Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Gulnara

Gulnara

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Mauris hendrerit justo a massa dapibus a vehicula tellus suscipit. Maecenas non elementum diam.
Адрес сайта: http://smartaddons.com
22.06.2018 00:00

Казахская или казахстанская нация – дилемма, нерешенная в течение более 25 лет. С точки зрения демографии, перевес на стороне казахской нации, поскольку со времени последней советской переписи населения в 1989 г. и по конец 2017 г. процент казахов возрос с 40% до 70%. Демографические перемены, с одной стороны, и установление властью контроля над политическим пространством, с другой стороны, с середины 1990-х гг. сопровождалось вытеснением пророссийских организаций на обочину политического процесса. Внешнеполитическое окружение, и прежде всего, невмешательство Ельцина, а в последующем Путина, в межэтнические отношения в Казахстане не препятствовало выработке самостоятельной политики в этой сфере. Напротив, ряд деятелей русских и славянских организаций Казахстана выражало недовольство, что Кремль не поддерживает их, когда они поднимают политические аспекты отношений с казахстанской властью. Несомненно, что постепенные и довольно взвешенные действия власти во многом объяснялись не только значительным процентом неказахского населения (почти 50% в конце 1990-х гг., 30% в 2018 г.), но и вполне понятным нежеланием раздражать северного соседа.

Казахская нация и казахстанский народ

Распад Советского Союза в декабре 1991 г. означал конец истории многонационального советского народа. Наследие советской политики в сфере межэтнических отношений сохранилось, несмотря на завершение т.н. ленинской национальной политики. Прежде всего, многонациональный советский народ применительно к населению Казахстана в конституционных документах 19901995 гг. был представлен в качестве казахстанского народа. Конституционные документы того периода, имеющие отношение к тематике национального строительства: Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР от 25 октября 1990 г.; конституционный закон «О государственной независимости Республики Казахстан» от 16 декабря 1991 г.; преамбула Конституции 1993 г.; преамбула Конституции 1995 г.

Во всех этих документах упомянуто понятие казахстанский народ, но в преамбуле ныне действующей Конституции 1995 г. (в отличие от Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР от 25 октября 1990 г., конституционного закона «О государственной независимости Республики Казахстан» от 16 декабря 1991 г., преамбулы Конституции 1993 г.) не применяется понятие казахская нация.

Первый из этих исторических документов – Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР от 25 октября 1990 г. упоминала казахскую нацию, но не в качестве имеющей право на самоопределение. В данной Декларации в первых строках утверждалось: «Верховный Совет Казахской Советской Социалистической Республики, выражая волю народа Казахстана; стремясь к созиданию достойных и равных условий жизни для всех граждан Республики; …осознавая ответственность за судьбу казахской нации; исходя из решимости создания гуманного демократического правового государства, провозглашает суверенитет Казахской Советской Социалистической Республики и принимает настоящую Декларацию. ….»[1]

Источник: http://e-history.kz/ru/calendar/event/10/25

Второй по хронологии документ – конституционный закон «О государственной независимости Республики Казахстан» от 16 декабря 1991 г. упоминал казахскую нацию в контексте права казахской нации на самоопределение: «Верховный Совет Республики Казахстан, выражая волю народа Казахстана, … подтверждая право казахской нации на самоопределение, исходя из решимости создания гражданского общества и правового государства …» При этом, в статье 3 Главы 9 конституционного закона «О государственной независимости Республики Казахстан» от 16 декабря 1991 г. утверждалось: «Граждане Республики всех национальностей, объединенных общностью исторической судьбы с казахской нацией, составляют вместе с ней единый народ Казахстана, который является единственным носителем суверенитета и источником государственной власти…»

Третий по хронологии документ – Конституция 1993 г. Преамбула Конституции 1993 г. начиналась словами «Мы, народ Казахстан…», а далее в пункте 1 «Основ конституционного строя» утверждалась «форма государственности самоопределившейся казахской нации». Пункт 4 «Основ конституционного строя» повторял статью 3 Главы 9 конституционного закона «О государственной независимости Республики Казахстан» от 16 декабря 1991 г. в том, что народ Казахстана признавался единственным источником как государственной власти. Но в Конституции 1993 г. в отличие от вышеприведенного закона не упоминалась общность исторической судьбы граждан всех национальностей, составляющих казахстанский народ, и то, что казахстанский народ является носителем суверенитета.

Сочетание понятий «казахстанский народ» и «казахская нация» демонстрировало, что и разработчики и большинство законодателей-депутатов руководствовалось советской практикой понимания национальностей, объединяемых в «многонациональный советский народ».

Противоречие в конституционных документах, особенно в законе «О государственной независимости Республики Казахстан» от 16 декабря 1991 г., состояло в том, что такое определение казахстанского народа как граждан, имеющих общую историческую судьбу, носителей суверенитета, источника государственной власти представляло по существу определение нации как совокупности граждан, но многозначность слова «народ» позволило избежать утверждения нации-гражданства.

Это противоречие первым заметил историк, этнолог и политолог Нурболат Масанов, публично озвучивший, что в мировой практике национальность означает гражданство, а разделение на национальности, имевшее место в советскую эпоху, даже сравнил с этническим апартеидом[2].

Для понимания полемики по поводу советских национальностей следует вспомнить, что в СССР национальности были советскими социалистическими национальностями. Идеологическая нагрузка «советским, социалистическим» содержанием означала, что после революции слому подлежали старые порядки, в том числе прежние этнические идентификации и вместо свыше 160 этносов царской России и советской переписи 1926 г., по переписи населения 1959 гг. признавалось наличие 109 национальностей.

Специфика применения национального строительства отличалась в республиках СССР. На территории Казахстана, Кыргызстана коренные этносы были объявлены после коллективизации и индустриализации национальностями к концу 1930-х гг. (создание казахской и кыргызской советской социалистических наций). Иначе, например, имело место национально-государственное строительство с 1924 г. в Узбекской ССР: несколько этносов, сарты, тюрки, кипчаки, кураминцы, карлуки, ираноязычные группы, в том числе таджики Бухары и Самарканда, вместе с полукочевыми узбеками, были объединены в узбекскую национальность.

Факт нации-гражданства в международном признанном значении напоминает о себе каждому, кто заполняет анкету в международном лайнере, ибо национальность (nationality) означает гражданство.

В казахстанской реальности вышеупомянутое противоречие между понятием казахстанского народа (с признаками гражданской нации как источника государственной власти) и казахской нацией создавало возможность для разных интерпретаций:

  • казахская нация как консолидирующее ядро многонационального казахстанского народа. Эта постановка (консолидирующая роль казахов) озвучивалась в ряде официальных выступлений, даже после того, как официально не упоминается словосочетание «казахская нация»;
  • казахи составляют нацию, остальные – диаспоры. Тезис стал применяться в политической риторике национал-патриотами в период с 2005 г., когда начался римейк национал-патриотизма;
  • казахи есть часть казахстанской нации. Тезис активно продвигается главой государства в последнее десятилетие.

Все эти варианты имплицитно заложены были в понимании казахстанского народа и казахской национальности, и вопросом времени было проявление всех этих позиций.

Конституция 1995 г.: казахстанский народ на исконно казахской земле

При этом, первые шаги казахстанского нациестроительства не вызвали особенного противодействия. В признании гражданином, т.е. частью казахстанского народа, не было исключений для каких-либо групп населения. Если сравнивать с аналогичным процессом в странах бывшей советской Прибалтики, то казахстанская практика соответствует литовскому признанию гражданами всех, кто проживал в 1990-м г., времени провозглашения де-юре восстановления независимости. Иная ситуация имела место в Латвии и Эстонии. В Эстонии из 1,5 млн. населения, по переписи 1989 г., эстонцы составляли 60%, а т.н. русскоязычные, в основном лица, переселившиеся после второй мировой войны и их потомки – 40%.

Казахстанская политика в этом вопросе была более гибкой, но в отличии от этих стран Балтии эмиграционный всплеск изменил ситуацию. Напротив, русскоязычные не эмигрировали из Литвы, Латвии и Эстонии, ожидая перспектив вхождения в Европейский союз.

К середине 1990-х г. предполагалась численность населения в 16,8 млн. чел. Однако перепись 1999 г. показала, что проживает только 14,95 млн. чел. Введение в преамбулу ныне действующей Конституции 1995 г. тезиса «о казахстанском народе на исконно казахской земле» вместо слов Конституции 1993 г. о казахской нации было ответом власти на всплеск эмиграции из страны. Напротив, тезис о казахской нации был своего рода катализатором эмиграции, пик которой произошел в 1994 г.

Источник: http://theopenasia.net/articles/detail/26-let-nezavisimosti-kak-menyalsya-kazakhstan/

Ощущение разных перспектив на будущее прозвучало еще весной 1990 г. на митинге в поддержку суверенитета в словах Леонида Соломина, тогда председателя объединения кооператоров, что нежелательно появление «более равных чем другие». Разные источники показывают разные цифры эмиграции, но более обоснованной представляется оценка в 400 тыс. эмигрировавших только в 1994 г. Этот выбор в рамках стратегии Exit (выход) частично был нейтрализован в 1995 г., в том числе принятием новой Конституции. Экономические трудности, как причина выезда, оставались, но спад эмиграции показал, что тезис «мы, казахстанский народ, объединенный общей исторической судьбой, на исконно казахской земле» из преамбулы Конституции 1995 г., плюс коррекция политики в этой сфере, были более приемлемы для большинства граждан славянских этничностей.

Власть имела шанс, уменьшив Exit, обратиться к укреплению лояльности (loyalty) политической системы и использовать голос (voice) разных групп населения для созидания сообщества граждан, имеющих общие исторические и культурные ценности. Инструмент для этого, казалось, был создан в марте 1995 г. в лице Ассамблеи народов Казахстана, собрании представителей национально-культурных центров.

Ассамблея народов Казахстана (с марта 1995)

Ассамблея народов Казахстана (АНК) является консультативно-совещательным органом при Президенте Казахстана, задача её состоит в участии в разработке и реализации государственной национальной политики. Переименована в 2007 году в Ассамблею народа Казахстана, поскольку в Конституции, принятой 30 августа 1995 г., упоминался «казахстанский народ», а в названии Ассамблея народов утверждалась множественность народов Казахстана.

В последующем, к задаче укрепления межэтнического согласия как опоры стабильности, в связи с ростом религиозности – в качестве второй опоры общественно-политической стабильности, добавилась идея о межконфессиональном согласии.

Но идея общественно-политической стабильности и внимание к межэтническим отношениям являются необходимым, но все-таки недостаточным условием формирования нации.

Создание АНК проходило на фоне политизации национального строительства. В частности, в конце 1994–марте 1995 г. инициативы президента о конституционных изменениях и тезисе о казахстанском народе вместо упоминания казахской нации в тогда действовавшей Конституции 1993г. были неприняты депутатами Верховного Совета 13-го созыва. Не поддержала предложения президента даже часть лояльных депутатов. Накануне марта 1995 г. оппозиционная группа «Прогресс» в Верховном Совете 13-го созыва (март 1994-март 1995 гг.) заявила, что нет необходимости в тезисе о казахстанском народе, поскольку граждане составляют казахскую нацию, и есть казахи казахского, казахи русского и прочего происхождения подобно тому, как есть французы французского, французы корсиканского, эльзасского и т.п. происхождения. Примечательно, что оппозиционная группа «Прогресс» в Верховном Совете 13-го созыва (март 1994-март 1995 гг.) включала и неказахов. Имело место не стремление к ассимиляции неказахов, а нежелание идти на коренные преобразования Конституции, поскольку было понятно, что исполнительная власть желает разрубить «гордиев узел» отношений с трудно убеждаемым Верховным Советом. Т.е. вопросы языка, истории, культуры были оставлены без внимания депутатами из группы «Прогресс», на первое место было поставлено сохранение статус-кво, прежде всего прерогатив Верховного Совета.

Политизация нациестроительсва в 1994-1995 г. привела, между прочим, к победе исполнительной власти над законодателями – последние не сумели предложить ничего привлекательного и проиграли: вместо однопалатного Верховного Совета Конституцией был учрежден двухпалатный парламент.

Власть имела возможность созидать достаточные условия нациестроительства. Предпосылки существовали – возросший интерес к отечественной истории, появление ряда работ, предлагавших направление переосмысления понятий и преобразований. Прежде всего, следует отметить статьи Нурболата Масанова и Нурлана Амрекулова первой половины 1990-х гг. по вопросам национального строительства. В 1996 г., т.е. на следующий год после принятия ныне действующей Конституции 1995 г., вышли две статьи такого рода. Это тезис Айгуль Забировой о необходимости социально-ценностного консенсуса в казахстанском обществе (опубликован в журнале «Саясат») и статья Еркина Ергалиева о модернизации казахского этноса, опубликованная в журнале «Мысль». Однако эти мысли не привели к дискуссии и отсутствовал отклик со стороны власти.

Три группы казахского этноса

Масанов и Амрекулов посвятили тематике межэтничееких отношений ряд статей, которые вместе с публикациями на экономическую и социальную проблематику составили книгу «Казахстан между прошлым и будущим» (1994 г.).

Нурбулат Масанов, источник фото: http://www.dialog.kz/comment/11865

Казахский этнос представлен ими тремя группами, различными по вовлеченности в европеизированную культуру и традиционные начала, усвоении соответствующих культурных и социальных норм. Основами процесса социализации ими были определены: 1) длительность проживания в городе, что в казахстанских условиях, как правило, означало жизнь в полиэтничной, русскоязычной среде, либо однородной казахской среде, т.е. ауле или селе часто с казахским окружением (исключение большинство сел Севера и ряд сел в иных регионах); 2) социализация под влиянием школы русской или казахской по языку обучения.

Первая группа – казахи – жители городов более чем в одном поколении, закончившие русскую школу.

Вторая группа – казахи-селяне, но имевшие достаточное русское окружение и закончившие русскую школу; а также горожане-казахи в первом поколении, учившиеся в городских казахских школах в советский период.

Третья группа – выходцы из казахских аулов, закончившие казахскую школу.

По мнению Масанова и Амрекулова, вследствие демографической структуры населения советской эпохи первая группа наиболее малочисленна. Вторая группа, учитывая, что большинство казахов проживало на селе, но число казахских школ было намного меньше русских даже в сельской местности, то эта группа представлялась самой многочисленной.

Третья группа – меньшая, чем вторая. Как следствие, преобладание разных ценностей и ориентиров зависело от дуалистической позиции второй группы[3]. Дуализм второй группы проявляется в том, что при не вполне свободном знании казахского языка они благожелательно относятся к расширению сферы его применения.

Лидер нации – президентская власть и нациестроительство

Формально роль АНК в становлении президентской власти состояла в том, что именно АНК в марте 1995 г. стала инициатором референдума по продлению полномочий президента до декабря 2000 г. В Конституции 1995 г. в числе основополагающих признаков деятельности Республики Казахстана отмечены общественное согласие и политическая стабильность[4].

Отныне личностный фактор – объединяющая роль Первого президента – для идеологов от власти занял едва ли не системообразующее значение. Действительно, это есть его первое и главное достижение, что важно сохранить в последующем. Роль межэтнического согласия в становлении сильной президентской власти замечена Ермухаметом Ертысбаевым[5], политологом, работавшим тогда советником главы государства. Ертысбаев, описывая настроения русских по этнической принадлежности работников крупных промышленных предприятий весной 1990 г., писал, что с конца 1990-х гг. критика оппозиционно настроенных национал-патриотов роли русского языка как фактического первого государственного языка привела к сдвигу настроений русскоязычных в пользу президента.

Латентный потенциал неопределенности народа и нации

Переход от казахской советской нации к казахской нации не прошел беспроблемно. Проблема проявилась в том, что в середине 1990-х гг. появилась тенденция раскола внутри казахского этноса. Тренд стал заметным после 2005 г.: представители третьей группы (по Масанову и Амрекулову) вместе с частью второй группы увлеклись обвинениями  первой и частично второй группы в манкуртстве, шала-казахстве.

Наиболее острый дискуссионный вопрос национальной идентификации – вопрос языковый, как о роли казахского языка, так и функционирования русского языка. Для сравнения: в Пакистане носители языка урду всегда были меньшинством, но как наиболее известный и понятный именно он был взят в качестве официального языка этой региональной державы вместе с английским. Языковый вопрос  в большой степени затрагивает интересы граждан. Если его решать «по-пакистански», то казахскому языку не выполнить роль языка урду. Следовательно, де-факто официальным языком остается русский язык.

Как следствие этих тенденций, существование казахской нации вызывает дискуссии: кто может входить в эту группу, все казахи или только знающие язык, или же казахстанцы, все принявшие нормы и ценности казахов, могут быть признаны казахами русского, казахского и другого происхождения. Действительно, протест недовольных групп словно встроен в такую конструкцию неопределенности понятия нации.

Связанный с этим вопрос эмирации, к которой прибегали ранее другие национальности, становится актуальным и для русскоязычных казахов, которые в случае сомнения в своих личных и групповых перспектив на будущее все чаще обращаются к эмиграции.

Технократия и идеократический подход

Власти пытаются и достаточно напряженно найти объединяющую идею или идеологию вне национальных рамок. Последние заявления официальных лиц демонстрируют попытку внедрить идеи, схожие с японской национальной идеей (конкурентоспособность товаров, технологичность, подъем экономики и т.п.).

В качестве воплощения национальной идеи поочередно заявлялись независимость страны (декабрь 2002г., поездка президента Н. Назарбаева в Атырау), конкурентоспособность страны (Послание народу Казахстана в марте 2004г., выступление на XII сессии Ассамблеи народа Казахстана в октябре 2006г.), «…наше главное богатство – это межнациональное единство, поднимающаяся экономика и богатая страна – вот основная идея» (август 2005г., выступление в прямом телеэфире), «Казахстану предстоит войти в число пятидесяти конкурентоспособных стран и жить так, как там живут, какая еще нужна национальная идея?» (июль 2007г., XI съезд партии «Нур Отан»).

В Концепции достижения качественно нового уровня конкурентоспособности и экспортных возможностей экономики Республики Казахстан на 2008-2015 годы, утвержденной Правительством, отмечено: «Национальная идея казахстанцев – стать конкурентоспособными».

Этому вторят высокопоставленные чиновники:

«…По большему счету – идея качества должна стать национальной идеей» (Даниал Ахметов, премьер-министр Казахстан в 2003-2007гг.);

«Сегодня на повестке дня программа повышения производительности труда. Она описана в стратегии индустриально-инновационного развития. Вот национальная идея» (Кайрат Келимбетов, в бытность министром экономики и бюджетного планирования);

«… Сама по себе система сертификации, стандартизации и качества выпускаемой продукции, на наш взгляд, должна стать национальной идеей» (Галым Оразбаков, в бытность министром индустрии и торговли).

Но вряд ли производительность труда, сертификация, стандартизация и достижение конкурентоспособности смогут заменить обычному гражданину более критичные вопросы идентичности, как язык, религия, земля. Процессы нациестроительства в Казахстане на этом не заканчиваются, но и не становятся более ясными, сохраняя, возможно, главную интригу на этом этапе новейшей истории страны.

 

Сноски:

[1] Казахстан: этапы государственности. Конституционные акты /сост. Ж.Баишев. – Алматы, 1997 г. – С.369

[2] Масанов Н., Амрекулов Н. Казахстан между прошлым и будущим. – Алматы, 1994. – С. 117

[3] Масанов Н., Амрекулов Н. Казахстан между прошлым и будущим. – Алматы, 1994. – С. 174

[4] Казахстан: этапы государственности. Конституционные акты /сост. Ж.Баишев. – Алматы, 1997 г. – С.444/. Казахская нация не упоминается в Конституции 1995 г.

[5] Ертысбаев Е. Генезис выборной демократии в современном Казахстане: проблемы и перспективы. 1990-2000. – С. 97, 167-168.

 

Источник: http://caa-network.org/archives/13450

21.06.2018 09:26

Игорь Панкратенко

 

1. Официально объявлено, что Москва вместе с Эр-Риядом будет участовать в "замещении" выпадающих из-за американских санкций 1,5 миллионов баррелей иранской нефти на мировых рынках. То есть, по сути, Кремль окончательно присоединился к антииранским санкциям Трампа.
2. В Сирии российские представители передали местным спецслужбам списки проиранских элементов в армии и правительстве, которых необходимо "уволить". Одновременно с этим сотрудники российской военной полиции начали проводить инспекции сирийских военных баз на предмет устранения оттуда иранцев и проиранских прокси.


Собственно, это все, что нужно знать о российско-иранском "стратегическом партнерстве" и верности Кремля союзническим обязательствам.
У российских "экспертов" сейчас мундиаль головного мозга и режим тишины на любой негатив. Как закончится - ждем откровений о том, как коварный Тегеран пытался вонзить нож в афедрон Кремля на Ближнем Востоке, а московские мудрецы его в этом опередили. Ну и вопрос из задачника по арифметике для начальной школы - сколько раз долбодятлам нужно наступить на одни и те же грабли, чтобы понять, что саудиты их в очередной раз кинут?

21.06.2018 08:25

18-19 июня 2018 года в Страсбурге в рамках председательства Хорватии в Комитете министров Совета Европы была проведена конференция по случаю 20-летия принятия Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств и Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств.

На конференции, в которой приняли участие высокопоставленные государственные лица, в том числе министры, представители целого ряда международных организаций, а также члены Консультативного комитета Рамочной Конвенции и Комитета экспертов Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, были обсуждены проблемы, с которыми сталкиваются в настоящее время национальные меньшинства в странах-членах Совета Европы.

Нашу страну на конференции представил заведующий отделом межнациональных отношений, мультикультурализма и вопросов религии Администрации Президента Азербайджана Этибар Наджафов. На сессии под названием «Языки и образование национальных меньшинств в мультилингуальном обществе», состоявшейся 19 июня, он выступил с докладом на тему «Языки и образование национальных меньшинств в Азербайджанской Республике».

В своём выступлении Этибар Наджафов отметил, что наше государство успешно выполняет свои обязательства в сфере образования на языках национальных меньшинств, предписанных Рамочной конвенцией о защите национальных меньшинств Совета Европы, которую Азербайджан ратифицировал в 2000 году. Он рассказал о важной работе, проделанной Азербайджанским государством по защите этнокультурных ценностей национальных меньшинств, отметил, что социально-экономические и культурные вопросы национальных меньшинств в нашей стране решаются на высоком уровне в рамках политики мультикультурализма Азербайджана.

Опираясь на конкретные факты, Этибар Наджафов сообщил участникам конференции о том, что в Азербайджане имеются 377 начальных и средних общеобразовательных школ, в которых преподавание ведётся на языках национальных меньшинств. Он довёл до сведения, что в 18 общеобразовательных школах обучение ведётся только на русском языке, а в 326 общеобразовательных школах имеются русские секторы, где получают образование на русском языке 90 тысяч учеников. Кроме того, Этибар Наджафов отметил, что в Азербайджане функционируют школы, где преподавание ведётся на еврейском, лезгинском, талышском, аварском, цахурском, удинском, курдском, хыналугском и других языках малочисленных народов, а также рассказал о работе, проделанной государством в сфере обеспечения учебным материалом национальных меньшинств с целью получения ими образования на родном языке. Заведующий отделом Администрации Президента Азербайджана отметил, что эти шаги оказывают положительное воздействие на процесс интеграции национальных меньшинств в общество.

Этибар Наджафов также довёл до внимания участников конференции, что проводимая Азербайджанским правительством политика в отношении национальных меньшинств соответствует статье 14 Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств, а также пунктам 3 и 4 статьи 4 Декларации ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам.

https://azertag.az/ru/xeber/1173206

 

21.06.2018 07:08
С начала текущего года население Азербайджана возросло на
25,018 тысяч человек и к 1 мая 2018 года достигло 9,923,103 человек

Редактор: Елена Старостина  Дизайнер: Эльнур Салаев

Население страны за четыре месяца 2018 года увеличилось на 25 тысяч человек, а на каждую тысячу мужчин в Азербайджане приходится 1005 женщин.

С начала текущего года и по состоянию на первое мая численность населения Азербайджана увеличилась на 25 018 человек и составила 9 923 103 человека.

Сравнительные данные на начало периода независимости республики и к текущему времени — в инфографике Sputnik Азербайджан.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/infographics/20180621/415858069/demografija-azerbajdzhan-infografika.html

20.06.2018 06:40

Российские шаманы решили объединиться в организацию и добиваться признания шаманизма пятой конфессией. Об этом заявил заместитель верховного шамана России Артур Цыбиков, передает «Интерфакс» 19 июня.

Шаманы на собрании впервые в истории России выбрали верховного шамана страны — им стал тувинец Кара-Оол Допчун-Оол. По итогам собравшиеся подготовили открытое письмо на имя президента РФ и в Совет Федерации.

Цыбиков подчеркнул, что шаманы не претендуют на средства в государственных программах. «В шаманизме есть места силы. Например, мыс Бурхан на острове Ольхон на Байкале. Там храм не поставишь. Вместе с тем мы не хотим, например, мешать людям в городе, когда проводим обряды. Поэтому планируем создавать шаманские центры», — пояснил он.

Цыбиков добавил, что объединение шаманов позволит нейтрализовать мошенников. Планируется создание сайта с данными о каждом шамане.

http://www.gumilev-center.ru/shamany-reshili-dobitsya-priznaniya-shamanizma-oficialnojj-religiejj/

 

20.06.2018 05:49

Последние события внутри и вокруг Иерусалима вновь возбудили дискуссии по поводу возможности или невозможности беспроблемного сосуществования мусульман с иудеями и христианами. Абсурдность сомнений на этот счет усматривается далеко не только по факту вполне адекватных (мягко говоря) примеров общежития евреев и арабов в Израиле или приверженцев трех мировых религий в Европе. Дело в том, что её величество История беспристрастно свидетельствует о том, что в разные времена иудеи и христиане не просто уживались рядом с мусульманами. Нахождение среди мусульман открывало представителям других религий новые возможности для развития и процветания.

На заре ислама

Исламский историк и богослов IХ-Х вв. Мухаммад ат-Табари ссылается на договор мусульман с немусульманами завоеванных территорий VII века. Грамота фиксирует предоставление покровительства и защиты при условии ежегодной уплаты подати — джизьи. Призыв «кого-либо из вас для военной подмоги» фактически освобождал рекрутируемого от такой выплаты. Немусульманам «даруется охрана для них самих, их имуществ, их веры и их законов. Ничто из этого не будет изменено», пока «они уплачивают подать, указывают дорогу путникам, проявляют дружбу и оказывают приют мусульманам. И да не будет с их стороны ненависти и измены». Находящимся среди них временно «даруется то же, что и им, а тот, кто вышел, находится под защитой, пока не достигнет безопасного места».

Текст этого документа, относящегося к 625 году, приложил к своему труду «Отношение ислама к науке и к иноверцам» (1887) советник российского императора по вопросам ислама, ахунд-мударрис Санкт-Петербургской мечети Атаулла Баязитов. Сообщая об узаконивании христианской веры в ближайших и отдаленных местностях, указ наказывал «хранить его существование». Посланник обязал охранять христианские законы; защищать христиан, церкви, кельи, монастыри, жилища монахов; оберегать их веру, богатства; поддерживать «от всякого врага». Параллельно Мухаммад пообещал не лишать христиан «своего богомолья»; не допускать наложения на них «обременительных налогов»; не обязывать «выступать с магометанскими войсками против врага или для охранения границ».

При этом указ, запрещая мусульманам «прибегать к насилию или принуждению в отношении христиан», обязывал «обращаться с ними с великой скромностью», осеняя «крылами милосердия и всепрощения».

Жизненность данного межрелигиозного взаимопонимания обеспечивалась недопустимостью для христиан становиться противниками мусульман; присоединяться к их врагам; запрещать укрывательство соблюдающих Ислам в своих жилищах, «если обстоятельства потребуют» того. При несоблюдении этих условий, христиане лишались дарованных им прав. В свою очередь не уважающий оглашенное в указе мусульманин считался «нарушителем Божьего завета».

Факты и свидетельства

В 711-714 гг. арабы при поддержке североафриканских берберских племен завоевали большую часть Пиренейского полуострова. Марокканский историк Ахмад аль-Маккари в трактате «История мусульманских династий в Испании» пишет, что со взятием Кордовы командующий одного из мусульманских отрядов Мугейт, собрав «всех иудеев города», предоставил им возможность «управлять там», доверяя «более чем христианам, поскольку последние их ненавидели и враждовали с ними». Такая практика «стала почти повсеместной в последующих войнах; когда мусульмане захватывали город, он оставался на попечении иудеев».

По словам французского философа и историка Гюстава Лебона, отношение мусульман к населению Испании было «справедливым», так как арабы оставляли местным жителям их имущество, церкви, законы, право быть судимыми собственными судьями. Условия, в том числе «уплата небольшой годовой дани», показались населению «столь легкими, что они без возмущений приняли их» [Цивилизация арабов].

Еврейские источники, в том числе Электронная еврейская энциклопедия, констатируют, что со взятием Гранады «арабы предоставили евреям свободу вероисповедания и судебную автономию», функционировали «еврейские самоуправляемые общины, а также еврейские кварталы». Получив возможность «заниматься любыми видами деятельности, евреи быстро выдвинулись в торговле, ремеслах, земледелии, медицине и других областях». С Х века «начинается эпоха высочайшего расцвета еврейской культуры в Испании», процветавшей «бок о бок с арабской» и испытывавшей «влияние последней».

Воздействие «мусульманского права несомненно сказалось на методах трактовки Галахи», регламентирующей религиозную, семейную и гражданскую жизнь евреев. В более поздний период «оно явственно сказывается в своде "Мишне Тора" Маймонида», крупнейшего раввинистического авторитета и кодификатора Галахи. Мусульманская культура «оказала существенное воздействие на некоторые области еврейской мысли». Благодаря арабским переводам, труды греческих философов и ученых «снова вошли в орбиту еврейских мыслителей».

Еврейская философия в странах ислама «развивалась под прямым влиянием арабской философии и в тесной связи с ней». Основоположник еврейской рационалистической философии Саадия Гаон испытал влияние мусульманских богословов-рационалистов, которые использовали философские идеи «античности в целях религиозной апологетики». Произведения средневековых еврейских ученых создавались, как правило, на арабском языке; еврейская литература на иврите в странах ислама также развивалась под влиянием арабской поэзии и прозы, плодотворно используя их формы, стихотворный размер, поэтические образы и т. п.

Сравнительно благоприятное социальное положение евреев в мусульманской Испании обусловило исключительный культурный расцвет испанского еврейства, в котором сочетались «эстетическая утонченность с глубиной философской мысли» и активной политической и общественной деятельностью. «Еврейство мусульманской Испании родило славную плеяду мыслителей и поэтов» [ЭЕЭ. Ислам].

Как пишет раввин Григорий Котляр (Кфар-Саба), арабский язык «стал для евреев не только повседневным разговорным языком, но и языком письменности — на нем писались письма, документы, и самое главное — философские книги. Подобной ситуации никогда не возникало в христианской Европе, вплоть до эпохи эмансипации. По сей день ученым не удалось дать удовлетворительное объяснение данному феномену» [Влияние ислама на иудаизм в Средние века].

В этом контексте востоковед Густав Грюнебаум замечает, что в странах с господством мусульман евреи «полностью избавились от провинциализма», а «контакт с античной мыслью, в который они вступили окольным путем с помощью арабской философии, оказался более плодотворным, чем их знакомство с идеями Филона в древности».

Израильский арабист Шломо Дов Гойтейн также подчеркивает, что «под арабо-мусульманским влиянием еврейская мысль и философия, даже еврейский религиозный закон и практика были систематизированы и окончательно сформулированы», еврейский язык развивал свою грамматику и лексику «по модели арабского языка». Ученый убежден, что возрождение иврита «в наше время было бы совершенно немыслимо, если бы арабский язык не сослужил ему такую службу» [Евреи и арабы: Их связи на протяжении веков].

Знаменитый немецкий писатель еврейского происхождения Лион Фейхтвангер преломляет данную ситуацию в художественном оформлении. Мусульмане, пишет он, принесли с собой высокую культуру, превратив Испанию «в самую прекрасную, благоустроенную и населенную страну в Европе». Искусства и науки «никогда раньше не знали такого расцвета под небом Испании», система образования «с широкой сетью школ» предоставляла «каждому возможность получить знания», в каждом крупном городе был свой университет, «такие богатые библиотеки мир знал только в эпоху расцвета эллинской Александрии». Для «своих христиан» мусульмане «перевели на арабский язык Евангелие», параллельно обеспечив «гражданские права» евреям. Поэтому последним «жилось так привольно и хорошо», как не имело места «после крушения их собственного царства». Свыше трех столетий «длилось такое процветание» [Испанская баллада].

Сегодня в одном из залов Музея трех культур в испанской Кордове можно услышать признания короля Леона и Кастилии Альфонсо Х Мудрого о том, что «самым славным достижением» его правления стало «открытие академии в Мурсии», основанной совместно с мусульманским философом Мухаммадом Аль-Рикути, и то была единственная школа, «где христиане, иудеи и мусульмане могли вместе учиться мудрости» [Александр Иванов. Путешествие по Андалусии в поисках страны Сефарад].

Не случайно в курсе лекций еврейского культурно-религиозного центра МАХАНАИМ «Люди и эпохи в истории еврейской традиции» фиксируется, что пребывание свыше 90% евреев под властью мусульман оказало «положительное влияние на расцвет еврейской культуры», в свете чего период от конца Х до начала XII вв. принято называть «золотым веком» евреев. Они, в свою очередь, «были преданы мусульманским завоевателям», освободившим их «от губительного произвола испанских вестготов, пытавшихся их крестить».

Такая ситуация была характерна далеко не только для Пиренейского полуострова. Объехавший в XII в. почти весь известный тогда мир испанский еврей Вениамин Тудельский упоминал о проживании на границе «земли персидской» до «полутора тысяч евреев» и о существовании гробницы священника Ездры Софера, скончавшегося на пути из Иерусалима к царю Артаксерксу. Над его могилой «евреи выстроили большую синагогу, а измаильтяне с своей стороны мечеть в знак своего благоговения к Ездре, из-за которого любят и евреев и приходят сюда молиться». Также он отметил, что халиф в Багдаде «очень расположен к евреям, и многие из них состоят у него на службе. Он владеет всеми языками, основательно знает Священное Писание и не только читает, но и пишет на библейском языке» [Книга странствий раби Вениамина].

Гримасы истории

Но даже самое прекрасное в нашем мире не длится вечно. В 1492 г. насридский правитель Мохаммед Боабдиль капитулировал перед осаждавшими Гранаду испанцами и передал последний оплот ислама на полуострове королеве Изабелле Кастильской и королю Фердинанду II Арагонскому. Хотя договор о капитуляции гарантировал лояльное отношение к побежденным, очень скоро испанцы начали ограничивать местных жителей в правах, увеличивая налоги и насильственно обращая их в христианство. Гранадский эдикт королевской четы того же года постановлял выйти евреям и еврейкам «любого возраста» из страны до конца июля и «никогда не возвращаться». Говоря другими словами, началось изгнание евреев из Испании.

Обструкции подверглась и исламская вера. В 1499 г. в Гранаде были сожжены около 10 тысяч трактатов по исламской теологии и экземпляров Корана. Кардинал добивался крещения мавров и принятия ими христианства. Вскоре мусульманское население стало облагаться большими налогами, им запретили носить национальную одежду и говорить на любом другом языке, кроме испанского. Последовавшие вслед за этими событиями восстания мавров и их преследования оказали пагубное влияние на экономику Гранады, которая утратила статус культурного и торгового центра [Рафаэль Альтамира-и-Кревеа. История средневековой Испании].

Апофеозом же происходящего стало прилюдное лишение жизни «инакомыслящих», включая испанского мыслителя и врача Мигеля Сервета, автора трактата «Об ошибках в учении троицы». Его взгляды на Бога вызвали серьезнейшую обеспокоенность и у католиков, и у протестантов, и в конце концов суд, прислушавшись к Жану Кальвину, приговорил М. Сервета к сожжению, а наука лишилась ученого, впервые описавшего для европейцев малый круг кровообращения [«Неисправимый» Мигель Сервет].

Подытоживая сказанное, отметим, что в мировой истории есть множество примеров сосуществования и взаимодействия представителей разных мировых религий, и, с исламской точки зрения, тому нет никаких богословских препон. Другое дело, что религиозный фактор часто используется в современной геополитике, и в этом кроется подоплека самых разных конфликтов на религиозной почве.

https://e-minbar.com/comments/vozmozhno-sosushchestvovanie-musulman-iudeyami-hristianami

 

19.06.2018 08:36

На III Форуме гуманитарных наук «Великая степь» в Астане принято решение о создании Союза алтаистики, тюркологии и монголистики.

Форум провела Международная тюркская академия (TWESCO) в рамках проекта президента Казахстана Нурсултана Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» и празднований в связи с 20-летием объявления Астаны казахской столицей.

Как сказала в своем выступлении на форуме государственный секретарь Казахстана Гульшара Абдыкаликова, тюркоязычные государства, освободившиеся от тоталитаризма, придают особое значение духовному развитию.

«Мы видим, что развитие и модернизация духовных и культурных ценностей являются основой развития государства. Главная наша цель - развитие конкурентоспособности тюркских стран», - сказала Абдыкаликова.

Советник президента Кыргызстана Султан Раев отметил, что форум превратился в платформу для обсуждения важных вопросов тюркского мира.

Советник напомнил, что до сегодняшнего дня ученые тюркских стран работали разобщенно.

«Сейчас пришло время объединить их. Ведутся работы для научной интеграции», - сказал Раев.

Советник президента Турции Айгюн Аттар отметила, что Турция придает важное значение отношениям со странами на пространстве Евразии.

«В последнее время между Турцией, Россией и Ираном налажено тесное сотрудничество, государственные деятели заявляют об усилении в будущем стратегического сотрудничества с Китаем. Названные факторы дают нам возможность развивать сотрудничество с этой географией, которая является землей наших предков. Поэтому данный гуманитарный форум открывает новые возможности для стратегического сотрудничества тюркоязычных стран», - сказала Аттар.

В форуме приняли участие ученые и представители тюркоязычных стран, многих тюркологических организаций.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%B2%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%8B-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0-/1178045

 

20.06.2018 00:00

Мюжгян МЕХТИЕВА

докторант кафедры “Международных отношений и внешней политики”
Академии Государственного Управления при Президенте Азербайджанской Республики

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Введение

 
В последнее десятилетие ХХ в., в современных международных отношениях наблюдалась тенденция к сближению между государствами [25, с. 72-92], которая в начале нового века стала ослабевать и сегодня феномен турбулентности и непредсказуемости становится основной характеристикой глобальной политики.
Однако, сделав экскурс в недавнее прошлое, необходимо выделить ряд факторов, существенных для темы исследования. Во-первых – это распад СССР, который приводит к смене полярности в международных отношениях и конечно же – глобализация.  Если еще до недавнего времени, т. е. до окончания холодной войны, государства были склонны к вступлению в военно-политические блоки и союзы, в которые они вступали на основе соответствующих соглашений с целью обеспечения своей безопасности или же оказывались втянутыми в них в силу тех или иных причин [26, с. 24-71], а также в экономические союзы [20, с. 189-192], то сегодня, ситуация, в отличие от прошлых лет обстоит, несколько иначе, т. к. в настоящее время межгосударственные союзы проявляют себя в виде сотрудничества и партнерства. Союз, в частности сотрудничество, партнерство в свою очередь могут быть и стратегическими [См., в частности, 27]. Однако следует отметить, что не каждый союз может и должен быть стратегическим [21], к тому же, заранее запланировать это сложно. Одной из главных задач исследования является анализ стратегических отношений, в частности анализ категории стратегического сотрудничества и стратегического партнерства. 
Прежде чем приступить к исследованию категории сотрудничества и партнерства, а именно к исследованию категории стратегического сотрудничества и стратегического партнерства, следовало бы рассмотреть категорию союзов, т. к. для осуществления совместной деятельности, прежде всего, необходимо наличие хотя бы двух сторон, государств, совместные действия которых и являются союзом. Следовательно, основу сотрудничества и партнерства между государствами составляют именно союзы и в качестве вспомогательного элемента в работе, прежде всего, будут рассматриваться союзы. Одновременно, представляется необходимым рассмотреть процесс возникновения стратегических отношений, суть этих отношений, последовательность и причины их возникновения, а также стратегические цели и в целом стратегическое поведение отдельного актора.
 
1. Сотрудничество в рамках стратегических союзов
 
Как зарождаются союзы? Как известно, для образования союза государств необходимо существование определенных причин. Первая причина состоит в том, что государство или же группа государств, оказавшись перед внешней угрозой не в состоянии обеспечить свою безопасность. Вторая причина состоит в том, что государство или же группа государств создают союз с целью уменьшения расходов, направленных на обеспечение своей безопасности. К примеру, союз между Россией, Германией и Австро-Венгрией, известный как Союз трех императоров [21]. В данном случае, военный характер отношений между субъектами является решающим.
 
По мнению турецкой исследовательницы Г.Сумер (G.Sumer), этих причин, необходимых для формирования союза государств оказывается недостаточно для того, чтобы придать ему стратегическую значимость. Главная задача государств – членов в данном случае, заключается в обеспечении своего существования и безопасности. Исследовательница отмечает, что такие союзы не несут стратегической нагрузки, т. к. вышеуказанная задача для каждого государства является необходимостью. В таком случае, стратегический союз можно определить как  взаимодействие, сотрудничество двух и более государств на различных уровнях, направленное на достижение стратегической цели [14, с. 674]. 
 
Если взглянуть на проблему сквозь историческую призму, то можно увидеть, что, искусно отгородив себя от континентальных союзов Англия, проводила политику Блистательного одиночества [28, с.285–306]. Однако подобная традиционная политика Англии, ее нежелание связывать себя союзами, совсем не сводились к отсутствию заинтересованности в политической жизни Европы. Напротив, в нужный момент, для защиты своих интересов, Англия готова была использовать все свои имеющиеся возможности. Суть этой политики заключалась в отказе Англии от сковывающих и обременяющих ее долгосрочных союзнических отношений с континентальными державами, т. к. в случае необходимости, ранее подписанные союзные договора утрачивали свою силу и были далекими от действительности. В то время, когда Германия в лице О. Бисмарка навязывала странам Европы, обременяющие их со всех сторон союзы, Англия имела возможность сохранить свободу действий на политической арене Европы. Однако с целью предотвращения нарушения баланса сил на европейском континенте Англия, неоднократно вступала в союзы и коалиции с европейскими державами [16, с. 182–209]. 
 
По мнению Г. Сумер, эти союзы имели стратегический характер, т. к. были направлены на достижение стратегической цели, которая заключалась в сохранении баланса сил на европейском континенте [14, с. 674].
 
В период холодной войны Ближний Восток был одним из самых горячих точек земного шара. В регионе одновременно пересекались интересы СССР и США. Большинство арабских государств азиатского и африканского континента оказались в центре стратегической борьбы сверхдержав, основная задача которых состояла в удерживании в зоне своего влияния основных участников этой борьбы с целью установления контроля над ними, а следовательно, установления контроля и над регионом в целом или же хотя бы в предотвращении захвата стратегического преимущества в регионе др. стороной, обеспечив при этом свое преимущественное положение. Преимущество Египта состояло в его выгодном геополитическом положении, что привлекало внимание и СССР и США, всячески пытавшихся использовать его в реализации своих целей. Во время Суэцкого кризиса в 1955 1974-х гг. Египет вступает в союз с СССР. Важное геополитическое положение Египта способствовало некоторому смягчению политики США в отношении этой страны. Октябрь 1973 г. (война в Йом Кипур) стал переломным моментом, как в советско египетских, так и в американо египетских отношениях. Вследствие, сложившейся нестабильной ситуации в Египте, США, перетянув на свою сторону руководство Египта, приобрели стратегическое преимущество над СССР. На стратегический выбор египетского руководства повлияло убеждение в том, что США является той самой силой, способной оказать желаемое давление на Израиль. Несомненно, на смену политического курса Египта повлияла также экономическая помощь, оказанная США [См., в частности, 18, с. 244–254]. 
 
С этой точки зрения, отношения, сложившиеся в Ближневосточном регионе между СССР и Египтом, а также США и Египтом можно расценивать как стратегические, а именно как стратегическое сотрудничество. 
 
Причины заинтересованности сверхдержав в регионе вполне понятны – наличие на Ближнем Востоке богатых природных, а именно углеводородных ресурсов, его важное геополитическое положение, сосредоточение здесь стратегически важных путей сообщения, одним из которых является Суэцкий канал. Безусловно, этих аргументов, вполне – достаточно, чтобы назвать этот регион привлекательным [См., в частности, 18, с. 244–254]. 
В течение нескольких лет, начиная с 1955 г. мировая общественность обсуждала вопрос снабжения Египта советским оружием. Данный факт не мог не способствовать интересу США, которые серьезно призадумались над этим шагом СССР и в целом, отдавая ему должное, стали расценивать его в качестве небескорыстного интереса СССР к Ближневосточному региону. Т. о., СССР начинает укреплять свои позиции в регионе, но и США не остались в стороне [23].
Эти союзы, были рассмотрены с точки зрения исторической ретроспективы. Они несли в себе стратегическую нагрузку, и следует отметить, что характер сотрудничества между субъектами являлся военным, эгоистическим. Сотрудничество было направлено на установление влияния сверхдержав в регионе. 
Стратегическое сотрудничество в рамках союзов, направленных на сохранение стратегического баланса сил в определенном регионе не отличается прочностью, длительностью, ибо не может быть прочного сотрудничества при стремлении изолировать союзника от сотрудничества с др. сторонами, обеспечении превосходства одной стороны над др., осуществлении раздела на сферы влияния и установлении контроля, при дипломатической атаке одной стороны др., давлении, принуждении и навязывании воли. 
Стратегическое сотрудничество в рамках подобных союзов преследует эгоистические цели. Непрочность сотрудничества в рамках подобных союзов заключается также и в том, что в силу определенных причин или же дивидендов, более слабая сторона союза впоследствии может оказаться в сфере влияния др., более сильной стороны. Поэтому можно утверждать, что в основе подобных союзов присутствует страх и боязнь потери, как союзника, так и имеющихся позиций. 
Подобное сотрудничество в рамках союзов не просто непрочно, оно несет в своей основе деструкцию, т. к. неудовлетворенность одной из сторон, в т. ч. подстрекательство, может привести к необратимым последствиям, конфликт интересов при подобных союзах нескончаем. Сотрудничество в рамках подобных союзов далеко не благожелательно, ибо основу их составляет соперничество, а не желание развивать и продвигать противоположную сторону. При эгоистических целях это невозможно. Верно, неспособность государства самостоятельно достигнуть, поставленной цели, подталкивает его к поиску стратегических связей с др. государствами. Однако это совсем не означает, что результат совместной деятельности будет плодотворным, т. к. либо одна из сторон, либо обе стороны могут оказаться в необратимой ситуации. Почва, на которой зарождаются подобные союзы – зыбкая. Таким образом, можно утверждать, что стратегические отношения внутренне неоднородны, т. к. с одной стороны могут сулить прибыль, а с др. стороны вести к потерям.
 
2. Партнерство – новая форма взаимоотношений между 
государствами
 
В вышеизложенном тексте употребляется выражение «партнерство». В последние годы выражение «партнерство», а конкретнее «стратегическое партнерство» в международных отношениях употребляется достаточно часто. Однако, несмотря на растущую популярность в международной практике, на сегодняшний день пока еще нет существенной научной дискуссии по поводу феномена партнерства. Что из себя представляет партнерство? Является ли партнерство новой формой взаимоотношений между субъектами международных отношений, почему данное выражение становится все более популярным, в чем причина его актуальности? Исследование, в т. ч. направлено на изучение природы партнерства. 
Зачастую для характеристики стратегических отношений между двумя государствами бессистемно используется выражение «стратегическое партнерство». Партнерство можно рассматривать как отношения сотрудничества между государствами, которые стремятся к достижению общей цели. Однако возникает вопрос: ведь суть, рассмотренного выше в рамках реалистических союзов межгосударственного сотрудничества также сводилась к стремлению достигнуть общей цели. Так, в чем же различие? Прежде всего, следует раскрыть сущность понятия «стратегическое партнерство». Необходимо определить, где начинаются границы стратегического партнерства, и каким образом, стратегическое сотрудничество переходит в стадию партнерства. Одной из главных задач, является определение места стратегического партнерства в системе стратегических отношений. Необходимо определить каковы предпосылки и критерии возникновения стратегического партнерства. 
 
3. Стратегическое партнерство сквозь призму 
Азербайджанской Республики
 
В силу развития мировых политических и глобализационных процессов Каспийский регион оказался в центре внимания международных отношений двух последних десятилетий. С одной стороны, внимание мировой общественности и мир, открывающийся независимой Азербайджанской Республике, а с др. стороны давление РФ, не желающей упускать и, стремящейся удержать Азербайджанскую Республику в зоне своего влияния поставили республику в сложную ситуацию. В ситуации политической напряженности руководство Азербайджанской Республики демонстрирует проведение сбалансированной внешней политики. Такое взвешенное решение способствовало потеплению и улучшению отношений с РФ, укреплению отношений с Турцией, продолжению дружеской традиции с Грузией, а также развитию и углублению отношений со странами Европы. Об этом свидетельствуют официальные и рабочие визиты глав государств, в т. ч. заключение двусторонних договоров и соглашений, принятие деклараций о сотрудничестве в самых различных сферах, а также реализация проектов на основе этих соглашений [10, с. 1; 11, с. 1]. Как уже было сказано выше, с 25 октября 1997 г. возобновилась деятельность нефтепровода Баку Новороссийск [См., в частности, 32], с 17 апреля 1999 г. начинает работу нефтепровод Баку Супса [3, с. 1], реализовался проект ОЭТ Баку-Тбилиси-Джейхан [32, с.1], реализовался проект «Шахдениз» [24], а способствовало этому подписание 20 сентября 1994 г. «Контракта века», ставшего своего рода большим политическим документом, заложившим основу и углубившим интеграцию Азербайджанской Республики в мировое сообщество [13].
Несомненно, реализация нефтяной стратегии с одной стороны сулила, как Азербайджанской Республике, так и ее партнерам – Турции и Грузии большую прибыль, способствовала социально экономическому развитию трех стран, но с др. стороны, она способствовала углублению стратегического сотрудничества с соседними государствами. 
Примечательны проекты ЕС, в которых наряду с др. странами участвует также и Азербайджанская Республика. К примеру, реализация проекта Восток Запад (ТРАСЕКА) [29], осуществляемая в рамках программы ТАСИС [29]. В этой связи, следует отметить, подписание в 1993 г.: Брюссельской декларации [15] и принятие «решения о восстановлении в новых условиях коридора «Шелкового пути» Восток Запад, реконструкции и развитии транспортно-коммуникационных инфраструктур» [22], а также «Основного многостороннего соглашения по развитию транспортно-коммуникационного коридора Европа Кавказ Азия» [1, с. 1–3] и принятие Бакинской декларации [12, с.1–3] в сентябре 1998 г. ТАСИС, наиболее активный в сфере энергетики, также оказывает содействие доступу азербайджанской нефти на европейские рынки. Работы осуществляются в рамках программы ИНОГЕЙТ [29]. Т. о., с одной стороны, региональные проекты способствовали превращению Азербайджанской Республики в важнейший транспортный узел, но с др. стороны, реализация региональных проектов не стала бы возможной без ее участия. Следует отметить, что данные проекты были реализованы в силу заявления Азербайджанской Республикой о своем решении – сотрудничать с ЕС в 1993 г., в результате чего 22 апреля 1996 г. Общенациональный лидер Г. Алиев подписывает «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве» [6, с. 1].
Сотрудничество ЕС с Азербайджанской Республикой не ограничилось реализацией проектов в сфере энергетики. Являясь всего лишь началом, эти проекты заложили основу всестороннего, более углубленного сотрудничества сторон. В ходе реализации этих проектов Азербайджанская Республика тем самым продемонстрировала, что избрала путь строительства демократического общества, открытого всему миру, толерантного, принимающего, как общечеловеческие, так и европейские ценности, способного проводить независимую внешнюю политику, лишенную деструкции, направленную, как на региональное сотрудничество, так и на сотрудничество со всеми странами мира, в рамках взаимоуважения и мирного сосуществования. Эти положения способствовали зарождению доверия и взаимопонимания в двусторонних отношениях, что нашло свое отражение в присоединении Азербайджанской Республики 14 июня 2004 г. к программе ЕС Политика нового соседства [7], в рамках которой, руководство Азербайджанской Республики приступило к осуществлению экономических, социально политических и др. реформ, соответствующих, прежде всего стандартам ЕС, направленных на сближение республики с ЕС [17, с. 605]. Подтверждением тому является, «распоряжение Президента Азербайджанской Республики И.Алиева от 1 июня 2005 г. «О создании Государственной комиссии по интеграции Азербайджанской Республики в Европу» [9]. Распоряжение предусматривало «обеспечение эффективной и координированной работы по дальнейшему укреплению связей между Азербайджанской Республикой и ЕС…» [17, с. 607].
Углубление сотрудничества Азербайджанской Республики и ЕС продолжилось подписанием 7 ноября 2006 г. в Брюсселе [4, с. 1] «Меморандума взаимопонимания о стратегическом партнерстве в энергетической сфере между Европейским Союзом и Азербайджанской Республикой», предоставившего новые возможности в направлении расширения энергетического диалога» [2], Меморандум, прежде всего, предусматривал диверсификацию энергетического снабжения ЕС [2]. С 2008 г. Азербайджанская Республика присоединяется к программе ЕС Восточное партнерство [8], предусматривавшей сближение стран партнеров с ЕС [19].
«26 июня 2012 г. в ходе визита Президента Азербайджанской Республики И. Алиева в Турцию между Азербайджанской Республикой и Турцией был подписан документ важный, как для региона, так и для Европы и мира в целом – «Межправительственное соглашение по Транс Анатолийскому трубопроводу» [5, с. 3], предназначенное для обеспечения энергетической безопасности Европы [30].
Однозначно, все эти проекты, будут способствовать обеспечению мира и безопасности, а также дальнейшему экономическому развитию региона. Проекты, способствующие укреплению политико экономических связей между региональными государствами, в т. ч., служат делу укрепления взаимоотношений с Западом [30]. По этой причине данные проекты имеют стратегический характер.
 
Заключение
 
При характеристике стратегического сотрудничества Азербайджанской Республики и ЕС, осуществляемого в рамках программ Политика нового соседства, Восточное партнерство, главный акцент делается на социально экономический прогресс и обеспечение стабильности в регионе. 
Сказанное свидетельствует о том, что Каспийский водоем, в целом Прикаспийский регион, обладающий важной геополитической значимостью, в частности Азербайджанская Республика являются стратегической ценностью, привлекающей внимание крупных держав. Следует отметить, что крупные державы, заинтересованные в сотрудничестве с Азербайджанской Республикой, старались перетянуть республику на свою сторону, в то время как РФ не желала упускать Азербайджанскую Республику из зоны своего влияния. К тому же, Грузия и Турция, не обладающие углеводородными ресурсами, также были заинтересованы в сотрудничестве с Азербайджанской Республикой, т. к. Азербайджан обеспечивал их энергетическую безопасность. В свою очередь, уменьшалась и зависимость Грузии от РФ.   
Характерной особенностью стратегического партнерства является отсутствие эгоистической направленности в двусторонних отношениях. Это является важным условием взаимоотношений Азербайджанской Республики с Турцией, Грузией, а также с ЕС в рамках стратегического партнерства. Руководство Азербайджанской Республики, проводящее целенаправленную, сбалансированную внешнюю политику, неоднократно подчеркивало, что Азербайджанская Республика строит взаимоотношения с партнерами, на равноправной основе, в рамках уважения суверенитета государств партнеров, руководствуясь принципами взаимовыгодного сотрудничества. Азербайджанская Республика, уважающая европейские ценности, приветствует политику ЕС, ценит взаимоотношения с региональными партнерами, что неоднократно было доказано реализацией энергетических и транспортно коммуникационных проектов. Азербайджанская Республика, ускоренными темпами преодолевшая трансформационный период, проводит модернизационную инновацию, которая сопрягается с курсом ЕС, провозглашенным в стратегии «Безопасная Европа в мире, который должен стать лучше» [31].
И снова, возвращаясь к исследованию проблемы союзов можно увидеть, что сотрудничество Азербайджанской Республики с Турцией, Грузией, а также с ЕС осуществляется в рамках стратегических союзов, именуемых как «стратегическое сотрудничество» и «стратегическое партнерство».
Детальное изучение соответствующих материалов, предоставляющих информацию о стратегическом сотрудничестве Азербайджанской Республики с Турцией, Грузией, РФ и ЕС, а также документов, деклараций, принятых по итогам официальных встреч, в т. ч. подписанных соглашений,  определяющих двусторонние и многосторонние отношения Азербайджанской Республики с этими государствами, свидетельствует о наличии богатой нормативно правовой базы сотрудничества, являющейся логическим продолжением политических усилий государств. На основе нормативно правовой базы осуществляются соответствующие действия, формирующие практическую сторону сотрудничества, т. е. речь, идет о, реализованных в рамках этих союзных взаимоотношений проектах.
Формирование стратегических отношений, в частности стратегического сотрудничества начинается с наличия близких стратегических целей, а присутствие судьбоносных стратегических целей придает этим взаимоотношениям характер стратегического партнерства. Стороны, обладающие различными возможностями только лишь, объединяя свои усилия, в состоянии повысить вероятность реализации этих целей.    
Стратегическое партнерство возникает на основе длительного и успешного сотрудничества, положительные результаты, которого достигаются благодаря взаимопониманию и доверительным взаимоотношениям, обуславливающим заинтересованность сторон в продолжении сотрудничества, на основе долгосрочных и всеобъемлющих целей – миссии. С др. стороны, само длительное сотрудничество способствует зарождению взаимопонимания и доверительных взаимоотношений. Значит, доверие и взаимопонимание является важным условием партнерских взаимоотношений. Заинтересованность сторон в партнерстве выражается в их заявлении о продолжении сотрудничества, т. е. здесь нет принуждения. Отличительной чертой партнерства является способность сторонами улаживать, возникающие разногласия. Однако, несмотря на добровольный характер сотрудничества, стороны также и взаимозависимы, т. е. имеются определенные преимущества одной стороны над др. Взаимная зависимость к тому же обуславливается и внешними факторами, к которым относятся, к примеру, процессы глобализации.
Равенство взаимоотношений обуславливается взаимоуважением сторон, что вытекает, прежде всего, из принципов международного права, готовностью сторон к обсуждению мнений, к консультациям в рамках проблемы, к тому же, равенство взаимоотношений предполагает учет интересов противоположной стороны, расположение и лояльность сторон друг к другу. Для достижения, поставленных целей государства осознанно приходят к общему знаменателю.  
Партнерство – это сотрудничество при наличии общих целей и каждая из сторон является частью этой общей цели. Стратегическое партнерство – это сотрудничество при наличии общих судьбоносных целей в определенном регионе. Стратегическое партнерство в определенном регионе может планироваться при правильном прогнозировании политической и экономической ситуации, с обеих, заинтересованных в сотрудничестве сторон, что достигается благодаря дальновидной внешней политике сторон.    
Изученные материалы позволяют несколько раскрыть суть категории партнерства, и проведенное исследование позволило сделать следующее заключение:
Стратегическое партнерство – это форма сотрудничества, осуществляемая на двусторонней основе в рамках стратегического союза, при котором государства, убежденные в общности своих стратегических целей, координируют свои усилия для реализации не просто поставленных стратегических целей, а долгосрочной миссии, направленной на социально-экономический прогресс, являющийся гарантом стабильности и безопасности.
В результате проведенного исследования было установлено отличие союзов, на которые государства идут, исходя из необходимости, от союзов, имеющих стратегическую нагрузку. В т. ч., была показана тонкая грань, между стратегическим сотрудничеством и стратегическим партнерством. 
Стратегические отношения, а точнее стратегические союзы, можно подразделить на союзы, возникающие на основе эгоистических целей и союзы, в рамках которых государства отказываются от эгоистических целей и сотрудничают во имя прогресса, общего благосостояния и обеспечения безопасности и стабильности.
Как было отмечено выше, основу стратегического партнерства составляет стратегическое сотрудничество, однако не каждое сотрудничество в дальнейшем переходит в стадию партнерства. По этой причине, при определении межгосударственных отношений, во-первых, стратегическими, а во-вторых, стратегическим сотрудничеством или партнерством, прежде всего, необходимо принять во внимание следующие факты: цели преследуемые государствами, являются ли они стратегическими или нет, есть ли перспектива дальнейшего сотрудничества.    
Вследствие того, что стратегическое партнерство достигается благодаря политическим усилиям государств и направлено на обеспечение региональной и международной безопасности и стабильности – оно связано с политической наукой и международными отношениями, вследствие того, что оно направлено на прогресс и социально-экономическое развитие и предусматривает, проведение реформ в соответствующих сферах – оно связано с экономикой, социальной наукой, сферой гражданского общества, в т. ч. с экологической сферой и сферой образования, вследствие того, что стратегическое партнерство реализуется на основании соответствующей нормативно правовой базы, включающей декларации, соглашения, меморандумы – оно связано с правом.
 
 
Список использованной литературы:
 
На азербайджанском языке:
 
1. «Avropa-Qafqaz-Asiya» nəqliyyat dəhlizinin inkişafına dair əsas çoxtərəfli saziş [Bakı, sentyabr 1998 il] // «Azərbaycan» qəzeti, Bakı, 19 sentyabr 1998-ci il 
2. Avropa Birliyi ilə Azərbaycan Respublikası arasında enerji sahəsində strateji tərəfdaşlıq haqqında anlaşma Memorandumu. /7 noyabr 2006-cı il/ - http://www.mfa.gov.az/content/566       
3. Azərbaycan Prezidenti Heydər Əliyev Gürcüstana işgüzar səfərə yola düşmüşdür. // «Azərbaycan» qəzeti, Bakı, 18  aprel 1999-cu il 
4. Azərbaycan Prezidenti İlham Əliyevin Belçikaya işgüzar səfəri. // «Azərbaycan» qəzeti, Bakı, 7 noyabr 2006-cı il 
5. Azərbaycan Prezidenti İlham Əliyevin Türkiyəyə işgüzar səfəri. // «Azərbaycan» qəzeti, Bakı, 26 iyun 2012-ci il 
6. Azərbaycan Respublikası ilə Avropa İttifaqı arasında Tərəfdaşlıq və Əməkdaşlıq Sazişi [Lüksemburq, 22 aprel 1996 il] // «Azərbaycan» qəzeti, Bakı, 23 aprel 1996-cı il 
7. Azərbaycan Respublikasını Avropa Qonşuluq Siyasətinə (AQS) daxil etmək haqqında Aİ Şurasının qərarı. /14 iyun 2004-cü il/ -  http://www.mfa.gov.az/content/566
8. Azərbaycan Respublikasının Avropa İttifaqının Şərq Tərəfdaşlığı təşəbbüsündə iştirakı. /26 may 2008-ci il/ - http://www.mfa.gov.az/content/566
9. "Azərbaycan Respublikasının Avropaya inteqrasiyası üzrə Dövlət Komissiyasının yaradılması haqqında" Azərbaycan Respublikası Prezidentinin Sərəncamı. /1 iyun 2005-ci il/ - http://www.e-qanun.az/alpidata/framework/data/9/c_f_9954.htm
10. Azərbaycan Respublikasının Prezidenti Heydər Əliyevin Türkiyəyə rəsmi səfəri. // «Azərbaycan» qəzeti, Bakı, 9 fevral 1994-cü il 
11. Azərbaycan Respublikasının Prezidenti Heydər Əliyevin Türkiyəyə rəsmi səfəri. Dostluğumuz və əməkdaşlığımız daha da möhkəmlənəcəkdir. // «Azərbaycan» qəzeti,  Bakı, 10 fevral 1994-cü il 
12. Bakı Bəyannaməsi. /sentyabr 1998-ci il // «Azərbaycan» qəzeti, Bakı, 19 sentyabr 1998-ci il 
 
На турецком языке:
 
14. Sümer G. Stratejik işbirligi ve Stratejik ortaklık kavramlarına karşılaştırmalı bir bakış // Ege Akademik Bakış, 2010, s.673–674. -   http://www.onlinedergi.com/MakaleDosyalari/51/PDF2010_2_13.pdf
 
На русском языке:
 
15. Брюссельская Декларация /принята на Брюссельской конференции «ТРАСЕКА – Восстановление Исторического Шелкового Пути». Брюссель, 1993 г. - http://www.traceca-org.org/ru/traseka/istorija-traseka/ 
16. Виноградов К.Б., Сергеев В. Лорд Пальмерстон в европейской дипломатии // Новая и новейшая история, 2006, № 5, с. 182–209
17. Гасанов А. Современные международные отношения и внешняя политика Азербайджана. Баку: Şərq-Qərb, 2007, 904 с.
18. Исаев Г.Г. Суэцкий кризис: сверхдержавы и Ближний Восток // Политическая экспертиза, 2009, № 2, с. 244–254. - http://www.politex.info/content/view/580/30/
19. Итоговая декларация об учреждении «Восточного партнёрства», 7 мая 2009 г. - 
20. Колганова М.Д. Интеграция на постсоветском пространстве – уроки прошлого // Молодой ученый, 2011, т. 1, № 5, с. 189–192. -  https://moluch.ru/archive/28/3063/
21. Конвенция между Россией и Австро-Венгрией [Шенбрунн, 25 мая/6 июня 1873 г.] // Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917. – М.: Гос.изд-во полит.литературы, 1952. - http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/3imper.htm 

22. О восстановлении в новых условиях коридора «Шелкового пути» Восток-Запад, реконструкции и развитии транспортно-коммуникационных инфраструктур / решение, принятое на Брюссельской конференции «ТРАСЕКА – Восстановление Истоии

http://stj.sam.az/post/%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%BD%D0%B5%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B2-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B5



AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости