Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Пятница, 09 Июнь 2017 00:00

Для Европы Гобустан — священная точка конца

Автор 

Начало выступления Павла Зарифуллина в рамках лекториума «Игра как Путешествие на Восток»

Путешествие на Восток имеет начало, стартовую точку. Как и любое действо. По логике географии на Восток отправляются с Запада. Да хоть бы с Юга или с Севера, но «пространство старта» должно быть связано с Западом. Потому что существует почти магнитная оппозиция Запад — Восток. И из Востока ведь сложно на Восток попасть. Как из собственной квартиры в собственную квартиру. Из комнаты — в комнату. Если собрались отправляться на Восток, то подайте нам Запад! Для завязки, для первого шага.

Чтобы далеко не ходить из Запада на Восток, мы выбрали крайнюю точку западной активности. Это заповедник Гобустан в Азербайджане. Сказочное место у подножия вулкана с видом на море.
100 лет назад здесь нашли табличку на латинском языке:

mp Domitiano
Caesare avg
Germanic
L Julius
Maximus>
Leg XII Ful

В переводе на русский язык она означает: «Время императора Домициана Цезаря Августа Германского, Луций Юлий Максим, Центурион XII Легиона Молниеносного». Считается, что в гобустанской надписи, упоминается отряд XII легиона, который был истреблён местными жителями Апшерон.

Побитый молниеносный Запад тем не менее успел оставить о себе надпись, которую можно читать спустя столетия и тысячелетия. Будто космонавты на далёкой планете, легионеры погибли, но зафиксировали своё местопребывание.

«Запад здесь был». Это его крайняя точка, куда Рим смог дотянуться. Поскольку Европа это тоже в философском смысле Рим, то и для Европы Гобустан — священная точка конца. Дальше по любому Восток, ничего не поделаешь.

Потому отнесёмся к сему месту внимательно. Вглядимся в разбросанные под голубым небом живописные чёрно-золотые невероятных размеров вулканические камни. Отшлифованные Каспийским морем, которое то поднимается, то возвращается в глубины. Когда-то оно было равно океану. И геологи поэтично именуют его частицей исчезнувшего моря Тетис. Пока Индия не впечаталась в Евразию, не удушила великое море и не породила бесконечные горы и пустыни от Тибета до Малой Азии…
И только Каспий — Хвалынское, оно же Хазарское море русских сказок напоминает нам о миллионолетнем нашем прошлом. О Тетисе!

Великанские камешки Гобустана вольно разбросаны в сопках и оврагах окрест вулкана, набитого целебной клокочущей грязью. Разумеется это место всегда было священным, старинным полюсом сакральной географии. Где Запад, будто жижа из вулкана переваливается в Восток — в бирюзу хазарских морей и ветров.

Lizard King

На тронный камень залезла ящерица. Здесь их множество. Ящериц страстно любят азербайджанки, носят амулеты, кольца и браслеты с извивающейся покровительницей.

Но ящерица на камне, наблюдающая солёное море, словно фотография из моего сна.

Вертлявая внимательно взирает на Восток. Зовёт в далеко-далёко. Примеривается к прыжку в Иное.
Сон о ящерице, наблюдающей пустыню, дразнил меня с самого детства. Притом, что там где я жил (на Волге под Казанью) не было ни песков, не солончаков, ни большущих ящериц.

Однажды я услышал историю про американского рок-идола Джима Моррисона, в которого по его признанию в раннем детстве вселились четыре души погибших в автокатастрофе индейцев.

С какого-то момента музыкант именовал себя тотемным индейским именем «Lizard» («Ящерица») или «Lizard King».

Смерть и новое рождение на дороге, шаманские песенки, беспутная жизнь и таинственные похороны, якобы отсутствующего в гробу Морриисона, наложились на мой детский сон. Мифы повторяются, кочуют от одной судьбы к другой, играют с нами в кости, перелистывая «Книгу перемен».

И вот ящерица опять передо мной, восседает на пустующем троне пресвитера Иоанна. С видом на море, как в лучших отелях Баку.

Ящерица ползла вверх и вдыхала наркотики Солнца
Птица из Неба нацелилась прямо к глазам,
А ящерица легла на ладонь и языком облизала наркотик
Несколько граммов сладкий дурман, сладкий дурман

А птица всё же спустилась и пила глаза из соломки
И глупо смотрела на странные крылья волос
Эту причёску носил Александр Македонский,
Ушедший на Солнце волшебник империи Озз

Ох индейская смерть на обочине страшной дороги
Ещё больше страшней помирать под землёй в пустоте,
А он не хотел просыпаться в могиле, как Гоголь
Он видел на Солнце в кровавых перчатках детей!

А слабый потомок хозяев земли кусал руку
И оттиском кожи был Солнцем…
А Моррисон плавал у входа в дорогу
Искал свою жертву — смотрел на Восток!
Смотрел На Восток!

Это моё детское стихотворение.

В символизме Ящерица обозначает мир снов по ту сторону времени и пространства. Она грезит о будущем. Ящерица учит, как с помощью снов можно создать будущую реальность, умеет заглядывать в грядущее и заранее знает, что произойдёт. Так рождается пророчество самому себе. Пресмыкающаяся зовёт на Восток, и обретёт там крылья, обращается в рыжего дракона.

Католики когда-то убивали ящериц, подозревая, что лунарные бестии пьют Солнце. Наша же вертихвостка просит ей довериться, зафиксировать сон, отправиться на Восход. Словно Царевна-Лягушка, хтоническая тварь, грозится обратиться в красавицу. Но это произойдёт Там — по Иную сторону окоёмы.

Покамест она разгорается огнём, будто алхимическая саламандра, черпая из Каспия нефть, бакинские огни, зороастрийские атешгяхи, поэтические озарения.

С помощью морских и небесных зеркал мы вызвали в камне подвижный дух огня, дальше он поведёт нас по златокипящей реке навстречу Блаженным островам.

Но вслед за стихотворной игрой, начинается вертёж. Буквы-пиктографы оборачиваются пляшущими человечками и устраивают дансинг.

Пляски под гавалдаш

Чёрно-золтые развалины испещрены петроглифами, наскальными писанницами предков, номадов «времени оно».

Пляшущие предки танцуют и веселятся по сей день, зазывают к незримому обрядовому костру, приглашают присоединиться к хороводу танца «Ялла», где женщины и мужчины совершают изысканные пассы и па, и только строгий вожак-мюршид внимательно следит, чтобы всё было честь по чести. Как тысячи лет назад. Как миллионы лет назад. Один и тот же хоровод вокруг полярного моря Евразии, вокруг Каспия. Из года в год из века в век.

Нас приветствуют удивительные била-гавалдаши.

 

Гавалдаш — это плоский кусок плиты из ракушечного известняка. Он опирается на скалу только в двух местах и стоит словно на воздушной подушке. Гавалдаш издаёт удивительные гласы. Причиной различия его звуков является пустота и пористость раковин внутри. Древние люди искали особые камни, постукивая по ним маленьким кварцем. Найдя, получали поразительные сочетания разных тональностей и резонансов.

Ритмы, стуки шаманских камней-бубнов, заботливо разложенных по Гобустану там и тут. Стуки-звуки от предков. Включаемся в игру, заворачиваемся в ковёр стуков, синхронизируем метрономы сердца. Стук-звук. Движемся-поём. Садимся в солнечную камышовую лодку. Она там же где и была. Заботливо висит на местных камнях, зарисованная и запечатленная. Предки машут вёслами, будто птицы крыльями. Уплываем в Инобытие, где другие краски, другие воды, закаты и зори.

Кони и быки с петроглифов скатываются с камней, погружаются в моря, преображаются в дельфинов, и китов и стаями сопровождают наши звёздные лодки. Сверху горит созвездие Волопаса и петроглифичекские киты и тюлени вновь обращаются в волов. Потому что небо и океан и Гобустане едины.

Начинается весёлое путешествие на солярных ладьях от «римского максимума» в белые барашки Восхода. На вопрос «куда-бы умчаться?», — все путешественники отвечают одинаково: В Индию. Или в Китай.

Продолжение следует…

Павел Зарифуллин

Фото: Владимир Дмитренко

http://whiteindia.ru/archives/4686

Прочитано 53 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости