Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Среда, 18 Октябрь 2017 00:00

Почему именно армяне были выбраны на роль «ликвидаторов

Автор 

Карабах (1990-1991): игра агентур на фоне измены

 

Сегодня мы продолжаем нашу серию публикаций о развертывании карабахского конфликта в далеких 1990-1991 годах. Их автор главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын, который в то время работал в Оргкомитете по Нагорному Карабаху (НКАО).

Толковый аналитик точно знает, что невозможно получить на 100% достоверной информации о грядущих событиях, независимо от надежности и компетентности его источников. Он обязательно споткнется о такой камень преткновения, как «субъективизация», проще говоря, каждый будет видеть явление по-своему. Прямо-таки по известному наблюдению: поручите тридцати хорошим художникам написать один и тот же пейзаж, и вы получите тридцать разных пейзажей.

 

Но с годами понимаешь, что невозможно составить абсолютно достоверную картину и давно прошедших событий. Мы, к примеру, не можем дать исчерпывающее объяснение причин карабахского конфликта, не ответив на главный вопрос: «Почему распался Советский Союз?». И здесь каждый исследователь будет акцентировать свою версию. Кто-то станет утверждать, что СССР не выдержал гонки вооружений, другой напомнит о резком падении цен на нефть, третий все сведет к «проискам империалистических разведок» и т.д. и т.д. Но все это будет не истиной, а лишь ее частицей и то, отраженной в кривом зеркале собственного восприятия мира.

Я же, вовсе не претендуя на оригинальность, уверен, что отправной точкой распада СССР стала клиническая смерть Генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева после тяжелейшего инсульта и инфаркта, которые постигли его в 1976 году. Тогда партийная номенклатура со всеми своими чадами и домочадцами, засевшими в дипломатии и в КГБ, юриспруденции и культуре – в общем, наверху, вдруг увидела перед собой новые перспективы. Элиты почувствовали, что могут быть не просто властью, а властью лично очень богатой, внешне вполне либеральной и для «цивилизованного мира», как говорил классик, «приятной во всех отношениях».  Дверь в этот новое  манящее будущее открывалась на Западе. Туда и рванулся последний Генсек, он же  первый и последний президент СССР Михаил Горбачев.

В прошлой своей публикации я рассказывал о моих личных контактах с Эриком Амфитеатровым, шефом московского бюро «Time Magazine», который имел весьма авторитетные позиции в англосаксонском разведсообществе. Я как-то встретился с ним в канун апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, на котором новый партийный лидер впервые провозгласил курс на «перестройку». Меня тогда поразило, что Эрику известно о каких-то предстоящих активных подвижках в советском обществе. Он весьма возбужденно желал им успеха и даже обещал «скрестить пальцы» на удачу Горбачева («I'll keep my fingers crossed for Gorbachev»). Этакое милое британское поверье, восходящее к началу нашей эры – так верующие христиане узнавали друг друга во времена гонений.

К тому моменту  я, конечно, знал о несколько странном визите Горбачева в Британию в декабре 1984 года и о том, что Маргарет Тэтчер принимала его в загородной резиденции в Чеккерсе для особо значимых гостей. Но ни мне, ни кому-либо из моих товарищей, мысль в голову не могла придти, что Генсек ЦК КПСС приехал к Тэтчер на поклон, «сдавать в расход» собственное государство. Не знаю, держал ли Горбачев пальцы скрещенными, но предателя в нем «железная леди» безусловно узнала. Сам Александр Яковлев, «идеолог перестройки», гораздо позже рассказал, а «великий Горби» сам подтвердил любопытнейший эпизод их встречи: «Михаил Сергеевич вытащил на стол карту Генштаба со всеми грифами секретности, свидетельствовавшими, что карта подлинная. На ней были изображены направления ракетных ударов по Великобритании... Премьерша рассматривала английские города, к которым подошли стрелы, но пока ещё не ракеты. Затянувшуюся паузу прервал Горбачёв: «Госпожа премьер-министр, со всем этим надо кончать, и как можно скорее». «Да», – ответила несколько растерянная Тэтчер».

Наверное, с этого момента британские спецслужбы, отнюдь не в меньшей  степени чем американцы и немцы, вплотную занялись «демонтажем» СССР. Англичане были особенно активны на восточном направлении. Кавказ, Центральная Азия – это же традиционные площадки «Большой игры» между Россией и Западом, о которой я вскользь упоминал в одной из предыдущих публикаций. И тому, что британская разведка «Secret Intelligence Service» (SIS) так сконцентрировалась на Азербайджане, у меня есть собственная, может быть, даже несколько эмоциональная версия.

Англичане никогда ничего не забывают, и потеря Баку после Первой мировой войны, на который британская корона имела большие виды,– тоже не исключение. Это же о нашем городе  еще до той «Great War» («Великой войны») писала британская газета Economist: «Если нефть – королева мира, Баку – ее трон». Но этот трон Британии не достался, а желания поквитаться за такую неудачу у нее было в избытке.

Многие исследователи считают, что Уинстон Черчилль вел с Москвой свою личную войну, видя в ней продолжение Крымской, в которой участвовали члены его рода герцогов Мальборо. Это очень характерно для британской ментальности, и ею я объясняю непримиримую позицию по отношению к Азербайджану, которую заняли тогда баронесса Кокс, лорд Пирсон и, конечно, бывший директор разведки Ее Величества Колин Маккол. Тоже, кстати, «сэр».

Мальком  Пирсон сыграл свою главную партию в «Большой игре», начав ее в уже объятом войной Карабахе в 1992 году. Он, действительно, рисковал, но англичанам это свойственно. А по возвращению из карабахских гор в Лондон выступил на заседании парламента, с болью в голосе рассказал о «зверствах» азербайджанцев и продемонстрировал фотографии якобы трофейного оружия, захваченного «почти безоружными армянами» у своих мучителей. Причем, оружие это было западных образцов.

В годы войны я провел немало времени непосредственно на линии фронта, побывал в самых разных воинских частях и никакого подобного оружия в глаза не видел. Я хочу спросить у своих боевых товарищей, может быть, они держали в руках бельгийские пулеметы или британские гранатометы? Конечно, ответ будет отрицательным. Но Пирсон не перегнул с этими липовыми «трофеями». Лорд шел на очень тонкую провокацию: он как бы спрашивал своих коллег по парламенту, мол, что это получается – у «плохих парней» (азербайджанцев) натовское оружие, а у хороших парней (армян) только охотничьи ружья и прочая дребедень. Эффект от демарша лорда Пирсон был громким – вновь оживился «воздушный мост» между Европой и Нагорным Карабахом, по которому «гуманитарные грузы» перебрасывались регулярной армянской армии.

С профессиональной точки зрения операция Малькома Пирсона выглядит, нет, не наивной, а достаточно безалаберной. Никакого документального подтверждения тому, что оружие действительно принадлежит азербайджанским военным, да еще захвачено у них с боем, британский лорд не предоставил. И потом Пирсон, «залегендировав» свои пулеметы-гранатометы натовским «происхождением», вошел в явное противоречие с известной разведчикам установкой: «Не надо искать там, где нет того, что хочется найти». Ну, право, как это вооружение, по каким каналам, могло вообще оказаться в Азербайджане?

Однако о логике сэр Мальком особенно не заботился, прекрасно зная, что каждый слышит то, что хочет услышать. Парламентарии и международные СМИ хотели услышать что-то новенькое о «злокозненных азербайджанцах». Так свою долгожданную порцию «дезы» они получили, сами в нее «поверили» и бросились на помощь армянам.

Впрочем, Еревану и без публичных призывов «SOS! Армяне гибнут!» охотно помогали не только агенты западных спецслужб, но и «перестроечные», и «постперестроечные» демократы. Те самые выходцы из элит, которым очень хотелось денег, власти и известности. Зачастую «реформаторы-либералы» и «туземная агентура» (термин британской SIS) оказывались одними и теми же людьми. Видимо, параллельных путей к предательству Родины не бывает – все дороги сливаются в одну. Вот, к примеру, почивший недавно в бозе Владимир Ступишин, доктор наук, дипломат и некогда законспирированный сотрудник Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка).

Ступишин долгие годы числился советником советских посольств в Камбодже, Марокко и Франции, занимаясь совсем не пыльной работой в соответствующих резидентурах. Можно, конечно, скептически воспринимать политическое руководство собственной страны, иногда это даже полезно делать – меньше разочарований тогда испытаешь. Но, простите, я с презрением буду относиться к бывшему советскому офицеру и дипломату, который потом в таких выражениях опишет в мемуарах свою жизнь, цитирую, «имевшую несчастье случиться в условиях тоталитарного рабства». Это он-то, беспринципный карьерист, обласканный начальством, которое позже назвал «преступной сволочью», жил в «условиях тоталитарного рабства»?

Из разведки Ступишина изгнали на последнем издыхании «перестройки», когда она стремительно катилась к своему закономерному краху. Очевидной стала его связь с западными спецслужбами. Но отдать Ступишина под суд его начальник, умница, генерал-лейтенант Леонид Шебаршин не смог. В качестве ремарки - Шебаршин очень помогал нашему Оргкомитету и Военной Комендатуре, т.к. знал Виктора Поляничко и многих других еще с «афганских времен». Это Леониду Владимировичу принадлежит замечательный афоризм: «Наши реформаторы — это люди, переведённые с английского на ломаный русский». Ступишин был «переводом» с французского, но это мало, что меняло.

Его мгновенно подобрал другой реформатор от дипломатии, ставший скоро главой российского МИД Андрей Козырев, и сразу же повысил, направив послом, как вы догадались, в Армению. Ступишин по-своему привязался к этой стране, на которую действительно много работал. Чтобы вы имели представление об этой личности, я приведу только одну цитату из его мемуаров «Моя миссия в Армении», которые были изданы несколько лет назад: «Москву очень обозлило освобождение карабахцами 9-го мая Шуши, исконно армянского города Нагорного Карабаха, отуреченного (!!!) за годы Советской власти и превращенного в цитадель…» и т.д. и т.д. По-моему, комментарии излишни. Ступишин даже получил от карабахских сепаратистов «Медаль «Признательность» за оказанные НКР ценные услуги», как записано в наградном листе. Но поверьте, не ею, не тутовкой и даже не армянским коньяком оплачивали армяне его «ценные услуги».

А как же без еще одного реформатора Галины Старовойтовой?  Дочь лауреата Ленинской премии, руководителя ВНИИ тяжёлого машиностроения (это серьезнейший элемент военно-промышленного комплекса), не могла не попасть в поле зрения западных спецслужб. Для них не составляло труда установить, что мадам Старовойтова - личность авантюрная, насквозь циничная и патологически алчная. Вербовочные мероприятия в отношении нее были проведены, очевидно, где-то в конце 70-х или начале 80-х годов, когда Галина Старовойтова в качестве этнопсихолога (коим никогда не была) возглавляла зачастившие в СССР международные экспедиции, изучавшие в Абхазии и Нагорном Карабахе «феномен долгожительства».

Когда советская государственность при Горбачеве затрещала по швам, «этнопсихолог», естественно, обратила свои взоры на Армению, этакую «лабораторию» национальных конфликтов на постсоветском пространстве. В мае 1989 года она триумфально была избрана в народные депутаты СССР от этой республики. На этом поприще ее деятельность канализируется по легальному и нелегальному направлению. Первое - «защита угнетенного народа Карабаха» - нам хорошо известно. А, вот, второе...

В июле 1991 года сформировались т.н. «вооружённые силы Конфедерации горских народов», т.е. незаконное вооруженное формирование численностью до трех тысяч человек, полностью оснащенное автоматическим стрелковым оружием. Первый  «командующий» этими «Вооруженными Силами» некий  Иса Арсемиков однажды неосторожно допустил утечку информации, сказав где-то, что создать свою «армию» помогли «товарищи» из Эстонии, Латвии и Грузии, а также некоторые депутаты  Верховного Совета СССР, среди которых Арсемиков назвал Анатолия Собчака и Галину Старовойтову.

Имеются свидетельские показания, что первую партию из 20 крупнокалиберных пулемётов завезли в Чечню представители Межрегиональной группы Верховного Совета СССР, пользуясь депутатской неприкосновенностью. Естественно, что Галина Васильевна была самой активной участницей тех событий. По некоторым данным, поставки оружия в Чечню - автоматов, пулемётов, гранатомётов - курировал Аркадий Вольский, возглавлявший в то время …Комитет особого управления Нагорно-Карабахской автономной области.

Этот Комитет, позже упраздненный, сделал все возможное, чтобы вывести НКАО из подчинения Баку и передать ее Еревану. И еще одна ремарка – люди Вольского даже формально не передали власть нашему Оргкомитету. Они просто куда-то исчезли, бросив область на произвол судьбы. Когда сотрудники Оргкомитета вместе с военным вошли в бывшее здание обкома, где располагалась команда Вольского, то увидели только распахнутые двери кабинетов, опрокинутую мебель, пустые бутылки, открытые сейфы и клочки документов, разлетевшихся по пустынным коридорам.       

Наверное, неслучайно в 1995 году Вольский был назначен фактическим руководителем делегации по мирному разрешению конфликта в Чеченской Республике. А ведь к этому времени Аркадий Иванович уже был президентом богатейшего и влиятельнейшего Российского Союза Промышленников и Предпринимателей и имел на Западе прозвище «Kingsmaker» («делатель королей», понимайте - олигархов). Кстати, Вольский, и Старовойтова, хотя и были фигурами совершенно разного калибра, оба пользовались особой благосклонностью западных лидеров.

Пути Вольского и Старовойтовой после 1992 года разошлись. В это трудно поверить, но Ельцин хотел назначить экс-генерала Олега Калугина, позже заочно приговоренного к 15 годам заключения за измену родине, руководителем федеральной контрразведки, а Старовойтову – министром обороны. Можно только представить сколько бед принесла бы эта «сладкая парочка» народу России, а об Азербайджане я даже не говорю. Но, Галина Васильевна, действуя  по собственному плану «агентурных мероприятий», совершила фатальную ошибку. 

Она в декабре 1992 года внесла в Верховный Совет Российской Федерации законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима». В нём предлагалось подвергнуть профессиональным ограничениям работников партаппарата КПСС, штатных сотрудников и агентуру советских и российских спецслужб. На это бывшие «партийные бонзы» - Вольский, Гайдар, Бурбулис, даже сам Ельцин - пойти, конечно, не могли, и Старовойтову из кремлевского пула со временем убрали. Она же начала делать деньги как на политическом, так и криминальном поле. Чем это закончилось – хорошо известно.

Боюсь, что читатель уже впал в состояние, которое называется «переизбытком информации», хотя  я рассказал только о двух публичных фигурах, которые строили себе карьеру на «демократической» волне, одновременно работая на чужые спецслужбы. Поверьте, таких людей было значительно больше. Надеюсь, что еще коснусь этой темы в следующей публикации, а заодно попытаюсь ответить, прежде всего, самому себе на ключевой для карабахской истории вопрос: «Почему именно армяне были выбраны на роль «ликвидаторов» столь близкого советским людям понятия «дружба народов» в далекие «перестроечные времена?».

http://vesti.az/news/344132

Прочитано 163 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости