отсутствием зримых практических результатов их деятельности в северокавказских республиках.

Наоборот, уровень доверия населения к таким традиционным структурам социальной самоорганизации в регионе как род или тейп, оказался весьма высоким. Так, 26,9% заявили о своем полном доверии к традиционным институтам в виде рода или тейпа; 22,6% заявили, что они «скорее доверяют» данным институтам. Лишь 11% им не доверяют и 12,2% «скорее не доверяют».

В целом число доверяющих традиционным институтам составило 49,5% опрошенных; общее количество тех, кто не доверяет данным институтам, составило 23,2%. Значительное число опрошенных – 27,3% — затруднились с ответом на данный вопрос. Это обстоятельство, а также относительно высокий процент респондентов, в целом не доверяющих традиционным социальным институтам (23,2%), свидетельствует об определенной утрате авторитета данными институтами среди населения в новых усложнившихся условиях.

Большой интерес представляют ответы на вопрос об уровне доверия к российской армии, который оказался весьма высоким.  О своем полном доверии к российской армии заявила треть респондентов – 33,5%; еще 20,6% «скорее доверяет» российской армии. Полностью не доверяют российской армии только 13% респондентов и «скорее не доверяют» 12% опрошенных. Общий уровень доверия к российской армии, таким образом, достигает 54,1%, существенно превышая, что любопытно, общий уровень доверия к традиционным социальным институтам в виде рода или тейпа (49,5%). Общее число тех, кто в той или иной мере не доверяет российской армии, не превысило 25% респондентов. Столь высокая степень доверия к российской армии может объясняться как её большей связью и интегрированностью с населением вследствие всеобщей воинской обязанности, так и постоянным позитивным освещением действий российской армии, в частности, в Сирии, со стороны российских СМИ. Кроме того, значительной частью общества армия воспринимается как социальный институт, не связанный напрямую с политикой и просто выполняющий свой долг по защите родины от внешней угрозы.

Уровень доверия населения к полиции оказался прямо противоположным. Лишь 6,5% опрошенных указали, что они полностью доверяют полиции и 13,2% — «скорее доверяют». Вместе с тем, 32,9% указали, что полиции они полностью не доверяют и 24,4% — «скорее не доверяют». Общий уровень доверия полиции в северокавказских республиках, таким образом, составил лишь 19,7%, в то время как общее число тех, кто не доверяет полиции, составило 57,3%, т.е. почти в три раза больше. Данные цифры представляют собой явный контраст в сравнении с уровнем доверия армии, составляющий 54,1%. Столь низкий процент доверия к полиции вполне закономерен, так как полиция традиционно воспринимается населением как одна из наиболее коррумпированных структур в системе российской власти.

Еще более низким оказался общий уровень доверия населения к прокуратуре. Лишь 5,7% респондентов доверяет прокуратуре полностью и 10,4% «скорее доверяет» данной структуре; при этом полностью не доверяют прокуратуре 37,4% и «скорее не доверяют» 24,4% респондентов. 22.2% респондентов затруднились с ответом на данный вопрос. Общее число тех, кто полностью или частично не доверяет прокуратуре, составило, таким образом, 61,8%, в то время как общее число доверяющих прокуратуре составило только 16,1% опрошенных. Прокуратура, таким образом, оказалась одним из наименее уважаемых в обществе институтов, пользующихся наименьшим уровнем доверия среди населения республик Северного Кавказа.

Крайне низким оказался и уровень доверия населения к прессе. Так, всего 4,4% опрошенных полностью доверяет прессе и 10,4% «скорее доверяет» прессе. Наибольший процент опрошенных – 38% — прессе полностью не доверяет; при этом 25,1% респондентов прессе «скорее не доверяет». 22,2% респондентов не смогли дать определенный ответ на данный вопрос. Общее число тех, кто в той или иной степени доверяет прессе, составило лишь 14,8%; число тех, кто полностью или частично прессе не доверяет, достигло 63,1%. Столь низкий уровень доверия к прессе, судя по всему, может объясняться резким падением роли независимых СМИ в северокавказском регионе и доминированием официальных и проправительственных изданий в местном медийном поле.

Достаточно низким оказался и уровень доверия населения к федеральному правительству. О своем полном доверии к федеральному правительству заявило лишь 7,6% опрошенных; 13,2% федеральному правительству «скорее доверяет». При этом почто треть опрошенных – 27,9% — федеральному правительству полностью не доверяет и 23,7%  «скорее не доверяет». 27,6% респондентов затруднились ответить на данный вопрос. В целом о своем доверии федеральному правительству заявило 20,8% респондентов; значительно большее число опрошенных – 51,6% — правительству либо не доверяет полностью, либо «скорее не доверяет».

Примечательно, что степень доверия населения к республиканским правительствам оказалась даже ниже, чем к федеральному правительству. О своем полном доверии к региональному правительству заявило лишь 5,9% респондентов; «скорее доверяют» региональному правительству только 11,1% опрошенных. При этом полностью не доверяют правительствам в регионах 35,7% респондентов, а «скорее не доверяют» 23,9% опрошенных. Таким образом, общее число тех, кто в разной степени не доверяет региональному правительству, составило 59,6%, что во много раз превышает число тех, кто в разной степени склонен доверять региональным правительствам (17%). Примечательно при этом, что степень недоверия опрошенных к федеральному правительству (51,6%) оказалась существенно ниже, чем степень их недоверия к региональным правительствам (59,6%). Очевидно, существующие социально-экономические проблемы и неспособность властных структур к их эффективному решению ассоциируется населением в большей степени с деятельностью региональных, а не федеральных властей.

Крайне низким оказался и уровень доверия населения к муниципальным властям на Северном Кавказе. Полностью доверяют своим муниципальным властям лишь 5,3% респондентов; «скорее доверяют» только 8,5% опрошенных. 23% затруднились с ответом на данный вопрос. Подавляющее большинство опрошенных высказали свое недоверие муниципальным властям. Так, 40,1% респондентов заявили о своем полном недоверии муниципальным властям и еще 23,1% указали, что они муниципальным властям «скорее не доверяют». Общее число тех, кто в разной степени не доверяет муниципальным властям, составило 63,2%. Процент тех, кто полностью или частично доверяет муниципальным властям, не превысил всего 13,8%. Таким образом, степень недоверия к муниципальным властям (63,2%) даже превысила степень недоверия к региональным правительствам (59,6%). Столь низкий уровень доверия напрямую связан с многолетним разочарованием населения в деятельности местных властей, страдающих от высокого уровня коррупции и плохо справляющихся с решением местных хозяйственных вопросов.

Весьма низким оказался и уровень доверия населения к политическим партиям. Лишь 4,2% опрошенных полностью доверяют политическим партиям и 7,2% респондентов доверяют им частично. Вместе с тем, почти половина всех опрошенных – 40,1% — полностью не доверяют партиям и 25,1% «скорее не доверяют». Таким образом, общее количество тех, кто в различной степени не доверяет политическим партиям, составило 65,2% опрошенных, тогда как число тех, кто полностью или частично доверяет политическим партиям, не превысило 11,4% респондентов. Столь низкая степень доверия к политическим партиям связана с тем, что партии воспринимаются значительной частью населения как маловлиятельные и полностью зависимые от власти структуры, преследующие свои узкокорпоративные цели и в целом не оказывающие какого-либо серьезного влияния на положение в регионе.

Одной из самых низких оказалась и степень доверия населения северокавказских республик к судебной системе. Рекордно низкое число респондентов – 3.7% — заявило о том, что оно полностью доверяет судам и 9,8% — «скорее доверяет». 21,5% опрошенных не смогли ответить на данный вопрос. Полностью не доверяют судам 42,5% опрошенных и еще 22,4% «скорее не доверяют». Общая картина представляется крайне неблагоприятной для судебной системы в северокавказском регионе: в целом судам не доверяют и «скорее не доверяют» 64,9% опрошенных, т.е. подавляющее большинство. О своем полном или частичном доверии судам заявило лишь 13,5% респондентов, что в целом отражает широко распространенное в обыденном сознании негативное представление о судебной системе как коррумпированной и полностью зависимой от властей структуре.

Опрос выявил довольно низкий уровень доверия населения к республиканским парламентам. Только 5,2% респондентов заявили о полном доверии парламенту своей республики и 12,7% заявили, что они «скорее доверяют» республиканскому парламенту. Почти четверть опрошенных – 24,8% — затруднилась с ответом на данный вопрос. 37,4% респондентов полностью не доверяют и 20% «скорее не доверяют» парламентам своих республик. В целом республиканским парламентам не доверяет 57,4% респондентов, в то время как число тех, кто в той или иной степени им доверяет, составило лишь 17,9% опрошенных.

Примечательно, что уровень доверия населения Северного Кавказа к общероссийскому парламенту, т.е. к Федеральному собранию России, оказался существенно выше, чем к республиканским парламентам. Так, полностью доверяют Федеральному собранию 16,8% опрошенных и «скорее доверяют» 17,5%. Вместе с тем, полностью не доверяют высшему органу законодательной власти России 23,9% и «скорее не доверяют» 14,9%. 26,8% затруднилось с ответом на данный вопрос. Общее число тех, кто в разной степени доверяет Федеральному собранию РФ, составило 34,3%. Общее число тех, кто в той или иной степени не доверяет Федеральному собранию, составило 38,8%. Таким образом, если республиканским парламентам доверяет лишь 17,9%, то уровень доверия Федеральному собранию оказался намного выше, составив 34,3%.

Результаты опроса свидетельствуют, что из всех властных структур наибольшим доверием населения Северного Кавказа пользуется президент Российской Федерации. О своем полном доверии президенту России заявило 40,3% опрошенных – рекордно высокое число в сравнении с другими властными структурами. Примерно пятая часть опрошенных – 19,7% — заявили о том, что они «скорее доверяют» президенту России. Полностью не доверяют президенту России 13,9% респондентов и «скорее не доверяют» 9,4%. 16,7% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос. Общее число тех, кто той или иной степени доверяет российскому президенту, составило 60% опрошенных, что намного превысило аналогичные показатели в отношении других структур власти и социальных институтов России. Общее число тех, кто не доверяет или «скорее не доверяет» российскому президенту, составило 23,3% респондентов.

Причины относительно высокой популярности В. Путина среди населения Северного Кавказа и России в целом являются дискуссионной темой. В любом случае, важная причина данного феномена состоит в особенностях личности российского президента, в специфике его публичного поведения, в его умении учитывать особенности целевых аудиторий, а также в тщательно выстроенной российскими СМИ кампании по созданию и продвижению его позитивного имиджа среди населения. Немаловажное значение имеет и то обстоятельство, что В. Путин весьма умело и творчески использует внешнеполитические вызовы и сложности, испытываемые Россией, для усиления собственной популярности и для мобилизации общественного мнения в свою пользу.

Тенденция более высокой степени доверия населения Северного Кавказа к федеральным структурам, нежели к их аналогам на республиканском уровне, проявилась и в отношении к институту президентской власти. Опрос показал, что доверие населения к президентам республик Северного Кавказа оказалось намного ниже, чем к российскому президенту. Так, полностью доверяют президентам республик лишь 10,6% респондентов и «скорее доверяют» 12,7%. Полностью не доверяют президентам республик 40,8% и «скорее не доверяют» 15,8%, при этом 20,1% затруднился с ответом на данный вопрос. Общее количество респондентов, в разной степени доверяющих президенту своей республики, составило, таким образом, 23,3%, что намного ниже уровня доверия президенту России (60% респондентов). Общее число тех, кто в разной степени не доверяет президенту своей республики, составило 56,6%, что, в свою очередь, значительно выше уровня недоверия российскому президенту (23,3%). Таким образом, уровень доверия президенту России среди населения Северного Кавказа оказался почти в три раза выше, чем уровень доверия президентам республик Северного Кавказа.

Крайне низким оказался и уровень доверия населения северокавказских республик к международным организациям. Полностью доверяет международным организациям только 4,5% опрошенных и «скорее доверяет» 13,7% респондентов. Полностью де доверяет международным организациям 24,9% респондентов и «скорее не доверяет» 24,8%. При этом около трети респондентов – 32,1% — затруднились ответить на данный вопрос. Всего международным организациям в той или иной степени доверяет лишь 18,2% респондентов, в то время как общее число тех, кто международным организациям не доверяет или «скорее не доверяет», составило 49,7%.

Примечательно, что уровень доверия к ФСБ оказался несколько выше, чем уровень доверия к международным организациям. Так, о своем полном доверии к ФСБ заявило 14,5% опрошенных и о частичном доверии – 13,8% респондентов. Полностью не доверяет ФСБ 29,6% и «скорее не доверяет» 18,7%. Около пятой части опрошенных – 23,5% — затруднились определиться в данном вопросе. Таким образом, в целом число в той или иной мере доверяющих ФСБ составило 28,3% респондентов, в то время как число полностью или частично доверяющих международным организациям, не превысило лишь 18,2% респондентов. Число тех, кто полностью или частично не доверяет ФСБ, составило 48,3%.

***

Данные опроса общественного мнения, проведенного в конце мая — первой половине июня 2017 года пражским информационным агентством «Medium Orient», выявили достаточно сложную и во многом противоречивую картину социального самочувствия населения Северного Кавказа. Ее отличительной чертой является явное недовольство населения высокой степенью коррупции, проблемным социально-экономическим положением в регионе и неудовлетворительной ситуацией в области соблюдения основных прав и свобод. Так, почти 70% опрошенных считают, что их права нарушаются.

Вместе с тем, результаты опроса показали, что основную вину за существующие проблемы население склонно возлагать на республиканские, а не на федеральные власти, Это нашло свое выражение в значительно более высоком уровне доверия респондентов к федеральным структурам власти по сравнению с их республиканскими аналогами. Примечательно, что одной из властных структур, пользующейся наиболее высоким доверием населения, стал президент Российской Федерации, о доверии к которому заявило 60% опрошенных. В то же время, уровень доверия населения к президентам северокавказских республик не превысил 23%. В свою очередь, «рекордсменами» с точки зрения наиболее низкой степени доверия населения стали политические партии (им доверяет лишь 11,4% опрошенных) и суды (им доверяет лишь 13% респондентов).

Важной отличительной чертой, которая была выявлена в ходе социологического исследования, стала высокая степень разочарованности и недоверия населения к основным структурам гражданского общества. Это проявилось в весьма низком уровне доверия к средствам массовой информации, к политическим партиям, к правозащитным организациям и к международным организациям в целом. Своего рода реакцией на общую неудовлетворенность своим положением и разочарование в традиционных институтах гражданского общества, стал рост религиозности населения. Так, общее число тех, кто считает, что религия занимает большое или «скорее большое» место в их жизни, составило 81%.

Методология опроса

 

Опрос велся в сельской и городской местности, план выборки исследования был разработан на основе данных переписи населения России за 2010 год. http://www.gks.ru/

В план выборки были включены жители городского и сельского населения СК в возрасте от 15 лет и старше. В качестве целевой группы исследования было определено население в возрасте от 15 лет и старше. Объём выборочной совокупности составил 1200 респондентов. Для обеспечения репрезентативности выборки была разработана многоступенчатая, стратифицированная, пропорциональная, случайная методология выборки респондентов, которая включала в себя следующие этапы: 1) Стратификация и выбор первичных единиц выборки (ПЕВ); 2) Определение количества точек выборки (ТВ); 3) Выбор домохозяйств; 4) Выбор респондентов. Все регионы, включённые в выборку, были поделены на городскую и сельскую местность. Таким образом, были определены следующие страты:

Ингушетия: г. Малгобек 1 улица из г. Малгобек 1 село Верхние Ачалуки 1 село Зязиков-Юрт 1 село Нижние Ачалуки 1 село Сагопши 1 село Средние Ачалуки 1 село Али-Юрт 1 село Барсуки 1 село Долаково 1 село Кантышево 1 село Плиево 2 село Сурхахи 1 село Экажево 1 село Яндаре 1 село Галашки 1 село Нестеровское 2 село Орджоникидзевское — станица Орджоникидзевская (цмр) 6 село Троицкое Кабардино-Балкария:  г. Нальчик улица в г. Нальчик г. Нальчик село г. Нальчик г. Баксан улица в г. Баксан г. Баксан улица в г. Баксан г. Баксан село г. Баксан г. Прохладный улица в г. Прохладный г. Прохладный улица в г. Прохладный г. Прохладный улица в г. Прохладный Баксанский муниципальный район село Заюково — село Заюково (цмр) Баксанский муниципальный район село Исламей Баксанский муниципальный район село Псыхурей Зольский муниципальный район село Каменномостское Зольский муниципальный район село Сармаково Лескенский муниципальный район село Хатуей Майский муниципальный район улица в г. Майский (цмр) Майский муниципальный район село станица Котляревская Прохладненский муниципальный район село Карагач Прохладненский муниципальный район село станица Солдатская (цмр) Терский муниципальный район улица в г. Терек (цмр) Терский муниципальный район село Верхний Курп Терский муниципальный район село Плановское Урванский муниципальный район улица в г. Нарткала (цмр) Урванский муниципальный район село Кахун Урванский муниципальный район село Старый Черек Чегемский муниципальный район улица в г. Чегем (цмр) Чегемский муниципальный район село ВерхнеЧегемское Чегемский муниципальный район село Чегем Второй Черекский муниципальный район село Бабугент Эльбрусский муниципальный район улица в г. Тырныауз (цмр) Эльбрусский муниципальный район село Кенделен Дагестан  Г. Махачкала. г Дербент. г Хасавюрт. г Буйнакс. г Хасавюрт. Казбековский район, село Дылым, село Лениноаул, село Буртунай.  Каякентский район город-село, Дахадаевский район (даргинцы), село Зубачи, Калкни.  Ботлихский район — Ботлих, село Ботлих, Алак, Гагтли, (аварцы, андийцы).

http://caucasustimes.com/ru/opros-na-severnom-kavkaze-2017-korrupcija-i-uhudshenie-jekonomicheskogo-polozhenija-podryvaet-avtoritet-vlasti-v-regione/

Прочитано 40 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости