Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Пятница, 27 Октябрь 2017 06:05

Протестантские миссионеры, армяне и так называемый «армянский вопрос»

Автор 

                                                      Агасиев Икрам Керим оглу,  доктор исторических наук

 

Актуальность рассматриваемой темы обусловлена тем обстоятельством, что в наши дни проблема деятельности иностранных христианских миссионеров среди мусульманского населения Кавказа является одна из злободневных. Для Азербайджана этот вопрос ещё важнее, поскольку 20 процентов его территории оккупированы армянскими захватчиками, которые стараются придать своим преступным деяниям ещё и религиозную окраску. Сегодня христианские миссионерыиз западных стран, под маской разных организаций и обществ, распространяют среди азербайджанского населения христианскую литературу, порой и радикаль­ную, пропагандируют среди азербайджанской молодёжи пацифистическое настроение. Особен­ность сегодняшнего миссионерства в том, что уже миссионерами являются не граждане зарубежных стран, а граждане Азербайджана, прошедшие подготовку в западных странах. Для Азербайджана, который находится с агрессором – Арменией в состоянии войны – это тревожный факт, и конечно, не во всех, но во многих случаях, в деятельности христианских сект, невооруженным глазом наблюдается «армянский почерк».

Армяне с первых дней их переселения на территории Северного Азербайджана являлись инструментом в руках России для осуществления политики христианизации. И конечно, при этом они никогда незабывали о своих «нечистых замыслах».

Для глубокого понимания сути происшедших процессов полезно было бы обратиться к историческим корням данной проблемы.

Начав компанию по завоеванию Кавказа, Россия ясно осознавала, что этот захваченный исламский регион будет слабым звеном в государстве, ибо нехристианское население Кавказа не смирится с российским вторжением. Правящие круги империи отчетливо понимали, что непокорным Кавказом можно управлять не силой оружия, а с помощью религиозного сближения метрополии с колонией, точнее внедрением среди мусульманских народов Кавказа, христианства.

Для достижения поставленной цели царская власть была и не против пользоваться услугамиразных иностранных христианских миссионерских организаций. В этом плане особый интерес вызывает деятельность Эдинбургских, и в особенности Базельских миссионеров.

Летом 1802 года в Россию прибыли директора Эдинбургского миссио­нерского общества из Шотландии , которым царское правительство разрешило учредить на южной границе империи христианское миссио­нерство. Оно поручалось известному в прошлом миссионерской деятельностью в Африке Генри Бронтону и пастору Александру Паттерсону. Оба были выходцами из Шотландии (6, с.926-930). Они в том же году основали на Северном Кавказе колонию Каррас, которая находилась в 7 верстах от Бештау (ныне - г. Пятигорск). Главной целью создаваемого миссионерства было обращение в христианство горцев, как язычников, так и последователей магометанского исповедания (6,с.927). Колония Каррас создавалась как крупный миссионерский центр на Кавказе с собственной типографией. Деятельность колонии Каррас регламентировалась официаль­ными властями России. В 1803 – 1813 гг. в колонию Каррас пере­селились немецкие колонисты из Поволжья – члены реформаторского течения, желающие заниматься миссионерской деятельности (5, с.909-910).

С целью приобщения горцев к христианству царское правительство дозволяло миссионерам покупать невольников из среды мусульманского населения в возрасте не старше 16 лет, которые должны были находиться в среде миссионеров и постепенно приобщиться к христианству (6,с.926).

Наряду с шотландскими на Кавказе были задействованы христианские миссионеры немецкой национальности из Базельского евангелического общества, которые просили русского царя разрешить им заниматься распространением христианства среди народов Кавказа. После одобрения их предложения они в 1821 году прибыли в Россию. Их целью являлась «основать за Кавказом, между Черным и Каспийским морями, колонии из немецких благочестивых семейств, завести там училища и типографию, с целью распространять в том крае между язычниками и мухаммеданами слова божья» (6,с.468). Миссионеры работали под покровительством МВД России, о чем свидетельствуют отрывок из письма А.Ермолова к евангелическим священникам Дитриху и Зарембе от 8-ого июня 1823 года, где говорится: «Препровождая оная при сем, честь имею вас известить, что на основании их, оказано будет вам всякое покровительство, может иметь сведения о землях и различных жителях тех мест и отведены будет в достаточном количестве в самых городах для упомянутых заведений земли, если вы того потребуйте» (6,с.472).

Миссионеры планировали «ехать из Астрахани по Дагестану, на Тарку и Дербент, Кубу, Баку и в Шемаху, что в Ширване, и приискать в одном из сих городов или по близости оных или же поближе к берегам Куры, удобное место, где – бы можно было поселиться» (6,с.470). Получив одобрение у местных властей, миссионеры Базельского евангелического общества в 1823 году прибыли на территорию Азербайджана, в город Шуша, где они обосновали религиозную школу.Базельское миссионерское общество ставило перед миссионерами цель: распространение христианство на Кавказе, руководствуясь при этом правилами только Великобританского инородческого евангелического общества!

         Миссионеры занимались как устной проповедью, так и письменными пояснениями, чтобы «победить предубеждение мухамедан»(7, с.319).

В этом деле были заинтересованы также армяне, которые в христиа­низации местного азербайджанского населения видели способ легко, без проблем адаптироватьсяна земле Азербайджана, куда они в массовом порядке были переселены из Ирана и Османской империи после Гюлис­танского(1813) и Туркменчайского (1828) договоров. Неслучайно, Базельские миссионеры приехали сначала именно к католикосу армян Ефрему, и при поддержке армян планировалась пропаганда христианство среди мусульман.

В первую очередь, в глаза миссионеров бросалось то, что «как невежественны и развращены армянские священники, и с каким презрением относятся к ним мусульмане. Как писали сами миссионеры по этому поводу: «Мусульмане ненавистью относятся к христианству и христианам, потому что проживающее между ними христиане (имеется в виду армяне - И.К.) отличаются не только великим невежеством, но и нравственным расстрой­ством. Невежественность и видимое христианство армян дискредитировало христианство в глазах мусульманского населе­ния» (7,с.319).Армяне неве­жест­венные в христианском учении едва ли могли бы оказывать действенную помощь миссионерам. Поэтому миссионеры считали нужным распространять истины христианского учения не только среди мусульман, но и невежественного армянского населения, чтобы оно могло оказывать действенную помощь в распространении христианства среди мусульман. Скоро в Шуше и Москве были напечатаны священные книги на армянском языке. При этом католикос Ефрем и архиепископ Нерсес в 1824 году словесно поощряли их деятельность. Митрополит Карабахский тоже знал о целях миссионеров и неоднократно в своих письмах демонстрировал поддержку. В целом, армянское духовенство миссионеров поддерживало (7, с.325).        

         Миссионеры были против насильственных или иных искусственных приёмов для обращения мусульман в христианство. Как они писали, такие меры могли бы вызвать скорее отвращение к христианству, нежели любовь. Основной целью миссионеров было распространение хрис­ти­анского вероучения среди мусульман, и в особенности тюркского населения Закавказья. Для миссионеров важно было перевод Нового Завета на татарский (азербайджанский) язык и армяне – переселенцы из Османской империи, владевшие тюркским языком, добровольно помогали в этом иностранным миссионерам(7, с.324). С 1828 года начала действовать собственная типография в Шуше, где напечатано сравнение Корана с Библией на 270-ти страницах.

Миссионеры действовали в географическом треугольнике Дербент – Иреван - Карабах.Однако,год за годом ареал их деятельности расширялся: в 1829 году некоторые из них посещали Багдад, где изучали арабский язык и занимались распространением христианства. В 1830 году 3 миссионера побывали в Восточном Анадолу, где распространяли Святое Писание на курдском языке. Позднее, в 1833 году Базельские миссионеры открыли в Тебризе свое училище, где проповедовалось учение христианства. Новый Завет даже был переведён на курдский язык и распространялся среди курдского населения Ирана. В целом, 4000 экземпляров Нового Завета на персидском языке было распространено на Кавказе и в Персии (7, с.324) Кроме того, были отпечатаны священные книги на сирийском, халдейском и на особом наречии арабского языка (иракский) более 1000 экземпляров и эти книги были розданы детьям-христианам в Персии и Турции.

В распространении библейских книг по Закавказью особое усердие проявляли армянские переселенцы, которые в массовом порядке поселились не только в Карабахе, но и в Шекинской, Ширванской и в других провинциях Азербайджана. Отметим, что Базельские миссионеры были против насиль­ственных или демагогических методов при распространении христианство. Вот что они писали по этому поводу: «Если бы мы ограничивались обещаниями и подачею пособия, то нам не трудно было бы собрат великое количество таких окрещенных, но мы не прибегаем к средствам не сообразным с волею Иисуса Христа и недостойным чистой и небесно­величенной нашей религии» (7, с.324). Они больше предпочитали массовых мероприятий, покорение массы, чем отдельных людей.

Сотрудничество армянского духовенства с миссионерами продолжалось до тех пор, пока несколько армянских дьяконов перешли из армяно - григорянской веры в лютеранскую веру. Как отмечено в источниках, «армянское духовенство, при всем своём невежестве» всё таки заметило тягу некоторой части армянской молодежи к лютеранству, что вызвало у них недовольство : 9 ноября 1830 года армянское духовенство Шуши обратилось к официальным властям и жаловалось на деятельность базельских миссионеров, будто бы они переманивают армян в лютеранство. (7, с.320).  

С начала 30-х годов XIX века между членами Базельского Еван­гелического миссионерского общества и Армянским духовенством кон­фликты зачастились, что вызвало беспокойство у местных официальных властей. Местные власти считали, что несогласие между европейскими христианскими миссионерами и армянским духовенством оказывает отрица­тельное влияние, как на армянское духовенство, так и на христи­анизацию азербайджанского населения. Возникшем конфликте власти были на стороне армянского духовенства, так как армян считали более важным и нужным элементом для осуществления политики христианизации на Кавказе, и по этому требовали, чтобы «действия членов миссионерского общества были поставлены в определенные рамки, чтобы «отклонит всякий повод к неудовольствиям со стороны армянского духовенства» (7, с.270)

Генералу Ермолову поступили жалобы, как от армянского духовенства, так и от Базельских миссионеров. После разбирательства вышестоящих инстанций стало известно, что училище в городе Шуше было учреждено миссионерами в 1827 году, именно по просьбе самих армян, которые, по мнению миссионеров, к тому времени являлись глубоко невежественными, и считали, что «если армяне достаточно будут обучены, могут с большим успехом водворить христианство между мухаммеданами» (7, с.270).

Как видно из источников, учителями в Шушинском училище были армяне, и предметы преподавались по книгам, одобрённым армянским духовенством. Шушинское училище не находилось в подчинении Министерства Народного Просвещения России. Министр Просвещения князь Ливень считал, что нет необходимости в подчинении этого училища министерству, «ибо это послужило бы поводом уничтожению сих училищ, а довольна училищному начальству посещать сие заведения и иметь их под своим наблюдением и надзором» (7, с.270). Князь Ливень тоже выразил свое несогласие с обвинениями в адрес миссионеров, якобы переманивших армянских юношей в евангелическую веру. Положительно отзывался о миссионерах и директор Закавказских училищ, который отметил «благо­намеренность миссионеров и их любовь к просвещению»(7, с.270). Начальники Карабахской, Ширванской и Шекинской провинций считали весьма полезными деятельность Шушинского училища для распространения просвещения среди армянской молодёжи (7, с.270).

     Следует отметить, что в отличие от ислама, любое христианское течение, в том числе и евангелизм и григорянская церковь пользовались покро­вительством царского правительства в равной мере, чтобы члены одного христианского течения не привлекали в свою веру людей другого исповедания. Переходы из одной терпимой веры в другую разрешались царским правительством, если решение об этом принималось не под нажимом каких – то сил, а добровольно. Таким образом, с одной стороны армянское духовенство вроде бы имело права требовать, чтобы миссионеры не вмешивались в дела армяно -григорянской церкви. С другой стороны, армянские юноши добровольно переходили в лютеранскую веру, и армянская церковь не имела права запретить им, это делать.

     Армянские дьяконы, которые приняли лютеранство, больше всего боялись мести со стороны Эчмиадзинского духовенства, и поэтому просили, чтобы их дела разбирали в Тифлисе, и под надзором местного начальства (7, с.270). Опасения принявших лютеранство армянских дьяконов были не напрасны – оба они были убиты при невыясненных обстоятельствах на дороге, во время перевозки их из Карабаха в Эчмиадзин, где должно было состояться разбирательство.

Для надзора за деятельности училища было предложено избрать двух почетных попечителей из среды армян, чтобы оны следили за деятельностью миссионеров и не допустили бы переход армян - григорян в евангелическую веру (6, с.271). Под давлением властей и армянского духовенства с 1832 года миссионеры прекратили свою деятельность среди армян. К тому времени миссионеры потратили в миссионерских целях 20 тыс. червонцев. Проповедниками тогда были: в Шуше – Карл Пфандер, Фридрих Шнремберг, Август Крейс, Фелициан Заремба и типографщик Фридрих Юдть, в Каррасе – пастор Якоб Ланг, в Маджарах – Людвиг Кенинг и Якоб Виртнер(7, с.325-326).

       С 1830 годов отношение царских властей к иностранным миссионером меняется: в официальных кругах укрепилась уверенность в том, что для России полезнее будет обращение нехристианского населения в Греко-Российское вероисповедание, поскольку в отличие от иностранных миссионеров, успехи созданной в XVIII веке Осетинской комиссии по распространению православия, были более заметны: по письменным источникам, в период с 1817 по 1834 год православными миссионерами окрещено на Кавказе до 70 тыс. человек (7, с. 320).

Власти считали, что протестантизм является более серьезной пре­гра­дой на пути распространения православия, нежели ислам или другие верования, поскольку «в случае распространения между горцами и другими иноверными…народами влияние иностранных миссионеров, нашим проповедникам, конечна будет несравненно труднее действовать против тех понятий, которые ими внушены, будут, нежели против самого исламизма или язычества» (7, с.320).

Поскольку Базельские миссионеры управлялись из Швейцарии, они вызвали определенные опасения у местных властей, как представители иностранного религиозного общества. Весть о пропаганде протестантизма среди армянвоспринималась как вредная деятельность против устоев царизма. Например, вот что писал по этому поводу барон Розен 10 января 1835 года: «Базельские миссионеры, как я полагаю, могут быть более вредны по своим действиям, нежели Шотландские, ибо не устраивая колоний, не занимаясь обращением мухамедан и язычников, чего сами желали и просили, они неприметным образом действуют на армян распространением между ними своих переводов и привлечением их в свои школы.. Они в продолжении 13 лет не только не завели колоний, но даже не обратили в христианство ни одного язычника или мухамеданина, а занялись переводами духовных книг на армянской язык и учредив школы, вместо язычников и мухаммедан, устремили, как кажется вид свой на армянское юношество» (6,с.320).

Далее Розен выражает беспокойство по поводу того, что со временем миссионеры» могут приготовить умы армянского юношества новым понятиям которые будут, конечно, не в духе григорянского вероисповедания и, может быть, не в пользу самого правительства»(6, с.320). Розен пишет: «К сему нельзя не принять во внимание, что народонаселение армян в здешнем крае в несколько крат менее мухаммедан и язычников, а равно и того ещё, что во всех Закавказских провинциях и даже в Адербайджане народ, кроме высших сословий, вовсе не употребляет персидского языка и мало кто его знает, все здешние мухаммедане говорят и пишут по-татарски (по - азербайджански - И.А.), и иногда по-арабски. Горцы - же вообще вовсе не понимают языка персидского, но многие из них говорят по-татарски ». Розен советует, на татарском (азербайджанском – И.А.) языке напечатать побольше христианской литературу(7, с.327).

   Власти беспокоились, что миссионеры могут негативно повлиять не только на армян, но и на грузин и на раскольников «которые и без внушения Базельских миссионеров, напитаны сильным фанатизмом»(7, с.330).С 1835 года Положением Комитета Министров Базельским миссионерам в г. Шуше воспрещалась миссионерская деятельность. Они имели право заниматься только земледелием, ремеслом и фабричным делом (6, с.321). Училища миссионеров сохранялось с условием, что им запрещалось принимать в свое училище армянского юношества. Над Базельскими миссионерами был установлен строгий контроль начальника Кавказской области.

После того, как деятельность базельских миссионеров была запрешена, их дела продолжали лютеране армянского происхождения, к тому же являющейся российскими подданными. Одним из активных в этом плане был некий Саркис Амбарсумян, который после принятия лютеранства от миссионеров, был отправлен в Эстландии, в Высшую лютеранскую духовную школу. Вернувщись в 1841 году в Азербайджан, С.Амбарсумян первым делом занялся открытием евангелическо – лютеранской школы в г. Шемахы, где проживала немногочисленная армянская община. Привлечение армянских детей в лютеранскую школу вызвало недовольство армянских священников, которые С.Амбарсумяна считали предателем армянского народа, деятельность которого будьто-бы направлена на раскол армян на религиозной почве (11, с.56). Однако со второй половины XIX века мнение армянских священников на переход армянских юношей в лютеранство изменилось: они стали делать вид, что одобряют распространение лютеранство среди армянского населения. Даже армяно – лютеранская община г.Шемахи по просьбе прихожан и по разрешению властей 22 августа 1866 года была принята в лоно Евангелическо – Лютеранской церкви России (11, с.57)

   Чем было, вызвано изменение отношения армянских священников к лютеранству? В первую очередь, это явление было связано с событиями, которые происходили в 70 –х годах XIX века в политике ведущих европейских государств, в том числе сильной иагрессивной Германии. Обсуждаемых на Берлинском конгрессе 1878 года одним из острых вопросов был так называемый «армянский вопрос». Россия и другие ведущие европейские государства пользовались «армянской картой» для нажима на Османскую империю, чтобы добиваться от неё всё – больше экономических и политических уступок, и таким образом ослабить её, приблизить развал этого государства. В официальных кругах России определённые надежды возлагали на то, что Германия в так называемом «армянском вопросе» поддержит позицию России и армянства, и поэтому царские власти и армяно – григорянская церковь стали либерально относится к фактом перехода армян - григорян в лютеранство: 1888 году лютеранские общины армян уже функционировали не только в Шемахи, но и в Александрополе (ныне – в Гюмри) и в Баку. По данным 1888 года лютеранами являлись 284 армянина (11, с.57)

     Проекты Германии были рассчитаны на просветительскую и религиозную пропаганду среди армянского населения Османской империи. Например, с 1897 года в Восточном Анадолу функционировала германская миссионерская организация «Германский Союз по оказанию помощи армянам», которая занималась благотворительностью и распространением протестантизма среди турецких армян, и никак не вмешивалась во внутреннюю политику Османской Империи в решении так называемого «армянского вопроса»: в Германии «армянский вопрос» был «непопуляр­ным». Германские политики прекрасно понимали, что так называемое «армянское национальное движение» прокладывает путь для царской России к будущему захвату земель Османской империи, что не отвечало экономическим и политическим интересам Германии. Протурецкая позиция Германии раздражала дашнаков и армяно – григорянскую церковь, которые взамен на их лояльное отношение к распространению лютеранства среди армян ожидали от кайзера демонстрировать поддержку армянских националистов. Даже армянский лобби в Берлине этот вопрос поднял на встрече с императором Вильгельмом II и Император армянофильствуюшим политикам отказал в поддержке, жёстко ответив им, что «ещё не пришло время ставить армянский вопрос на политическую почву»(3, с.51)

       Отказ Германии в поддержке так называемого «армянского вопроса» вызвало недовольство в армянских националистических кругах, и они свою ярость направили против простых немцев, где - бы они не проживали. История Кавказа богата фактами, когда армяне, руководимые партией «Дашнакцутюн» терроризировали немецкое население. Например, с 1904 года участились вооруженные налёты на немецкие колонии, которые существовали в Азербайджане, начиная с 1819 года. Как свидетельствуют архивные документы, ещё в1904 году коварно был убит армянином колонист Готлиб Дигель, в 1905 году армяне ранили сына колониста Якова Андриса, находившиеся в винограднике своего отца. В этом же 1905 году армяне открыли огонь по Христиану Имануилу и Генриху Майеру, которые проезжали по шоссе вдоль армянских виноградников: Генрих Майер, раненный в голову, умер. В 19 июня 1905 г. было вооруженное нападение армянских беженцев села Чайкент на колонию Еленендорф. Возглавляли банду некие Цатуров и Шакарянц. Как свидетельствуют документы, от выстрелов армян пострадали жители колонии Роберт Фоттелер, Герман Сейдел и Генрих Гурр. По данному делу щульц колонии написал рапорт. (10, л.86). 26 сентября 1905 года Обер-пастор всех немецких колоний Южного Кавказа Маркус Миллер был зверски убит в Тифлисе членами армянской партии «Дашнакцутюн» (12, л.15).     В июне, июле, сентябре, декабре 1905 года немецкие колонисты Азербайджана неоднократно обращались с просьбой к официальным государственным органам, чтобы «они предприняли нужные меры против армянских преступников»(10, с.35, 104, 150)

        В 1906 году армянином убит «по дороге из своего виноградника колонист Готлиб Фрик (13, л.54). Требованиями об ограждении немецкого населения от насилия армянских террористов, о предупреждении подобных преступлений в будущем колонисты неоднократно обращались к губернским властям. (10, л.150).

      Для осуществления террористических актов партия «Дашнакцутюн» нуждалась в финансовых средствах, и члены партии решали эту задачу любыми методами - шантажом, запугиванием деловых людей и вымоганием у них денежных средств. Например, житель колонии Еленендорф Яков Гурр имел завод по производству минеральных вод. На этом заводе наряду с немцами трудились также армяне. «За лето 1907 года Я.Гурр получил два письма от Елизаветпольского армянского комитета, где требовалось возвращение, якобы полученного заводом долга»(13, л.45). Эти письма Я.Гурр представил уездному начальству и за это Елизаветпольская революционная партия «Дашнакцутюн» приговорила его к смертной казни. Приговор партии был изложен в письме от 04 августа 1907 года, где поставлена печать партии «Дашнакцутюн», и 14 августа 1907 года он был застрелен армянскими террористами(13, л.45).

     Подготовкой будущих террористов занимались армянские организации, которые функционировали под названием разных союзов и обществ. С 1906 года в Баку функционировало «Общество Германских подданных для оказания помощи нуждающимся соотечественникам в Бакинской губернии» (14, л.3). В действительности, Общество занималось оказанием помощи германским подданным, независимо от этнической или религиозной принадлежности. Однако совсем не чистыми делами занимался Армянский Евангелическо-Лютеранский приход, функционировавший в г. Баку, где пастором был Осип Торосянц. Этот приход являлся одним из центров по подготовке армянской националистической молодежи. Приход действовал в основном, под прикрытием? попечительского общества. Например, в феврале 1913 года О.Торосянц и ещё 4 члена прихода обратились к Градоначальнику г. Баку с просьбой о разрешении армянам-лютеранам учредить «Общества попечения о юношах армянского евангелического лютеранского прихода» (15,л.1). Как видно из устава названного общества, «любой армянин, независимо от того, принадлежит ли он Евангелически-Лютеранской церкви, может стать членом этого общества, если окажет ему материальную помощь» (15, л.3). Хотя основной целью общества объявлялось предохранять молодых людей Евангелически-Лютеранской церкви от действий окружающих их вредных в нравственном отношении, условий жизни и содействовать их нравственному развитию»(15, л.2). Общество осуществляло попечительство только над мальчиками, достигших 15 летного возраста, потому что только после 14 лет было первое причащение и конфирмация. Девочки остались вне заботы этого общества. Подростки-мальчики проживали в одном помещении, где им читали лекции по армянской истории, литературе, музыке. Основной акцент делался на развитие у них национальных чувств. Особое внимание уделялось физической подготовке армянских подростков (15, л.5). Как видно, под прикрытием попечительского общества на самом деле был создан центр по подготовке будущих дашнакцаканов.

       В период после 1907 года в России усилилась внутренняя реакция, и на этом фоне наблюдалось сравнительное ослабление преступной деятельности армянских дашнакских организаций. Февральская буржуазная революция 1917 года, после которой в России установилась двоевластие, принесла на - родам империи не только демократические новшества, но и социально-экономический, политический хаос. Армянский террор начался с новой силой. О зверствах армянских террористов против немецкого населения в 1917-1918 годах всестороннее рассказано в наших предыдущих публикациях (1; 2).

         Таким образом, можно сделать вывод, что с начало XX века отношение армян к немцам резко ухудшается и это объяснятся как антиармянской позицией Германии, так и аполитичностью немецкого населения и их стремлением к стабильности, что сближало их с азербайджанцами.И только, с образованием АДР как национального государства азербайджанского народа, немецкое население нашло спокойствие от армянского террора.

       После рассмотрения данного вопроса можно прийти к следюшим выводом:

1.Армяне с первых дней переселения на Кавказ являлись прислужниками царских властей, и особенное усердие они проявляли во всех мероприятиях, направленные против тюркско-мусульманского населения региона.

2.Неслучайно европейские христианские миссионеров, отправленные в Южный Кавказ для распространения христианства среди тюрско-мусулманского населения, горячо были встречены армянским духовенством.

3.Армянское духовенство и население чтобы заручиться поддержкой Германии в так называемом «армянском вопросе» , активно включились в дело пропаганды лютеранства среди местных мусульман.

4. Пропаганды лютеранства среди мусульман не дала ожидаемых, царскими властями результатов, зато новое христианское течение стало распространяться среди некоторой части армянского духовенства.

5.Если до середины XIX века, армянский католикос боролся против распространения лютеранства среди армян, но после образования в 1871 году Великой Германии он с одобрением относился к переходу армян в лютеранство. Принимая лютеранство и создавая лютеранские приходы, армянство надеялось получить поддержку Единой Германии в решении так называемого «армянского вопроса», однако в политике кайзеровский Германии здравый смысл взял верх, и армянская авантюра была отклонена.

7.Армяне лютеранством пользовались как инструмент, чтобы получить поддержку со стороны Германии в осуществлении своих сумасбродных планов и получив отказ они, под руководством партии «Дашнакцутюн», стали на путь террора против простых лютеран – немцев.

8. Так называемые «армянские революционеры» претворяли в жизнь политику «высвобождения места», чтобы на землях Османской империи, Грузии и Азербайджана создать так называемую «Великую Армению» от моря до моря. Армянам надо было истребить мусульман на территориях, заселенных неармянским большинством. В осуществлении этих злостных намерений жертвами стали также нетюркское, немусульманское население, такие как немцы, которые, несмотря на террористические вылазки армянских боевиков, однозначно поддерживали справедливую позицию тюркского населения Азербайджана.

                              

                     Источники и Литерартура

  1. Ağasiyev İ.K. Erməni silahlı birləşmələrinin Azərbaycanın alman əhalisinə qarşı cinayətləri (1917 – 1918 – ci illəçəliş – XXI əsr” jurnalı, 2008, 128-129, s. 100-109.
  2. Агасиев И.К.Агрессия армянских вооружённых отрядов против немецких колонистов Азербайджана в начале XX века (1904-1918). //Журнал «Азербайджан и азербайджанцы», 2008, № 9-12, s.100-108.
  3. Амфитеатров А. Армянский вопрос. // «Кавказский вестник»,Tифлис, 1905, №4, с. 44-65.
  4. Aкты, собранные Кавказской Aрхеографической Kомиссией (далее-АКАК). /Под.ред. Ад.Берже , т.2, Тифлис, 1868, 1238 с.
  5. АКАК, т.5, Тифлис, 1873, 1152 с.
  6. АКАК, т.6, часть I, Тифлис, 1874, 941 с.
  7. АКАК, т.8, Тифлис, 1881, 1009 с.
  8. АКАК, т.6, часть II, Тифлис, 1875, 950 с.
  9. Вердиева Х.Ю.Переселенеческая политика Российской империи в Северном Азербайджане в первой трети ХIХ века. Б.: Алтай, 1999, 299 с.
  10. Государственный Исторический Архив АзербайджанскойРеспублики (далее- ГИААР), ф.508,оп. 1, д.93.
  11. Гумбатова Т.Ф. Жизнь немцев-колонистов за Кавказом. Баку: Гумбатова Т.Ф., 2005, 267 с.
  12. ГИААР, ф. 508,оп.1,д. 102.
  13. ГИААР,ф. 508, оп.1, д. 110.
  14. ГИААР,ф, 46,оп.1, д. 3.
  15. ГИААР, ф.46,оп.3, д. 165.

  

   LÜTERAM MİSSİONERLƏRİ VƏ “ERMƏNİ MƏSƏLƏSİ”. İkram Ağasiyev. Məqalədə Bazel yevangelist missionerlərinin Qafqazdakı fəaliyyəti ilə bağlı məsələlər araşdırılır. Müəllif türk-müsəlman əhalisi arasında xristian təliminin yayılması işində erməni əhalisinin xristian missionerləri ilə əməkdaşlığını xüsusi tədqiq edir. Lakin, müəllifin də qeyd etdiyi kimi erməni ruhaniləri qriqoryan - ermənilərin lüteranlığa keçməsi faktına mənfi münasibət bəsləmişlər. Məqalədə göstərilir ki, Almaniya ermənilərin Qafqazda ərazi iddiaları siyasətini dəstək­ləmə­diyindən Qafqazın dinc alman əhalisinə qarşı erməni terroru başlamışdır.

          

LUTHERAN MİSSİONARİES AND THE SO-CALLED “ARMENİAN QUESTİON” İkram Agasiyev. The article discusses issues related to missionary work of the Bazel Evangelist missionaries’ in the Caucasus. The author paid speciifikally investigates the cooperation of the Armenian population with the Christian doctrine among the Turkish-Muslim population. Howerer, as the author notes, Armenian priests themselves had a negative attitude to the facts of the Armenian Grigoryan transition to lutheranism. Germanu did not support the Armenian policu of territorial claims in the Caucasus, after which the Armenian terror against the civilian German population of the Caucasus began.

Прочитано 108 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости