Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Четверг, 03 Май 2018 00:00

О некоторых аспектах участия Узбекистана в проекте ТАПИ

Автор 

Игорь Панкратенко

В ходе состоявшегося 23-24 апреля нынешнего года визита в Ташкент, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов предложил Узбекистану партнерство в проекте строительства газопровода TAPI (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия).

В качестве меры, стимулирующей Узбекистан принять данное предложение, Бердымухамедов предложил Ташкенту максимально и на льготных условиях использовать в своей экономической деятельности инфраструктуру морских портов Туркменистана в Каспийском море.

По имеющейся информации, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев ответил согласием на предложения туркменского коллеги. После чего дал руководителю правительства страны и главе своей администрации поручения приступить к детальной проработке предложений Бердымухаммедова как по TAPI, так и по использованию портовой инфраструктуры на Каспии.

Это, в свою очередь, позволяет сделать вывод о том, что вопрос участия Узбекистана в реализации проекта TAPI является для Ташкента решенным, на что эксперты ЦСОиП указывали в марте нынешнего года.

Однако, в вопросе участия Узбекистана в реализации проекта строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, далеко не все так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Прежде всего, необходимо отметить, что основная техническая проблема - загрязненность узбекского газа примесями сульфатов, что делает невозможным его прокачку в одной трубе вместе с туркменским газом - не только не решена, но и даже не вынесена на обсуждение.

Кроме того, у Ташкента в настоящее время попросту нет свободных объемов газа на экспорт, который он мог бы предоставить для прокачки по TAPI.

Собственно, двух этих обстоятельств вполне достаточно для того, чтобы сделать вывод о том, что соглашаясь на участие в проекте газопровода узбекская сторона намерена таким шагом решать задачи, не связанные со своей газовой отраслью.

С высокой долей вероятности можно предполагать, что решение Шавката Мирзиёева - ответить согласием на предложение своего туркменского коллеги - обусловлено следующими обстоятельствами.

- в связи с тем, что в Ташкенте принято решение предельно активизировать свою деятельность на афганском направлении, присоединение Узбекистана к проекту TAPI позволит ему получить доступ к политическим и финансовым ресурсам, необходимым для реализации проекта строительства железной дороги Термез-Мазари-Шариф – Герат.

- поскольку сам Герат находится в зоне иранского влияния в Афганистане, после строительства данной железной дороги у Узбекистана появляется реальная возможность протянуть данную ветку далее, к иранскому порту Чабахар. Причем, что примечательно, Ташкент является не только одним из акционеров данного порта (от 3,5 до 4% акций), но и через контролируемые им фирмы имеет контракты на строительство ряда объектов в самом порту.

Что же касается участия Узбекистана в использовании портовой инфраструктуры Туркмении на Каспии, то здесь следует отметить, что данное предложение Бердымухаммедова вполне соответствует намерению Ташкента «встроиться» в международный транспортный коридор Узбекистан–Туркменистан–Каспийское море – Южный Кавказ с выходом на черноморские порты Грузии, Турции, Румынии и других государств.

Таким образом, с полным основанием можно утверждать, что участие Узбекистана в проекте TAPI практически не имеет никакого отношения собственно к проекту газопровода. Присоединением к данному проекту Ташкент намерен решать политические и логистические задачи, направленные на повышение его регионального статуса и формирования в Центральной Азии нового центра влияния, независимого как от России, так и от Запада. И, кроме того, способного выстраивать партнерские отношения с Китаем.

Обращает на себя внимание, что остальные участники, инициаторы и инвесторы TAPI (в первую очередь - Индия и Саудовская Аравия), полностью понимают мотивы участия Узбекистана в TAPI и вполне благожелательно к ним относятся.

Прочитано 198 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости