Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Пятница, 06 Май 2016 06:06

Гандзасар – жемчужина Кавказской Албании.

Автор 

Гандзасарский монастырский комплекс находится на вершине горы, на левом берегу реки Хачын на территории селения Венгли Кяльбаджарского района. На протяжении столетий монастырь являлся не только резиденцией католикосов Кавказской Албании, но и родовой усыпальницей албанских князей и был назван Гянджасар. Основные строения монастыря воздвигнуты в XIIIвеке. Монастырский комплекс состоит из храма, зала и вспомогательных комнат. Весь комплекс обнесен крепостными стенами, имеющими входы с южной и западной сторон.

В наши дни приобретает особую актуальность тема изучения наследия древней Кавказской Албании, существовавшей в виде государственных образований (IV в. до н.э. – VIII.н.э.) свыше 1000 лет, а затем еще около 1000 лет в виде небольших полунезависимых образований вплоть до XVIII в. Древнее Албанское государство существовало с античных времен до раннего средневековья, приблизительно в одних и тех же пределах: от реки Араз на юге и до отрогов Большого Кавказского хребта на севере и сыграло важную роль в истории кавказских народов. Исторически сложилось так, что азербайджанский народ является одним из основных наследников историко-культурного наследия исторической Албании, территория которой практически совпадает с нынешними границами Азербайджанской Республики. Ныне в исторической науке распространена форма названия «Албания», почерпнутая из древнегреческих источников [греч. Αλβανία], тогда как известны и другие варианты, среди которых наиболее близким к оригиналу является «Аран» (ар-Ран).

По свидетельству Страбона, албанская народность образовалась из 26 племен, из которых каждое некогда имело свой язык и своего царя, позднее вследствие их объединения они находились под властью одного царя.

В деле распространения и утверждения христианства в регионе большую роль сыграла албанская письменность, с помощью которой с середины IV в. с сирийского и греческого языков переводились Библия и другая богословская литература. Доказательством тому служит обнаруженный в 1996 г. член-корр. АН Грузии З.Н.Алексидзе албанский палимпсест в монастыре Св. Екатерины на Синайской горе. Как отмечает З. Алексидзе, обнаружение на Синае полного Лекционария с албанским письмом на албанском языке является прямым указанием на наличие в Албании развитой христианской письменности. Привлекает также внимание тот факт, что обнаруженные в албанском Лекционарии некоторые чтения не встречаются в древнейших армянских и грузинских Лекционариях. Это обстоятельство, возможно, свидетельствует о том, что «…албанский Лекционарий не является переводом с какого-нибудь из этих языков, а составлен самостоятельно на основе утерянного в настоящее время греческого Лекционария», – констатирует З.Алексидзе.

 В VIII-XII вв. албанские государственные образования и церковь начали ослабевать, немалую роль в этом сыграло арабское нашествие и то, что арабские правители стремились подчинить Албанскую церковь Армянской, которая в тот период стала проводником интересов Халифата в Малой Азии и на Кавказе. Отметим, что Гандзасар впервые упоминается в середине X века армянским католикосом Ананием Мокаци в церковном послании «О смуте в Доме Агванка», где в числе независимых от Армянской церкви албанских сановников упоминается и владетель Гандзасара. О существовании Патриархии Гандзасара говорится в комментариях к переводу «Книги историй» автора XVII века Аракела Давриджеци: «Патриаршие престолы существовали еще и в Иерусалиме, Сисе, Ахтамаре и Гандзасаре (последнее было ликвидировано в начале XIX в.)».1

 Последовавший период XII–XIII вв. отмечен упадком арабского Халифата, власть в котором стала переходить к тюркским племенам. Распространение тюркского владычества в Малой Азии и на Кавказе позволило окрепнуть многочисленным христианским общинам и владетелям, поскольку тюркские правители лояльно относились к немусульманам и нередко сами были христианами. Этот период запомнился расцветом албанского Хаченского княжества и Патриархии с центром в Гандзасаре, где расположилась кафедра Албанских католикосов, и было создано большое количество культовых сооружений, которые свидетельствуют о высоком подъеме зодчества. Центрами культового строительства становятся монастырские комплексы, многие из которых строятся как родовые усыпальницы крупных феодальных родов. Сохранившиеся купольные храмы, основная масса которых построена в XIII в., входят в состав монастырских комплексов Гандзасара. Величественный облик Гандзасарского храма отражает богатство и силу Хаченского княжества и появившиеся у христианского населения Албании надежды на объединение разрозненных княжеств и возрождение Албанского государства.

В 1216 — 1238 гг. в этом монастырском комплексе хаченским князем, именуемым то «царем Албании», то «великим окраинодержателем Албании», был выстроен собор с притвором, который он назвал «престольным монастырем Албании». Архитектура собора представляет собой крестово-купольную композицию, состоящую, из подкупольной залы и неглубоких боковых ветвей креста, как бы являющихся неотделимой частью центрального зала и этим еще больше выделяющих подкупольное пространство, к которому с восточной стороны примыкает полукруглая апсида. Углы здания заняты в два этажа удлиненными помещениями. На второй этаж ведут крутые консольные лестницы. Слегка стрельчатые арки ветвей креста со стороны подкупольного пространства трактуются в виде тройного ступенчатого профиля, верхняя часть которого решена декоративным полуваликом.

На шестнадцатигранном барабане, пластично решенном ритмичным чередованием тройных валиков, подчеркивающих грани, и трехугольными нишами, вершины которых закреплены валиками-колоннами, с капителями расположены скульптуры. Со стороны западного окна расположены указанные ранее ктиторы, державшие над головой модели храмов. Над западным окном помещено вознесение, над южным — Богоматерь с младенцем, а по сторонам окна — две коленопреклоненные женские фигуры, над ними парит птица. Над восточным окном — две бычьи головы, над северным окном только орнамент, рядом с окном — две птицы с распущенными крыльями.

Четыре человеческие фигуры, вероятно, представляют: первая — самого строителя храма князя Гасан Джалала, вторая — его сына, две женские фигуры изображают — одна, вероятно, бабушку Гасан Джалала — Мама-Хатун, другая — кого-либо из членов их семьи. Так же тщательно и художественно исполнена резьба на карнизах, на наличниках окон, в нишах восточной стены, на больших крестах и порталах.

Большой интерес представляют культовая символика и декор щипцов северного, южного и западного фасадов собора, а также декоративное оформление его шестнадцатигранного барабана.

На северном и южном щипцах собора мы наблюдаем изображение многоступенчатой картины мира: подземный мир, вход в него, далее земля в виде ступенчатой горы, из которой вырастают два креста, один в другом — древо жизни. Над древами жизни, на северном щипце розетка, олицетворяющая солнце, небесную сферу, над крестом южного щипца черепаха, олицетворяющая собой небесную твердь. Оба завершения являли собой райскую сферу, собственно небосвод. На западном щипце, полуприкрытом пристроенным зданием притвора, изображена примерно та же символическая схема картины мира, но ввиду того, что это был главный фасад, на кресте изображен распятый Христос с монгольскими косичками. На его руках сидят две мифические птицы с женскими лицами, являющиеся символами воздуха, неба, а на горизонтальных ветвях древа-креста изображены крупные птицы, в настоящее время с отбитыми головами, продолжающими ту же символику о божественном значении распятого. По обеим сторонам Христа стоят на коленях два апостола с монгольскими шапочками на головах и двумя косичками. Эта скульптурная композиция, видимо, была исполнена в период владычества монгол над албанским Хаченским княжеством.

Шестнадцатигранный барабан также насыщен мифологическими символами, указывающими, что перед нами явная митраизская многоступенчатая картина мира, бытовавшая в познании древних и средневековых албанцев, бывших единственным народом в Закавказье, исповедовавшим три разные религии, символы которых переплетались в творениях архитектуры и искусства.

Если принять во внимание, что на внешней плоскости граненого барабана Гандзасарского собора имеются изображения быков, птиц, коней и всевозможных розеток, изображающих солнце, луну, беспредельный свет — собственно небо, то считается, что в символы-обереги превратились дохристианские божества, олицетворением которых являлись указанные изображения.

Изображения коней, часто символические, связаны с культом Солнца и Огня. В гимне (Яшт — 6,1 и 6,4) сказано: «Сияющее солнце бесмертное, богатое (обладающее) быстрыми конями» мы почитаем. В Авесте (Видевдат XXI. 20) говорится: «Солнце с быстрыми конями». Две бычьи головы в интерьере и экстерьере собора символически олицетворяют солярное божество Митру, часто связанное с культом земледельцев и плодородия. Изображение головы барана (Овна) свидетельствует об ассоциации в мировоззрении древних и средневековых азербайджанцев образа барана — Фарна бога Митры с солнечным и лунным культами, выступающего как ипостась Огня — света. Изображение птиц является символом воздуха в митраизской культовой символике. Перенесение их в декоративное оформление христианских культовых сооружений вполне закономерно, если учесть, что христианство многое заимствовало из митраизма.

Место возникновения монастыря было издревле используемо для расположения культовых сооружений, посвященных богам огня, солнца, света, а местом поклонения был алтарь огня — очаг.

Возможно, название монастыря «Гандзасар» состоит из нескольких частей, где первый слог «Га» означает на удинском языке место, очаг.

 С 1240 года возросла роль епископов Гандзасарских из рода Хасан-Джалала. В конце XIV – начале XV века монастырь Гандзасар стал кафедрой Албанских католикосов. С этого времени Албанский Католикосат именуется Гандзасарским. С 1634 года Гандзасарский Патриархат был вынужден признать первенство Эчмиадзинского католикосата, но, тем не менее, в вопросах рукоположения албанских католикосов продолжал обходить армянских предстоятелей. К сожалению, ныне Гандзасарский монастырский комплекс, как и множество других храмов, находящихся на азербайджанской территории Карабаха, подвергся многочисленным изменениям, перестройкам – «реставрациям», целью которых была арменизация этого албанского духовного культурно-исторического наследия. Поэтому о первоначальном состоянии и значении Гандзасара мы можем судить только по древним рукописям, а также старым исследованиям и книгам Интересные фрагменты по истории Гандзасарского патриархата собраны в книге И.А.Орбели «Избранные труды», изданной в Ереване. К примеру, Орбели пишет: «Северной Армении, вернее – захваченных армянскими феодалами южных областей Албании, как нынешний Нагорный Карабах, и, в частности, район, примыкающий к Гандзасару…».

В своих трудах И.Орбели констатирует, что в Гандзасаре на надгробиях и надписях упоминаются имена албанских патриархов, князей и известных людей. Большое внимание в своих трудах И.Орбели уделяет личности и периоду правления албанского правителя, князя Хаченского Гасан (Хасан) Джалала. В XII–XIII вв. в Карабахе в албанской области Арцах, возвысилось Хаченское княжество, которое, по словам акад. И. А. Орбели, «было частью древней Албании». Правителем Хаченского княжества становится Хасан Джалал, являвшийся потомком албанских Михранидов. В армянских, грузинских и персидских синхронных источниках, а также в эпиграфических надписях, Хасан Джалал наделен высокими титулами – «князь князей», «царь Албании», «великий окраинодержатель Албании». Сам Хасан Джалал титуловался царем, самодержцем. Время правления Хасана Джалала можно считать периодом экономического, политического и культурного возрождения Албании. Этот подъем отразился в литературе, гражданском строительстве, архитектуре, в создании культовых сооружений. Хасаном Джалалом был построен монастырский комплекс Гандзасар. Древний же монастырь Гандзасар существовал задолго до Хасана Джалала и был родовой усыпальницей Хаченских владетелей – Джалалидов. Там же похоронен сам Хасан Джалал. С 1216 по 1238 гг. Хасаном Джалалом был построен по настоянию албанского патриарха Нерсеса Гандзасарский собор, который сам Хасан Джалал назвал «престольным собором Албании». В Гандзасаре похоронены почти все поздне-албанские католикосы-патриархи, о чем свидетельствует эпиграфика на надгробных плитах, датированная до самого 1828 г.

У князя Хасана Джалала Давла были братья Закария Наср Давла и Иванэ Атабег. Как видим, их имена и указание на род Атабеков Азербайджана ясно дает понять, что этот княжеский род не имеет отношения к армянам. Известный французский кавказовед XIX века Сен- Мартен тоже писал о том, что братья и окружение Хасана Джалала относились к роду Ильдегизидов – Атабеков Азербайджана.

 В статье И. Орбели «Хасан Джалал, Князь Хаченский» отмечается, что Гандзасарский монастырь (строился в 1216-1238 гг.) был освещен в 1240 году в присутствии католикоса Албании Нерсеса. Интересна дарственная запись Хасана Джалала на Евангелии, преподнесенном им в дар Албанскому патриархату в Гандзасаре. По словам И.Орбели, это Евангелие ныне хранится в Эчмиадзинской библиотеке. В этой записи Хасан Джалал сообщает о своей поездке в Монголию, к Сартаку, сыну Батыя: «Я (Хасань Джалал Давла)…поехал к царю стрелков на Восток…Итак, я в лето 1261 (принес) сие святое Евангелие, разукрашенное в память боголюбивой госпожи (Мамкан) в наш светозарный святой престольный (монастырь) Албании, духовному отцу Нерсесу…».

Жена Хасана Джалала – Мамкан, построила великолепный гавит у ворот этой Гандзасарской церкви, которая торжественно была освящена в 689 г.х. (1240 г. р.х.) при патриархе Тер-Нерсесе, католикосе Албании. Об этом сохранилась надпись, которая гласит: «Сия церковь освящена в 689 (1240 г.) году в патриаршество Тер-Нерсеса, католикоса Албанского». Приведем в подтверждение некоторые надписи на надгробных камнях: «Сия есть могила Григория, католикоса Албанского в 1102 (1653) году»; «Сия могила Еремин католикоса Албанского из рода Джалал Долы в 1149 (1700)году»; «Сия есть могила Есайи католикоса Албанского… 1177 (1728)». Даже в конце XVII в. местное население называло Гандзасар албанским. Священник из села Талыш Апав, восстановив крыши монастыря, оставил там надпись, которая гласит: «…на наши праведные средства построили в святом престоле Албанского Гандзасара крыши и разрушенные стены церквей».

 К XVII-XVIII вв. Гандзасарский патриархат постепенно стал терять свое значение. После потери политической светской власти представители рода Хасана Джалала, тем не менее, остаются духовными владыками. Они оставались патриархами – католикосами Албанской самостоятельной церкви вплоть до начала XIX века, когда началось присоединение Северного Азербайджана к Российской империи. Вначале, в 1815 году сан Албанского Патриарха-Католикоса был упразднен царским указом (с этого времени предстоятель Албанской Церкви являлся митрополитом). Затем 11 марта 1836 года императором Николаем I было подписано особое «Положение» из 10 глав и 111 статей, регламентирующее положение Армянской Церкви. Согласно этому документу, царским рескриптом, в частности, был упразднен Албанский Католикосат (Гандзасарский Патриархат), а на его месте были образованы две епархии (Арцах-Шуша и Шемаха) в юрисдикции Армянского Католикосата (Эчмиадзинского Патриархата) и викариатство Гянджи в составе Тифлисской консистории Армянской Церкви. В 1909-1910 годах Российский Святейший Синод дал разрешение Эчмиадзинскому синоду и Эриванской армяно-григорианской консистории уничтожить старые архивные дела подведомственных епархий. По всей видимости, среди этих архивов и были уничтожены уцелевшие до тех пор архивы Албанской Церкви.

О плачевном состоянии Гандзасарского монастыря в конце XIX в., когда он уже находился под юрисдикцией Армянской церкви, писал в тот период епископ Макар Бархударянц: «… дивный монастырь морально и материально разрушается; постепенно выпадают камни и уничтожаются, …расхищены в большом количестве драгоценные рукописи, оставшиеся рукописи сделались, как мы видели жертвой сырости и небрежности, в монастыре месяцами не совершается служба, ибо нет ни грамотных людей, ни школы, ни монахов, ни даже простых чтецов». Также из сведений, приводимых Макаром Бархударянцем, становится ясно, что еще в 1828 г. Албанская церковь имела в одном только Арцахе 9 епископств, и весь её церковный институт находился «в цветущем состоянии» и «монастыри были обитаемы». И только затем, после упразднения Албанского католикосата, монастыри постепенно начали хиреть, лишаться монашеских групп и, оставаясь без присмотра, по большей части стали разрушаться».

 Указ российского императора Николая I от 1836 года об упразднении Албанской Автокефальной Церкви и передаче ее имущества, книг, церквей в ведение Армянской церкви имел трагические последствия для албанской культуры и народа. В условиях потери церковной самостоятельности и продолжавшегося массового заселения армянами Карабахского региона (территории бывшей Кавказской Албании), начался процесс григорианизации (арменизации) местного христианского населения (потомков кавказских албан), албаны Арцаха стали считаться армянами. Позднее этот факт был признан и армянскими учеными. В вышедшей в 1916 г. в Петрограде книге Б.Ишханяна отмечается, что «…армяне, проживающие в Нагорном Карабахе, частью являются аборигенами, потомками древних албанцев, а частью беженцами из Турции и Ирана, для которых азербайджанская земля стала убежищем от преследований и гонений».  Отметим, что арменизация, начавшаяся еще задолго до пришествия России в регион, постигла и княжеский род Хасана Джалала, который стал называться Джалалянами. Католикос албанский Есаи Хасан Джалалян, занимавший патриарший престол в 1702-1728 гг., в своем знаменитом труде «Краткая история страны Албанской» конкретно описывает корни и происхождение албанов, отмечает постоянные попытки армян присвоить албанскую культуру и веру, заручившись поддержкой державных стран. В этой книге албанский католикос с прискорбием отмечал, что раз за разом армянам это удается, и что он, наверное, последний из потомков албан, который «правит своей землей».

Сегодня в Азербайджане делается много для сохранения и восстановления албанского культурно-исторического и религиозного наследия. Создана Албано-удинская христианская община, действуют церкви, переводятся найденные древние тексты на современный удинский язык, а также проводятся научные исследования, которые позволяют расширить понимание роли и значимости наследия Кавказской Албании в истории региона.

Отреставрированный в 1985 году Гандзасарский монастырь Постановлением Кабинета министров Азербайджанской Республики № 132 от 2 августа 2001 г. “Об утверждении распределения недвижимых памятников истории и культуры, взятых под государственную охрану на территории Азербайджанской Республики, по степени их значения” был включен в данный перечень.

С 3 апреля 1993 года Гандзасарский монастырский комплекс находится под оккупацией армянских военных соединений.

Источник:

  1. 1. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «1700-летие принятия христианства в Дербенте как государственной религии Кавказской Албании» (г. Дербент, 14-15 ноября 2013 г.), Ахундов Ф., Гусейнов Р. «Гандзасар – жемчужина Кавказской Албании». стр.67-73
  2. Д. А. Ахундов. «Архитектура древнего и ранне-средневекового Азербайджана». Азербайджанское государственное издательство, Баку—1986
 
http://1905.az/ru/%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B7%D0%B0%D1%81%D0%B0%D1%80-%D0%B6%D0%B5%D0%BC%D1%87%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D0%BB%D0%B1/
Прочитано 753 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости