Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 13 Декабрь 2016 06:52

"Хартлэнд" ("Heartland") и "точка опоры" ("Pivot") Халфорда Маккиндера

Автор 

Геополитика как наука возникла на рубеже 19 и 20 веков. Само понятие "геополитика" ввел в оборот шведский политолог Рудольф Челлен (RudolfKjellén, 1864-1922), на которого в свою очередь повлияла книга "Политическая География" немца Фридриха Ратцеля (FriedrichRatzel, 1844-1904). Но, без сомнения, самый большой вклад в становление геополитической мысли внес британский географ Халфорд Маккиндер (HalfordMackinder, 1861-1947). Его влияние чувствуется на протяжении всего 20 века вплоть до сего дня. Все крупнейшие геополитические школы мира - США (Николас Спайкмэн и его теория "Римланда", реалполитические школы Генри Киссинджера, Збигнева Бзежинского и неоконсерваторов), Германии (Карл Хаусхофер) и России (Александр Дугин) - все они прямо или косвенно основываются на геополитическом наследстве Маккиндера. Он изобрел такие геополитические понятия как "Хартлэнд" ("Heartland") и "точка опоры" ("Pivot").
В отличии от американского морского стратега адмирала Альфреда Мэхена (AlfredMahan, 1840-1914), который за несколько лет до этого приписывал решающее геополитическое значение морской державе (SeaPower), Маккиндер развил идею о превосходстве континентальной державы (LandPower). Резюмируя интеллектуальное наследство Маккиндера можно сказать, что если позднейшие англосаксонские мыслители лишь пытались ассимилировать теорию Маккиндера к новым геополитическим контекстам (Холодная Война, однополярность, многополярность), то русские и немецкие традиции геополитики находились в русле поиска решения для противодействия теории Маккиндера.
Маккиндеру было 7 лет, когда в 1868 в Великобритании началась широкая агитационная кампания по объединению Британской Империи и было основано Королевское Колониальное Общество (RoyalColonialSociety). 8 лет спустя премьер-министр от консерваторов Бенджамин Дизраели объявляет королеву Викторию императрицей Индии. В 1880, когда Империя находилась в зените своего могущества, Маккиндер начинает учебу в Оксфорде. В стенах этого университета Маккиндер быстро находит общий язык с наиболее ярыми сторонниками Империи. Кроме идеи Империи Маккиндера занимают и другие идеи: теория эволюции Чарльза Дарвина (CharlesDarwin, 1809-1882), но еще более социалдарвинизм Герберта Спенсера (HerbertSpencer, 1820-1903). Спенсер применил открытия в биологии на социальные науки. Спенсер пишет в "Принципах Социологии": "Сегодня мы наблюдаем у человеческого вида тенденцию к расширению и захвату новых областей у существ более примитивного порядка, тенденцию, которую можно наблюдать и среди организмов самых разных видов." Некоторые основные идеи Маккиндера в его геополитической теории напрямую опираются на идеи об организмах Дарвина и Спенсера: по Маккиндеру отдельные государства зависят друг друг от друга так же, как живые организмы в природной среде, при этом политические и экономические отношения между странами определяются в конечном счете мощью государств, как и у живых организмов. И любое более сильное государство среди остальных стремится завоевать стратегически важные земли, либо из-за их географического положения, либо из-за их ресурсов, в точности как в природных средах живых организмов. Таким образом, постулирует Маккиндер, государственная политика изоляционизма всегда гибельна. 
Этот симбиоз страсти Маккиндера к Империи и концепта Спенсера об организмах в социалдарвинизме является основой геополитической мысли Маккиндера. Своей геополитической теорией Маккиндер обосновывает необходимость экспансии Британской Империи в силу превосходства англосаксонской нации. 
Подтверждение этому можно найти в биографии Маккиндера. Так, например, Маккиндер активно участвует в движении либеральных империалистов, в которое также входят Альфред Мильнер (ведущий представитель банкиров), лорд Джордж Курзон (который сказал: "в истории человечества не было ничего больше, чем Британская Империя") и Сесиль Родс, известный своими делами в Африке. Это движение либеральных империалистов не ограничивалось идеями о колонизаторстве мира. В нем смешались также и идеи филантропии и другие идеи социального характера, источником которых был английский философ Джон Раскин. Однако в действительности Маккиндер с своими друзьями-банкирами из движения либеральных империалистов преследовали цель англосаксонской глобализации мира. Она должна была осуществиться с помощью британского империализма и англо-американского капитала и имела задачу превращения мира по образу и подобию гражданского общества англосаксов. 
Слишком часто забывают, что Маккиндер является сооснователем в 1895 открытой Лондонской Школы Экономики (LondonSchoolofEconomics), основанной также Сиднеем Веббом и другими членами Фабианского общества. Маккиндер преподавал в этой школе экономическую географию и даже был директором этой школы в 1903-1908 годах. Эта школа является и по сей день одним из оплотов атлантического глобализма. Маккиндер является категорическим противником автономии Ирландии и одновременно ярым защитником английской войны против буров в Южной Африке и гонки вооружений против Германской Империи. Также Маккиндер поддерживал Чемберлена (тоже один из ведущих представителей британского империализма, убежденный в превосходстве английской нации) в его предложении организовать бестаможенное пространство со всеми колониями Британской Империи, смысл которого была свободная торговля внутри всей Империи, отгороженная от других стран торговыми пошлинами. Финансовая поддержка, полученная Маккиндером от банкирской элиты через Сесиля Родса, позволила Маккиндеру оставить преподавание в Школе Экономики и с 1910 года заняться политикой, став депутатом в Нижней палате парламента Великобритании.
Два исторических события оставили особенный отпечаток в мировоззрении Маккиндера: высылка британских войск в Южную Африку для войны с бурами (1899-1902) и приход русских войск в Манджурию (1904). Английский мыслитель делает из этих двух событий вывод о том, что с одной стороны мощь морской державы (SeaPower) не достаточна для мирового господства, а с другой стороны мощь континентальной державы (LandPower) с помощью новых технических средств может превзойти морскую державу. Таким образом он опровергает тезис о мировом превосходстве морских держав адмирала Мэхэна. Находясь в русле имперского мышления, а также под идеологическим влиянием (Спенсер, либеральные империалисты, Раскин) и под впечатлением обоих исторических событий (война с бурами и присутствие России в Манджурии), Маккиндер основывает направление в геополитике, которое будет выражать и оправдывать победоносное шествие англосаксонского империализма 20 века. 
Исходная предпосылка в геополитике Маккиндера практически неизвестна и это, вероятно, не случайно. Ведь по общепринятой официальной версии истории исключительно одна Германия несет ответственность за развязывание обоих мировых войн. Т.е. указание на то, что геополитическая теория Маккиндера является в первую очередь теорией превосходства англосаксонской нации, не найдет сегодня сразу понимания.
Однако, чтобы это понять, нужно прочитать первую книгу Маккиндера "Британния и британские моря" (BritainandtheBritishSeas (1902)), которая практически неизвестна широкой публике. В этой книге Маккиндер обосновывает необходимость защиты Британской Империи двумя целями: первая - обеспечить превосходство (в пространстве и во властных структурах) англосаксонской нации не только в Великобритании, но и в США и во всех колониях Британской Империи. Вторая цель - привить остальным народам культурные традиции и представления англосаксов и сделать их "цивилизованными" в смысле англосаксонской культуры. "Этические предпосылки" англосаксов, которые Маккиндер противопоставляет остальным народам, можно суммировать, как он пишет в этой книге, их "энергией, их высоким уровнем знаний, их честностью, их верой." Для Маккиндера нет никаких сомнений, что эти ценности напрямую проистекают из английской крови. Но и немцы, и русские, которые становятся его главными противниками, обладают по мнению Маккиндера теми же благородными качествами, что и англосаксы. Именно поэтому в апогее человеческой истории, по Маккиндеру, должны встретится эти три благородные нации для решающей схватки за первенство: англосаксы, немцы и русские. И это и есть идеологический фон геополитической теории Маккиндера. 
Его известная статья "Географическая точка опоры в истории" ("TheGeographicalPivotofHistory", 1904), опубликованная в Географическом журнале, открыла миру геополитики одну из известнейших теорий. В этой статье Маккиндер анализирует значение континентальной державы (LandPower) в истории. Он показывает, что на протяжении столетий кочевники центральных областей Евразии пытались захватить обширные территории вокруг себя, но всегда все кончалось тем, что эти кочевники были не в состоянии удерживать в своей власти такие огромные территории. Но когда русские перебросили свои войска в Манджурию по железной дороге, тогда наступила новая эра. Теперь Российская Империя могла по железной дороге, заменив лошадей и верблюдов, перебрасывать свои войска за пределы своей прежней территории, и выкачивать по ней же ресурсы из Сибири и из других внешних территорий обратно в центр империи.
Железная дорога превратила плодородные степи Российской Империи в пшеничные поля, а Одессе дала экономический рост, сравнимый по темпам с американскими городами. Маккиндер предсказывает в этой статье добычу нефти в России, особенно в Баку, а также добычу угля из огромных российских залежей.
KarteausThe Geographical Pivot of History

Это и есть то самое евразийское сердце недоступных степей и пространств, недосягаемых для морских держав. На севере его обтекают большие русские реки, устья которых зимой замерзают. На юге это сердце Евразии граничит с другими реками, впадающими во внутренние водоемы и моря. Именно это пространство - сердце Евразии - Маккиндер назвал "географической точкой опоры в истории" ("GeographicalPivotofHistory"). Эта "точка опоры" -ядро континентальной державы, которая в ближайшем будущем могла бы простираться от Европы до восточной Азии, и чье политическое влияние достигало бы всех берегов Евразии. Если расширение этой державы достигнет гаваней теплых морей, то тогда она может сделаться еще и морской державой и, опираясь на свою промышленность и технику, она могла бы напасть на любое государство на Земле. 
Маккиндер заканчивает свою знаменитую статью предсказанием того, что "богатство природных ресурсов европейской части России и Сибири для нужд промышленности, а также завоевание стран на берегах Евразии позволят России использовать их для строительства торгового и военного флотов, и это будет начало Мировой Империи." Однако Маккиндер сразу же оговаривает, что России для этого не хватает финансового капитала, необходимого для инвестиций в разработку всех этих природных ресурсов и для поднятия промышленности (капитал этот находится как раз в руках англосаксонской части мира), но он добавляет, что возможный русско-германский альянс мог бы устранить этот недостаток. Геополитический гений предвосхищает то, о чем позже будет мечтать германский геополитик Хаусхофер: континентальный альянс Берлина и Москвы. Также Маккиндер предсказывает и альянс науки о геополитике с англосаксонским финансовым миром, который будет создан для того, чтобы нейтрализовывать все устремления континентальных держав.

Variationen von Mackinders Heartland.Bildquelle: Geoffrey Parker: Geopolitics: Past, Present and Future, 1997.

В 1919 году в своей новой книге "Демократические идеалы и реальность" ("DemocraticIdealsandReality") Маккиндер расширяет концепт "точки опоры" понятием "Хартлэнд". "Хартлэнд" - континетальный базис Евразии, состоящий из Восточной Европы, России и Центральной Азии. Маккиндер видит это геополитическое образование защищенным с востока естественными преградами (сибирские просторы, Гималаи, пустыня Гоби, Тибет), которые он назвал "внутренней дугой" (Innercrescent). Вокруг "Хартлэнда" группируются береговые территории Евразии - Западная Европа, Средний и Ближний Восток, Южная и Восточная Азия. Систему этого ожерелья вокруг "Хартлэнда" дополняют две островные системы по сторонам Евразии - Великобритания и Япония. Саму Евразию Маккиндер уже называет "Мировым Островом".
В 1674 Джон Эвели (JohnEvely, 1620-1706) так определил британскую морскую державу: "Кто владеет океанами, тот управляет мировой торговлей, а кто управляет мировой торговлей, тот владеет богатствами мира, а значит он - властелин мира." Маккиндер использует эту цепочку аргументов для определения континентальной державы: "Кто владеет Восточной Европой, тот владеет "Хартлэндом"; кто владеет "Хартлэндом", тот владеет Мировым Островом (Евразией); кто владеет Мировым Островом, тот владеет миром."
Это стало днем рождения американской геополитики. Маккиндер писал, что англосаксы должны расколоть европейцев, прежде всего русских и немцев. Везде между ними и вокруг них должны быть созданы блокирующие их государства (Польша, Кавказ, страны Прибалтики и Центральной Азии), которые должны бы были тормозить расширение России в сторону теплых морей и устремления на восток ("DrangnachOsten") Германии. Францию Маккиндер рассматривал как полуостров, который после свержения Наполеона уже не обладал достаточными силами и средствами, чтобы в одиночку сдерживать усиление континентальной державы "Хартлэнда". Всем полуостровам Евразии (Франция, Италия, Египет, Индия, Корея) предначертано быть плацдармами морских держав (США, Великобритания) на евразийском континенте, в союзе с которыми и используя которых, морские державы могли бы сдерживать континентальную Империю. В одной из своих последних статей, "Глобальный мир и победоносное шествие мира" (TheRoundWorldandtheWinningofthePeace), опубликованой в судьбоносный для Второй мировой войны год - 1943 - в журнале влиятельнейшего американского "Совета по международным отношениям" ("CouncilonForeignRelations"), Маккиндер уточняет свой геополитический проект для послевоенного времени: он сдвигает центр англосаксонской империи из Великобритании в США. Т.е. наследника короновали, Маккиндер доверил защиту англосаксонской нации восходящей североамериканской империи. Маккиндер умер в 1947 году, в этом году Индия перестанет быть колонией Великобритании, а США вступят в Холодную войну с новой доминантной силой на территории "Хартлэнда".
Духом Маккиндера пронизано всё стратегическое мышление Америки. Америка не в состоянии мыслить по другому, потому что Америка и есть Маккиндер. Спайкмэн (Spykman) ассимилирует геополитическое наследство Маккиндера к контексту Второй мировой войны своей теорией "Римлэнда". Советско-американская Холодная война и "доктрина окружения" (Containment-Doctrinе), если рассматривать их с геополитической точки зрения, были борьбой между атлантической морской державой и континентальной советской державой "Хартлэнда". Начиная с таких реалистов в геополитике как Киссинджер и Бзежинский и заканчивая сегодняшними неоконсерваторами геополитика США полностью укладывается в русло геополитической традиции Маккиндера, которая для Америки постулировала двойную опасность альянса Европы с Россией или России с Китаем. 
Карл Хаусхофер однажды сказал, что разработанные им геополитические теории были исключительно реакцией на мессианское доминирование англосаксов. Сегодня Хаусхофер в Европе запрещен. Напротив наследство Маккиндера живет и процветает. При этом именно Маккиндер был тем человеком, который решительно выступал за войну с бурами (и тем самым за английские концентрационные лагеря в Южной Африке), именно Маккиндер мечтал о беспощадном подавлении ирландцев и о превосходстве англосаксонской нации во всем мире, осуществленном с помощью союза геополитики и финансового капитала. Интеллектуальное наследие Маккиндера живет и сегодня в большинстве голов атлантическо-европейских элит, и тем более в головах американских стратегов, которые лишь подгоняют геополитическое наследство Маккиндера под текущий, современный контекст мировой геополитики.

Использованная литература:

Halford Mackinder: Britain and the British Seas, London 1902. (Халфорд Маккиндер: Британия и Британские Моря. Лондон 1902)
Halford Mackinder: The Geographical Pivot of History, in: Geographical Journal, 23, 1904. (Халфорд Маккиндер: Географическая точкаопоры в истории. В журнале “Географический журнал”, 23 номер, 1904)
Halford Mackinder: Democratics Ideals and Reality, London 1919. (Халфорд Маккиндер: Демократические идеалы и реальность. Лондон 1919)
Halford Mackinder: The Round World and the Winning of Peace, in: Foreign Affairs, 21, 1943. (Халфорд Маккиндер: Глобальный мир и победоносноешествие мира. В журнале “Совет по международным отношениям”, номер 21, 1943)
Gerry Learns: Geopolitics and Empire: The Legacy of Halford Mackinder, Oxford 2009. (Герри Лёрнс: Геополитика и Империя – наследство Халфорда Маккиндера. Оксфорд 2009)
Brian Blouet :Halford Mackinder – A Biography, Austin 2010. (Брайн Блоюэт: Халфорд Маккиндер - Биография. Остин 2010)
Brian Blouet (Hg.): Global Geostrategy – Mackinder and the Defence of the West, London 2005. (Брайн Блоюэт: Глобальная геостратегия - Маккиндер и защита Запада. Лондон 2005)
Geoffrey Parker: Geopolitics, Past, Present and Future, London 1997 (Джеффри Паркер: Геополитика - прошлое, настоящее, будущее. Лондон 1997).

Перевод: Дмитрий Люфт
“Око-планеты”

Эмерик Шопрад

"Geostrategiya" jurnalı № 04 (34) İYUL-AVQUST 2016

http://ru.strategiya.az/index.php?do=xeber&id=73797

Прочитано 235 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости