Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 04 Июль 2017 07:57

«НЕМЕЦКИЙ ВОПРОС» В РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.

Автор 

Икрам Керим оглу  Агасиев,доктор  исторических наук

И.К.Агасиев родился 18 октября 1963 года в с. Биледжик Шекинского района (Азербайджан). В 1988 году с отличием окончил «Исторический» фа­куль­тет Волынского Государственного Университета имени Леси Украинки. В 1988-1992 годы работал на должности старшего научного сотрудника в Волынском краеведческом музее. В 1992-1995 годы, с успехом окончив очное отделение аспирантуры Волынского Государственного Уни­верситета, он работал в Красноярском Государственном Пе­да­гогическом Университете. В 1999 году в диссертационном со­ве­те Красноярского Государственного Педагогического Универ­ситета защитил кандидатскую диссертацию на тему «Немецкие ко­лонии в Волынской губернии (конец XVIIIвека – до 1917 года)».

С 2003 года И.К. Агасиев работает в Институте Истории им. А. Бакиханова НАН Азер­байд­жа­на.

До сегодняшнего дня является автором 95 научных работ в объеме 170 печатных листов, посвященных истории немецкого на­се­ления, из которых 31 опубликованы за рубежом. Выступал по исследуемой теме на 25 меж­дународных конференциях, проведенных в Азербайджане и за рубежом.

Член международного общества «Азербайджан-Германия»

        Так называемый «немецкий вопрос» чаще поднимается в немецкой историо­графии истории российских немцев, чем российской. Под этим понимается кризис, который возник в 80-90-х гг. XIX в. во взаимоотношениях немецкого населения с российскими официальными властями. Кризис был обусловлен несколькими причинами, как внешнеполитического, так и внутриполитического характера.

После поражения в Крымской войне в России усилились панславистские настроения в сочетании с великорусским шовинизмом. Шовинистические настроения возгорались особенно после польского восстания 1863-1864 гг., ставшего первым вызовом, брошенным целостности и политической стабильности Российской империи. Стремление наиболее радикального крыла польского национально-освободительного движения восстановить незави­симость Польши настораживало царское правительство, и оно коренным образом пересмотрело национальную политику, проводимую в стратегически важных районах. Сепаратистские настроения усилились в западных губерниях, где позиции православной церкви и великорусского элемента были более уязвимы. Поэтому одной из задач внутренней политики царизма в западных губерниях было постепенное вытеснение оттуда «нерусского элемента», заселение названных территорий великороссами, проведение долгосрочной русификаторской политики.

Первыми от русификаторской политики царизма пострадали поляки. Поляки составляли не большой процент в западных губерниях, но весомой была их доля среди крупных помещиков, что придавало названным губерниям польскую окраску. После подавления польского восстания 1863-1864 гг. царское правительство провело ряд мероприятий, направленных на ограничение польско-католического элемента в западных губерниях. Закон от 10 декабря 1865 г. запретил лицам польского происхождения приобретать землю в частную собственность в Киевской, Гродненской, Витебской, Минской, Могилевской, Подольской и Волынской губерниях [1.T.40.C.326,327]. В 1869 г. был закрыт Варшавский университет. По указу царя Польский банк был преобразован в Варшавскую контору, которая подчинялась Государственному банку России [2.T.5.C.269,270]. На ограничение польского элемента в сфере экономической жизни региона были направлены последующие указы царя от 27 декабря 1884 г.[3.T.4.C.602-604], 27 августа 1885 г.[4.T.5.C.404], 14 марта и 20 ноября 1887 г.[5.T.7.C.101,102,460,461]. Указ от 3 июня 1885 г. отменил десятинный сбор в пользу римско-католического духовенства, что должно было привести к ослаблению его влияния в западных губерниях [6.T.5.C.271].

Следует отметить, что до 60-х гг. XIX в. царское правительство положительно относилось к немецкой и чешской колонизации на Волыни. Оно возлагало надежду на чешских и немецких колонистов в расколе национальной монолитности поляков и ослаблении позиции католической церкви в западных губерниях. Симпатии царского правительства к немецким колонистам были вызваны как действием Пруссии, которая 8 февраля 1863 г. подписала конвенции о совместных действиях России и Пруссии против польских повстанцев [7.T.1.C.704], так и негативным отношением немецких колонистов к польскому восстанию.

Начиная с 70-х гг. XIX в., царизм резко изменил отношение к немецким колонистам. На наш взгляд, это было связано с изменением политической ситуации в Европе после Франко - прусской войны 1870-1871 гг. и объединения Германии. Несмотря на «благородную» помощь Бисмарка в годы польского восстания, среди российских политиков не все были довольны «действием» Пруссии. Ещё в начале польского восстания Бисмарк считал, что Россия будет отказываться от Польши. «Тогда мы начнем действовать, - говорил Бисмарк, - займем Польшу, и через три года там все будет германизировано» [7.T.1.C.704].Однако в 60-х годах Бисмарк открыто не выражал в адрес России агрессивных претензий, поскольку Пруссия очень нуждалась в поддержке России в борьбе за объединение Германии и на случай войны с Францией. Создание единого мощного немецкого государства изменило обстановку как в Европе в целом, так и в каждой стране в отдельности. Органы местных властей в губерниях стали подозрительно относиться к немецким колонистам, численность которых в 70-х гг. XIX в. достигла 1,5 млн. человек, а в 1897 г. вовсе один 1 млн. 813 тыс. человек[8.C.35].

Еще в 1860-х гг. некоторые публицисты обращали внимание на иммигрантов Царства Польского и Юго-Западного края. В 1866 г. один из представителей славянофильства Н.Я. Данилевский выдвинул концепцию национальной политики России по отношению к полякам и немцам[9.C.629]. Суть её была в том, что Польша и Россия должны не ссориться, а вместе бороться против общего врага. Главным их врагом, по Данилевскому, является Германия. По его мнению, польское восстание 1863 г. спровоцировано иностранцами, чтобы осложнить положение России. Данилевский считал, что главная цель немецкой колонизации в западных губерниях - это изучение местности для будущих военных действий против России. Поэтому основной задачей Польши и России является остановка «мирного захвата» славянских земель и германизации славянского населения.

Некоторые историки, общественные и государственные деятели того времени били тревогу по поводу увеличения числа немцев в западных губерниях. Газета шовинистического направления «Русь», которая была известна антисемитскими нападками, характеризовала немецких колонистов как эксплуататоров, «из коих каждый тяжелее десяти евреев»[10.C.4]. Некоторыми авторами наплыв немцев и других иностранцев на Волынь оценивался как замысел поляков - католиков, направленный на нарушение целостности «южнорусской народности»[11.C.286]. Известный татарский просветитель XIX века. Исмаил бей Гаспринский, которого больше интересовали перспективы русско-мусульманских, русско-тюркских взаимо -отношений, затрагивая вопросы будущей жизни Евразии, писал, что с Запада на мусульманско-русский мир надвигается Европа. Пока редкие точки её экспансии - немецкие колонии - разбросаны по всему югу России, но встречаются они уже в пределах Турции. Это есть первое указание на грядущее, и, может быть, не очень отдаленное движение по необходимости «на земли более или менее просторные, на Восток»[12.C.200]. Автор указал на то, что в соседних с Россией странах наблюдается высокий естественный прирост населения, излишки которого будут эмигрировать за рубеж, в т.ч. в Россию и считал необходимым во время поставить заслон перед нежелательной эмиграцией.

Общественность России забеспокоилась, что было естественной реакцией на события, происходившие в соседнем с Россией государстве. Объединенная Германия больше не хотела заниматься традиционной европейской политикой. Она стремилась активно включиться в мировую политику. Интересы России и Германии сталкивались в решении «восточного вопроса», а также в вопросах о судьбе Австро-Венгрии, Польши, славянских народов Балканского полуострова. В Генеральном штабе Германии сразу после франко - прусской войны под руководством генерала Мольтке был составлен план сосредоточения и развертывания вооруженных сил, исходя из возможности войны сразу на двух фронтах - не только против Франции, но и против России[13.C.95].

С 1871 г. начинается обсуждение «немецкого вопроса» на правитель- ственном уровне. Первым этот вопрос поднял Киевский генерал-губернатор Дондуков-Корсаков. Чтобы уберечь западные губернии от «возможной германизации», Дондуков-Корсаков предложил запретить постоянное проживание в Юго-Западном крае переселенцам, которые не приняли российское подданство[14.C.94].

После острых дебатов в июле 1874 г. кабинет министров принял решение, о том что немецкая колонизация представляет собой определенную политическую опасность и необходимо осуществлять мероприятия, которые вели бы к смешению немецких колонистов с местным населением[15.C.23]. Было рекомендовано издать закон, который запретил бы иностранным подданным покупать и арендовать землю в 22 губерниях. Но эти решения кабинета министров остались нереализованными.

В середине 70-х гг. XIX в. к обсуждению «немецкого вопроса» подключилось министерство внутренних дел, которое в 1876 г. выработало пакет мероприятий, охватывающих Царство Польское, Северо-Западный и Юго-Западный края, Бессарабию. Эти мероприятия частично затрагивали и южные губернии империи, но политические события, а именно русско-турецкая война 1877-1878 гг., помешали осуществлению этого дела, и работа по выработке закона была отложена на неопределенное время.

С начала 80-х гг. XIX в. усиливается напряженность в Европе, особенно после сближения Германии, Италии и Австро-Венгрии. Созданный в 1882 г. Тройственный Союз носил явно антироссийский характер, что не могло не беспокоить российскую общественность. В этой связи «немецкий вопрос» вновь становится одним из актуальных во внутренней политике правительства. Особенностью 1880-х гг. является то, что в обсуждение «немецкого воп роса» включились военные. Для изучения состояния иностранной колонизации в 1881 г. в западные губернии была направлена экспедиция под руководством помощника командующего войсками Киевского военного округа генерала А. Косича. Ознакомившись с результатами экспедиционной работы, министр обороны России предложил очистить приграничные районы от иностранных колонистов в радиусе 25 верст. Эта мера должна была служить делу очищения данной стратегической зоны от всевозможных агентов, шпионов иностранных государств. Следует отметить, что такой точки зрения придерживались полковник А.Ф.Риттих и другие российские офицеры немецкой национальности.

Не только правительственные круги, но и общественность все более резко выступала против немецкой колонизации. На формирование общественного мнения и на принятие решений правительства большое влияние оказывала российская пресса. Нападки прессы на немецких колонистов начались еще в 60-70-х гг., но своего апогея они достигли в 1883 г. «Санкт-Петербургские ведомости» в конце февраля 1883 г. разместили статью о наплыве немцев из Польши и Германии в Юго-Западный край,  называя это «опасным тевтонским переселением».На страницах российской прессы появлялись переводы  работ известных германских историков проф. Короля Энтча, который будто бы советовал направить в Россию 10 млн. колонистов с целью мирного захвата России.[16.C.24].

Широкое распространение в общественно- политической жизни Германии в конце XIX-начале XX вв. получила идея о необходимости расширения германских границ, преимущественно в восточном направлении. Известный в Германии философ Эдуард фон Гартман в 1891 г. сделал доклад о возможных перспективах раздела России между Австрией и Германией. По его мнению, оба государства «вынуждены» идти на такой шаг, чтобы уберечься от ещё большей беды - возрождения Польши[17.C.195]. В 90-х гг. XIX в. в Германии было популярно анонимное произведение под названием «Германия триумфальная», автор которой изложил свое видение будущей карты мира. Германия в ней должна была занять доминирующее положение, правя заморскими колониями в Американском, Африканском, Азиатском континенте. Прежде, по мнению автора, Германия должна была создать мобильную армию и флот, разгромить Францию и Англию, с помощью Турции раздавить Россию. Границы Германии должны были простираться до Поволжья[17.C.195].

Как ответ расистским, шовинистическим нападкам немецких публицистов в адрес России, появились работы, авторы которых рассматривали «немецкую проблему» с российской точки зрения. Самыми значительными являлись работы А.А. Велицына «Немцы в России», вышедшая в 1893 г. в Петербурге, и А.П. Липранди – «Германия в России»[15.C.117]. В названных работах авторы утверждали, что немецкие колонии возникали с определенной политической целью, обращали внимание на занятие колонистами важнейших дорог и стратегических пунктов, их связь с исторической родиной, прохождение немецкой молодежью военной службы в Германии, опеку, моральную и финансовую поддержку немецкого правительства, враждебное отношение колонистов к России и другие аргументы. В целом, работы Велицына и Липранди явились ответом немецким публицистам, и часто обращаясь к работам вышеназванных Гартмана, Рошера, Энтча, они пытались убедить общественность в существующей взаимосвязи между немецкой колонизацией России и милитаристскими устремлениями Германии.

Некоторые средства массовой информации выступали за смягчение отношения к немецким колонистам. Таковым являлся орган русских помещиков на Юго-Западном крае газета «Киевлянин»[15.C.101], выступавший в защиту немецких земледельцев и купцов. Бескомпромиссным защитником интересов немецких колонистов была газета «St. Peterburger Zeitung». Однако таких средств массовой информации, как «St. Peterburger Zeitung», «Киевлянин», было мало, чтобы защитить немецких колонистов от клеветы и обвинений.

  Очевидно, в позициях, как средств массовой информации, так и государственных органов, не было единого подхода к «немецкому вопросу». Министр внутренних дел Дурново предложил царю создать комиссию под председательством заместителя министра иностранных дел сенатора Плеве, чтобы преодолеть разногласия в позициях МВД и МИД по немецкой проблеме. 19 сентября 1885 г. царь Александр III дал согласие на создание предложенной Дурново комиссии[15.C.102].

Перед царским правительством стояли две задачи: во-первых, ограничение роста численности немецких колонистов в западных губерниях; во-вторых, проведение мероприятий для приобщения немецких колонистов к общему управлению, всероссийской общественной и культурной жизни. В 1885 г. была создана комиссия во главе с В.К. Плеве, которая должна была выработать законодательную основу для осуществления вышеназванных задач. Результатом работы комиссии явились законы от 14 марта 1887[18.T.7.C.101-102] и 15 июня 1888 гг.[19.T.8.C.409-411].

Закон от 14 марта 1887 г. был посвящен решению первой задачи - ограничению немецкой колонизации в западных губерниях. В правитель- ственных кругах понимали, что только экономическими мерами можно поставить заслон нарастающей колонизации. Закон от 14 марта 1887 г. лишил права на приобретение в частную собственность земли и другой недвижимости всех иностранных подданных в десяти губерниях Царства Польского, в трех губерниях Юго-Западного (Киевская, Подольская, Волынская) и Северо-Западного краев (Виленская, Гродненская, Ковенская), а также в Минской, Витебской, Курляндской, Лифляндской и Бессарабской губерниях.  Положения закона не относились к тем, кто переселился в империю до принятия данного закона и являлся российским подданным. Этот закон не носил регионального характера. Идентичные по содержанию законы были приняты в 80-х гг. XIX в. для Туркестана, Киргизии, Амурской области и Кавказа.

Осуществлению второй задачи - приобщению немецких колонистов к общему управлению, должен был служить закон, принятый 15 июня 1888 года, по которому ограничивалось самоуправление немецкого населения, и все колонисты должны были записаться или  мещанами, или крестьянами. Позднее сенатская комиссия ещё раз вернулась к данному вопросу и  приняла ряд дискриминационных решений относительно административного пере -устройства жизни немецких колоний.

Консул Германии в Киеве Раффауф доложил канцлеру О. Бисмарку о последствиях законов от 14 марта 1887 и 15 июня 1888 гг., отметив при этом, что положение немцев в западных губерниях после принятия названных законов заметно ухудшилось. Германское правительство со своей стороны тоже приняло ряд экономических мер, которые привели, во-первых, к снижению доли российского импорта в Германии, а во-вторых, к девальвации российских ценных бумаг[20.C.32]. Экономические потери России были ощутимы.

После отставки канцлера О. Бисмарка в 1890 г. напряженность в отношениях между Германией и Россией ослабла. В этом важную роль сыграл, новый канцлер, осторожный и умелый дипломат Каприви. Однако, немецкая националистическая пресса, публикации антироссийского характера будоражили общественно - политическую жизнь в России, славянофильская пресса и отдельные публицисты постоянно обращали внимание правительства, общественности на «реальную тевтонскую угрозу», охотно цитируя работы антироссийской направленности [15.C.114].

С приходом к власти последнего русского царя Николая II отношение к немецким колонистам стало более либеральным. Заметно снизилась острота обсуждения «немецкого вопроса» на страницах прессы. В публикациях высказывались мнения о том, что решение «немецкого вопроса» ещё ждёт своего времени, и дебаты велись вокруг вопроса о методах решения этой проблемы.

Революция 1905 г. привела к временному смягчению реакционной политики царизма по отношению к «нерусским народам», в том числе и к немецким колонистам. Немцы Волыни лояльно относились к политическим событиям, происходившим в губернии. Лояльность немецкого населения к революционным событиям вызвала симпатию к ним центральных властей, и в мае 1905 г. царское правительство приняло закон, который отменил положения закона от 1 ноября 1886 г.[21.T.25.C.285,286], запрещающие колонистам приобретать недвижимость в городах.

В 1907 г. острота «немецкого вопроса» достигла кульминации. На наш взгляд, это объясняется изменениями, произошедшими как во внутренней жизни России после революции 1905-1907 гг., так и на международной арене. После создания «Антанты», и в особенности в годы «боснийского кризиса», можно считать, Россия и Германия стояли на грани войны. Как сказал канцлер Германии Б. Бюлов, «немецкий меч был брошен на весы европейских решений»[22.T.2.C.651]. Исходя из ситуации, сложившейся в международной жизни, министр иностранных дел России А.П. Извольский согласился с аннексией Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией. После этого события антигерманские настроения в России настолько усилились, что в реакционный лагерь перешла даже газета «Киевлянин», которая на протяжении нескольких десятилетий защищала немецких колонистов от необоснованных нападок.

Проблема немецкой колонизации западных губерний настолько беспокоила российские политические круги, что обсуждение «немецкого вопроса» было включено в повестку дня сессии Государственной Думы. По поводу данного вопроса 19 марта 1909 г. на заседании Государственной Думы выступил граф В.А. Бобринскийкрупный землевладелец из Тульской губернии, в прошлом генерал царской армии[18.C.204]. Представитель умеренных правых, Бобринский В.А. в своем выступлении привел факты об усилении немецкой экспансии. По выступлению Бобринского прений не было, большинство депутатов Государственной Думы согласились с его высказываниями. Защитниками интересов российских немцев оставалась небольшая фракция октябристов, к которым примыкали и депутаты от немецкого населения.

В 1909 г. премьер-министр внутренних дел П.А. Столыпину было поручено разрабатывать законопроект о немецких колонистах, который был готов уже в декабре. В январе 1910 г. законопроект Столыпина обсуждался в совете министров, и, в отличие от прошлых лет, по вопросам об ограничении немецкой колонизации острых дебатов не было. Члены кабинета министров почти единодушно одобрили законопроект об ограничении немецкого элемента.. После переделки и изменений законопроект Столыпина 28 сентября  1910 г. был передан на рассмотрение Государственной Думе. По новому законопроекту, никаких исключений не делалось, даже для подданных России, поскольку в Германии существовало двойное гражданство и поэтому всех колонистов можно было бы отнести к категории иностранных подданных.Законопроект Столыпина был самым жестким, который когда-либо разрабатывался против немецких колонистов [23.C.69-70].

Накануне Первой мировой войны «немецкий вопрос» не выходил за рамки обсуждений на уровне Государственной Думы и правительственных кругов. Законопроект министра внутренних дел Макарова, подготовленный в 1912 г., рассматривался до июля 1915 г., предусматривал «защиту русского землевладения» от нажима со стороны немецких и польских земле- владельцев[24.C.63].

Как видим, обсуждение «немецкого вопроса» длилось с 1860 г. до начала Первой мировой войны, интенсивность которого на прямую зависела от состояния русско-германских межгосударственных отношений, а также от внутренней политики российских правителей. Значительное влияние на характер обсуждения данного вопроса оказывали представители местных властей в лице губернаторов, публицисты, общественные деятели. Несмотря на то , что до 70-х годов XIX века массовая немецкая колонизация нашла одобрение у царского правительства, начиная с 1870-х гг. по отношению к немецкой колонизации в приграничных губерниях царизм был вынужден корректировать свою политику. Это было вызвано теми политическими событиями, которые произошли в начале 1870-х гг. в Центральной Европе. Объединение Германии, усиление ее экспансии в восточном направлении, в последующие годы, провокационные публикации антироссийского характера - все это изменило политику царского правительства по отношению к немецкой диаспоре, которая насчитывала к концу XIX вв. около 2 миллионов человек и занимала стратегические территории от Балтики до Каспийского моря. Особенно шатким было положение волынских немцев, поскольку они проживали на территории, которая являлась стратегическим регионом в случае войны непосредственно между Германией и Россией.

Попытки царского правительства избавиться от «немецкой проблемы» в западных и южных губерниях до начала Первой мировой войны не дали никаких результатов. Эта «заслуга» в какой-то мере приписывается царице Александре Федоровне, которая была немкой по национальности, или министрам-германофилам. Однако анализ истории России  второй половины XIX века показывает, что половинчатость решений правительства в «немецком вопросе» была обусловлена потребностями социально-экономического развития страны.   

Экономическая выгода от деятельности немецких колонистов была несомненная. С другой стороны наличие большого числа немецкого населения в приграничных районах вызывало естественное чувство настороженности, поскольку отношения между Россией и Германией год за годом осложнялись, и, в конце концов, переросли в кровопролитную войну, которая поставила точку над многими вопросами, в т.ч. «немецким».

                                                           

                                          Литература

  1. Полное Собрание законов Российской империи.  Издание второе, Т.40,Отд.2, №42759, СПб., 1867, 648 с.
  2. Полное Собрание законов Российской империи.  Издание третье.(далее-  ПСЗ-3) ,ПСЗ - 3, Т.5, №3019, СПб., 1887, 784 с.
  3. ПСЗ - 3, Т.4, №2633, СПб., 1887,  653 с.
  4. ПСЗ - 3, Т.5, №5173, СПб., 1887,  784 с.
  5. ПСЗ - 3, Т.7, №4286, с.101-102, №4814, СПб., 1889, 641 с.
  6. ПСЗ - 3, Т.5, №3020, СПб., 1887,  784 с.
  7. История дипломатии.  Т.I. М., 1959,  811 с.
    1. Кичихин А.Н. Советские немцы: откуда, куда и почему? //Военно-исторический журнал, 1990. №8,  с. 32-38.
    2. См. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к романо-германскому. С.-Петербург, 1895,  629 с.
    3. Лесков Н. Евреи в России. Переиздание. М., 1990, 134 с.
    4. Волынь: исторические судьбы Юго-Западного края. С.-Петербург, 1888, 753 с.
    5. Гаспринский И. Русско-восточное соглашение. Предисловие. //Дружба народов.,1991,  №12.,с.198-212
    6. Ерусалимский А.С. Бисмарк. Дипломатия и милитаризм.. М., 1968,  284 с.
      1. Neutatz D. Die «Deutsche Frage» in Süd - und Südwestrusslands. / Wolhynische Hefte.  6 Folge.  schwabach, wiesentheid :1990, s. 91-158.
      2. Cichoska - Petrazyska S..Zywol niemieski na Wolyniu.Warszawa, 1935,  s.112.
      3. Arndt N. Die Wolhyniendeutschen und Machtinteressen in Ost - und Mitteleuropa. / Wolhynische Hefte. 2 Folge ,schwabach, wiesentheid : 1982, s.91-140.
      4. Arndt N. Motive zur Verbannung der Wolhuniendeutschen im Ersten Weltkrieg mit Diskussionsbeitrag prof. Dr. Hosch. / Wolhynische Hefte. 4 Folge , schwabach, wiesentheid:1986, s.184-226.
      5. ПСЗ - 3, Т.7, №4286, СПб., 1889,  с.641 с.
      6. ПСЗ - 3, Т.8, №5357, СПб., 1890,  с.641 с.
      7. Сборник документов по истории нового времени. 1870-1914. М., 1989, 294с.
      8. ПСЗ - 3, Т.25,  №26162, СПб., 1908, 966 с.
      9. История дипломатии. Т.2. - М., 1963,  820 с.
      10. Столыпин П.А. А. Столыпин. 1862-1911, Париж, 1927, 121 с.
      11. Arndt N. Die Deutschen in Wolhynien. Ein külturhistorischer Überblik.Würsburg: 1995, 327 s.             

                                                                                                                                             İkram Aghasiyev.

  Political results of the numerous  movingthe German migrations  towest and south territory   of the Russia  in the second half of the XIX century and at the beginning of the XX century.

     

                                                                                S U M M A R Y

      

     The article is dedicated to the actual problems of interrelations between Germany and Russia in the second half of XIX century- beginning of XX century and impact of “Russian Germans” factor to the character of these interrelations. Principal causes of the “German problem” occurring in 70th years of the XIX century was the reaching of the number of the German population to the dangerous limit in the strategically territories of Russia and militarist politics of the unique Germany against Eastern European. “German problem” had been discussed by Russia government during the 1871-1915th years repeatedly and intensity of these discussions has depended on the character of the Russia-Germany relations. Relation between Russia and Germany became aggravated within years and this resulted in bloody war in summer of 1914 that gave opportunity to tsarist to solve “German problem” by military-punitive methods.

Прочитано 264 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости