Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 06 Декабрь 2016 00:00

К типологической классификации основных этнических общностей

Автор 

Известно, что типологическая классификация этнических общностей всегда вызывала особый интерес со стороны известных специалистов советского времени (9). Дискуссии по этому вопросу, как правило, принимали спорный, а где-то и противоречивый характер. Такое положение дел продолжается и по сей день. Этому определенно способствовало и то, что дифференциация таких основных типов этнических общностей как этнос, народ и нация проводилась не до конца последовательно. Кроме того, в определении содержания понятий «племя», «этнос», «народ» и «нация» до сих пор имеются спорные моменты. Во многом по этому не только ученые советской эпохи, но и специалисты постсоветского пространства используют данные понятия подчас в одинаковом смысле (10, с.8; 7, с.73). В настоящей статье предпринимается еще одна попытка по внесению ясности в изучаемые вопросы.

Следует начать с того, что до сих пор некоторые ведущие специалисты постсоветского пространства в качестве основных типов этнических общностей выделяют знаменитую триаду племя-народ-нация (1). Хотя В.Генинг в своих исследованиях (5; 4) сумел показать и обосновать, что племя это не этническая, а в своей сущности потестарная общность. И мы разделяем его мнение. По крайней мере, работы В.Шнирельмана (13; 14) отчетливо дают понять, что у некоторых первобытных общностей еще не было племени, а этническая самоидентификация уже существовала. Это, скорее всего, говорит о том, что отождествление этноса и племени вошло в привычку на основе исследований знаменитых этнографов XIX и XX веков, которые, как и сегодняшние специалисты, не особо затрудняли себя касательно дифференциации этих понятий. Хотя следует отметить, что еще Морган, а также основатели марксизма в качестве основного признака племени принимали наличие власти, а в частности, вождя социальной общности. А, как нам известно, во всех определениях этноса отсутствует именно этот компонент, т.е. признак политичности, что не случайно. Ведь этнос по своей сути культурная общность, а не потестарная (т.е. политическая), а также не природная (или же биологическая) как у Л.Гумилева (6, с.174). Так зачем же до сих пор продолжают трактовать разные социокультурные явления человеческой жизни в одинаковом смысле? Возможно потому, что этносы в своей сущности до сих пор определяются как социальные системы. Понятно, что такая установка (а возможно и привычка) идет еще с советских времен, когда многие вопросы сознания и в том числе культуры трактовались исходя из известной всем нам марксистско-ленинской методологии, когда явление духовное следовало определять через социальное или, иначе говоря, на основе знаменитого изречения «общественное бытие определяет общественное сознание». Определенно в этом есть резон, но не всегда, т.е. но всех случаях жизни! Потому, что в некоторых явлениях жизни именно духовное или же сознание человека определяет его бытие, его поведение, а, в конечном счете, и образ жизни! И это в полной мере относится к этносу. В целом мы исходим из той позиции, что этнос, а также другие этнические общности в своей сущности являются культурными, а точнее, социокультурными явлениями (хотя здесь имеются свои особенности, о чем поведем речь в последующем изложении). Понятно, что теперь следует обосновать нашу позицию.

Как известно, человек рождаясь на белый свет, становится представителем определенного этноса. Иначе говоря, в отличие от народа и нации, этнос человека не выбирается, а принимается по естеству определенного образа жизни. Человек может поменять свое местожительство, т.е. по своему выбору может становиться членом того или другого народа, или же гражданином той или другой нации, однако же, при этом он не волен выбирать свой этнос. Человек со временем может лишь утратить свои этнические особенности. А это уже нечто другое. Эти реалии известны буквально всем, однако же, до сих пор и по этому вопросу имеются разногласия, что довольно-таки странно. Зачем дискутировать по вопросу, имеющего, казалось бы, очевидное решение? Из вышесказанного следует, что коллективное сознание общины (между прочим, в эпоху верхнего палеолита и мезолита имело значение только коллективное сознание) определяет этническое сознание человека, которое в свою очередь вынуждает его действовать по определенному стереотипу поведения, определяя, в конечном счете, бытие этого человека. Это означает, что в данном случае сформировавшееся еще с детства этничность человека определяет его сознательное бытие, в частности установку на жизнь, поведение, а не наоборот. Таким образом, как бы не критиковали конструктивисты (напр., В.Тишков, см.: 11) примордиалистов, этнос, безусловно, не «воображаемая общность» (по Андерсону), а самая настоящая реальность. В этом плане я разделяю позицию всех так называемых примордиалистов, а также уважаемого Л.Гумилева.

Однако, этнос вместе с тем не природное или же биологическое явление. Доказать это не так сложно. Ведь у людей типа Маугли определенно не имеется этничности, что не удивительно. Этничность формируется исторически в определенной географической среде в коллективе родственных людей, находящихся в основном в эндогамных отношениях (об этом в свое время обстоятельно повествовал Ю.Бромлей, напр.: 3, с.200–212). Безусловно, и природная среда, и язык, и хозяйственная жизнь, и отношения с другими аналогичными общностями влияют на формирование этноса. Но все же этого явно не достаточно, потому, что эти факторы не составляют сущность изучаемого явления. Человеческий коллектив становится этносом лишь тогда, когда у его членов появляется этническое самосознание. Этот момент разделяется как примордиалистами (Ю.Бромлей, В.Козлов, Н.Чебоксаров и др.), так и конструктивистами (Э.Хобсбаум, В.Тишков и др.), для которых (т.е. последних) этнос фактически определяется через этническую самоидентификацию. Однако любой вид самоидентификации – явление духовное, и носит не объективный, а субъективный характер. И понятно, что человек в плане этничности самоидентифицируется не на основе экономики или же социального статуса, а на основе культурных ценностей своего этноса. Как известно, культурными компонентами этничности являются язык, менталитет, традиции, мировоззрение и другие явления духовной жизни. Значит, предварительно можно заключить, что в своей сущности этнос – явление культурное. Вместе с тем этого не достаточно. Дело в том, что без взаимоотношения членов коллектива, без социализации человека, без передачи культурной информации последующим поколениям невозможно усвоить и принять, а также сохранить веками выработанные ценности этноса. А это уже область социальной жизни общества. Исходя из вышесказанного можно смело утверждать, что этнос в своей сущности – явление социокультурное!

Известно, что  в формировании этносов большое значение имеет выработка чувства отличия своего коллектива от других аналогичных социокультурных общностей. Однако противопоставление «мы – другие» не должно пониматься в плане недружелюбия, агрессивности и вражды. Скорее всего, значимость этнического противопоставления заключается в том, что для своей идентификации люди данного этноса нуждаются, прежде всего, в такой особенности этнического сознания, как чувства культурного отличия от других, что, наверное, и приводит к формированию этнонима. Однако следует помнить, что не любое противопоставление, а именно культурное отличие от других, выработанное веками, создает возможность становлению конкретного этноса. Именно на эту отличительную особенность этноса, а в целом этнических общностей уделил особое внимание Ю. Бромлей (2, с.97–98). И именно по этому существенному признаку народ и нация относятся к основным типам этнических общностей.

Однако следует ли отождествлять эти три понятия? Скорее всего, нет! И вот почему. Конструктивисты правы, скорее всего, в том, что и народ, и нация – это не естественный продукт коллективного усилия людей (как в случае с этносом), а целенаправленная сознательная деятельность государей, лидеров или же идеологов определенного социума. В отличие от становления этноса, для формирования народа или нации необходимо государство, т.е. наличие потестарной (политической) системы. Ведь не случайно под народом понимается в основном, совокупность людей определенного государства, т.е. население страны. Однако не всякое население государства является народом. И это понятно, так как для формирования народа нужны веками выработанные общие ценности, символы, особенно национальная идея, т.е. общекультурные компоненты, которые идейно, духовно сплачивают население страны. Как известно, население большинство государств многоэтнична. Моноэтничное государство практически является исключением из правила. В таком случае нетрудно понять, что без выработки общих культурных ценностей (т.е. общеупотребительного языка, общенациональной идеи, символов государства и т.п.) невозможно было бы создание целого народа и тем более нации. Поэтому определенно можно сказать, что не всякая совокупность людей может называться народом, а лишь такая, которая сумела выработать общие ценности, разделяемое хотя бы большинством населения данного государства. Из вышеизложенного становится понятно, что хотя народ и является этнической общностью, однако с определенной оговоркой. Ведь без социальной системы его образование невозможно. Это и приводит к путанице в решении вопроса, когда пытаются определить сущность народа и тем более нации. Понятно, что в данном случае следует отличить суть вопроса от необходимых факторов, способствующих формированию этнической общности. Общность политической системы, экономической жизни, социальной структуры необходимы для становления народа, но все же его сущность определяется не этими факторами, а веками выработанными общекультурными ценностями. Именно поэтому многие выдающиеся мыслители говорили о характере, о духе народа. Нет общекультурных ценностей, значит, нет и народа, а есть только подданные или же население определенного государства. Именно общие ценности, в частности национальная идея сплачивает разноэтничное население страны в единый народ. Понятно, что формирование общенародной идеи дело лидеров, идеологов страны. В их качестве могут выступать вожди, религиозные деятели, а также интеллигенция народа. И в этом плане возможно правы те, которые считают, что народ или же нация «конструируемые общности». Однако это вовсе не значит, что «конструируемые общности» не являются реальностью. Если бы это было не так, то разноэтничный Римский народ не смог бы веками сохранять свое всемирное господство в эпоху античности. И таких примеров из истории человечества можно привести множество. Следует ли из вышеизложенных суждений, что можно отождествить народ и нацию? Наверное, нет!

Мы исходим из той известной посылки, что нация – это явление более позднее, чем народ. Если для образования народа требуются только лишь усилия лидеров страны, то для формирования нации этого не достаточно. Но чтобы убедиться в правильности нашей предпосылки, требуется определить, что же подразумевается под понятием «нация». Буквально все специалисты единодушны в том, что нация – это продукт эпохи буржуазных революций. Если народы появляются становлением государства, то нации образуются на основе свержения авторитарных систем. Другими словами, нации могут возникнуть лишь в тех государствах, где сформировалось гражданское общество и где действуют правовые законы. Давайте обратимся известным специалистам по национальным вопросам. Из известной монографии академика А.Козинга (8, с.38) становится ясно, что под нацией подразумевается суверенитет народа, который стал возможен после буржуазных революций в Европе.  Известный чешский специалист М.Хрох считает, что образование наций стало возможно в итоге буржуазных революций, когда в Европе сформировалось гражданское общество (13, с.122).  В начале своей статьи известный философ Ю.Хабермас сразу же указывает, что нации образовались после Французской революции (12, с.364). В той же статье Ю.Хабермас особо подчеркивает, что понятие «гражданство» наравне с политическим компонентом, подразумевает также культурное единство нации (12, с.370). Этот взгляд Ю.Хабермаса довольно значима для нас, т.к. дает понять, что нация это не только продукт политической борьбы, но также и выработка общекультурных ценностей нации. Из вышеизложенных суждений можно сделать заключение, что нациями могут называться лишь те народы, которые смогли на основе своих культурных ценностей создать гражданское общество и правовое государство.

Итак, мы постарались внести определенную ясность в типологическую классификацию основных этнических общностей и вместе с тем попытались дифференцировать такие важные понятия как «этнос», «народ» и «нация». Проводимый анализ тем самым дает возможность четко отличать одно понятие от другого и тем самым решить вопрос по их отождествлению. В конце хотелось бы лишь отметить, что по давно установившейся практике постсоветского  пространства употребление понятия «национальность» подразумевает этнос или народность, а понятие «национальный» – народ или нацию.

Список использованной литературы 

  1. Беркович Н.А. Племя, народность, нация: Соц.-филос. исследования, СПб., «Наука», 2001, 169с.
  2. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность, М., «Наука», 1987, 335с.
  3. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса, М., «Наука», 1983, 413с.
  4. Генинг В.Ф. Павленко Ю.В. Институт племени как орган зарождающейся политической надстройки // Ф.Энгельс и проблемы первобытной истории, Киев, «Наукова Думка», 1984, 256с.
  5. Генинг В.Ф. Этнический процесс в первобытности (учебное пособие), Свердловск, Изд. Уральского ГУ, 1970, 128с.
  6. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли, М., «Мишель и К˚», 1993, 503с.
  7. Дашдамиров А.Ф. Национальная идея и этничность. Азербайджанская идея в этнокультурном и этнополитическом контексте, Баку, «Азернешр», 2001, 154с.
  8. Козинг А. Нация в истории и современности, М., «Прогресс», 1978, 293с.
  9. Козлов В.И. О классификации этнических общностей (состояние вопроса) // Исследования по общей этнографии, М., Наука», 1979, 5–24с.
  10. Пивоев В.М. Этнос и нация: проблемы идентификации, Петрозаводск, «ПетрГУ», 2006, 109с.
  11. Тишков В.А. О феномене этничности //Этнографическое обозрение, 1997, № 3, с.3–21.
  12. Хабермас Ю. Европейское национальное государство: его достижения и пределы. О прошлом и будущем // Нации и национализм, М., «Праксис», 2002, с.364–381.
  13. Хрох М. От национальных движений к полностью сформировавшейся нации: процессстроительства наций в Европе // Нации и национализм, М., «Праксис», 2002, с.121–146.
  14. Шнирельман В.А. Проблема доклассового и раннеклассового этноса в зарубежной этнографии // Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе, М, «Наука», 1982, с.207–257.
  15. Шнирельман В.А. Протоэтнос охотников и собирателей (по австралийским материалам) // Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе, М, «Наука», 1982, с.83–108.

                                                    Резюме

                                      Гаджиев Ровшан Сабир оглы

          К типологической классификации основных этнических общностей

http://arxeoloq.az/?p=1470

Прочитано 98 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости

Рейтинг@Mail.ru