Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Четверг, 27 Июль 2017 10:50

СТАРАЯ ДАЧА

Автор 

МАРИНА МУРСАЛОВА 

 

Эльнур мирно лежал себе на кровати под кондиционером, наслаждался футболом и, как говорится, никого не трогал… первой, как обычно, начала жена.

Она ворвалась в спальню и с порога затеяла очередной «серьезный разговор», который последние десять лет затевала регулярно раз в неделю в своей отвратительной визгливой манере.

- Лежишь, да? Развлекаешься?!

- Что случилось? – отреагировал Эльнур как можно спокойнее.

- Поговорить хочу, серьезно, - увидев в зеркале свои всклокоченные волосы и следы подтаявшей туши под глазами, Сабина разозлилась еще больше. - Сам под кондиционером кайфует, а я на кухне картошку потом своим поливаю, соли не надо! Что ты за мужик?!

- Говори конкретней, - с трудом скрывая раздражение, попросил муж, принципиально не отводя глаз от экрана. Он тоже успел увидеть жену в отражении зеркала шифоньера. «Всевышний, - пронеслось в голове, - ты изменил эту женщину до неузнаваемости, за что я так наказан»?!

- Когда на дачу переедем? – Ненавистные бесформенные домашние «капри» делали Сабину похожей на вожатого из лагеря бойскаутов. Она стояла, ссутулившись и положив руки на бедра.

Некогда они оба обитали в мире науки - на кафедре философии, где, собственно и познакомились. Он был младшим научным сотрудником, она – лаборанткой. Служебный роман… чувства с чистого листа…самый романтический период их отношений, когда уже начинал, как оказалось позже, громоздиться айсберг взаимных претензий и обид…

Не в силах изменить науке, несмотря на уговоры жены, Эльнур остался на прежнем месте, тогда как Сабина безболезненно сменила специальность, окончила бухгалтерские курсы («чтобы быть поближе к деньгам») и теперь благодаря протекции его брата возглавляла бухгалтерию крупного супермаркета.

- Ты же знаешь, дачу надо сначала в порядок привести, - стараясь не выбиваться из проверенной спасительной вежливой тональности, ответил Эльнур. – Колодец очистить, забор подправить, кое-что подкрасить, подремонтировать…

- Тогда чего ты разлегся? – рявкнула жена. - Июнь на дворе, в сентябре начнешь?

- Ты знаешь, сколько это будет стоить?

- Не знаю и знать не хочу! Займи у своего братца, как-нибудь расплатишься. В конце концов, поставь дело так, чтобы твои разгильдяи тебя тоже, наконец, зауважали. Кто в наши дни дает знания бесплатно?! Только такие идеалисты как ты!

- Меня-то как раз мои студенты и уважают. А тебе еще раз повторю, что есть черта, через которую я никогда не переступлю! Меня так воспитал мой отец – честное имя для нас всегда было дороже денег. Ты знаешь, какую должность занимал мой отец, но никогда ни с кого не брал лишней копейки. Он любил повторять…

- «Зато я сплю спокойно», - нервно перебила его Сабина, - знаю, слышала не раз. Твой отец жил в другое время, царствие ему небесное! Вон твой брат тоже принципиальничал, пока его не выпихнули с теплого местечка. Затем подумал, пораскинул мозгами: что дороже – личные глупые принципы или благополучие семьи? Послушал жену и сделал правильный вывод. Вот где полное взаимопонимание и уважение! А как не уважать такого мужчину?! Ведь в отличие от тебя он занимается нужным стране и семье делом – собирает конкретные налоги, а не подачки от благодарных студентов!

- Ты же всегда называла его вымогателем, цербером, безбожником! – с удивлением заметил Эльнур.

- Не нервируй меня, философ несчастный! – лицо ее приняло выражение крайнего отвращения.

- Слушай, - Эльнур не выдержал, повысил голос. – Ты как со мной разговариваешь?

- А мне надоело с тобой церемониться! – отрезала жена, ничуть не смутившись от его строгого тона. – Эльнурчик то, Эльнурчик се. Мне все надоело! – Она подошла вплотную к кровати, не опуская рук, с таким воинственным видом, что Эльнур невольно втянул голову в плечи. – Вот скажи, я хоть раз отлынивала от своих женских обязанностей?- она склонилась над мужем, в ее взгляде читалась одна непримиримая ненависть. – Ты хоть раз оставался без ужина или чистых носков? – Эльнур сделал попытку усмехнуться. – Чего молчишь? Я когда-нибудь отнекивалась, ссылаясь на головную боль, ты знаешь, о чем я?

- При чем тут твоя голова? – Эльнур спустил ноги на пол и, схватив сигареты, поспешил вон из спальни.

- А при том!– жена не отставала от него ни на шаг, - что ты меня ни в чем не можешь упрекнуть!

- Я тебя и не трогал! – внутренне закипая, но все еще надеясь на мирный исход беседы, сказал Эльнур перед тем, как скрыться за балконной дверью. Жена дернула ручку на себя.

Все более распаляясь от слабой ответной реакции мужа, Сабина рвалась в бой.

- Дача отцовская скоро придет в окончательный упадок – другой бы из кожи вылез, но ради своих детей давно навел порядок! Сын в армию ушел, через два месяца вернется, а дача все в таком же беспорядке! Дочь с детьми должна у свекрови под прицелом все лето быть вместо того, чтобы спокойно и вольготно на дедовской даче отдыхать. В ванной кран прорвало, а он закрутил общий кран и спокойненько лежит себе, телевизор смотрит…

- По-моему это тебя прорвало!

- Пофигист несчастный! В конце концов, мужик ты или нет?! – сегодня Сабина дала волю своей ярости.

Эльнур услышал, как хлопнула дверь соседского смежного балкона, он выбросил начатую сигарету и втолкнул жену обратно в квартиру. Он успел подумать о том, что зря «проглотил наживку», но в следующую минуту его уже понесло и грандиозный скандал, затеянный женой, состоялся.

- Значит, по-твоему, я не мужик, да? И главный аргумент – это дача?! Хотя ты права: старая дача, протекший кран, отвалившаяся ручка двери… как итог наших многолетних отношений, больше ничего целого, цельного и хорошего, кроме детей, нас не связывает. За двадцать пять лет совместной жизни в твоих глазах я превратился в ничтожество. Думаешь, я не чувствую этого?! Лентяй, пофигист, не мужик… каким следующим оскорблением ты готова наградить меня за то, что я не в состоянии обеспечить тебе желаемый уровень жизни?

- Я тебе говорю о конкретных вещах. А ты опять начинаешь мозги мне запудривать своей философией. - В отчаянии она воздела руки к небу. – Как мне все надоело!

- И мне…. – вдруг решительно произнес Эльнур, - мне тоже все надоело. Надоело отчитываться, оправдываться, что-то вечно чинить. В конце концов, я доктор философских наук, а не сантехник!

- Какой толк от твоих регалий? – со злостью вставила жена.

– Надоели твои придирки, твои ужасные домашние штаны, - Эльнура тоже, видимо, «прорвало», - твои вечно нечесаные волосы… макияж, прическа – исключительно для коллег… надоело твое хронически недовольное лицо горемычной жены неудачника… Обязанности… да ты исполняешь их, не меняя выражения лица, как под дулом пистолета…и тарелка супа твоя словно жест благотворительной организации – ешь, пока я добрая…

Оба, тяжело дыша, некоторое время смотрели друг на друга.

- Все ясно. Что будем делать? – первой спросила жена.

- Мне все равно, - выговорившись, устало покачал головой Эльнур. – Решать тебе.

- Как обычно.

Каждый из них думал об одном и том же, но никто не осмелился первым озвучить решение, которое, оказывается, являлось обоюдным и зрело давным-давно - расстаться. Обоих останавливала мысль о взрослых детях, которые в случае развода так же, как и родители, непременно станут объектами насмешек и осуждения в их кругу. А сыну еще предстояла женитьба.

- Уеду на дачу, - первым отвел взгляд Эльнур. – Пока там поживу, потом видно будет.

Почему-то при этих словах сердце Сабины екнуло. Не она ли всегда осуждала своего «никчемного» супруга, была твердо уверена, что запросто и безболезненно сможет выкинуть этот «балласт» из своей жизни?

Эльнур скрылся в спальне. Быстро переоделся, бросил пару сменного белья и носков в пакет и, все также пряча глаза от жены, покинул квартиру.

Он захлопнул дверь, привычно подергав после того ручку.

- Ну и… слава Богу! – произнесла Сабина вслух.

Женщина смотрела на дверь, чувствуя, как пустеет у нее внутри. Странно, но, освободившись (наконец) от мужа, она при этом не испытала никакого облегчения. Напротив, на душе стало просто невыносимо.

- Подлец, - не сдавалась Сабина. – Уйти по-человечески и то не смог…

Дача в двух шагах от моря – мечта каждого бакинца. Пускай и такая старая, как у Эльнура. Летним душным вечером, окунувшись в меру прохладные воды Каспия, приятно посидеть на веранде, попить чайку, поиграть в нарды, поболтать о том – о сем, повспоминать былые времена… кого, кроме жены смущают поросшая бурьяном площадка, перекошенные ставни летней кухни или облупившаяся повсюду краска?

- Сейчас так не живут! - все время возмущалась жена, разводя руками – по обе стороны от их лачуги красовались роскошные виллы с бассейнами, мини-парками и спортивными площадками.

- Главное сейчас – индивидуальность, самобытность – стиль, - пытался отшутиться Эльнур. – У нас он ностальгический, ренессановский!

- Скажи лучше, эсэсэровской! Сразу видно, с тех пор руку здесь не прикладывали. Позорище!

* * *

Выйдя из автобуса, Эльнур заглянул в поселковый магазин с многообещающим названием «Супермаркет» прикупить продуктов на первое время. «Пожарю себе табака,– подумал он, заметив в морозильной камере между мороженым и банкой пива огромные, размером с цыпленка, окаменевшие волосатые ножки Буша.- Возьму пива, устрою проводы семейной жизни», - с горечью подумал Эльнур. Недовольный голос жены, словно старый ржавый гвоздь, прочно засел в голове – пришпиленные мысли постоянно вертелись вокруг него. «Вся жизнь под откос…»

- Простите, вы не могли бы мне помочь донести до авто? – нежное щебетание вывело Эльнура из ступора, в котором он пребывал весь путь на дачу. Все же Эльнуру понадобилось время, чтобы окончательно вернуться в действительность.

- Извините… - девушка все с той же дружелюбной улыбкой на лице оглянулась в поисках другого помощника. От нее исходила спокойная уверенность, что она его непременно найдет, а запах дорогих пряных духов продолжал окутывать сладким дурманом первого попавшего в поле зрения мужчину.

- Простите, задумался, - непроизвольно порозовел Эльнур. – С удовольствием помогу.

Эльнур галантно принял многочисленные пакеты, оставив девушке один – с парфюмерией. Лицо его при этом оставалось все таким же розовым и серьезным, взгляд потупленным – сказывалось многолетнее отсутствие подобной практики.

Эльнур нередко чувствовал на себе пристальные взгляды ученых сотрудниц, большинство из которых составляли старые девы. Но он никогда не затевал никаких интрижек, так как обладал твердой, привитой не столько родителями, сколько женой, моральной устойчивостью. Этого мужчину можно было бы назвать примерным семьянином, но умные женщины отдела наделили его более точным определением – подкаблучник. Некоторые искренне жалели его. «Такой генофонд пропадает!» - любили пошутить женщины по поводу положительного во всех отношениях сослуживца.

Эльнур донес пакеты до машины неизвестной ему марки, кокетливого ярко-красно-золотистого цвета. Девушка изящным движением открыла багажник, бросила туда свой пакет, подождала, пока джентльмен аккуратно уложит остальные, и тем же красивым легким движением руки толкнула послушную крышку.

- Вам в какую сторону, могу подвезти, - предложила она, безошибочно оценив перед тем мужчину как безобидного добряка.

- Спасибо. Здесь недалеко, пройдусь пешком.

- О, кей. Спасибо за помощь.

На прощание Эльнур все же поднял на нее глаза и почувствовал, как моментально взмокла его шея, – девушка была необыкновенно хороша собой. Открытый лоб, растрепавшаяся коса каштановых волос на левом плече небрежно схвачена заколкой. Синие глаза, пушистые ресницы, неброская, переливающаяся при разговоре помада на губах. На фоне загорелого лица подобное сочетание синих глаз и влажных свежих губ смотрелось более чем эффектно. Хотя черты лица, как понял наш философ, не играли никакой роли. Прищуренные внимательные глаза ее излучали необыкновенной силы женскую энергию – она притягивала и согревала, действовала магическим образом и вызывала трепет. Говоря современным языком, девушка была необычайно сексуальна.

Когда она повернулась к Эльнуру спиной, к шее прибавились мокрые подмышки: подобную грацию ему приходилось наблюдать раза два, да и то мельком, на телеканале ТВ-мода, после того, как жене удавалось завладеть пультом от телевизора.

«Я готов целовать песок, по которому ты ходила», - пронеслись слова застольной песни в голове у приободрившегося вмиг философа. Машина умчалась вперед, а Эльнур, расправив плечи и втянув живот, уверенным шагом поспешил следом, старательно улавливая запах пряных духов незнакомки, распространившийся по округе, словно пыльца с тычинок во время перекрестного опыления. Настроение его заметно улучшилось, жизнь уже не казалась столь беспросветной и безнадежной. Подходя к даче, он даже насвистывал какой-то мотивчик, а сам не переставая вертел головой – запах духов витал где-то совсем близко…

Весь следующий день Эльнур провел в безделье: перечитывал свою рукописную еще диссертацию, завалявшуюся в ящике старого письменного стола, пил чай, слонялся по даче. Скурил две пачки сигарет, благо контроль за его здоровьем со стороны жены отныне полностью отсутствовал.

Ближе к вечеру (опять же, от нечего делать) решил прогуляться до магазина за бутылкой пива. А что еще остается делать холостяку в полном одиночестве? С некоторых пор с поселковым магазином у него были связаны не только приятные воспоминания, но и слабые надежды – увидеть мимолетное чудесное видение еще хотя бы раз.

Перед тем как выйти за ворота, несколько раз тщательно оглядел себя в почерневшем зеркале у крана. На Эльнуре была его любимая пестрая гавайка и шорты, присланные двоюродной сестрой из Штатов. После недолгих раздумий Эльнур расстегнул еще одну пуговицу на рубашке, взъерошил волосы, - постарался придать себе более раскрепощенный, фривольный вид. Затем вспомнил о любимых стильных сандалиях сына, разыскал их в шкафу, водрузил на нос «дежурные» дачные черные очки (подарок тех же американцев) и, чувствуя себя этаким слегка приуставшим, самодовольным Траволтой, вышел за ворота.

Эльнур завернул за угол и тут же споткнулся о камень - знакомая красная машина медленно разворачивалась в тесном проулке.

- Здравствуйте, - машина притормозила рядом. – А мы, оказывается, соседи?! Ваша какая дача? – поинтересовалась девушка, как ему показалось, оценивающе окинув Эльнура взглядом.

- Вон та, - махнул рукой Эльнур в сторону виллы, загораживающей его хибару.

- Вы в магазин, - догадалась девушка, - и опять без транспорта. Любите пешие прогулки или проблемы с машиной?

- Проблемы?! – Эльнур все более вживаясь в роль мачо, невольно издал звук, похожий на смех Фантомаса.- Проблем нет. Просто свою машину я оставил жене, - соврал Эльнур. Ему стало стыдно, и он опять покраснел.

- Тогда могу подвезти. Как всегда откажетесь? – ее пронзительные глаза смотрели с усмешкой и на этот раз казались бирюзовыми.

- Почему же, с удовольствием, не откажусь от приятного попутчика, - он сел в машину. В Эльнуре вдруг проснулся былой авантюризм. Он буквально ощутил, как застоявшаяся кровь закипела и ринулась бурным потоком по одряхлевшим жилам, заполняя их новой жизненной энергией. Ведь сердце – генератор этой самой энергии вновь запустился на полную мощь, почти как в прежние, практически забытые времена…

- Жена работает, а вы отдыхаете? – весело поинтересовалась девушка в пути.

- Не совсем так. У меня отпуск, это правда, но жена… в общем, мы расстались, - зачем он поведал случайной попутчице о своем семейном положении, знал только Бог и внутренний голос Эльнура. Который упорно намекал, что все эти встречи с прекрасной незнакомкой посланы ему свыше не иначе как в утешение за пережитые годы унижений.

- Простите.…Переживаете? – Девушка не отрывала глаз от дороги.

- Скажу честно: пока не очень.

- Ну, тогда не будем о грустном. Меня зовут Айла.

- Эльнур.

- Чувствуете некую созвучность наших имен? – неожиданно сказала Айла.

- Ну да, да… - смущенно согласился Эльнур, ощутив при этом замечании очередной всплеск внутреннего оживления.

- Я так обрадовалась, когда встретила вас снова! – действительно радостно сообщила девушка. – Я уже неделю в Бильгя, помираю со скуки. В поселке малолюдно, общаться не с кем…

- Если вам здесь так скучно, почему не уедете в город? – поинтересовался Эльнур.

- Наверное, есть причина, - уклончиво ответила девушка. - А что если я вас ненадолго украду, - после недолгого молчания вдруг предложила Айла.

- Простите, не понял. - Девушка искоса глянула на своего попутчика.

- Говорю же, скучно, - вздохнула она. - Предлагаю съездить к морю…

Айла вела машину, изредка задавая вопросы и косясь на своего незадачливого попутчика, который, судя по всему, опять впал в ступор, но уже иного свойства. На лице его блуждала загадочная улыбка, отвечал он порой невпопад, так как в это время был поглощен собственными мыслями и мучился вопросом: с какой стати молодая симпатичная девушка проявляет инициативу к сближению и терпит присутствие великовозрастного чудака непрезентабельной внешности нереспектабельного положения в своем элитном безупречном кожаном салоне?

- Куда катится этот мир? – словно прочитав его мысли, заметила Айла. – Люди зациклились на рационализме, выгоде и прагматизме. Перед подобным натиском негатива бледнеют самые прекрасные чувства. В нашей жизни уже нет места романтике, и это ужасно.

- Не могу не согласиться с вами, - вставил Эльнур, вспомнив жену, - хотя все очень индивидуально…

- Во всяком случае, для меня как женщины, наличие или отсутствие романтики в отношениях очень важно. По этой причине я все еще одна и мне совершенно не нравятся мои ровесники.

- Значит, вам в жизни не хватает романтики, - сделал заключение профессор. – Нам, людям старшего поколения, в этом смысле повезло, конечно же, больше.

Эльнур вспомнил, как (четверть века тому назад!) работники его кафедры однажды зимой решили коллективно отдохнуть в курортном месте - Пиркули. Эльнура тогда просто потрясла безбрежность сверкающего снежного покрова, молчаливая природная роскошь окрестных мест: величавые горы, лес, пронзительное безоблачное небо. Столько чистого цвета и снега видеть ему не приходилось больше никогда. И даже плохо отапливаемые дощатые домики для туристов не могли поубавить энтузиазма и радости отдыхающих. Дискотека, шашлыки, песни под гитару – на выбор у каждой компании – продолжались ровно три дня и две ночи незабываемого уикенда. Романтики хоть отбавляй! Кстати, там-то он впервые и обратил внимание на Сабину – свою будущую жену. Ее громкий смех и восторженный визг то и дело раздавались в разных уголках туристического лагеря. А однажды она пронеслась мимо Эльнура на каких-то неимоверно огромных двухместных санях. Позади нее сидел рослый парень и бережно удерживал ее за талию. А она заливалась смехом и размахивала зажаренным на мангале антрекотом. При виде незнакомого парня в Эльнуре шевельнулась настоящая ревность, и он впервые отчетливо осознал, что эта краснощекая разудалая коллега по работе ему очень даже не безразлична…

- Точно, слышала от мамы: Окуджава, Вознесенский, Рождественский, супруги Никитины, барды, походы в горы, песни у костра, - услышал он словно издалека, - пощечина в ответ на первый поцелуй, - нельзя было определить, шутит Айла или говорит серьезно, - полнейшая неосведомленность в вопросах секса, а значит, познание друг друга совершенно первобытным способом… милые истории из собрания Госфильмофонда. Какая прелесть!

- Насчет познания друг друга, - Эльнур прокашлялся и мгновенно обрел пунцовый окрас, - на самом деле все было не настолько дико. Многие имели очень даже обширные сведения о сексе. Хотя, признаюсь, чего уж там, иной школьник в наше время знает гораздо больше, чем я двадцатилетний.

Легкие беседки, похожие на средневековые шатры, потряхивало под напором набирающего силу ветра. В ресторане кроме официантов никого не было. Дачный сезон еще не начался, по традиции, дачи, а значит, пляжи и рестораны заполняются отдыхающими не раньше конца первого летнего месяца.

Эльнур не удержался от искушения, скинул сандалии и поспешил к морю. Накатившая прохладная волна нежно омыла ноги, и чувство восхищения, доселе сплетенное в какие-то иные формы в связи с происходящими событиями дня, вдруг вновь проявилось в чистейшем виде. Чувство неописуемого восторга овладевало им всегда при встрече с вдохновенным чудом природы – родным Каспием. Эльнур мог часами наблюдать за игрой волн, с упоением слушать звуки моря, вдыхать до боли родной запах, не иначе как у моря восстанавливались и множились его физические и душевные силы, ведь здесь хранились самые лучшие воспоминания – воспоминания безмятежного детства.

- Здравствуй, родной, - вполголоса произнес Эльнур, - я скучал по тебе.

Большая прихлынувшая волна (словно в ответ), дойдя до щиколоток, внезапно вспенилась и, громко шипя, убежала обратно в море.

* * *

Ночью Эльнур долго не мог уснуть. В мозгу беспрерывно прокручивались отдельные фрагменты прошлого вечера. От свидания остался легкий осадок, но в целом маленькое приключение прошедшего дня, безусловно, сохранится в памяти, как ярчайшее впечатление последних двадцати дет.

Вначале заказали чай. Душистый, с кардамоном, с восхитительным вареньем на выбор: из лепестков розы, зеленого ореха, клубники и прозрачной алычи. На берегу прохладного моря «божественный напиток» (или национальный аперитив) подействовал освежающе и даже возбудил у Эльнура зверский аппетит. К тому же душа его жаждала «продолжения банкета».

- Может, выпьем по бокалу вина? За знакомство, – вдруг смело заглянул в глаза девушки Эльнур.

- Не откажусь, - улыбнулась та в ответ.

К вину Эльнур заказал кябаб – ассорти. Айла предпочла баранине нежное мясо осетрины. «Зелень-мелень, сыр-мыр», обычный шашлычный набор приморского ресторана … мужчина и женщина на пустынном берегу, звездное небо над головой, таинственные звуки моря, доносящиеся откуда-то из непроглядной тьмы…

Эльнуру было легко и комфортно в обществе новой знакомой, застарелые комплексы ушли на задний план, он вдруг в один момент освободился от некоего раздвоения личности (навязанного женой) и впервые за многие годы почувствовал себя «настоящим мужчиной», «истинным джентльменом» и даже «обаятельным Казановой». В ответ на рыцарское обращение Айла не скупилась на эпитеты. После пролитого ею «бальзама на израненную душу» Эльнура, разогретая кровь в принципе нестарого еще мужчины заструилась еще живее. Он осмелел окончательно и даже позволил себе несколько довольно двусмысленных комплементов в адрес очаровательной спутницы, на что она отреагировала с удивительным простодушием, без лицемерного кокетства. Самое главное, как заметил Эльнур, – по многим житейским вопросам у них проявилось удивительное единомыслие. Айла больше молчала, с заметным интересом слушала пространные речи о смысле бытия, о человеческих отношениях (сказывался долгий преподавательский опыт Эльнура), иногда ее брови взлетали вверх, и она качала головой, словно не в силах скрыть своего восхищения умозаключениями мудрого мужа, что вселяло в Эльнура все больше уверенности в себе. Она не расспрашивала его о работе, о семье, ни словом не обмолвилась о «прежней» жене, из чего он сделал вывод, что девушка является неким редким исключением из породы женщин: она не назойлива, не любопытна, достаточно умна и корректна. В конце вечера подмеченные им качества натуры в сочетании с потрясающей внешностью в глазах Эльнура возвели Айлу в ранг неземных существ, богинь, сделали эталоном прекрасной половины человечества.

Беседа затянулась за полночь. Желая привнести в чудесный вечер еще немного романтики, Эльнур ненадолго покинул свою спутницу и скрылся в ресторане. Спустя полчаса к ресторану подъехало такси, и официант с невозмутимым лицом положил перед Айлой букет белых роз. Где официанту удалось раздобыть розы в три часа ночи, это было его профессиональной тайной. Поистине, сервис в наших ресторанах не знает границ, все зависит от фантазии и, естественно, кошелька клиента.

- Боже, какая прелесть! – в ее благодарных повлажневших глазах читалось сплошное изумление.

Лишь догадываясь, что в эти минуты испытывала такая романтическая особа как Айла, Эльнур ощущал себя просто Брюсом всемогущим и был на седьмом небе от счастья…

Они гуляли по берегу и не могли наговориться. Восторженный Эльнур, конечно же, «солировал», кроткая Айла по каждой затронутой теме проявляла удивительное согласие и полное понимание.

Начало светать. Природа тихо пробуждалась: утреннее небо заиграло свежими первозданными красками, вынырнувший из моря где-то на горизонте матово-желтый диск солнца медленно поднимался вверх …

Они стояли у самой кромки моря, не отрывая глаз от завораживающего действа – восхода солнца. Эльнур наблюдал подобную сказочную картину впервые в своей жизни. «Боже, как же много в жизни я пропустил, как прекрасен этот мир!» - от восторга ему хотелось кричать во все горло, схватить на руки самую прекрасную из женщин с самым нежным и благозвучным именем Айла и кинуться в пенные волны родного Каспия…

Весь путь обратно они молчали, лишь изредка обжигали друг друга пламенными многообещающими взглядами. Несомненно, их встреча была для обоих знаковой. Эльнур, во всяком случае, в этом не сомневался. Как не сомневался в том, что «продолжение банкета» непременно состоится, это было бы вполне логичным завершением вечера, раскаленного взаимной (как ему показалось) страстью.

Но «вечер» неожиданно закончился у ворот ее дачи.

Переполненный самыми возвышенными чувствами и эмоциями в предвкушении новых ощущений, Эльнур помог отомкнуть замок на воротах и уже собирался войти во двор следом за дамой, когда та неожиданно повернулась к нему лицом, загородив тем самым собой проход.

- Спасибо за приятный вечер или, скорее, ночь, – не отрывая от Эльнура все того же загадочного взгляда, Айла поднесла букет к лицу и вдохнула аромат роз. – Столько впечатлений, устала, просто с ног валюсь.

- Могу донести тебя до порога… даже до постели…- хриплым от волнения голосом предложил Эльнур.

- Эльнур, давай не будем торопить события… - сухо сказала девушка. Не в силах больше сдерживать эмоции, Эльнур сделал шаг в ее сторону. – Прошу тебя, - остановила жестом его Айла, - не будем опошлять наши романтические отношения. Ты ведь знаешь, как я ко всему этому отношусь.

- Опошлять?! Извини, - к Эльнуру вернулась былая выдержка. – Спасибо и тебе за сегодняшний вечер, ты была неотразима. Всего хорошего. 
Эльнур с трудом выдавил из себя улыбку.

Подобный апофеоз (облом, как сказал бы его сын) был воспринят как сигнал к возвращению прежних комплексов. «Губки раскатал, старый самонадеянный осел… , девушке надо было просто убить вечер…»

- Эльнур, - неожиданно окликнула его Айла. Он послушно вернулся. – Завтра я должна уехать в город. Вернусь через неделю. Ты будешь меня ждать?

- Через неделю здесь уже наверняка начнется дачный сезон. Тебе не будет скучно.

Он хотел поскорее покинуть место, где потерпел явное фиаско. Айла удержала его за руку.

- Это тебе зарок того, что я вернусь, – девушка неожиданно наградила Эльнура крепким поцелуем в губы. Затем с той же поспешность скрылась за воротами.

Эльнур некоторое время постоял на месте, собираясь с мыслями. Затем все в том же разочарованном состоянии продолжил свой путь.

* * *

Утром к тоскливому жизнеощущению, взникшему вследствие подведения итогов крушения иллюзий прибавилась тревога по поводу таяния денежной массы в кармане. Отпускные, которые он получил в университете накануне ссоры с супругой и забыл ей же вручить, оказались весьма кстати. Хватило даже на гусарский выпад с розами. Пересчитав оставшуюся «массу», Эльнур в который раз задумался над странными перипетиями своей жизни, которая в одночасье так круто изменила свой курс. Если бы ему еще два дня назад сказали, что подобное может произойти с ним, он бы просто посмеялся в ответ. 
Его профессиональная привычка систематизировать отношение --"мышления к бытию, сознания к материи" -- позволила быстро расставить все акценты и немного успокоиться. Сабина правильно заметила, что регалии ни при чем: перед лицом обстоятельств любой человек беззащитен, потому как каждый его опыт первичен и результат непредсказуем. Как уверял Сократ, постигший горечь житейских поражений: никто не может быть мудрым, кроме Бога, поэтому, человек не может быть мудрецом, а лишь любящим мудрость. И Эльнур всего лишь философ, читающий лекции, не меньший профан в вопросах жизни, чем его студент-первокурсник.

Но одно новое для себя логическое умозаключение он все же вынес из ситуации, и без личного опыта оно вряд ли родилось бы в его натруженной рассуждениями голове. Оказывается, чтобы что-то изменить в своей жизни, надо просто проявить немного решительности - разомкнуть порочный круг. Хотя, в принципе, ничего особенного после его ухода не произошло: ну, провел вечер в обществе малознакомой приятной девушки, забавный случай. И все-таки он почувствовал, как что-то изменилось у него внутри. Строй мыслей питали уже совершенно иные истоки, потому как изменилось восприятие жизни в целом.

Несмотря на поздний ужин, Эльнур проснулся ужасно голодным. Быстро приготовил завтрак - нажарил сковороду яиц с помидорами. На чистейшем сливочном масле, «сплошной холестерин» - как сказала бы жена, предпочитавшая полезное кукурузное (безвкусное) масло сливочному. Яичница с тушеными помидорами была традиционной дачной едой в его далеком детстве.

После обильного завтрака настроение значительно улучшилось. Невольно мысли его вернулись к Айле. Теперь Эльнур был спокоен и даже благодарен девушке за то, что все закончилось подобным образом. Дипломатия, как известно, – главное условие спокойного сосуществования соседей по даче.

Заслышав, как у ворот притормозила машина, Эльнур внутренне напрягся.

Во двор вошел младший брат Эльнура – Теймур.

- Привет, - братья обнялись, – что-то на этот раз ты рано переехал в поселок, да еще один. С Сабиной опять поругались? – безошибочно определил Теймур. Эльнур ответил не сразу. Они поднялись на веранду, Эльнур налил в два стакана свежезаваренный чай. После спросил:

- Был у нас?

- Звонил. Сабина сказала, что ты на даче. Что произошло?

- Наш брак с Сабиной действительно оказался браком, - признался позже Эльнур. – теперь я точно знаю – мы не должны быть вместе. Думаю, Сабина считает так же.

- Печально. Что скажут дети? Родственники?

- Дети взрослые, думаю, поймут. Родственники поговорят и забудут. Это моя жизнь, я хочу построить ее так, как считаю нужным.

- Эльнур, а ты изменился, - с заметным восхищением произнес Теймур. – В твоем голосе звучит металл!

Эльнур бросил на брата недовольный взгляд.

- Я, конечно, по любому на твоей стороне. Но все так неожиданно…

Они еще немного поговорили о том – о сем.

- Жить где будешь? – поинтересовался Теймур.

- Здесь.

Теймур с брезгливым выражением оглядел тесный, заросший дикой травой дворик. Он давно уже обитал на совершенно ином материальном уровне, нежели его старший брат. С тех самых пор, как всеми правдами и неправдами Теймур достиг этого самого вожделенного уровня, многие вещи из прошлой «малобюджетной» жизни были начисто стерты с «карты памяти» и воспринимались уже с большим трудом, как некая искаженная, виртуальная действительность. В его голове, например, не укладывалось, как можно жить в подобных "нечеловеческих" условиях. У самого Теймура в Мардакянах была отстроена новая вилла, где главным украшением являлись великолепный зимний сад из экзотических растений и двухэтажная брусчатая сауна с хорошей парилкой и бассейном на первом и залом отдыха на втором этажах.

- Держи, - Теймур вытащил из портмоне кредитную карту. – Приведи родительский дом в порядок. Это касается и меня, - решительно сказал он, предупреждая возможное возражение со стороны брата-гордеца, - так что, о деньгах не думай. Сделай все на свой вкус и живи.

- Ремонт делаем напополам, - возразил Эльнур. – Посчитаю, деньги отдам позже.

- Ты что, научился наконец доить своих лодырей? – усмехнулся младший брат. - Ладно, ладно, отдашь, когда понадобятся. Сам знаешь, в этой жизни человек ни от чего не застрахован.

- Что правда, то правда, - согласно покачал головой Эльнур.

Перед тем, как выйти за ворота, Теймур деловито добавил:

- Знаешь что? Пришлю-ка я к тебе завтра рабочих. Мы как раз один объект проверяем здесь неподалеку, там хозяин нехилый ремонт затеял, а он плохих работников нанимать не станет. И платить им не придется, ну, это уже моя забота.

Бригада и впрямь работала быстро и слаженно. Начали с облицовки дома, а к концу недели почти закончили ремонт во всем доме. Наконец очистили колодец, заменили сантехнику на новую и старые рамы на стеклопакеты. Освободили комнаты от старой громоздкой мебели, на обновленной кухне красовались новые шкафы цвета натурального дерева. Соседка – местная жительница поселка - за небольшую плату почистила окна, помыла полы, перестирала все занавески, тюль и паласы. Эльнур тоже не сидел сложа руки – остриг кусты и деревья, придал им более благородный ухоженный вид, скосил траву, собрал прошлогоднюю листву и сжег ее вместе с мусором. Затем побелил деревья и, войдя в раж, перекрасил все садовые скамейки, табуреты и стол в виноградной беседке, саму беседку, а также ржавые газовые трубы, тянувшиеся по забору от главной магистрали. В итоге получилось именно так, как задумывалось: в доме было просторно и уютно, во дворе чисто.

Эльнур трижды разговаривал по телефону с сыном, рассказал о затеянном ремонте. Эту новость тот воспринял с большим воодушевлением, по его возвращении из армии решили закатить на даче грандиозную вечеринку. Звонила и дочь, хотя ни о чем конкретно не спрашивала, но судя по всему, она была посвящена в суть происходящих событий. За всю суетную неделю Эльнур ни разу не вспомнил ни о жене, ни об Айле, о ее клятвенном заверении вернуться ровно через неделю.

- В моем возрасте, - философствовал он вслух в пятницу, далеко за полночь, попивая в обновленной беседке чай из самовара и любуясь звездным небом, - уже пора принимать многое из происходящего просто как данность, как неизбежность или дар судьбы, - в словах, согласно моменту, сквозила сплошная патетика, - с тихой благодарностью, не строя иллюзий и не питая напрасных надежд. Пора научиться наслаждаться каждым дарованным мигом жизни, как говорится, жить в кайф, - размышлял Эльнур, - а не под гнетом каких-то необоснованно навязанных обязательств. Думаю, Всевышний был бы доволен, если бы его чада получали удовольствие от дарованной им жизни.

В этот миг его мысли обратились в прошлое. Значительный отрезок жизни - в браке - одним мгновением пролетел перед глазами. Банальное сожительство двух совершенно разных людей в силу сложившихся обстоятельств, в нем не было места взаимопониманию и, тем более, любви, понимал он теперь. Хотя именно в данных обстоятельствах им удалось вырастить двух замечательных детей, что правда, то правда.

- Поистине, жизнь порой изменчива и непредсказуема, - вынырнув из воспоминаний, продолжил рассуждения наш философ, - но вместе с тем полна и приятных сюрпризов, - он, конечно же, имел в виду Айлу, затем повторил. - Надо постараться жить в кайф!

На этой позитивной ноте Эльнур закончил рассуждения и «чайную церемонию».

Привычный режим - рано ложиться и рано вставать, не курить перед сном и начинать день со стакана кипятка кардинально изменился. Подъем не раньше девяти, отбой после часа ночи, беспрерывное курение, ко всему прибавился алкоголь, правда, пока в щадящих дозах – бутылка пива в день. Однако при такой "нагрузке" Эльнур заметил, что, напротив, не ощущает беспокоившей в последнее время подозрительной тяжести в области груди. Напротив, во всех его суставах и органах появилась необычайная легкость и бодрость. Что подействовало оздоровляюще – воздух, новые впечатления или неожиданные перемены в его жизни, Эльнур пока не определил.

* * *

Сабина никогда не задумывалась над тем, насколько больно порой обижала или унижала мужа своими замечаниями или наставлениями. Эта женщина-мать в процессе беспрерывного «перевоспитания» упорно добивалась одной цели – сделать из мужа «человека», мужчину, способного решать ключевые вопросы. Правда, с течением времени она не могла не признать, что эффект получился с точностью наоборот.

Сабина понимала, что на этот раз явно перегнула палку. И даже оценила отважный поступок мужа. И все же, уйти насовсем Эльнур не посмеет, успокаивала себя Сабина. Ведь она молода (восемь лет разницы) и красива. У них, в конце концов, общие дети (пожалуй, главный аргумент, с которого стоило бы начать). И потом, раз жизнь их связала, они обязаны вместе «тянуть лямку» уже до конца, нравится кому-то из них это или нет. Он из приличия, она из жалости, пускай даже и так. Почему?! Да потому, что так было принято в обществе, в котором они жили!

В решении самой сделать первый шаг к сближению с мужем сыграл один немаловажный фактор.

Новый директор маркета, где работала Сабина, с некоторых пор не давал ей прохода. Мужчина был довольно симпатичным, небедным и, к тому же неженатым, что уже внушало надежду. Сабина долго «держала оборону», ссылаясь на замужество. В тот роковой день, когда Эльнур сбежал из дома, она с чистой совестью решилась на тет-а-тет с настойчивым поклонником.

Все было прекрасно: столик в ресторане, ужин при свечах, розы на сидении автомобиля…

Однако после ее прямолинейного заявления, о том, что «теперь она свободна и готова построить новые серьезные отношения» директор заметно сник, затем вспомнил о срочном деле и в итоге ретировался с места свидания, и уже на следующий день атаковал своими ухаживаниями новую сотрудницу...

Взвесив все «за» и «против», Сабина пришла к выводу, что второго такого Эльнура ей не найти. .Плохой-хороший, но свой, как говорится, в доску, понятный и надежный. Сабина по-прежнему упорно не признавалась себе в том, что соскучилась по Эльнуру, что он ей нужен, что она просто любит своего мужа - «никчемного, безликого, безрукого и заумного». Какая еще дура сможет позариться на такое «сокровище»? - всегда считала Сабина.

Безуспешно прождав до воскресенья, она решила сама наведаться к мужу.

Сабина была потрясена произошедшими на даче переменами. Она была в неописуемом восторге, решив, что Эльнур все это проделал исключительно для нее, вняв ее наставлениям. «Все же мои усилия не пропали даром, мне удалось «расшевелить муравейник», вон как быстро со всем справился. Без братца, конечно, не обошлось, но это уже меня не касается. Ну, Эльнурчик, ну, молодец, заслужил мое снисхождение, так и быть, организую тебе сегодня романтический вечер на отремонтированной даче!» - думала Сабина, разгуливая по комнатам. Она с удовольствием навела порядок, перестирала рубашки и носки мужа, заварила свежий чай. Притомившись, решила ненадолго прилечь…

Громкий стук по железу разбудил Сабину. Она подскочила на диване, схватившись за сердце и испуганно озираясь по сторонам. Затем поняла, что стучали к соседям. В зависшей над дачами тишине звук походил на раскаты грома.

«Такие хоромы отгрохали, а элементарного звонка провести не додумались. Теперь вся округа должна просыпаться, пока достучишься до них», - с раздражением подумала Сабина. Она не удержалась, вышла за ворота сделать замечание настойчивому гостю.

- Девушка, долго вы еще стучать будете? – Сабина встала в свою обычную позу агрессора, воткнув руки в бока.

- Извините, - смущенно ответила Айла (это была она). – Вы не знаете, хозяин все еще здесь или уехал?

- Почему я должна это знать? – грубо переспросила Сабина. – Раньше соседи друг другу ключи доверяли. Но разве такой как он может нормально общаться с людьми? Вы забор его видели? Видать, есть, что прятать!

- Ну почему вы так плохо отзываетесь о своих соседях? – дружелюбно улыбнулась Айла.

- Плохо?! Я просто знаю этих людей. Этот негодяй Сабухи никогда не подаст руки человеку, если тот не занимает должности, причем такой же высокой, как он сам.

- Простите… Сабухи?!

- Я о хозяине, ему такие простые люди как мы с Эльнуром – поперек горла. Знаете, сколько мы ругались с ним, пока он тут строился! Смотрите, насколько вперед вылез, подлец!

- А Эльнур – это ваш муж? – осторожно поинтересовалась Айла.

- Муж объелся груш, - Сабина махнула рукой.

- А, ну да, - тут только Айла поняла, что Эльнур показывая на дачу Сабухи, на самом деле не обманывал – с дороги его двора была не видно.

Второй раз за последнее время Айлу постигло жестокое разочарование

Бывший «папочка», богатый предприниматель, который спонсировал все ее желания последние два года, внезапно умер. Слава Богу, перед тем он успел перевести на имя Айлы часть недвижимости, у подаренной на Новый год дачи документы тоже оказались в порядке, по этой причине Айла и наведывалась в поселок.

Вчера у нее состоялся разговор с бывшим парнем, с которым Айла все это время параллельно встречалась «для души». Он настаивал на том, чтобы они поженились. Но Айле уже трудно было отказаться от образа жизни, к которому ее приучил щедрый «папочка», ей не хотелось опускаться до уровня, с которого она стартовала. По этой причине вчера она сказала решительное «нет», а сегодня примчалась к Эльнуру, к своему, как она думала, томящемуся в ожидании новому «папочке». Шикарная дача Сабухи ввела ее в заблуждение, а ведь Эльнур показался ей достойной заменой, к тому же он был в лучшей форме, чем предыдущий любовник, да и годами гораздо моложе.

«Что ж, будем искать», - решила в конце концов Айла.

- Извините, что побеспокоила, - Айла направилась к машине.

- Ну что вы! Кстати, я одна на даче, муж где-то запропастился. Может, зайдете? У меня и чай на плите, – неожиданно предложила Сабина. Девушка ей чем-то понравилась (наверное, сказывалось родство душ).

- А это идея! – Айла решила до конца удостовериться в собственном провале. Может, все-таки это другой Эльнур?

Сабина с придыханием рассказала гостье о сюрпризе, который для нее приготовил супруг, и устроила экскурсию по даче. Айла наметанным глазом с ходу оценила так называемый ремонт из дешевого стройматериала. Видела бы эта женщина дубовые стенные шкафы с венецианскими зеркалами в ее квартире, хрустальные раковины и мебель ручной работы!

Прождав еще с полчаса, Айла покинула дачу. Она сделала бы это раньше, если бы Сабина вовремя показала семейные фото. Айлу затошнило при виде испуганного затрапезного мужчины в старомодном синем костюме и рубашке без галстука рядом с Сабиной, источающей самодовольство и власть.

«Типичный подкаблучник», - с отвращением подумала Айла, а вслух сказала:

- Видно, что у вас полное взаимопонимание.

- Конечно! Столько лет вместе! – с гордостью ответила Сабина.

После ухода гостьи настроение Сабины начало портиться.

- Где же этот придурок? – со злостью вслух произнесла она, взглянув на часы, но тут же спохватилась. – Зачем я так?! Скорее всего, Эльнурчик вернулся домой. Конечно, ремонт ведь закончен, поехал сообщить. Я сюда, а он туда. Вот оно - взаимопонимание! Мой родной! – она взяла со стола и поцеловала фотографию. - Но я тебе звонить не буду! – шутливо погрозила она пальцем. - Немного понервничаешь, поревнуешь, а завтра мы встретимся и все обговорим. Теперь уж заживем по-новому, душа в душу.

Сабина вошла в ванную. Вскоре оттуда донесся ее недовольный голос.

– Нет, ну, настоящий придурок, не мог заодно уже и колонку починить!

* * *
Эльнур блаженствовал. Энергии набирающего обороты солнца пока не хватало на то, чтобы достаточно прогреть воду, однако воздух и горячий мягкий прибрежный песок с лихвой компенсировали этот его недостаток. Поплавав в районе буйков, Эльнур распластался на берегу, подставив холодную спину щедрому южному солнцу. Закрыв глаза, с упоением улавливал звуки моря: неторопливый шелест волн, крики чаек над волнами…

Внезапно Эльнур вздрогнул как от толчка – в полудреме явственно услышал голос жены: «Хватит! Обгоришь!»

С тревогой огляделся по сторонам, затем послушно встал. Смыв с себя остатки песка, накинул на плечи гавайку и направился к ресторану – попить чайку – еще немного продлить «кайф».

В ожидании заказа Эльнур не спускал глаз с моря. Внезапно в поле его зрения попала женская фигура. Опустив на песок объемную пляжную сумку, женщина готовилась войти в воду. Каким-то кошачьим изящным движением стянула с себя майку и небрежно швырнула на сумку, длинная цветастая юбка загадочным образом соскользнула с нее, обнажив потрясающие ноги. Женщина переступила через одежду, наклонилась, не сгибая колен, подняла юбку и тем же театральным движением отправила ее в кучу остальных вещей.

Подошедший официант, так же как и Эльнур, не спускал с нее завороженных глаз, не переставая между тем расставлять на столе принесенные чайные «причиндалы».

У женщины так называемого сложноопределяемого бальзаковского возраста (от тридцати до пятидесяти) была прекрасная фигура, плотный черный купальник выгодно подчеркивал ее достоинства – ровную спину, подтянутый живот, полную высокую грудь. Собирая длинные волосы в прическу, она как бы случайно кинула взгляд на одинокого мужчину в ресторане – на Эльнура. Упрятав, наконец, густые волосы под белую бейсболку, надела темные очки и пошла к морю. Эльнур невольно закашлялся, он догадался, что спектакль с раздеванием предназначался для него.

"Сколько, оказывается, потрясающих женщин вокруг, а я, глупец, этого никогда не замечал, – с чувством огромного сожаления подумал Эльнур. – Спасибо тебе, Всевышний, что открыл, наконец, мне глаза!"

Женщина поплыла в сторону буйков, перед тем она несколько раз оглянулась, словно приглашая Эльнура составить ей компанию.

«Почему бы и нет?» - он бросил гавайку на спинку стула.

Позабыв о чае, поспешил к морю, вслед за прекрасной наядой.

http://luch.az/nashikniqi/4618-staraya-dacha.html

Прочитано 258 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости