Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 15 Август 2017 08:51

Без решения курдского вопроса нельзя даже думать о стабильности на Ближнем Востоке

Автор 

Мустафа Данар администратор Офиса Иракской Курдской Автономии в России

Статья написана на платформе   онлайн конференции Международного онлайн аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az)  (Азербайджан) и Американо-турецкого ресурса  «Тюркишньюс» (turkishnews.com) (США) «Референдум в Иракской Курдкой Автономии: реалии и будущее».

Прежде всего, нужно отметить, что география компактного проживания курдов разделена между четырьмя государствами - Турция, Иран, Ирак и Сирия. История создания автономии в Ираке началась 11 марта 1970 года, когда между Мустафой Барзани и Саддамом Хусейном был подписан договор - знаменитая декларация о курдской автономии «Мартовский манифест», принципиально признававшая за курдами право на автономию.

Предполагалось, что по обоюдному соглашению закон об автономии будет разработан в течение четырёх лет. Однако в 1974 году Багдад в одностороннем порядке принял закон, не соответствующий предшествующим договоренностям и не устраивал курдов (Барзани назвал предлагавшуюся автономию «бумажной».)

Процесс создания автономии возобновился в августе 1990 года, когда Ирак захватил Кувейт. В 1991 году иракская армия была вынуждена уйти из Кувейта. Воспользовавшись ослаблением центрального Ирака, Эрбиль на этот раз навсегда отделился от управления центральной власти.

5 апреля 1991 года в ООН была принята резолюция № 668, согласно которой Саддам Хусейн был обязан оставить три курдские провинции (Эрбиль, Сулеймани и Дохук). С того времени начало свое существование единственное Курдистанское автономное государственное образование, которое находится в составе Ирака. По новой конституции Ирака курды имеют статус широкой автономии (отчасти напоминающий положение члена конфедерации) и де-факто являются полунезависимыми.

В последующие годы крах политической системы Ирака не коснулся только Курдского региона. Это привлекло внимание международного сообщества. Советом Безопасности ООН в 2003 году была выпущена резолюция о мерах реализации политических изменений в Ираке. В результате начал действовать Временный управляющий совет Ирака, который издал закон о Государственной администрации для переходного периода, передачи полномочий и проведения выборов в 2005 году. Кроме этого администрация приняла решение о написании новой конституции и проведении национального референдума по ней.

Иракская конституция 2005 года предусматривает возможность курдов создать новое государство, основанное на демократических основах. Используя количественное большинство шиитов в законодательных и исполнительных структурах страны, Багдад возродил политику абсолютной централизации власти в руках шиитских лидеров и грубо нарушать конституционные нормы, предусматривающие партнерские отношения между основными этнорелигиозными группами населения Ирака.

Грубо нарушены целый ряд статьей Конституции Ирака, касающиеся Курдистанского региона. Багдад с 2014 года, когда ИГ напал на Курдистан, перестал перечислять отведенную по закону 17% бюджета в регион. Никогда не осуществлялось финансирование и вооружение сил Пешмарга, которые согласно конституции являются частью сил обороны Ирака и близки по своему статусу к территориальным войскам (национальной гвардии)и участвуют в войне против ИГ.

Не реализована 140-я статья Конституции, касающаяся разрешения статуса города Киркук. Согласно закону до 2007 года Ирак должен был решить судьбу Киркука через проведение референдума в этом городе. Но все еще не сформирован конституционный орган – Совет федерации, который должен был отражать интересы регионов. Центральные органы власти в Багдаде планомерно очищались от курдских представителей. Это привело к тому, что в министерствах, армии, органах безопасности Ирака остались всего 1,5% курдов. Сектантская политика центральных властей Ирака привела к появлению террористической организации ИГ.

Ирак де-факто, перестало существовать как единое государство. Курдистанский регион практически остался один на один с вооруженными до зубов, брошенным иракской армией оружием, жестокими боевиками ИГ.

Все это вынудило курдских лидеров искать самостоятельный путь существования без Ирака, назначив на 25 сентября 2017 года проведении референдума о независимости.

Мы хотим определить свою дальнейшую судьбу и реализовать свое право на самоопределение, При этом подчеркивается, что сделать это мы хотим исключительно мирным демократическим путем, на основе международного права и путем переговоров с центральными властями. Как Н.Барзани заявил, что наша цель это не референдум, референдум это только средство для того чтобы могли достигнуть цели - наша цель независимость Курдистана. Поэтому референдум состоится.

Курдский регион не является независимом государством , но в настоящее время разрабатывается законопроект , который будет принят в случае успешного проведения референдума . Ввиду действующих разногласий между политическими партиями региона, парламент Курдской Автономии приостановил свою работу как законодательный орган власти. Соответственно, лидеры нескольких партий приняли решение о проведении референдума о независимости. У лидеров иного выхода для защиты интересов курдского народа по приобретению независимого государства легитимным способом не было. Данное решение соответствует и удовлетворяет желание курдского народа, что не противоречит закону и отвечает нормам международного права.

Часто сравнивают нынешний референдум с тем, который прошел в 2005 г. Нужно отметить, что в 2005 году так называемый референдум был организован не правительством Иракого Курдистана, а общественными организациями. То есть этот референдум - опрос юридической силы не имел. Как всем известно, курдское правительство сделало все для сохранения территориальной целостности Ирака в форме федерации, для равноправия всех народов как было указано в конституции страны.

Это опрос - референдум показал, что около 98% голосовали за независимость Курдистана. Совместно с этим опросом новым правительством Ирака был организован референдум о принятие новой конституции. 80% населения Ирака проголосовали за эту конституцию, согласно которому кроме выделения Курдской автономии 17% из бюджета Ирака, также курдам отделяется квота в министерских постах, и разрешается занимать должность президента страны.

К сожалению, иракское правительство не выполняло по отношению к курдам своих обязательств, прописанных в конституции. Например, был сокращен бюджет Курдистана. Во время нападения ИГИЛ на Ирак, иракская армия показала полную небоеспособность, отступив от стратегически важных объектов, оставила террористам большой арсенал боеприпасов и новейшего оружия.

Политический кризис внутри Ирака и внешние факторы подталкивают Иракский Курдистан организовать официальный референдум. Из вышесказанного следует, что Ирак имеет два сильных центра, которые плохо функционирует между собой. Это подтверждается тем, что правители великих держав, также ведут переговоры с обоими центрами. Например, президент России В.В.Путин на пресс конференции в 2016 году заявил, что РФ поддерживает дипломатические отношения как с Багдадом, также и с Эрбилем .

Нынешняя ситуация радикально отличается от начала 2000-х гг. Даже те, кто против референдума в Курдистане, считают, что такого подходящего момента для независимости еще не было.

Некоторые страны на Ближнем Востоке потеряли свой суверенитет с появлением ИГ. Ирак в том числе. Нам кажется, что Ирак в настоящее время не в состояние обеспечить народу стабильность. Поэтому самой подходящие вариант это разделение страны на три части. Здесь свою роль играет появление ИГ в Ираке.

Конечно же устранение последствий работы правительства бывшего премьер министра Ирака Нури Ал Малики и борьба за независимость не может пройти в один этап . Это последовательная поэтапная работа. С каждым разом курдское правительство все больше усиливается.

В данный момент только Иран имеет жесткую позицию по отношению к независимости Иракского Курдистана. Все остальные страны, согласно международному праву не имеют право вмешиваться во внутренние дела другого государства.

Но нельзя игнорировать курдский фактор на нынешнем этапе истории на Ближнем Востоке. Многие эксперты считают, что без решения курдского вопроса, нельзя получить стабильность на Ближнем Востоке. Так что, в данный момент Запад и Израиль будут вынуждены принять во внимание мнение народа.

Нельзя не согласится, что курдский вопрос не только после Первой Мировой войны стал инструментом в руках региональных и мировых держав, но всегда был инструментом и использовался для чужих интересов.

Причиной тому, было то, что Курдестан не был независимым, что позволяла управлять курдами во имя чужих интересов. Если курды будут иметь свое государство, то эти манипуляции прекратятся, иначе всегда будем инструментом в руках мировых держав.

Очень важно, что Иракский Курдистан дипломатически грамотно ведет переговоры с враждебными государствами и разъясняет им, что курдская государственность не будет представлять для них никакой угрозы. Нам кажется, что независимый Курдистан будет ярким примером нового демократического пути развития для региона.

Ближний Восток очень нуждается в стабильности, многие эксперты уверяют, что без решения курдского вопроса нельзя даже думать о стабильности на Ближнем Востоке. Всем известно, что именно из-за отсутствия государственности курды неоднократно подвергались геноциду. Может быть, будущее курдское государство не позволит повториться подобному против курдского народа.

Здесь заметим еще один фактор, который часто затрагивается даже внутри самих курдов. Это клановость курдского общества. На Ближнем Востоке роль клановости и племён высок. Даже при этом национальное самосознание выше, и очень тяжело разыграть на политическом поле в период референдума элемент клановости. Нельзя сказать, что клановость в Курдистане выше, чем в других арабских стран.

Да, кланы в борьбе за независимость Курдистана в истории курдов играли важную роль, и сегодня продолжают выполнять решающую миссию в процессах. Но, не смотря на все это, Курдская автономия самая демократическая страна на Ближнем Востоке. Маленький пример: на Ближнем Востоке только в Курдской Автономии Ирака, в Израиле и Ливане многопартийная система. Это один из признаков демократии.

В политической жизни или другими словами в обществе соперничество и конкуренция между партиями и политическими группами является нормальным состоянием.

Но все это автоматический уменьшится, когда будет система, законы и конституция.

Здесь нужно отметить, что даже у РПК своя политика у иракских курдов своя, они сильно отличается друг от друга. Иракский Курдистан не имеет никакого отношения к РПК. И политика РПК ни как не виляет на политику Эрбиль.

Затрону еще одну важную тему-тему Мосула. Мосул в настоящее время не играет никакой роли ни для курдов, ни на Ближнем Востоке. Эрбиль не имеет ни какого интереса присоединить к автономии Мосул, который после нападения ИГ практически разрушен. Мосул остаётся точкой разногласия между шиитами и суннитами в Ираке.

Прочитано 205 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости