Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 17 Октябрь 2017 04:38

Ситуации в Сирии и Ираке и перспективы их развития

Автор 

Успешные действия правительственных сил Сирии и Ирака против ИГИЛ и других радикальных исламистских группировок к концу 2017 года можно только приветствовать, однако говорить о скорой победе над джихадистами и их окончательной ликвидации как террористических структур было бы преждевременно. Ситуации в Сирии и Ираке остаются сложными и следует признать, что правящие режимы в Дамаске и Багдаде пока не в состоянии консолидировать свои общества и по-прежнему во многом зависят от иностранной военной и другой помощи.

Как известно, правительственные войска Сирии и Ирака были существенно ослаблены в ходе гражданских войн и решающим фактором их наступательных действий против боевиков ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» явилась военная и другая помощь международных коалиций, отдельных государств и иностранных негосударственных акторов.

Основная финансовая и материальная помощь правительству Башара Асада в Сирии поступает из Тегерана. В настоящее время в боевых действиях на стороне правительственных войск Сирии принимают участие военнослужащие КСИР Ирана, боевики ливанской шиитской группировки «Хизбалла», иракские шиитские ополченцы «Хашд аш-Шааби», а также добровольцы и наемники из Афганистана, Пакистана и Йемена.

На северо-востоке Сирии с боевиками ИГИЛ сражается также сформированный под эгидой США «Демократический альянс» (ополченцы из числа курдов, арабов-суннитов и сирийских христиан). ВВС западной коалиции и спецназ США оказывают им огневую и логистическую поддержку.

Вошедший в северные районы Сирии под предлогом борьбы с террористами турецкий военный контингент сосредоточился на карательных операциях против сирийских курдов, а с боевиками «Джабга ан-Нусра» и ИГИЛ турецкие власти предпочитают вести переговоры об их передислокации и разделе с ними зон влияния.

С 30 сентября 2015 года в Сирии начали действовать и ВС России (ВКС, ВМФ, части спецназа, военной полиции, инженерно-саперные, военные советники и специалисты). В последнее время сообщается и о наемниках из числа российских частных военных компаний. Как было изначально заявлено, российская военная помощь Дамаску по государственной линии направлена лишь на борьбу с известными международными террористическими группировками.

Достигнутое 27 февраля 2016 года по инициативе России Соглашение о прекращении военных действий между правительственными войсками и вооруженной оппозицией, а также последующий в мае 2017 года Меморандум о создании в Сирии зон деэскалации позволили в основном прекратить междуусобную гражданскую войну в этой стране, предотвратить надвигающуюся гуманитарную катастрофу и сосредоточиться на борьбе с ИГИЛ. Боевики «Джабга ан-Нусра» и других, более мелких, группировок радикальных исламистов передислоцировались в провинцию Идлиб и пока активных боевых действий не ведут. Якобы турецкие власти намерены договориться с лидерами исламистов о прекращении ими вооруженного сопротивления и подключении их к будущему мирному переговорному процессу.

Как и ожидалось, освобождение от джихадистов стратегически важного города Мосул на севере Ирака и постепенное выдавливание боевиков ИГИЛ из этой страны пока не принесло мира и спокойствия на иракскую землю. Коренные противоречия между основными этно-конфессиональными группами иракского общества сохраняются. Арабо-суннитское и курдское меньшинства по-прежнему не доверяют центральному иракскому правительству. Они считают, что Багдад проводит сектантскую политику в интересах арабо-шиитской верхушки и иранских аятолл, не позволяет создать в стране подлинно коалиционное правительство. После изгнания боевиков ИГИЛ из суннитских районов Ирака шиитские неправительственные бригады «Хашд аш-Шааби» проводят там карательные операции и зачистки населенных пунктов, отмечаются похищения людей, внесудебные расправы и т.п. преступления. ООН не раз высказывала свою озабоченность по этому поводу.

25 сентября 2017 года в Иракском Курдистане и на прилегающих к нему территориях с курдским населением состоялся референдум о независимости курдского региона. При довольно высокой явке избирателей свыше 90 % проголосовало за независимость Иракского Курдистана. Центральные власти и некоторые соседние государства (Иран, Турция) не признали итогов этого референдума и попытались оказать дипломатическое, военно-политическое, экономическое и другое давление на Эрбиль. Внутриполитическая обстановка в Ираке и вокруг него вновь резко обострилась.        

Международный опыт противодействия радикальным исламистским группировкам показывает, что, образно говоря, выпущенный из бутылки джин терроризма загнать обратно весьма непросто. Созданные в свое время с прямым участием иностранных спецслужб и различных неправительственных организаций (исламистских фондов) «Аль-Каида», Движение «Талибан», «Боко харам», «Аш-Шабаб», ИГИЛ, «Джабга ан-Нусра» и десятки других террористических организаций с идеологией радикального ислама, как правило, приспосабливаются к прямому военному воздействию на них извне, переходят к партизанским и подпольным методам ведения войны и продолжают на долговременной основе представлять собой террористическую угрозу региональной и международной безопасности. Уступая контроль за отдельными городами, сельскими населенными пунктами и районами, боевики просачиваются на другие территории и даже страны, сбривают бороды, меняют документы, уходят в подполье, умело маскируются среди мирных жителей, часть из них сменяет названия своих организаций, черные флаги на зеленые, вступает в ряды так называемой вооруженной оппозиции правящим режимам. Постоянный приток новых членов за счет вербовки боевиков из числа местного населения и джихадистов со всего мира позволяет террористическим организациям пополнять потери в живой силе, а сохраняющиеся финансовые потоки ваххабитских фондов, деньги, поступающие от продажи наркотиков, нелегальной торговли оружием, музейными артефактами, нефтепродуктами создают финансово-материальную базу для продолжения вооруженной борьбы. Многие уцелевшие в боях боевики возвращаются в страны, из которых они прибыли на джихад в Сирию и Ирак, создают там новые так называемые вербовочные центры и спящие ячейки террористов. Периодически мир становится свидетелем очередных кровавых вылазок и атак джихадистов с многочисленными жертвами.

Сохранению боеспособности террористических группировок исламистского толка и их живучести способствует продолжающийся процесс исламизации обществ отдельных стран и целых континентов. События «Арабской весны» 2011-2017 гг. на Ближнем Востоке сопровождались не только арабскими революциями, сменой правящих режимов и элит, но и крахом идеологии арабского социализма или арабского национализма. Вместо ожидавшейся в Вашингтоне и Брюсселе демократизации арабских тоталитарных режимов по западным лекалам произошел распад ряда стран (Ливия, Сирия, Ирак, Йемен). Гражданские войны ослабили эти государства, на смену господствовавшим в них ранее идеям баасизма и панарабизма пришли идеи радикального ислама и панисламизма. Примитивный ислам 7-го века нашей эры оказался вновь востребованным отдельными лидерами террористов и новоявленными халифами в борьбе за власть, ресурсы и территории. Местные и внешние политические силы умело разыграли сохраняющиеся в регионе этно-конфессиональные противоречия и радикальный ислам ваххабитского толка стал как бы основой протестной идеологии не только на Ближнем Востоке, но по всему миру. Миллионы простых людей оказались в плену этой идеологии, чему способствовали и новые информационные технологии. Более того, удалось разжечь и давнюю вражду между основными течениями ислама: суннитами и шиитами. Сирия, Ирак и Йемен надолго превратились в полигоны суннитско-шиитских войн, которые подпитываются, с одной стороны, монархиями Персидского залива, Иорданией и Турцией, с другой – Ираном.

Можно полагать, что военное поражение ИГИЛ в Сирии и Ираке не приведет к скорой нормализации ситуаций в этих странах, поскольку все внутренние противоречия и разногласия там сохраняются, как и разные подходы внешних игроков к урегулированию этих этно-конфессиональных конфликтов. Скорее всего, Сирия надолго останется разделенной на несколько анклавов с присутствием в них иностранных воинских контингентов. В этих условиях проблематичным будет возвращение из-за рубежа 8 миллионов беженцев, восстановление разрушенных войной инфраструктуры и населенных пунктов, экономики и сельского хозяйства.

В относительно лучшем положении оказывается Ирак, где многое будет зависеть от способности центрального правительства инициировать создание подлинно коалиционных органов законодательной и исполнительной власти. Без равного участия в политической и экономической жизни государства арабов-суннитов и курдов Ирак вряд ли удастся сохранить как единое государство. Искусственно созданное Великобританией на развалинах Османской империи в 1921-26 гг. иракское государство оказалось нежизнеспособным и сегодня переживает свой очередной кризис. Стремление иранского руководства все больше влиять на внешнюю и внутреннюю политику правительства арабо-шиитского большинства в Багдаде провоцирует раскол страны условно на три части: шиитский юг, суннитский центр и курдский север.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович

Прочитано 84 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости