Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Gulnara

Gulnara

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Mauris hendrerit justo a massa dapibus a vehicula tellus suscipit. Maecenas non elementum diam.
Адрес сайта: http://smartaddons.com
18.03.2019 14:32
Хадикова А.Х.  1
1 Федеральное государственное учреждение науки Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО – Алания

Статья основана на материалах этносоциологических исследований и имеет своей целью рассмотреть функциональную действенность этнического сознания современных осетин, его воздействия на межэтнические отношения в полиэтничном регионе.

Этническое сознание  формируется в  процессе социальной эволюции народа и в тесной взаимозависимости с такими существенными  факторами этнического бытия, как язык, система этнических ценностей и идеалов, стереотипы поведения, свойства  модальной личности и так далее. С историческим прошлым народа - его  социокультурным, экономическим, потестарно-политическим и пр. опытом в большей степени связана статическая, т.е. неизменная часть этнического сознания, фиксирующая и ретранслирующая главные этнические и этнопсихологические характеристики.[4] В перспективном развитии народа  статические факторы этнического сознания  выполняют две глобальные функции:

  - оказывают определенное воздействие на консолидационные процессы внутри этноса, на формирование этнической идентичности, на внутренние тенденции развития этноса, а также на характер интерэтнических, т.е.  внешних взаимодействий с другими народами;

 - формируют непрерывность этнической культуры;

Проблемы этнического сознания междисциплинарны по своему существу. Чаще всего этническое сознание трактуется как важнейший инструмент этнической идентификации и интеграции. Главным образом - это осознание себя в этнической общности с одновременным противопоставлением всем прочим общностям. В определении «формулы» этнического сознания Б.Ф. Поршневым предложена широко известная теперь антитеза «мы - они» [2]. Однако другая ипостась этнического сознания - как структурообразующего механизма межэтнических отношений вполиэтничном регионе - изучена менее всего. Тем не менее, подобные исследования на осетинском материале все- таки проводились. [5]

Основу  этнического сознания этнофора (полновесного носителя этнической культуры) составляет ощущение личной причастности к общим «корням», т.е. к историческому прошлому своего народа,  его этнархам, мифологии, духовным ценностям, достижениям, славе, подвигам и победам. Все это, плюс символы единого прошлого и настоящего (общие святыни, эмблемы), а также родной язык, как глобальный компонент этнической культуры, формирует своеобразие психического склада народа и предстает в качестве главных (зачастую субъективно) факторов этнического благополучия. Этническое и национальное сознание и самосознание  выступают как главные факторы и механизмы интеграции народа. Причем «отсчет» идет от самых ранних этапов этнической истории, едва ли не от обстоятельств этногенеза. Изначально, едва ли не при самой постановке проблемы многие исследователи пытались рассматривать этническое сознание как некий биологический фактор. Такие «пионеры» этнопсихологической науки, как  М. Лацарус и Х. Штейнталь утверждали, что национальный дух заложен в народе с момента складывания родоплеменных отношений [1].

Этническое сознание характеризуется также и динамичностью, в ходе исторического развития оно, безусловно, подвергается определенным воздействиям. Этническая общность пребывает в постоянном процессе обретения нового, утраты отжившего, и именно этносознание является внутренним механизмом этого глобального «отсева», влияющего  на развитие народа, а также на характер его внешних  связей.

Без сохранения, обновления и трансляции этнического сознания в рабочем, так сказать, объеме, без «механизмов» адаптации, приспособления под себя инокультурныхзаимствований народ вряд ли сможет развиваться как общность в течение длительного времени. Итак, основной функцией этнического сознания, помимо самоидентификации и межэтнический дифференциации, является самосохранение и воспроизводство самого этноса, его самобытности, ментальности, культуры.

Несомненно, этническое сознание связано со всеми проявлениями духовной жизни народа, взаимодействует с ними и может быть рассмотрено только в единой целостной системе жизнедеятельности этноса, в разных своих проявлениях и взаимосвязях с другими элементами национально-этнического своеобразия.

Уместно напомнить, что в современной науке сложились разные взгляды на сущность этнического сознания. Мы исходим из того, что этническое сознание представляет собой систему соционормативных, этических, а также эстетических взглядов и  представлений, образов и  идеалов, оценочных суждений национально-этнической группы, причем эта система есть проекция материальной, производственной, правовой и духовной культуры народа. Этническое сознание объективируется в языке, в системе народных традиций, мифологии и  верованиях, народном искусстве, в социально-бытовых отношениях, в культуре этнического общения, в стереотипах поведения, в целом - во всем, что, в конечном счете, созидает целостный этнический облик,  этнокультурный габитус народа[3]. Безусловно, этносознание оказывает апперцептивное влияние на  поведение, отношения и деятельность представителей конкретного народа, придавая им тем самым единое своеобразие и предопределяя схожую их реакцию на определенные  социальные события, культурные обновления, а также  межэтнические взаимодействия и связи.

 В отличие от национального самосознания, этническое сознание не строится на выверенной концептуальной базе и актуализируется, главным образом, во внешнем взаимодействии с другими народами. Тем не менее, оно является существенным инструментом саморазвития и самосохранения народа, фактором его интерэтнического статуса. Возникнув с культурным самоопределением народа, как первоначальное отражение его духовной сущности, этническое сознание развивается, обогащается, трансформируя и адаптируя инокультурные воздействия и нововведения, придавая им определенную этническую направленность.  Уточним, что  эти процессы включают  и формальную культуру.

Анализ самых разных аспектов этнического сознания,  тенденций его развития в условиях активных межэтнических и межкультурных взаимодействий представляется крайне актуальными в таком  полиэтничном федеративном государстве, как  Россия XXI столетия. Именно этой задаче и было подчинено желание автора рассмотреть действенность этнического сознания современных осетин на материале конкретных этносоциологических опросов, проведенных среди осетинской части населения Северной Осетии в 2012-2014 гг. Исследование проводилось в рамках изучения традиционной ценностной сферы этого народа. Отбор респондентов осуществлялся методом пропорциональной выборки, то есть учитывались соотношение городских и сельских жителей, профессиональная и образовательная структура и половозрастной состав взрослого населения.

Несмотря на то, что исследовались разнообразные аспекты современных этносоциальных тенденций, в данной статье мы осветим текущую ситуацию только по трем, но более существенным критериям действенности этнического сознания: это сохранение (утрата) регулятивных функций национальных традиций и обычаев; ориентированность (игнорирование) этнических культурных ценностей и степень владения родным языком  в различных областях жизни.

Уточним - роль и место национальных традиций и обычаев в системе регуляции поведения изучались на примере степени функциональности осетинских обрядов жизненного цикла (свадебных, родильных, поминально-похоронных), а также норм традиционного этикета. Социальная и культурная значимость указанных феноменов в процессах сохранения этнической самобытности исключительно велика [6].

 Во-первых, они транслируют этнокультурные ценности в поколениях; во-вторых, интегрируют этнос в единую общность; в-третьих, выступают как своеобразный социально - этнический контроль, предопределяя рефлексию  народа на инонациональные воздействия; в-четвертых, побуждают представителей этноса к тем или иным отношениям и действиям, имеющим этническое своеобразие. Значимость последней функции традиций, обычаев и этикета особенно велика: конструирующая роль этнического сознания в развитии наций и межнациональных отношений определяется тем, в какой мере  традиции, обычаи и этикет осознаются как  внутренние нормы социальной регуляции поведения представителей этнической общности.

В указанном контексте исследовались преимущественно три аспекта нормативных установок, традиций, обычаев и обрядов: поведенческий, мотивационный и ценностный (оценочный).  Главным образом, выявлялось:

- в какой мере респонденты придерживаются осетинских традиционных обычаев  и обрядов, норм этикета в реальном своем поведении,

- мотивация;

- каковы при этом оценочные позиции участников событий.

Конкретные результаты выявили следующую картину. Большинство опрошенных (68,8 %) показали, что в той или иной мере придерживаются традиционных обычаев, обрядов и норм этикета. Однако устойчивая ориентированность на традиционные и нормативные установки (ситуация, при которой поведенческий, побудительный и оценочный компоненты внутренних норм поведения совпадают, а не противоречат друг другу) отмечается только у 28% респондентов. Остальные придерживаются традиционных норм поведения либо вследствие упрочившейся привычки, либо, не желая отделяться от своего этнического окружения. Интересно, что достаточно высок процент (34) тех, кто выразил к ним явно негативное  отношение.

Для большинства респондентов, таким образом, детерминантами поведения выступают не сами обычаи, обряды и нормы традиционного этикета, а те условности, которыми они обставлены. Это подтверждается и тем, что лишь 16% опрошенных соблюдают традиционные нормы поведения всегда, независимо от этнического окружения. Большинство же опрошенных информантов  следуют им  всегда или эпизодически, но только в своей национальной среде. Таким образом, в современных условиях осетинские традиционные нормативные стереотипы  теряют свои регулятивные функции, в структуре этнического сознания осетин происходит их последовательная «девальвация».

 Что касается места этнокультурных ценностей в структуре этнического сознания осетин, оно изучалось в двух ракурсах: 1) на примере степени осведомленности в них и   2) интереса к ним. А если конкретизировать, то - респондентам предлагалось ответить на четыре блока вопросов (по десять вопросов в каждом), требующих знания наиболее популярных  народных песен, мифов, музыкальных мелодий.

Каждый блок содержал вопросы по этнокультурным ценностям каждого определенного народа. Если респондент по каждому блоку вопросов отвечал на две трети или более вопросов, его знания оценивались на «хорошо», если менее  чем на одну треть - «удовлетворительно» и менее чем на одну треть - «неудовлетворительно». Далее выявлялось, этнокультурным ценностям каких народов респондент отдает предпочтение. По количеству правильных ответов на вопросы  и по проценту избирательного отношения к этнокультурным ценностям тех или иных народов можно судить об их месте в структуре этнического сознания осетин, о действенности  культурных ценностей как собственно своего, так и других народов.

Анализ собранного материала позволяет отметить ряд особенностей. В структуре знаний осетин по различным видам народного творчества доминируют представления и понятия о культурных ценностях своего народа (46,2%), второе место занимают сведения, почерпнутые из русского народного творчества (34,4%), а затем - из творчества кабардинцев, грузин  и ингушей (11,6%).

Ориентированность респондентов на этнокультурные ценности народов, вовлеченных в орбиту исследования, выражается именно в указанных пропорциях. Выяснилось также, что основным источником усвоения инонациональных культурных ценностей являются печатная литература, радио и телевидение. Вместе с тем, сравнительно высок и процент неформального общения в обогащении духовного мира осетин инонациональными культурными ценностями (36,7%).

В целом, анализ результатов исследований показывает, что для современных осетин этнокультурные ценности своего народа перестали быть единственным источником формирования этнического сознания. Значительную роль в его становлении играют инонациональные культурные ценности, как и нововведения. Во всех этих и прочих параметрах исследования осетинские этнокультурные ценности выражены в показателях ниже среднего уровня.

Исследование коммуникативной активности осетинского языка как критерия действенности этнического сознания, конечно, невозможно оторвать от той языковой ситуации, которая сложилась в Северной Осетии в последнее время отчетливой утраты значения родного языка. В Северной Осетии мы все еще можем констатировать осетино-русский билингвизм, но первый компонент этого лингвистического феномена серьезно отходит на второй план. Языком государственных учреждений, формального общения на производстве, во всех звеньев системы народного образования стал русский язык. Естественно, это не могло не отразиться на соотношении функциональной активности русского и осетинского языков.

Результаты анкетирования фиксируют следующую языковую ситуацию: 42,7% опрошенных свободно говорят, читают и пишут на осетинском языке.  Не исключено, что эта цифра сильно завышена, поскольку многим  респондентам  было неловко признаться в незнании родного языка.  Далее - 41,1 %  свободно говорят, но не пишут и не читают, 9% хорошо понимают осетинскую речь, но говорят с затруднениями, 4,8% понимают и могут объясняться, 2,4% совершенно не владеют осетинской речью. Из всех опрошенных,42,8% показали, что в равной мере хорошо владеют осетинским и русским языками, т.е. фактически двуязычны. Во всех сферах формального общения доминируетрусский язык. Результаты обследования показали, что позиции осетинского языка относительно устойчивыми остались в основном в системе бытовых отношений: в кругу семьи - 62,4%, на досуге с друзьями и соседями - 35,6.

Общение осетин с представителями других национальностей, проживающими в Осетии, главным образом, осуществляется посредством русского языка - 86,6%, затем осетинского - 6,2%, на языках других национальностей- 1,3%.

Дополнительный материал, собранный методами интервью и бесед со старшеклассниками и их родителями (опрошено 237 человек), свидетельствует о снижении интереса к изучению осетинского языка: 31,2% старшеклассников и их родителей - жителей Владикавказа не хотят, чтобы осетинский язык изучался в средней школе даже как отдельный предмет. Таким образом, наблюдается отчетливое ограничение социально-коммуникативных функций  осетинского языка.

В целом, анализ материала позволяет отметить две общие тенденции в развитии этнического сознания осетин: с одной стороны, осетины в большой степени ориентированы на интерэтническое общение, они открыты инокультурным воздействиям и нововведениям. Все это интенсивно обогащает духовный мир осетин интернациональными, общечеловеческими установками. В то же время, наблюдается вполне отчетливое  суживание собственного этнокультурного пространства, сокращение объективных предпосылок формирования и развития этнического сознания народа. Несомненно, первая тенденция закономерна, прогрессивна по своей сути и не вызывает опасения. Она обусловлена сходством исторических судеб народов нашей страны (индоевропейцев - осетин и русских в данном конкретном случае), объективным процессом культурной и экономической консолидации народов, общечеловеческим прогрессом.

Вторая тенденция же должна послужить объектом и причиной серьезных исследований и анализа, а также образовательных, культурно-просветительских и социальных действий, направленных на расширение национально-этнической базы формирования этнического сознания осетин. Не секрет, что суживание возможностей реализации духовных запросов и потребностей не только притупляет национально-интегрирующую активность этнического сознания и снижает перспективы этнокультурного многоцветия нашего многонационального государства, но также может породить негативные этноцентричные устремления и  обострить  национальные чувства.

Рецензенты:

Айларова С.А., д.и.н., профессор, зав. отделом истории ФГБУН Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО - Алания, г. Владикавказ;

ТуаллаговА.А., д.и.н., профессор отделения археологии ФГБУН Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО - Алания, г. Владикавказ.


Библиографическая ссылка

Хадикова А.Х. ЭТНИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ КАК ФАКТОР ИНТЕРЭТНИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ СОВРЕМЕННЫХ ОСЕТИН // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-2.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=20088 (дата обращения: 18.03.2019).

 
18.03.2019 11:45

 В истории азербайджанской культуры есть немало личностей, которые развивали и прославляли национальное искусство, но при этом на их долю пришлись тяжелые испытания. Среди них легендарная актриса, исполнительница народных песен и мугама, заслуженная артистка Джахан Талышинская (9 февраля 1909 – 1марта 1967) – эту талантливую и сильную женщину не сломали ни жернова сталинских репрессий, ни вынужденная жизнь на чужбине. В зените славы она была объявлена "врагом народа"…

Корреспондент Trend встретился с ее единственным сыном, которому вместе с матерью пришлось пережить нелегкие годы, Назимом Гаджибековым – заслуженным архитектором, лауреатом Госпремии Азербайджана и кавалером ордена "Шохрат". Удивительный рассказ об этой необыкновенной женщине - талантливой, самобытной певице со сложной и интересной судьбой, представляем нашим читателям. Несмотря на свой преклонный возраст, 91 год, Назим Гаджибеков, очень добродушный и приветливый человек, вместе с нами пролистал страницы этой славной и трудной жизни.

Из Лянкярана к всенародной любви. Золотые часы – подарок от жены шаха Афганистана

Джахан ханым родилась в Лянкяране в семье Мир Рзахана Талышинского и Марьям Мехмандаровой, родной сестры генерала Самед бека Мехмандарова – генерала артиллерии Русской императорской армии, военного деятеля Азербайджанской Демократической Республики и Советского государства. Она была самой младшей в многодетной семье – всего три брата и семь сестер.

"В 1918 году семья переехала в Баку. Джахан поселилась у старшей сестры Бильгеис ханым, жены главного редактора газеты "Yeniyol" Рзакули Наджафова. Она поступила в Азербайджанскую женскую семинарию, созданную Гаджи Зейналабдином Тагиевым, и увлеклась музыкой. В доме сестры было пианино, и Джахан свободно подбирала на нем знакомые мелодии, исполняла их и пела. Она было очень талантлива, без музыкального образования научилась прекрасно играть на фортепиано, таре, гармони, флейте и гавале. Еще во время учебы в семинарии участвовала в художественной самодеятельности при Клубе имени Али Байрамова. Она много работала над собою, и этот талант и трудолюбие не могли не остаться незамеченными. В 1927 году ее приняли на работу в Бакинский радиоузел, потом в Государственную эстраду. В то время, 8 февраля 1928 года, я и родился. К сожалению, своего отца Мамеда Гаджибекова, который был чекистом, я почти не видел, они развелись еще до моего рождения. Так что, матери одной пришлось меня растить и воспитывать. Впоследствии, в 1935 году он был арестован и сослан в Туркмению, создал свою семью.

В 1934 года мама стала солисткой Азербайджанской государственной филармонии – это был период ее творческого расцвета. Она выезжала на гастроли в составе ансамбля "Шарг мусиги" в Москву, Ленинград, Киев, города Средней Азии, записывалась на Всесоюзной студии грамзаписи, выступала на многочисленных концертах в Баку, в различных районах Азербайджана и в воинских частях. И всюду имела огромный успех, ее широкий диапазон голоса, исполнение мугамов Шахназ, Сегях, Баяты-шираз, Карабаг шикестеси, причем со свойственными ей импровизациями, всегда вызывали овации слушателей. Она выступала с такими легендарными исполнителям мугама как Джаббар Гаръягды, Гусейнгулу Сарабский, Сеид Шушинский, Хан Шушинский, Гурбан Примов, Зульфи Адыгезалов и другие. Она была лучшей исполнительницей мугама Гатар, поэтому ее так и называли - Гатар Джахан. Мама была открытым, общительным, добрым и веселым по натуре человеком, имела огромное количество друзей и знакомых, среди которых были такие личности как Саид Рустамов, Бюльбюль, Шовкет Мамедова, Шамси Бадалбейли, Мустафа Марданов, Сона Гаджиева, Азиза Мамедова, Фатма Гадри, Марзия Давудова и другие. Ее узнавали на улицах, везде встречали с большим уважением.

В 1940 году ей было присвоено звание заслуженной артистки Азербайджанской ССР. Тогда не каждый мог получить такое звание, а творческих женщин в республике вообще было мало, среди них Хагигат Рзаева, Явер Келентерли, Миневвер Келентерли, Сурайя Каджар и моя мама, которые очень дружили. Расскажу интересный случай. Поэт Алиага Вахид очень хорошо знал маму, она исполняла песни на его газели. Однажды, когда он отдыхал в чайхане около филармонии, она подошла и сказала ему: "Ты пишешь замечательные газели, а когда нам – пятерым женщинам - посвятишь стихи?". Алиага Вахид посмотрел на нее, задумался, взял салфетку со стола и написал, соединив в небольшом стихе все имена этих женщин.

Həqiqətində Cahan
Parlayır Sürayyatək,
Münəvvər ölkəmizin
Ən gözəl Yavəriyəm
".

И еще один интересный случай. В те годы, в Баку, проездом по пути в Европу, побывал шах Афганистана Амануллахан. В честь высокого гостя был дан прием, после чего состоялся концерт, участвовать в котором пригласили Джахан Талышинскую. После завершения концерта жена шаха в благодарность за великолепный вечер сняла с руки и подарила Джахан ханым золотые часы. На следующий день к нам пришли из НКВД и попросили вернуть часы. Каково было удивление, когда через пару дней вернули эти часы, а на обратной стороне корпуса была выгравирована надпись "Джахан Талышинской от Амануллыхана". Мама заказала специальный циферблат для часов, где вместо 11 цифр были буквы фамилии – Талышинская, а 12-й цифрой - первая буква имени – Д (Джахан).

Джахан ханым проявила себя и как талантливый фольклорист. Мало кто знает, что такие популярные и любимые нами народные песни как "Губанын аг алмасы", "Уджа даглар", "Дели джейран", "Кюрдун гезели", "Ай ло-ло" и др., были впервые исполнены именно ею. Она собирала эти песни в своих гастрольных поездках по районам Азербайджана, пользовалась любым случаем, чтобы запомнить новые мелодии и сохранить их в памяти для слушателей. Одну из этих песен Джахан ханым услышала и записала от женщины, которая пела ее, стирая белье на берегу реки в одном из дальних горных селений. А широко известную ныне песню "Губанын аг алмасы" ей напела Рейхан Топчибашева, супруга академика Мустафы бека Топчибашева.

Массовые репрессии рода Талышинских и Мехмандаровых

Шел 1942 год, немецко-фашистские войска приближались к Кавказу, они рвались к бакинской нефти. Джахан ханым вместе с 14-летним сыном выслали по ложным доносам в Мамлютский (Петропавловский) район Северного Казахстана.

"Я, моя мама и бабушка Марьям ханым жили вместе в квартире в четырехэтажном здании, в центре города, около Парапета (ныне площадь Фонтанов). В этом доме также жил председатель Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР Мир Башир ГасымовК нам пришли из НКВД и сказали – собирайтесь, вас отправляют в спецпоселение. Никаких обвинений не было предъявлено. В те годы доносами и наветами были сломаны миллионы судеб. Маме предлагали сотрудничать с НКВД, но она в резкой форме отказывалась быть доносчиком! К тому же, на маму было множество доносов. В те годы к маме обращались с просьбами походатайствовать по тому или иному вопросу, и она никогда не отказывала людям. Более того, благодаря большому авторитету и заступничеству, многих спасла от репрессий, но самой не удалось избежать этой участи. Этому предшествовали и другие трагические события в нашей семье. В 1937 году супруг ее сестры Ситары ханым востоковед-тюрколог, узбек по национальности Халид Саид Ходжаев был обвинен в пантюркизме и расстрелян. В свое время он учился в Турции и прибыл в Баку 15 сентября 1918 года вместе с Кавказской исламской армией, в составе которой был Азербайджанский корпус, под командованием генерала Нуру паша, которая освободила город от большевистско-дашнакской оккупации. Кстати, была арестована и Ситара ханым как жена «врага народа» на восемь лет и выслана в Караканду (Казахстан). Тогда мама приютила их дочь, и также помогала другой сестре Бильгеис ханым с ее сыном, муж которой также был арестован. Более того, был арестован и брат Джахан ханым Рустам Талышинский. Были очень тяжелые и страшные годы. В 1938 году спецслужбы исключили ее из списка артистов для участия в Декаде азербайджанского искусства в Москве. Мама очень переживала, но на следующий год ей разрешили выступить на 1-й Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, где председателем жюри был Леонид Утесов, и она стала его лауреатом наряду с Клавдией Шульженко, Ольгой Лепешинской и Тамарой Церетели. Маме был всего 31 год, она была в зените славы и вдруг все рухнуло…

Так вот, в 1942 году всех "подозрительных и неблагонадежных" решили убрать из республики. Среди репрессированных были такие люди, которых вообще нельзя было назвать "антисоветчиками" - одинокие и пожилые люди, и даже умалишенные, а некоторых вообще специально репрессировали, чтобы присвоить себе квартиру. Шел август месяц, была ужасная жара. Я учился в седьмом классе, и, вернувшись со школы, застал маму и бабушку в слезах. Бабушка должна была переехать жить к сыну Абульфат, которого тоже должны были арестовать, но из-за войны не стали этого делать, так как не хватало специалистов. Абульфат Талышинский был первым азербайджанским травматологом-ортопедом, а в годы Великой Отечественной войны - главным хирургом военных госпиталей Баку, которые находились в 47 школах города. Квартиру конфисковали, за три дня всю мебель пришлось раздарить. Вместе с матерью отправились на пристань, которая находилась на Бульваре, откуда на пароходе нас должны были отправить в Красноводск (ныне Туркменбашы, Туркменистан), а оттуда на поезде в Северный Казахстан. И тут нам сообщили, что нас не отправляют и на радостях мы вернулись к Абульфату, стали отмечать это событие, решив, что беда нас миновала. Но на утро пришли из НКВД и вновь наказали собираться с вещами…"

"По вагонам!"Ссылка в Казахстан под музыку тара и кларнета – 45 дней пути

На пристани было большое столпотворение, все в слезах, людское горе не передать словами. Прощались близкие и родные, многие из них так и не увидятся вновь. А на палубе с Джахан ханым произошел интересный случай, который можно смело внести в фильм о репрессированных…

"Нас всех разместили на палубе, все сидели, прижавшись друг другу, у всех были угрюмые лица, пароход уносил нас в неизвестность…Но несмотря на удручающее состояние, старались поддерживать друг друга, расстилали на палубе платки, вместе обедали. На этом пароходе был также двоюродный брат матери – кларнетист Фируз Мехмандаров, племянник Самед бека Мехмандарова. А мама с собой везла тар. Как сейчас помню, лунная безоблачная ночь, над головой сияние звезд и луны, вокруг тишина, пароход медленно плывет по волнам, не качает, и вдруг … мама стала играть на таре и петь, а Фируз – на кларнете! Звучал мугам Сегях, а последними словами газели были "Biz gedəsi olduq, siz isə salamaq qalın" (Мы уходим, а вы оставайтесь и живите). У всех на глазах были слезы…Тишина ночного Каспия была нарушена рыданием людей…Никто не мог найти себе место в этот безбрежном море горя и печали… Впоследствии, об этом случае каким-то образом узнал народный писатель, лауреат Сталинской премии Мехти Гусейн, который включил этот эпизод в роман «Подземные воды текут в океан», изданный только в 1966 году. А в произведении вместо Джахан написал Джейран ханым. В Красноводске нас всех собрали на площади, куда стали прибывать еще переселенцы, было огромное количество людей, все понурые и угрюмые…Потом нас посадили в товарные вагоны – "теплушки", и через Туркмению и Узбекистан мы направились в Казахстан. 45 дней находились в пути! Шла война, расписания не было, пропускали военные эшелоны, останавливались у полустанков, набирали воду, нас не кормили и давали только хлеб, и все время двигались по пустынной местности, вокруг были степные просторы, даже купить еду было негде. Были моменты, когда останавливались, разжигали костры, и готовили в казанах кто что придется, не зная, сколько продлится остановка, и вдруг крик "По вагонам!" – хватали руками эти горячие кастрюли и бегом в "теплушки". Ужасная была картина!

Моя мама была знакома с известной узбекской танцовщицей, певицей, актрисой и хореографом, народной артисткой СССР, лауреатом Сталинской премии, депутатом Верховного Совета Узбекистана Тамарой Рахимовой, с которой встречались в Баку во время ее гастролей. И когда Тамара Рахимова узнала, как обошлись с моей матерью, что нас переселяют в Северный Казахстан, во время остановки в Ташкенте она пришла к сопровождающему нас начальнику – сотруднику НКВД, и показала документы Узбекской филармонии и Министерства культуры Узбекистана с просьбой направить Джахан Талышинскую для работы в их театре. Начальник не мог ответить отказом такой уважаемой личности, он объяснил, что ему поручено всех доставить до пункта назначения, провести "прием-сдачу", а потом пообещал вернуть нас в Ташкент. Но он обманул…"

Голод и чудесное спасение

Так, в конце сентября они оказались в отдаленном глухом селе Щучье Мамлютского района, где жили чалдоны - это потомки русских, прибывших на обширные сибирские территории в период конца XVI - XVII столетий.

 

"Нас поселили в избу, где жили старик со старухой. Здесь было очень холодно, климат – сибирский, в это время никто не работал. Да и в другое время для нас не было работы, жили впроголодь, питались только тем, что сможем обменять из вещей на картошку. Я 14-летний мальчишка ходил с вещами по дворам, в другие села, чтобы обменять какие-то пожитки, одежду, белье, простыни, полотенца на хоть какую-то еду. Ничего не осталось, даже ботинок, чтобы ходить в школу. Остались только никому не нужные эстрадные платья матери…Среди нас был один переселенец по имени Насрулла, у которого было десять детей. Если мы с матерью переживали голод и холод, то представьте, как тяжело было им. В конец концов, мама была вынуждена продать единственные золотые часы, которые подарила жена шаха Афганистана, чтобы как-то выжить. Так мы прожили там под надзором НКВД целый год. За это время состояние здоровья матери осложнилось, и она писала властям с просьбами о разрешении переехать. Наконец, разрешили переехать в Чимкент. По пути мы уснули в вагоне и … все наши вещи украли, только тар остался. Вынужденно сошли в Ташкенте и пошли пешком к Тамаре ханум. Она с супругом очень хорошо нас встретили, накормили, одели, приютили, мы стали жить у них. В их семье было еще двое дочерей. Ее супруг Пулат Рахимов был композитором, руководил оркестром. Благодаря авторитету и уважению Тамары ханум нам дали прописку в Ташкенте, маме сделали новый паспорт и устроили солисткой в Ташкентскую филармонию. Жизнь стала налаживаться. Через год в Ташкент с футбольной командой "Динамо" на товарищеский матч приехал сын Талышинского – Аббасгулу, и решили отправить меня с ним в Баку. А еще через год маме сделали командировку в Баку, мол, приобрести инструменты для филармонии. Мы опять встретились, но о ее приезде узнали в НКВД, а когда задержали маму – увидели новый "чистый" паспорт, где не было указано, что она "переселенка". Ее отправили в Ташкент и послали туда запрос – каким образом у нее оказался такой паспорт? И Тамара ханым вновь помогла. Она была очень хорошей и бесстрашной женщиной! Многим помогала в те тяжелые годы. Переехать поближе к дому Джахан ханым помог случай. В 1944 году в Ташкент приехал начальник Главного управления музыкальных учреждений при СНК СССР Владимир Сурин, бывший когда-то членом жюри Всесоюзного конкурса артистов эстрады, лауреатом которого стала Джахан ханым. Узнав азербайджанскую певицу, и по просьбе Тамары ханум он дал ей направление в Тбилисское Управление по делам искусств. Так мама оказалась на сцене Тбилисского азербайджанского театра".

Тбилиси-Баку: возрождение и… новая волна репрессий

На сцене Тбилисского азербайджанского театра Джахан Талышинская сыграла множество ярких ролей. Она блистала в главных ролях спектаклей "Лейли и Меджнун", "Аршын мал алан", "Асли и Керем", "Ашыг Гариб", "Муж и жена". Свою мать Марьям ханым она также перевезла в Тбилиси. Казалось бы, начинается вторая жизнь, только занимайся творчеством и прославляй национальное искусство. Однако скончалась мать Джахан ханым, которая все эти годы была ее верной опорой. Марьям Мехмандарову похоронили в Тбилиси. Бакинскими органами НКВД в Тбилиси было направлено письмо, поставившее Джахан Талышинскую под угрозу обратной высылки в Узбекистан. Ее спасло вмешательство бывшего бакинца, полковника, члена военного совета ЗакВо, депутата Верховного Совета СССР Хавера Велиева, жившего тогда в Тбилиси, стараниями которого выполнение решения было приостановлено. После долгих прошений и ожиданий - ей все же удалось вернуться в Баку.

"В 1945 закончилась война, я поехал в Баку и поступил на отделение архитектуры строительного факультета Азербайджанского индустриального института, хотя мама мечтала видеть меня врачом. Директор и художественный руководитель Театра музыкальной комедии Шамси Бадалбейли пригласил маму продолжить творческую деятельность в их коллективе, обеспечили однокомнатной квартирой. Джахан ханым и здесь оказалась блестящей - зрители ходили "на Талышинскую", которая исполняла главные роли в спектаклях "Аршын мал алан", "Не так, так эта (Мешади Ибад)", "С радостной вестью", "Дурна" и т.д. Кстати, в некоторых ролях на замену Джахан ханым иногда выходила тогда еще совсем молодая актриса Насиба Зейналова.

Казалось бы, жизнь опять налаживается, но в 1949 году началась новая волна переселений и репрессий, и нас опять выслали. Маму и меня, опять на пароходе и на поезде, в сопровождении двух милиционеров проводили вплоть до Ташкента. Здесь я продолжил учебу в Среднеазиатском политехническом институте, который окончил в 1951 году. Реабилитация "ввиду отсутствия доказательств антисоветских проявлений" пришла лишь после смерти Сталина, в 1954 году. Но постоянные переселения, несправедливость, стресс сказались на здоровье матери, она уже почти не работала, но по радио регулярно передавали ее выступления. Я же работал в Ташкентском проектном институте, от руководителя группы до главного архитектора, возглавил градостроительный отдел. Меня по достоинству ценили и уважали, помимо реализованных проектов в Ташкенте, среди которых гостиницы "Чагатай" и "Фергана", множество жилых зданий и спортивных комплексов, а также спроектированы дома в Оше (Киргизия) и в Кисловодске (Россия) санаторий "Узбекистан", около источника Нарзан, который был построен на месте Дворца Эмира Бухарского, пришедшего в упадок. В Кисловодске я построил четырехэтажный санаторий с самыми современными в те времена требованиями - водо-лечебницей, зонами отдыха и т.д. Я женился на азербайджанке, кстати, по имени Назима, у нас родились дочь и сын, нам предоставили квартиру. В Ташкенте нам было очень хорошо, и возвращаться в Баку не собирались, тем более, что там была большая азербайджанская диаспора, и все жили душа в душу"

Землетрясение в Ташкенте

26 апреля 1966 года в 05:23 в Ташкенте произошло катастрофическое землетрясение. В результате центральная часть города была практически полностью разрушена, без крыши над головой остались около 80 тысяч семей или свыше 300 тысяч человек из проживавших тогда в Ташкенте полутора миллионов.

"Мы чудом остались живы! Резко проснулся от сильного толчка, вся земля уходила из-под ног, понял, что землетрясение, схватил детей и вместе с супругой выбежали во двор. Буквально, через несколько секунд рухнула стена нашего дома, а кирпичи и электротрансформатор упали прямо на детские кровати. Моя мама в это время ночевала у подруги и тоже чудом осталась жива. В Ташкенте целый год продолжались толчки, а мы жили в палатках, было очень страшно…Но я продолжал работать, надо было заново отстраивать город, ремонтировать и восстанавливать здания. Решили Джахан ханым с внучкой отправить в Баку, а мы остались в Ташкенте и стали ждать, пока достроят наш новый дом. На работе у нас был потрясающий коллектив, все друг друга поддерживали, работа была в одно удовольствие и возвращаться в Баку абсолютно не хотелось. И как только мама поехала в Баку, через два дня пришла телеграмма: "Получила трехкомнатную квартиру. Приезжайте". Это было удивительно! Об этом распорядился председатель Верховного Совета Азербайджанской ССР Энвер Алиханов, который узнал о возвращении Джахан Талышинской на родину. Большую помощь в этом нам оказал известный художник Таир Салахов, который тогда работал в Баку и дружил со вторым секретарем ЦК КП Азербайджана Петром Елистратовым. Таир Салахов был влюблен в творчество Джахан ханым, очень уважал и ценил ее! Мы переехали в Баку, по просьбе мамы я остался и стал работать в Азгоспроекте. Через некоторое время мне из Ташкента пришло сообщение, что наш дом построен и просили вернуться. Вместе с супругой и сыном вернулись в Ташкент, нам выделили квартиру и я продолжил работать. 1 марта 1967 года мне позвонили и сказали, что мама тяжело больна, и я срочно вылетел в Баку. Когда прилетел и увидел множество народу, актеров и общественных деятелей, все понял…Мама ушла из жизни…Жизнь ее оборвалась внезапно - так, как, наверное, хотела бы и она сама: Джахан ханым пела, аккомпанируя себе на фортепиано..."

Так и закончилась эта история удивительной женщины – Джахан Талышинской. А голос ее продолжает звучать и сейчас - в записях, передаваемых по радио и телевидению. К сожалению, не так часто, как она того заслуживает. Ее красивый, редкого тембра голос не оставлял равнодушным никого из слушателей. Уходит время, уходят те, кто слышал Джахан ханым на сцене и видел в жизни. Однако остались записи, воспоминания ее сына, осталась память!

Эпилог

Вернувшись в Ташкент, Назим Гаджибеков решил окончательно переехать с семьей в Баку. Но на душе было очень тяжело, друзья и коллеги со слезами на глазах провожали…Трудная это штука жизнь – очень трудная. Бывает и такое, что дома не ценят, сталкиваешься с несправедливостью и непониманием, и тогда чужбина дает тебе приют и любовь…Как здесь быть? Какое принимать решение? Надо было возвращаться в родной дом, к родственникам, на родину…

Назим Гаджибеков прожил очень тяжелую, но славную жизнь. С 1970 по 1983 год работал в Проектном институте по проектированию жилых домов и планировки города Баку (Бакгипрогор), был главным архитектором и директором, сделал очень многое для градостроительства столицы. В, частности, им спроектирован и построен крупный жилой массив Ахмедлы в 1970-1972 годах. По поручению Первого секретаря ЦК КП Азербайджанской ССР Гейдара Алиева принимал участие в строительстве Дворца Республики в 1972 году (ныне Дворец Гейдара Алиева). А в 1980 году спроектировал и построил Дворец Гюлюстан, за что был отмечен Государственной премией. С 1983 по 1990 год был первым заместителем Союза архитекторов Азербайджана.

"Когда я оформлял пенсию, был закон – год, проведенный в ссылке, давал три года рабочего стажа. А когда к этому приплюсовали годы моей реальной работы, то получилось, что рабочий стаж превысил мой возраст на десять лет. Получилось, что стаж больше, чем моя жизнь!", - смеется Назим Гаджибеков.

Но и выйдя на пенсию, продолжал работать в Бакгипрогоре главным архитектором и советником в Союзе архитекторов Азербайджана. В 2000 году за заслуги в развитии архитектуры Азербайджана был награжден орденом "Шохрат". С 2003 года получает персональную президентскую пенсию. Кстати, он и сегодня живет в доме напротив метро "Низами", который сам же спроектировал и построил. К сожалению, сын Рустам погиб в автокатастрофе. А его дочь Марьям вместе с супругом, также архитектором, уже несколько лет живут в ЮАР – сына назвали Джалал, а дочь в честь бабушки - Джахан…

(Автор:Вугар Иманов)

https://www.trend.az/azerbaijan/society/3034689.html

 

 

 

 

 
 
 
https://www.trend.az/azerbaijan/society/3034689.html
16.03.2019 06:50

РЕЦЕНЗИЯ

О монографии Р.А.Гусейн-заде «Тюрки Дешт-и-Кипчака и окружающий мир: симбиоз Кочевой степи и Оседлого оазиса»

По этой тематике написано немало книг, диссертаций как в бывшем СССР, так и за рубежом. Но в большинстве из них имеются как противоречия, так и, чего греха таить, противопоставления. Причина обычна и проста: приуменьшить роль тюркоязычных этносов в становлении и развитии народов и стран Евразийского ареала.

Автор указанной выше книги более 60 лет занимается исследованием данной тематики и пропустил через свою познавательную систему, если так можно выразиться, огромную информацию, придя к убеждению, что все это должно лечь в основу фундаментальной публикации…

Настоящая тема является неотъемлемой составной частью общетюркской проблемы. Она объемлет прошлое как этносов, принадлежащих к тюркоязычной семье, так и связанных с ними народов и стран Евразии.

Автор рассматривает взаимоотношения тюрков Дешт-и-Кипчака с окружающим миром на протяжении 1000 лет - от гуннской эпохи (IV в.) до кипчакской (XIII в.). Потомки гуннов и кипчаков до сих пор живут в Центральной, Передней и Малой Азии, в Восточной Европе и на Кавказе, в том числе в Азербайджане. 

Что касается непосредственно Дешт-и-Кипчака, как именуют в источниках XI-XV вв. исторический мегарегион Центральной Евразии, это территория от Алтая на востоке до Дуная на западе и от Великой Булгарии на севере до Крыма и Кавказа на юге. Ее протяженность - 4000 км с востока на запад, ширина - до 1000 км с севера на юг.

Освещая закономерности взаимоотношений Кочевой степи и Оседлого оазиса в ареале Дешт-и-Кипчака в территориально-историческом диапазоне от гуннов до кипчаков, автор раскрывает как военно-политические сюжеты, так и проблемы этногенеза и глоттогенеза стран, племен и народов, связанных с исследуемым периодом. Он, объективно опираясь на исторические факты, которые сохранены древними историками как на Западе, так и на Востоке, также акцентирует внимание на том, что тюрки существуют с глубокой древности, и как субъекты истории они стали известны с IV в. Это были, в частности, гунны и сабиры, авары и булгары, печенеги и хазары, кипчаки и татары. Первоначальными их этнонимами являются хунну, гаогюй, теле. Однако, эти этнодефиниции не охватывают всех говорящих на языках тюркской семьи.

Как Гуннская империя Аттилы, так и ее первый наследник - Великий Тюркский каганат (552-745 гг.), созданный алтайским племенем ту-кю (кит.) в период Великого переселения народов с Востока на Запад в IV-VII вв., территориально охватили почти всю Евразию. Именно тогда зародился симбиоз Кочевой Степи и Оседлого оазиса, а вместе с ним «Вечный Тюркский Эль (государственность) от моря до моря» (имеется в виду территория Евразии от Желтого моря на востоке до Средиземного на западе). Автор доказывает, что впоследствии здесь функционировали различные тюркские государства, оставившие след в истории многих народов и стран. Это были Западно-Тюркский и Восточно-Тюркский, Тюргешский и Третий Уйгурский, Караханидский и Кыргызский, Аварский и Хазарский, Кимакский и Сирский-Кипчакский каганаты, а также Волжская Булгария, Сельджукская империя и Азербайджанский Ильденизидский султанат.

В монографии также рассмотрены не менее важные аспекты общетюркской проблемы. Это - дефиниции «тюрк» и «Вечный тюркский эль от моря до моря», кипчаки и Великая степь, получившая с 

XI столетия известность как Дешт-и-Кипчак, которая представляет собой не только природный ландшафт, но также торную дорогу ислама и цивилизаций, в том числе мусульманской.

На Кавказе, в том числе в Азербайджане, были прекрасно осведомлены о Дешт-и-Кипчаке и его «хозяевах» - кипчаках, об их роли в происходивших событиях. Вместе с тем, как и в любом уголке цивилизованного мира, здесь также знали о великом завоевателе периода Античности - Александре Македонском (336-323 гг. до н.э.). Поэтому не случайно, что великий Низами в поэме «Искендернамэ», входящей в состав его знаменитой «Хамсэ» («Пятерица»), отвел Александру и кипчакам специальный раздел «Искендер прибывает в Великую степь». Тем самым он подчеркнул, что кипчаки представляли собой великое явление в мировой истории, и одновременно перекинул «мостик» между античностью и средневековьем, связав Александра, то есть западный мир, с Дешт-и-Кипчаком - с загадочным и необъятным Востоком, куда устремился этот завоеватель.

Автор уверен, что именно в этом заключен необходимый нашей истории и науке глубокий историко-философский смысл. Во-первых, тем самым поэт связал события мировой истории с не менее важной эпохой тюрко-кипчакского распространения в обширной Евразии. Во-вторых, Низами подтвердил идею всемирной истории. В-третьих, он подчеркнул, что как Запад был ведом Востоку, так и Восток - Западу, и констатировал их взаимосвязи и взаимовлияние. В-четвертых, на такой основе наш великий поэт и мыслитель дал понять, что эволюция Евразии неотделима от эпохи эллинизма, который, в свою очередь, немалое почерпнул из культурной сокровищницы Востока, куда совершил свой главный поход Александр Македонский, мечтавший создать Мировую империю, объединив под своей эгидой Запад и Восток. Вот путь от поэзии до истории…

Глубоко вникая в суть истории по поэтической жизни того времени, Р.Гусейн-заде утверждает, что современник Низами - яковитский патриарх Востока Михаил Сириец (1126-1199 гг.) посвятил в своей «Хронике» специальную книгу тюркам, обратив внимание на их связи с Южным Кавказом. Он также сохранил сведения о тюрках Дешт-и-Кипчака, излагая события, связанные с огузами, которые дважды громко заявили о себе в мировой истории. Сперва в раннем средневековье, когда они в VII в. впервые были упомянуты в тюркских рунических памятниках - Орхоно-Енисейских надписях. Второй раз - когда приняли участие в создании и возвышении обширной и могущественной Сельджукской империи (1038-1157 гг.), которая занимает видное место в история XI-XII вв. Одновременно автор подчеркивает, что именно тогда произошла очередная массовая миграция тюрков с Востока на Запад.

В определенной степени все эти сюжеты связаны как с гуннами, так и с кипчаками, о чем можно судить как по многочисленным публикациям о гуннской эпохе, так и по истории Азербайджанского Ильденизидского султаната, которому посвящена великолепная монография академика Зии Буниятова.

Из книги мы узнаем, что среди евразийских государств средневековья дольше других была связана с тюрками Византия. Поэтому взаимоотношения между ними принадлежат к числу ангажированных проблем средневековья, ибо затрагивают судьбу современных стран и народов Восточной Европы. Еще в VI в. в Константинополе впервые появилось уйгурское посольство. Появление авар в византийской столице вызвало большой интерес, жители сбегались взглянуть на «варваров», в волосы мужчин которых были вплетены цветные ленты - характерный убор кочевников. 

По мнению Р.Гусейн-заде, наиболее разительный пример связан с хазарами. Так, для укрепления союза с ними византийский император Лев III Исавр (717-741 гг.) женил своего сына Константина на родственнице хазарского кагана по имени Чичек (цветок), которая после крещения получила имя Ирина (мир). По ее хазарскому имени была названа парадная одежда чичакион, введенная этой царевной в обиход византийского двора. А ее сын Лев IV, правивший в империи в 775-780 гг. из-за своего происхождения по материнской линии получил прозвище Хазарин. Его сын Константин VI также был императором (780-797 гг.). «Хазаром» именовалось предместье Константинополя, где останавливались хазарские послы и купцы, здесь же постоянно находилось некоторое число хазар. Они же служили в византийском войске, где входили в состав третьей этерии (личная императорская гвардия).

Перебирая огромное количество исторических письменных источников, автор делает вывод, что тюркская иммиграция в византийские пределы началась со второй половины XI в. и стала заметной в следующем столетии, то есть «в разгар» кипчакской активности. 

В постсельджукскую эпоху тюрки стали широко известны на Южном Кавказе, где появился Азербайджанский Ильденизидский султанат (1136-1225 гг.), созданный кипчаком Шамс ад-Дином Ильденизом (1136-1176 гг.). На военную силу кипчаков опирались не только Ильденизиды, но и грузинские цари. Так, в 1118 году Давид IV Строитель (1089-1125 гг.) пригласил на военную службу 40 тысяч воинов-кипчаков вместе с семьями. Другой грузинский царь Георгий III (1156-1184 гг.) также пригласил в свое войско еще несколько десятков тысяч кипчаков. В итоге, в Восточной Грузии кипчаки расселились в заметном количестве. Среди их потомков - и ныне живущие там азербайджанцы.

Во время завоевательных походов с IX в. до начала ХХ в. происходили войны, которые часто завершались тем, что победители начинали оседлую жизнь, создавали государства, участвовали в местных и международных процессах. А с XI в. тюркский миграционный поток из Центральной Азии в Переднюю Азию значительно усилился, приобрел массовый характер. А это было тесно связано с активностью Сельджукской империи, а с XIII столетия - с татаро-монгольскими завоеваниями.

Начиная с гуннов, в IV-XII вв. тюркские племена, в том числе авары и сабиры, хазары и булгары, печенеги и огузы, кипчаки и сельджуки, были хорошо известны в Евразии, где играли заметную роль в происходивших событиях. Гуннская и кипчакская волны оказались среди всеобщего тюркского массива наиболее значительными, знаковыми, этапными, мобильными и важными, как благодаря собственной деятельности, так и вследствие влияния, оказанного ими на другие племена, этносы, народы. В связи с этим можно резюмировать, что как гунны, так и кипчаки, представляют собой два огромных и мощных многослойных тюркских массива, два «суперэтноса». Они больше других тюркских пластов оказали влияние как на мировую историю, так и на судьбу многих племен, этносов и народов, и потому надолго запомнились современникам, которые старались выдавать себя за них.

В связи с этим автор приводит интересный факт, нашедший свое подтверждение у Махмуда ал-Кашгари, которому принадлежит изречение о тюрках: «Аллах Великий и Всемогущий сказал: У Меня есть войско, которое Я назвал ат-турк и расположил на Востоке. Если Я разгневаюсь на какой-либо народ, Я подчиню его им!» Конечно, это не слова Аллаха. Но могущество тюрков того времени было настолько высоко, что появлялись эпитеты, которые возвышали тюрков до небес и связывали их с самим Аллахом.

Оседлый оазис не любил воинственных кочевников, но использовал их в собственных интересах, для достижения своих целей. Так поступали Китай, Арабский халифат и Византия. Тем не менее историк XII в. Равенди сообщает: «Слава Аллаху, в землях арабов, персов, византийцев и русов слово принадлежит тюркам, страх перед мечами которых прочно живет в их сердцах».

Во времена Караханидов появились первые известные тюркские ученые и писатели. Это - Йусуф Баласагуни и Махмуд ал-Кашгари. Их творчество можно назвать началом «тюркского Ренессанса». Автор справедливо полагает, что тот Ренессанс невозможно представить без фундаментальных трудов великих тюркских теологов - от Имама ал-Бухари и Исы ал-Термези до Ахмада Йасави и Бахауддина Накшбанди. Классическое произведение Имама ал-Бухари (810-870 гг.) «Сахих ал-Бухари» считается вторым после Корана основным источником ислама. Выдающийся поэт и мыслитель Йусуф Баласагуни (1016-1084 гг.) - автор мусульманского литературного памятника «Благодатное знание» - создал свое стихотворное произведение в глубине Центральной Азии, в Кашгаре при просвещенной династии Караханидов. Почти одновременно с этим трудом, в 1074 году, в сельджукском Багдаде Махмудом ал-Кашгари был составлен энциклопедический труд «Словарь тюркских наречий». Также из Центральной Азии мы имеем сборник религиозно-философских произведений великого Ахмада Йасави (ум. 1167) - поэта и мистика.

Конечно, все происходящее не могло не оказать серьезного влияния на литературу Ближнего и Среднего Востока. В этой связи можно и нужно особо отметить выдающегося азербайджанского поэта и мыслителя Низами Гянджеви. Основное его сочинение, вошедшее в сокровищницу мировой литературы - «Пятерица», в которой есть специальный раздел о кипчаках. Великий Фирдоуси в «Шахнамэ» приводит слова легендарного царя тюрков Афрасийаба: «Тюрок подобен жемчужине в морской раковине, которая не имеет ценности, пока находится в своем жилище, но когда она выходит наружу из морской раковины, она приобретает ценность, служа украшением царских корон, шеи и ушей у невесты!» Махмуд ал-Кашгари нисколько не преувеличивал, когда с гордостью писал о тюрках: «Бог дал им имя «тюрки» и вручил им царскую власть. Он сделал их повелителями времен. Он вложил в их руки бразды правления народами земли». Поэтому не случайно, что в XI веке появилось сочинение арабского автора Ибн Хассуля под характерным названием «Книга о доблестях тюрков и их превосходстве по отношению к другим полчищам».

Резюмируя сказанное, отметим, что монография - научное исследование доктора исторических наук Рауфа Гусейн-заде имеет не только историческую ценность, но и помогает нынешнему поколению еще лучше ознакомиться с прошлыми успехами и ролью этносов, частью которого мы и являемся. Мы - часть великого прошлого, и обязаны это помнить, чтобы быть достойными своих предков.

Рафик АЛИЕВ,
профессор, 
доктор философских наук

 
16.03.2019 06:42

Мудрость – совокупность добрых деяний людей, целых поколений.Прежде, чем написать эту статью, я долго беседовал со своими друзьями. Богатый жизненный опыт некоторых из них позволил мне приблизиться к более предметному анализу такой важной для нашего общества проблемы, как отношение к исторической памяти азербайджанского народа. Среди моих родственников, друзей и знакомых оказалось много людей, готовых к беседе о философии бытия. Я был приятно удивлён тем, что смысл нашего бытия так глубоко интересует многих. Я не стану перечислять их имена, так как они не нуждаются в своём прославлении. Они – вполне самодостаточные личности, которые всего добились сами, собственными силами и знанием, и, думаю, не нуждаются в моей поддержке и рекомендации. 


Как мне кажется, жизнь каждого достойного гражданина любого государства может служить примером как для общества в целом, так и для отдельного индивида. Мы с Вами знаем, что многие наши известные и талантливые соотечественники построили свою жизнь и творчество на фундаменте азербайджанской ментальности, на коллективном характере нашего народа. Всё хорошее, что дошло до нас из прошлого, помогло им стать примером, достойным подражания.

Конечно, судьбы людей в чём-то схожи и чем-то различаются между собой. Однако, их тернистый путь, отмеченный упорным трудом, дружбой с добром, контролем над своими эмоциями, их чуткое отношение к собственному внутреннему голосу – к голосу совести, - по сути, дают шанс некоторым из них претендовать на высокий статус человека и гражданина, патриота своей Родины и семьи, верного друга, и они становятся ориентирами по жизни для многих из нас. 

Однако, у каждого из нас есть своя правда, своя жизнь и собственное право ими распоряжаться. От того, как и каким образом мы делаем это, зависит конечный результат, т.е. имя и дела, которые останутся после нас, их оценка современниками и будущими поколениями. Я уверен, что мудрость веков обновляется именно за счёт усилий многих поколений.

В нынешних сложных условиях бытия богатый опыт наших предков может и должен помочь нам достойно встретить вызовы времени, в котором нам предстоит жить, творить и при этом сохранять высокое имя азербайджанца. Проследив жизненный путь многих наших выдающихся соотечественников – великих поэтов, мыслителей, писателей, учёных, талантливых политиков, - я прихожу к выводу о том, что нашему народу сильно повезло. Ибо не всем народам удавалось подарить миру и человечеству столько замечательных людей, воспользоваться сокровищницей их знаний и их мудростью. Таких ярких представителей народа объединяют, кроме всего прочего, столь важные черты, которые они передают в виде эстафеты, из поколения в поколение, как беззаветная любовь к Родине, бескорыстное служение ей, бережное отношение к историческому наследию, как самопожертвование и самоуважение, внимание к своим соотечественникам.

Все хорошо знают, что мудрость предков не доходит до нас в виде материальных ценностей в буквальном смысле этого слова. Однако, она предоставляет каждому из нас равные возможности для поиска ценностей, в том числе, материальных. Кто-то их находит быстро, кто-то не находит вовсе. Это уже зависит от самого человека. Тому, кто ищет, всегда повезёт! Это нормально, ибо кто ищет, тот не теряет надежды и веры.

Возможности и границы мудрости беспредельны. В этом их величие и бесценность. Соизмерить их стоимость с чем-либо не удавалось ещё никому. Просто нет, наверное, таких приборов или критериев для измерения цены мудрости. Она накапливается многими поколениями веками, и рассчитана на века.

Нам известно, что бриллиант или любая другая ценная вещь обычно не валяются на дороге или под ногами. Я верю в то, что если такое встречается, то это, как показывает история человечества, непременно потерянное кем-то богатство. И такая находка, как обычно, не приносит счастья, скорее, она ведёт к беде. Судя по всему, потерянное кем-то богатство утрачивает свою истинную цену. А это означает, что обладатель богатства не был достоин его. Это не он потерял своё богатство, а богатство покинуло неблагодарного хозяина. Так возвещает голос мудрости. К нему неплохо было бы прислушаться. Вреда, точно, не будет.

Вместе с тем утрата богатства нерадивым его владельцем – это явный признак того, что богатство "обидели". От такой обиды часто меняется характер и предназначение этого самого богатства. Оно уже не может или не хочет приносить счастье и радость своему новому хозяину. Оно само выносит себе приговор - отвернуться от служения людям. Не случайно, что такое богатство часто становится источником беды, несчастья, горя. Богатство сохраняет свою ценность, пока его ценят, оберегают и относятся к нему уважительно. Самое худшее состояние человека - то, когда от него отворачивается богатство. Есть на этот счёт грубая поговорка "Деньги убегают от нас или нас ненавидит богатство!" Это - правда.

Нередки случаи, когда богатство портит людей, делает их злыми, жадными, вселяет в их душу ненависть и злобу, чувство обиженности на весь мир за якобы недополученные возможности для реализации собственного потенциала. Всего им мало. Поэтому появляется желание отомстить всем и везде. Но мы не всегда понимаем, отчего всё это происходит. Вроде бы всё есть, но - счастья нет. Отсутствие счастья ничем нельзя восполнить. Оно или есть, или его нет. Не означает ли это, что невзначай приобретённое тобою богатство в своё время кем-то, не достойным его, потеряно, а, значит, изменило свой статус, характер и своё предназначение?

Бриллиант – это богатство в единичном, нередко уникальном, виде, мудрость же – целый сундук, полный сокровищ, среди которых может быть и есть немало бриллиантов и других драгоценных камней. Поэтому мудрость не соизмерима ни с каким материальным богатством. Она стоит выше всех материальных ценностей и сверкает, сияет, озаряя путь лучше любого бриллианта!

В истории человечества мудрость всегда была и остаётся востребованной, и она принадлежит всем без исключения. Главное, уметь ею воспользоваться во благо. Поэтому единственное, что требуется и важно, - кто и как воспользуется этим поистине бесценным сокровищем, во вред или во благо, сохранит или нет его высокую цену своими поступками, и как это отразится на событиях прошлого, которое является мостом к настоящему, твёрдым фундаментом для устройства жизни будущих поколений.

Каждый из нас, ныне живущих, и тех, кто придёт нам на смену, я уверен, не расшатает этот прочный фундамент жизни, наоборот, постарается сделать его ещё более крепким, устойчивым перед строгим экзаменом грядущих столетий и эпохальных событий. 

Исходя из вышесказанного, нетрудно заключить, что состоявшийся народ только так может остаться в истории. Историю создаёт народ, т.е. сообщество людей, физически уязвимых, но крепких духом, богатых мудростью и добрыми поступками, внимательных своим бережным отношением к достижениям предков. Вместе с тем это сообщество, членов которого объединяют общая территория и история, язык и культура, менталитет и самоидентификация. А во главе их стоят и лидируют личности, которых в нашей истории было много; есть они и сейчас. 

Не знаю, видели ли Вы когда-нибудь в фильмах или по телевидению процесс добычи золота или алмазов. Несколько десятков тонн породы содержат всего лишь крупицы драгоценного металла или несколько драгоценных камней, которым люди дали название "алмаз". Этот природный минерал по-древнегречески означает "твердейший" и отличается от всех остальных драгоценных камней и металлов своей уникальной природной твёрдостью и неизменным качеством. 

Мудрость наших предков чем-то похожа на такой минерал, поэтому, как и сумма их знаний, алмаз нравится всем без исключения, но достаётся, как и сама мудрость, только тем, кто этого очень хочет, достоин, и, шаг за шагом, упорно идёт к этой самой мудрости, и по жизни сам становится крепким, твёрдым, мудрым, и с неизменным характером. В момент соприкосновения с драгоценным камнем человек как будто сам становится ценным, благодаря своему опыту борьбы за прекрасное, за свою мечту. 

Это и есть качество мудрости! Она притягивает к себе и помогает найти её, но – только достойному её. По своей твёрдости и ценности она превосходит все драгоценности, вместе взятые. Вот с чем надо обращаться бережно, внимательно, с огромной заботой и любовью, как с самым ценным приобретением в своей жизни.

Мудрость не обременяет человека, не давит на его психику, не требует особых усилий, не выдвигает каких-либо условий, да и взамен ничего не просит. Материальное же богатство, как бы мы ни старались легко обозначить своё к нему отношение, требует полной отдачи всех сил – возможных и невозможных, достойных и недостойных. С ним, с этим материальным "грузом", приходится возиться долго, он порой становится обузой, угрозой для собственной жизни. Чувство страха потерять его, расстаться с ним - постоянный "спутник" нашей души. Это порой может привести к плачевному концу.

Поэтому рядом с богатством должна быть хотя бы частица мудрости. Однако, путь к мудрости нелёгкий. Хотя только одно прикосновение к мудрости даёт человеку шанс объять её, получить положительную энергетику для жизни, стать лучше.

Мы знаем, что дорогу осилит идущий. Поэтому, мой милый читатель, в добрый путь в поисках ценностей с помощью мудрых советов и поступков наших предков! Они ещё никого и никогда не подводили, не подведут и тебя.

 

Рафик Алиев,

доктор философских наук, профессор

 

http://ru.azadinform.az/news/a-126178.html?fbclid=IwAR12vE7ydQiBWLzKYmX8MazSUyqwGLHpHMO0O8gHW7RVMLg6qYv0HmwUD94

15.03.2019 00:00

Утром я увидел чернокнижника и колдуна, нищего и обречённого

…Днём я увидел ангела, а может и святого, и не сразу это понял

… Ночью я увидел мудреца, источающего свет, — но не дал мне столько мудрости, сколько я просил…

Я уже бывал в этом невероятном городе, — очевидно, последнем центре мира,- но никогда ещё не был именно в этом районе. И никогда ещё мой приезд не был таким неожиданным.

…Несколько дней назад, пока я, бескрылый, летел над землёй на высоте десяти тысяч метров и со скоростью почти в тысячу километров в час, то есть быстрее и выше любых птиц, и, чтобы не терять времени, работал на ноутбуке над конспектом лекции о бесподобном Омаре Хайяме,как вдруг почувствовал присутствие давненько подзабывшей меня самой любимой из девяти дочерей Зевса и Мнемосины – прекрасной музы Эвтерпы. Это было даже забавно, потому что первым делом напомнило остроумное замечание Святейшего Иоанна Павла Второгово время одного из его перелётов, когда ему предложили вино и он ответил: «Не могу, шеф близко». Так и мой шеф, только совсем из другого пантеона, оказался (правильнее сказать –оказалась) поблизости,итеперь настойчиво нашёптывала в ухо уже готовые рифмы. Я тут же переключил всесильный MS Word на создание другого документа,и, как под диктовку, набрал два четверостишья, два коротких бейта. Я тут же,благодаря беспроводной сети на борту этого благословенного воздушного судна,разметил их на своей страничке в Фейсбук, и сделал их доступными только для друзей. Один из них,который тоже был в списке рассылки, тут же получил это стихотворение,рождённое между небом и землёй,и совсем скоро (о чудесные дела чудесного века!), пока я даже не ступил на землю,написал мне,что он пришёл в полное восхищение, и переправил стихи своему духовному наставнику,а тот в ответ тут же распорядился направить мне приглашение посетить страну, в которой он жил, и лично встретиться со мной. Оплату проезда и проживания встречающая сторона брала полностью на себя.

Тут нужно упомянуть, что все предыдущие мои попытки встретиться с этим выдающимся человеком, даже во время других приездов в страну, где он теперь постоянно жил, кончались неудачей, – не помогали ни отправленные в качестве рекомендаций отзывы, ни мои научные публикации и книги,ни личные просьбы…

Ничто не возымело должного действия,- каждый раз находились какие-то вежливые причины, под предлогом которых отклонялись мои настойчивые просьбы о личной встрече…

Сейчас всё решилось почти мгновенно,- и всё решили случайные стихи, два коротких бейта о скоротечности жизни.

            Меня как особого гостя поселили в удивительном месте – его не было ни на одной карте, но здесь оно было известновсем, имногие, уверен, мечтали оказаться за этим высоким каменным забором.На крутом откосе на горе,на разных уровнях, которые были объединены крутыми каменными ступеньками, на небольших участках, утопающих в зелени старинных деревьев и цветущих кустов тюльпанов, разместились приземистое старинное двухэтажное здание для особых гостей, маленькое, тоже очень древнее, святилище, ив отдельном здании — большая библиотека. Весь участок на склоне был окружёнвысокой каменной стеной, напоминавшем крепостную, ис улицы невозможно было угадать, чтоза ней. Людей на всей большой территории было два-три человека, они поддерживали порядок в комнатах и в саду, и я их видел только издалека. Они вежливо здоровались,и тут же куда-то исчезали с глаз долой.Так что я оказался один в этом просторном доме, что поначалу было несколько жутковато. Ощущение усилило, без сомнений,что совсем неподалёку располагалось главное городское старинное кладбище,где были похороненные самые известные местные святые и правители, а несколькими улицами ниже, если долго спускаться по очень крутым каменным высоким ступенькам, располагался самый религиозный центр не только этого огромного города, но и всей этой большой страны, — именно те самые древние «подступы»к тысячелетнему городу, где пять веков назад погиб Сподвижник и Знаменосец.

Я разобрал вещи, принял горячий душ, и решил, что надо немного проветриться после перелёта и обязательно пообедать. Я вышел через верхние ворота, сделанные из старого тёмного дерева и украшенные резьбой, и пошёл по старинной узкой улице, мощённой булыжником, вниз к морю. Я вдруг понял, что нахожусь в отличном настроении,несмотря на дальний перелёт и усталость, и даже непроизвольно улыбаюсь. Дело было в том, что я шёл по улице, окоторой знал давным-давно,хотя никогда ещё раньше не бывал здесь.

Я радостно узнавал это место!

Я знал его ещё с самого детства. В одной из многочисленных книг родительской библиотеки были иллюстрации уже позапрошлого века о Вечном городе, и там были очень подробные рисунки именно этого места, который, видимо, притягивал внимание во все времена. Я отлично помнил рисунки Амадео Прециози из Мальты, который здесь провёл полжизни, и основательно изучил весь город. Его интересовал быт горожан, который он изображал, как было сказано в предисловии, «с лёгкой иронией и юмором». Его рисунки мне никогда не нравились, потому что казались нарочитыми, лубочными. К примеру, на одной из работ ,где было изображено именно это место, к которому я сейчас приближался, пожилой священник читал на кладбище Священное писание, а молодая (точнее – просто юная) вдова (так она обозначена в названии картины) смотрела на зрителей совершенно беспечальным взглядом ясных голубых глаз под тонкими изогнутыми бровями на нежно-розовом личике, изящно выдвинув вперёд из-под платья маленькую ножку в туфельке зелёной кожи, и так же изящно и невзначай демонстрировала лёгкие тонкие кисти с двумя золотыми браслетами. Старый полуслепой чтец в маленьких круглых очках, конечно, всего это не видит, и продолжает чтение. Но уже тогда сюжеты этих картин казались мне надуманными и не очень правдивыми, а может, и просто пошлыми по сюжету. Мне куда больше нравились другие, внимательные и строгие, тщательно выполненные иллюстрации архитектора и топографа Томаса Аллома,по которым можно было без особых усилий совершенно точно, даже два века спустя, найти место, с которого работал художник … Удивительно, что спустя почти два века я совсем недолго побродил между могилами, и, ориентируясь по очертаниям залива внизу, совершенно точно вышел на точку, откуда делал свой точнейший рисунок опытный топограф. Ошибки быть не могло – совершенно точно совпали рисунок залива, перспектива и даже часть массивного камня с резной вязью, который теперь был намного темнее и сильно ушёл в землю. Я бы нисколько не удивился, еслисейчас откуда-нибудь появилась, и юная женщина со светлым взглядом…Здесь и в самом деле было очень красиво, – прекрасная дуга залива далеко внизу, такое же голубое небо, каким его видел Аллом, и здесь было и очень тихо и одиноко, как может быть только на старинном кладбище… Я подумал, что лучше идти дальше, но заметил движение за большим старинным камнем с надписями вязью,-и прямо передо мной из ниоткуда материализовался странный мужчина в тёмных одеждах. Это было так неожиданно, что я откровенно испугался,и,как меня учили на всех тренировках, тут же собрался,чтобы обратить свой страх в ярость,и напасть как тигр. Мужчина увидел, что я сильно сжал кулаки, и уже готов напасть на него, в страхе вскинул руки:

— Что вы, господин?!- очень громко и испуганно сказал он. — Я же ничего вам сделал!..

— Ты меня испугал!

— Чем? Разве вы не видели колдунов? Мы всегда так появляемся.

— Колдунов? Представь, не видел.

— А, — господин не местный! Простите меня! – искренне сказал мужчина. — Мы ходим здесь, разговариваем с людьми…Многие специально сюда приходят, чтобыувидеть, как мы появляемся, и дают нам обычно немного денег. — Я оглядел его внимательнее,и увидел,что он одет очень бедно, даже нищенски:одежда была совсем ветхая,а обувь очевидно не раз латали. Я запустил руку в карман,в который обычно складывал мелкие монеты,и выгреб всё, что там оказалось, и протянул ему,- с возможной вежливостью,как будто мы оба не видели этого.Мужчина так же незаметно взял мелочь,-но я всё-таки заметил, как он незаметно встряхнул кистью,и,скорее всего, точно оценил, сколько ему досталось денег.Он благодарно наклонил голову, и сказал:

— Простите,пожалуйста,если я причинил вам неудобство… — конечно, он не мог сказать: «испугал вас».

— Всё хорошо,не беспокойтесь… Только очень неожиданно.

— Простите,-ещё раз повторил мужчина. – Я думал, вы местный. Местные не пугаются нас, но держатся очень осторожно… Женщинам интересней, потому что они больше любят всякие … чудеса.

— А это не опасно для тебя? Колдуна могут убить и в наше время, недалеко ушли.

— Какой я колдун, господин… Просто мы из магрибских…Помните, в сказке об Аладдине и волшебной лампе был колдун, который выдавал себя за его дядю?Вот он тоже был из Магриба. Мы все родственники, одна семья.

— «…Он злой магрибский колдун.Мы,джины, давно его знаем»?

— Какое там «колдун» … Есть среди нас злые, это так, и почему-то много таких…Но это такая порода, воспитание; при чём тут колдовство. А колдовство оказывается понятным со временем,и совсем не колдовством. Если некоторые вещи делать несколько веков,то можно кое-чему и научиться.

— Чему именно? Что ты умеешь?

— Вы уже видели, как я могу появляться неожиданно…Ещё я умею красиво читать. Могу и вам почитать, добрый господин.

— Почитай.Только что?

— Я почитаю то,что вам обязательно понравится.

— Ты уверен?

            Мужчина кивнул. Он достал откуда-то из внутреннего кармана своего длиннополого старого пиджака (а может, это когда-то было и короткое пальто) небольшую потрёпанную книжку, круглые очки,которые оказались так похожи на очки чтеца с рисунка мальтийца!– открыл книжку, как мне показалось, наугад, и начал читать – на моём языке, который ему не мог быть известен!.. Во всяком случае, настолько совершенно им владеть мог только носитель языка или большой его знаток.

— «…Взгляду Баудолино открылось чрево города, где почти под основанием самого громадного собора мира стояла неведомая вторая базилика. Её колонны мрежились во тьме как множество деревьев озёрной рощи, вырастающих из воды. Не то базилика, не то аббатская церковь …»

— Сукин сын! — вырвалось у меня. Я был просто поражён. -Это же Умберто Эко, я только сегодня его читал! Как это может быть?!

— Тише, господин,-сказал мужчина, опасливо взглянув на мои кулаки. -Пожалуйста, тише…Я ничего не читал, это вы вспомнили, что недавно читали…  Я даже этого языка не знаю – откуда мне знать?.. Все страницы, все слова – в вашей памяти; вы только не знаете,как это вспомнить, а я знаю. — Он увидел, что я недоверчиво слушаю его слова, и протянул мне раскрытую книжицу, которую держал в руках, и я увидел не очень чистые, порядком мятые и пожелтевшие от времени страницы, на которых было что-то коряво написано вязью. — Это я умею; это для вас. Старый … фокус; надеюсь, вы остались довольны?

— Ты можешь объяснить, как это делать?

— Даже если мог – не стал бы…Это секреты семьи, наш кусок хлеба. Если я его буду объяснять, мне может быть потом очень плохо;семья не поймёт…

— Покажи тогда,как ты исчезаешь.

— Во второй раз может получиться не так хорошо…Господин сильный,- я не о ваших руках, явижу, что вы умеете сильно бить, я – о вашей воле…Хорошо, попробую…

            Я почувствовал, как сильно закололо в затылке, и даже немного закружилась голова, и даже будто лишился зрения на долю секунды…Но тут же всё восстановилось, и знакомый голос сказал:

— Вот, вы видели…

— Это гипноз?

— Не знаю, как это называется. Но вы видите то, чего нет.

— Смотри, раньше бы тебя сожгли,- почти всерьёз сказал я.

— За что?! Я же никого не обманываю, зла не делаю…Людям интересно, есть что рассказать…Хотя, господин прав,-он весь поник,- сжигали, было. Значит, — обречённо-безвольно сказал он, — не я первый, и не я буду последний…

            Мне было очень интересно его слушать, но я больше не мог общаться с этим обездоленным и несчастным человеком. Меня уже больше занимал мой обед, потому что всё, что давали авиакомпании во время полётов, как правило, был очень невкусным, и я давно хотел пообедать. К тому же эти прогулки на свежем морском воздухе с этими крутыми подъёмами и спусками здорово разжигали аппетит, и я вместо того, чтобы слушать этого необычного человека и просто подарок для писателя, быстрым шагом направился в первое попавшееся кафе из тех, которые тянулись вдоль набережной. Перед каждым из них стоял свой зазывала, быстро и красочно расписывающий, какие у них великолепные и недорогие блюда. Я не стал долго выбирать, потому что, скорее всего, во всех них была одна и та же еда, и свернул к первому попавшемуся кафе. Зазывала радостно заулыбался и закивал мне, приглашая войти.

— Вы впервые на нашей улице обедаете? -спросил он, приветственно кланяясь.

— Да.А что?

— Тогда лучше не у нас, хоть мы рады каждому посетителю, а вот за тем углом. Там старинная харчевня, она всегда была для паломников,- хотя бы раз обязательно зайдите. А в следующий раз – обязательно к нам!

— Странно, — никогда ещё не отправляли в другое место.

— Это только от уважения! Это место надо обязательно увидеть. А то можно пройти мимо, если не знаешь. Оно не для туристов, с улицы его так не найдёшь,- но еда там лучшая,чистая и старинная.

— Чем я не турист?

            Зазывала оглядел меня, радостно улыбнулся, и уверенно сказал:

— Вы точно не турист! Вы – наш. Если будете здесь недолго, обязательносходите. Это такое место, ему много веков. Там даже святые останавливались и ангелы.

— Святые? И там дёшево кормят? Что-то совсем не похоже на этот город,- зазывала совсем широко разулыбался,и согласно закивал.

— Если вы и дальше будете здесь, в другие дни,-не забудьте о нас! — сказал он, кланяясь мне вслед. — Не забудьте, это я вам подсказал! …

            Вход в старинную харчевню и в самом деле можно было не заметить,- с улицы это было небольшое окно-витрина, и совсем узкая дверь рядом. Скорее всего, раньше здесь просто один широкий вход, а переделали его уже в наше время.Я вошёл через узкую дверь и обмер: здесь всё было из старинного, тёмного, уже почти чёрного, отполированного веками, дерева и из такой же старинной почти чёрной узорчатой меди…Низкий потолок был расписан старинными письменами, которые приветствовали посетителей и желали им добрых дней. Люди сидели за низкими столами, а некоторые удобно полулежали на коврах, опираясь на вышитые подушки. Всё живо напоминало привал путников или паломников. В воздухе стоял неясный гул от негромких разговоров. Мня посадили за маленький,но очень удобный столик для одного человека, и тут же принесли горячий хлеб и стаканчик горячего яблочного чая, хотя я этого и не заказывал. Официант сказал, что это обязательное угощение для каждого гостя, за счёт заведения. За соседним большим и широким столом разместилась большая семья из Африки,- глава семейства, молчаливый большой человек с кожей настолько тёмной, что она даже отливала фиолетовым, с прекрасной, уже сильно поседевшей бородой,которая вилась колечками, его супруга, сверкающая неожиданной улыбкой, с невероятными чёрными глазами с большими черными зрачками, трое мальчиков-погодков. Мальчики были одеты как в старину, в длиннополых шёлковых кафтанчиках, подпоясанные чеканными металлическими ремнями, и выглядели совсем как принцы.Они заботливо и внимательно ухаживали за мамой и особенно — за маленькой, лет трёх-четырёх, невероятной красоты сестрёнкой с кудрявой головой, удивительно похожей на мать. Мальчики, похожие больше на отца, постоянно заботились о маме и сестрёнке, стараясь, чтобы им было удобно, подносили им еду и питьё.При этом они вели себя очень тихо и скромно, часто поглядывая в сторону отца, как бы сверяясь с ним. Отец семейства внимательно наблюдал за ними, и было видно, что он гордится ими всеми. Когда он смотрел на девочку, было видно, что он с трудом сдерживает улыбку.

            Я сказал местному зазывале, чтобы он принёс мне всё, что посчитает нужным,-но немного и желательно не очень по обыкновению переперченное. Дверь на улицу снова открылась,и вошли три европейские женщины. Скорее всего, это были туристы,но туристы просвещённые,и из уважения к месту все они были в платках. Одна из них подошла к отцу семейства, и,стоя на почтительном расстоянии, вежливо поздоровалась с ним, и что-то попросила. Говорили они на французском, и поэтому я почти ничего не понял. Отец семейства удивлённо улыбнулся, и согласно кивнул. Тогда француженка обошла стол, осторожно подняла под мышки маленькую прекрасную девочку,-та сразу начала смеяться, — восхищённо посмотрела ей в лицо, и потом от души осторожно расцеловала в обе щёчки. Девочка тоже её поцеловала, и француженка осторожно опустила её на место. Зазывала предложил женщинам стол, но они вежливо отказались, и объяснили ему, что зашли только потому, что увидели с улицу это невероятное чудо, эту девочку. Было странно видеть этих очевидно эмансипированных, очень европейских женщин, которые были в искреннем восхищении. Я с неожиданным для себя умилением наблюдал за всем этим, и с улыбкой думал про себя: вот, спешили три короля с дарами… «Смирну, золото и ладан они несут к Его стопам» …

Дальше произошло то, от чего я перестал улыбаться: женщины, не сговариваясь, каждая достала из своего заплечного рюкзачка по маленькому вышитому цветным бисером мешочку,-каждый мешочек был своего цвета и узора,- и протянули подарки девочке. Клянусь, я бы удивился, если бы в них не оказалось смирны, золото и ладана!..

…Святой апостол, пиши всё заново!..

Девочка посмотрела на отца, и только после того, как он кивнул, взяла вышитые мешочки, совсем по-европейски взялась пальчиками за край платьица, и ловко присела с благодарным поклоном, чем снова восхитила и окончательно растрогала француженок. Они поклонились главе семейства, и гуськом, одна за другой, стройно и аккуратно, пошли на выход, потому что места в харчевне было не много, а люди всё заходили. Перед выходом их остановил официант с подносом, на котором были три стаканчика с чаем,и с пакетом с горячим хлебом на дорогу. Я со своего места видел, что француженки,ещё не отошедшие от общения с невероятной девочкой, и которые,очевидно,ещё не скоро от этого отойдут, изо всех сил старались держаться достойно, но не знали, что делать. Но они были умницами, и правильно всё истолковали. Они стоя выпили чай, и с благодарностью взяли пакет с хлебом. Официант поклонился им, и поблагодарил за то,что они посетили это место, и придержал дверь, чтобы им удобно было выходить.

Не очень доволен был,кажется,только другой официант,который не принимал никакого участие в этом событии. Когда он проходил мимо моего стола, я услышал, как он тихо и беззлобно ворчит:

— Ну, девочка… Ну, ангел.И что?Где ещё быть ангелам,как не здесь?..

            Всё ещё под впечатлением от происшедшего, я незаметно для себя съел всё, что принесли, даже особенно не стараясь понять, что это. Во всяком случае, это было не таким безумно острым, как другие местные блюда. Я посидел ещё немного, стараясь запомнить это удивительное место и удивительных людей, и отправился спать. На девочку я так не осмелился посмотреть ещё раз.

… Передавший мне приглашение друг разбудил меня поздно вечером, когда я крепко спал, и объяснил, что бы я скорее собирался, потому что меня уже ждали. Мы спустились в темноте в ночной прохладе по крутым каменным ступеням к нижним воротам.Было около трёх часов ночи — время духов и привидений. Через дорогу стоял небольшой минивэн, и водитель, увидев нас,включил фары и свет внутри салона, чтобы мы видели дорогу, вышел из машины и поклонился мне. Свет неверно истолковали другие люди,- из тёмного подъезда одного из домов поблизости тут же выскочила тонкая девушка и сверкнула в свете фар светлыми глазами. Она была в короткой юбке блестящей зелёной кожи и в короткой футболке с золотистыми блёстками. За ней появились ещё две девушки,одетые так же вызывающе, итак же бойко зашагали к машине. Водитель незаметно,как знакомой,кивнул первой девушке,и раздражённо махнул в их сторону, показывая, что они ошиблись, и девушка, которая была впереди, снова блеснула в свете фар нежно-синими глазами на светлом лице, и все они тут же отступила назад, и исчезли в темноте.

Мы проехали по ночному городу, где было,кажется,ещё больше людей и автомобилей, чем днём, и было также светло. Темноты, кажется, вообще не существовало. За высоким каменным забором, который был в точности таким, как забор у гостевого дома, и друг провели меня через несколько ступеней охраны, и через два металлоискателя по очереди, и мы оказались в просторном внутреннем дворе, где на аккуратной стоянке в почти геометрическом порядке стояли с десяток машин.Я не удивился бы,если и номера у них были одинаковыми. Чуть поодаль, на отдельной стоянке, стоял длинный чёрный лимузин, а по две её стороны стояли, охраняя даже здесь, на внутренней стоянке, две большие машины сопровождения, оборудованные сигнальными маячками на крышах. Мы поднялись на самом модерновом лифте, который мне приходилось видеть,- очевидно, какой-то дизайнерской разработке из светлого металла и зеркал, — и остановились на третьем этаже. Сразу перед лифтом были расстелены великолепные персидской работы шёлковые ковры, ступать по которым было одно удовольствие, и которые скрадывали все звуки. Я увидел огромный зал, в разных концах которого на коврах расположились небольшие группы из двух-трёх-четырёх человек, судя по внешности и одеждам, из разных и дальних стран. Людей было много, и все они прибыли сюда с одной целью – увидеть того, к кому сейчас вели меня.

— …Ни в коем случае,-тихо сказал друг,- ни одного слова лишнего уважения, почтения, признания заслуг семьи и прочего. Он этого не выносит; разговор может тут же закончиться. Считай, что это твой отец или старший брат,-и этого будет достаточно.

            Видел бы ты моего старшего брата, подумал я…

…Он сидел за столом и что-то писал перьевой ручкой красивой вязью справа налево, и когда мы вошли, продолжал писать, и только потом осторожно отложил ручку, продолжая смотреть на написанное, будто проверяя, всё ли верно. Потом он поднял глаза, и я увидел почти выцветшие от возраста, но самые зоркие из всех глаз, которые я когда-то видел. Он смотрел на меня, и я видел, что этот человек уже всё про меня знает; и моё прошлое, и настоящее,и,может быть, даже будущее… Друг, который только проходил без остановки через все кордоны проверяющих как всесильный вассал, сейчас оказался где-то позади меня и даже отступил куда-то далеко назад, так что я даже потерял его из виду. Я всё-таки не мог не осмотреться вокруг, и отметил невероятную чистоту, и отметил очень дорогой, но без излишних украшений и совершенно без использования золотого цвета письменные принадлежности очень тонкой работы из светлого металла,-видимо, из серебра, потому что платина не была в особом уважении в этой части света. На нём самом не было никаких украшений,- ни обычных дорогих часов, ни даже привычного кольца,-из тех, которые в древние времена носили путники,и, если они умирали во время дальнего путешествия на чужой земле,эти кольца предназначались как плата за заботы тем, то занимался похоронами путешественника, и которые, по большому счёту, когда-то считалось единственным допустимым мужским украшением. Я не видел ни его седых уже бровей, ни такой же белой ухоженной бороды, ни рубашки плотного белого шёлка навыпуск с воротником стойкой. Я видел только, что этот человек весь окружён ровным тихим светом,- и это было очевидно.Я услышал его голос, и только потом понял, что это он говорит со мной, почти не разжимая губ:

— … Прочтите сами, пожалуйста. Если это возможно, я хочу это услышать от вас…

            Я без всякого стеснения, как очень близкому и давно знакомому человеку, прочёл то самое четверостишье, которое неожиданно посетило меня во время полёта, — спокойно и без всякого выражения. Он выслушал, потом закрыл глаза, будто пробовал слова на вкус. Все в уважении молчали, ожидая его слова. Он помолчал, и потом сказал самое неожиданное:

— …Где вы это написали?

— В небе, во время полёта.

            Он кивнул:

— Я так и думал…На земле уже нет места, где можно писать настоящие стихи…

— Кажется, именно здесь, в этом городе самое подходящее место…

— Да, так было…Раньше.  — Он ещё раз посмотрел мне в глаза. — Это же вы присылали мне книгу о Хайяме? —  Было удивительно, но он помнил об этом.

— Да, два года назад.

— Вы смогли понять, что такого поэта не было?

— Пока я не нашёл ни одной рукописи ни в одной стране…Только списки, и все – малонадёжные…

— И не найдёте,-такого поэта нет…Что касается его труда об математических законах в музыке – вам разрешат ознакомиться с ним в моей библиотеке.

— Неужели…неужели эта рукопись существует?

— Вам покажут её сегодня…И только сегодня, пока стоит луна. И без греческих первоисточников.

— Греческих первоисточников? Они тоже…здесь?

— Хорошо, что я не сказал о египетских – они тоже здесь…За полторы тысячи лет семейства учёных книгочеев всё-таки кое-что удаётся сохранить…

— Мой господин,- взмолился я как убогий нищий,- хотя бы до утра взглянуть на них!

— Зачем?Не смущайте себя,это знание не стоит того…И одной рукописи о музыке будет достаточно,поверьте…Конечно, это только для вас, и никому больше…

— Я никому не расскажу.

— Никто и не поверит… Но я увидел вас, и теперь уверен в вас, – поэтому и разрешаю…

… Уже нарассвете, когда меня отвозили обратно, я попросил остановить машину у начала высоких каменных ступеней, и решил подняться по ним наверх, к дому, в котором остановился. Водительспросил, не поздно ли для прогулок, но тут же сказал, чтобы я совершенно не беспокоился, и здесь нет более спокойного района города, как этот. Я ответил, что уверен в этом,Водитель быстро вышел из машины, открыл мне дверь, и поклонился. Я поблагодарил его, и попрощался с ним, и зашагал по крутой каменной лестнице вдоль границ старинного кладбища…. Было светло от многочисленных фонарей, которые исправно светили. Все встречные прохожие вежливо здоровались, особенно молодые люди. Пожилые мужчины также приветствовали меня, неторопливо и важно. Это было приятно, потому что создавалось ощущение, что вокруг все твои знакомые.

            Я услышал, что за спиной кто-то меня окликает, и увидел встреченного утром колдуна, который из-за своей старости не мог подниматься по лестнице так же быстро, как я. Это было очень характерно для этого города: стоило встретить кого-нибудь в каком-то определённом месте, то потом этот человек низменно попадался вам именно там же; будь это спустя несколько часов или несколько лет спустя, но это обязательно должно было произойти, и я не знал этому объяснения.

— Господин,-сказал он,-не так быстро!..

— Ты здесь ночуешь?

— Я здесь живу…О, на вас свет,-с кем вы общались?

            Я сказал с кем.

— А, хранитель традиций,-мне показалось, что я услышал скрытую иронию. — Правду говорят таксисты: у него лимузин за миллион долларов? И две машиныохраны, тоже по миллиону?

— Не знаю. Я видел только дорогой письменный прибор, он точно очень дорогой.

— Конечно,- он же ещё великий любитель поэзии. — Теперь ирония в голосе была совсем уже явной. — Место,говорят, ищет, где стихи писать…

— Кажется, так оно и есть, он очень любит поэзию.

— Тяжело ему, отсюда и любовь к поэзии…

— Тяжело? Почему?

— А как вы думаете? Какое ещё испытание может быть хуже? Великая семья. Власть. Деньги. Слава.Это же рабство! Кто сможет остаться человеком? Это невозможно.

— Мне он показался достойным человеком…

            Колдун покачал головой:

— Тогда он первый и последний; это никому ещё не удавалось…- Он посмотрел на предрассветные облака,будто что-то читал по ним, и признался,- теперь в его голосе не было и тени иронии:

-Да,он особенный человек…

— Я читал ему стихи.

— Вы поэт? Тогда вы в самом месте, где должны быть. Прощайте, господин,-мне холодно стоять.

— Прощай,-сказал я, точно зная, что в следующий приезд встречу обязательно встречу его, и причём именно здесь.

… У нижних ворот, у подъезда напротив стояли две из трёх тех самых девушек, которые попались нам в прошлый раз. Они отвернулись, будто не замечали меня.

— Не прохладно? -бросил я девушке в зелёных кожаных шортах. Это было достаточно неосторожно, потому что такие девицы, воспитанные улицей, никогда за словом в карман не лезли, и могли ответить так, что мало не покажется.

            Девушки повернулись ко мне, и было видно, что они сдерживаются, чтобы не отбрить по привычке. Одна из девушек, которая была повыше, буркнула:

— Любовь греет. Как и вас,-вы сияете, как только что от женщины…

— Они не от женщины,-сказала та, что была в шортах. — Это особый гость, его сегодня возили на встречу.

— И как? -сказала долговязая. –Помогла встреча с особым человеком?

— Не заводись,-сказала её подруга. — Это в самом деле особый человек. Когда у меня заболел старый муж, они почти год содержали всю семью, даже лекарства покупали.

— Он тоже из них был?..

— Нет конечно. Простой нищий водила-таксист, из деревенских. Ты же знаешь, что эти знают всё, что происходит в их районе, и помогают всем.

— Что же тебе не помогли?

— Мне и так хорошо,-гордо сказала девушка. -Лучше я на улице буду, чем кому-то должна.Ты же знаешь, они всё контролируют, и жить надо, как они считают правильным. Сами монахи, и хотят, чтобы все были такими.

— Очень богатые монахи,-сказала долговязая.

— А если они считают правильно? -спросил я.

— Да будь они хоть трижды правильные и хорошие …-убеждённо сказала девушка в шортах.- Нельзя быть рабом ни у кого.

— А если это от души? -сказала её подруга. -Если в самом деле тебе хотят помочь?

— Всё равно,-упрямо сказала девушка. -Увидишь, всё равно напомнят. А я сама по себе. Мне вон мужнины друзья водилы и таксисты больше помогают; пусть только кто-то подумает обидеть, — весь город будет здесь…Доброй ночи, господин,-сказала она мне, — нам надо работать.

— Доброй,-ответил я, и подошёл к воротам и нажал на кнопку звонка. Очевидно, невидимый охранник наблюдал за улицей, и дверь тут же открылась. Я пошёл вверх по каменной лестнице, угадывая ступеньки в сумерках, и мне казалось, что с каждой ступенькой я поднимаюсь ближе к небу. Я прошёл мимо дома, в котором остановился, и поднялся в тишине на самый верх этой стариной лестницы. Я остановился на последней ступени, и посмотрел вниз. Было уже достаточно светло, и внизу уже были отчётливо видны улицы и море. Оказалось, что отсюда видна даже часть драгоценного свода могилы Сподвижника, и я подумал о том, что ему было уже много лет, когда он отважно принял участие в дальнем военном походе, чтобы победить этот великий город, и, смертельно раненый, просил только о том, чтобы его отнесли как можно дальше на землю противника и похоронили у стен великого города.

            «Передай последнее приветствие от меня всем воинам и скажи им: «Он завещает вам продвинуться на землю противника как можно дальше и взять его с собой, чтобы похоронить у ваших ног под стенами Великого города».

Я подумал, что лучшего место для собственного упокоения и  придумать сложно: у ног – море, впереди – прекрасный город, рядом – святые и праведники, и правители, среди которых, возможно, тоже были хорошие люди; над головой – прекрасное звёздное южное небо…Я подумал, что ,наверное и ещё сто лет спустя, и много лет спустя, сюда придёт другой поэт, и, также вдохновлённый любовью к Великому городу, его чудесами и  его людьми, потому что именно этот город лучше всего подходит для того, что здесь писать вдохновенные стихи, и здесь, между небом и землёй, так же будет размышлять о вечности, и ему тоже, может быть, будут дарованы стихи, которыми будут восхищаться даже в дальних странах…

Сафа Керимов

http://luch.az/vzglyad-na-iskusstvo/5844-pishi-vse-zanovo.html?fbclid=IwAR2tK_2PS7bMl4TLnqeo-r1eNHkTrRy8ssa1MOumS1WGFs1ecD846TR9U_U

 

14.03.2019 08:13

Физза Гейдарова

Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой гуманитарных наук Бакинской музыкальной академии имени У.Гаджибейли Тарлан  Гулиев осуществил транслитерацию Ватиканской рукописи эпоса на современный азербайджанский язык. В интервью корреспонденту ATAlar.Ru ученый затронул важность исследования эпоса и рассказал о своей работе над произведением.
— Ватиканский экземпляр эпоса «Китаби Деде Коркуд» впервые в Азербайджане был переведен Вами со старинного алфавита на современный и представлен читателям как отдельная книга. По сей день «Китаби Деде Коркуд» несколько раз печатался в Азербайджане. Была ли необходимость отдельно печатать Ватиканский экземпляр?
— «Китаби Деде Коркуд» является духовно-культурным памятником азербайджанского народа. В этом эпосе отразились история, чувства, любовь,  мировоззрение,  одним словом, духовный мир азербайджанского народа. Знакомясь с этим произведением, мы как бы путешествуем в исторический Азербайджан. Также «Китаби Деде Коркуд» является одним из ценных литературных образцов азербайджанского народа. В этом смысле изучать, читать, исследовать, постоянно держать в центре внимания это произведение является нашим долгом. Отметим, что изучая это произведение, каждый раз мы сталкиваемся с новыми фактами, информациями, знаниями. В этом эпосе есть еще много чего, что надо изучить и исследовать.
Известно, что для лучшего изучения, исследования любого произведения в первую очередь надо подготовить его научно-критический текст. Так были подготовлены научно-критические тексты Низами Гянджеви, Физули и др. азербайджанских поэтов, и критики, в основном, вели исследования над этими текстами. Научной среде известны всего два экземпляра эпоса «Деде Коркуд». Изучение одного из двух экземпляров этого известного мировой филологии ценного памятника было одной из недостающих черт азербайджанской филологии, коркудоведения. Так как Ватиканский экземпляр наряду с тем, что помогает изучению многих вопросов эпоса, является важным фактором в изучении его художественных особенностей. После прочтения Ватиканского экземпляра представление читателя об эпосе еще больше углубляется, становится более целостным.
— В каких веках происходят события в эпосе?
— Хотя мы принимаем историю коркудоведения, начиная с 1815 года, в Азербайджане на самом деле история коркудоведения не такая уж древняя. Особенно, если учесть, что в Азербайджане большая часть исследований о «Китаби Деде Коркуд» проводились в советское время, с уверенностью можно говорить, что в результате запрета на изучение исторических событий в эпосе большая часть исследований велась в неверном направлении. Если учесть, что Коркудоведение советского времени было эволюционным периодом Коркудоведения Азербайджана, то в этом периоде исследования были слабы и существовали идеологические запреты, можем сказать, что, по мнению азербайджанских исследователей,  события в эпосе охватывают X-XI века. В дальнейшем, были исследователи, которые в результате новых исследований утверждали, что события происходят в VII-VIII веках. Однако опять же общее мнения сошлось на том, что эти события ограничиваются VII веком. Турецкие исследователи связывают события в эпосе с XIV-XV веками. Интересно, что если в советское время идеологические запреты не позволяли говорить о древней истории Азербайджана при изучении исторических событий в эпосе, то и сейчас, в период независимости исследователи как бы воздерживаются говорить о древности истории азербайджанского народа на основе этого эпоса, ревностно относятся к этому. Словно есть какая-то чужая рука над изучением этого эпоса, которая не позволяет правильно изучать события и историю. Видно, кто-то не заинтересован в изучении подлинной истории азербайджанского народа, не хочет говорить о его древности. Самое удивительное то, что порой сами азербайджанские исследователи, идя на поводу оппонентов, утверждают о недревности событий в эпосе. Однако наши исследования показывают, что события, происходящие в эпосе, охватывают период развития Огузского государства и перехода его в Албанское государство. Потому что в произведении, несколько раз, точнее, два раза используются выражения  «Albanlar başı Qazan», «Alblar başı Qazan» (Глава албанов Казан, глава албов Казан), а это можно понять как «глава албанов» («Albanların başçısı»), «глава албанского государства Казан» («Alban dövlətinin başçısı Qazan»). Эту вероятность усиливает и использование выражения «Albanlar başı» (Глава албанов) как параллель «Древнего Огузского государства». В этом смысле и из истории известно, что на территории Азербайджана было Албанское государство: приблизительно с середины 1-го тысячелетия до нашей эра до середины 1-го тысячелетия нашей эры. Значит, события в эпосе в основном охватывают период с середины 1 тысячелетия до нашей эры. Эти факты подтверждают также образ жизни, мировоззрение героев и другие факторы. Естественно, в эпосе есть моменты, отражающие другие исторические периоды. Все это естественно дополнения тех, кто переписывал эпос. Например, такое, как использование в эпосе выражения Стамбул. Однако основная суть событий, происходящих в эпосе, совпадает с образованием Албанского государства, начиная с середины 1 тысячелетия  до нашей эры. Другими словами,  эпос «Деде Коркуд» полностью отражает в себе период перехода Огузского государства в Албанское государство. В эпосе вопросы государственности нашли свою решение на высшем уровне и показывают, что еще до нашей эры азербайджанский народ на высшем уровне владел институтом государственности.
  • — В какой географии происходят события в эпосе?
— География происходящих событий в эпосе известна. Так по географическим координатам, события в эпосе происходят на исторических и современных территориях Азербайджана, включая нынешнюю территорию Армении, в таких географических координатах, как Дербенд, Гянджа, Барда, Нахичеван, Трабзон, Байбурт, Парасаран, Мардин, Хамид, крепость Татьян, Ахсыка. Эти земли огузских героев,  описанных в эпосе, за которые они воевали, где жили, содержали  большие стада, отправлялись в походы. Огузские герои, описанные в эпосе, огузский народ жил в этой географической зоне. А это древние и современные земли Азербайджана. Верно и то, что огузские герои, хотя и не жили, например, в таких географических координатах, как Трабзон, Парасаран, Байбурт, Мартин, но в любом случае жили на соседних территориях. Так, порой огузские герои, совершавшие поездки в эти географические территории, через несколько дней могли возвращаться на свою родину, в огузские земли. Исследования показывают, что древние азербайджанские земли, где жили огузы – такие как Дербенд, Барда, Гянджа, Дарашам, Элинджа, то есть древние огузские территории в реальности находятся неподалеку от таких географических координат, как Парасаран, Байбурт, Трабзон, Аксакская крепость, Мардин и являются абсолютно реальными координатами. А это, как мы отметили, вечные и древние земли Азербайджана. Однако вопреки всем этим фактам некоторые исследователи хотят связать географию «Деде Коркуда» с Анадолу и Восточной Азией, но, по нашему мнению, нет никаких реальных основания для таких заключений. Нам кажется, что говоря о географических координатах эпоса надо исходить не из легенд, повествований об эпосе, а из текста самого эпоса. В этом смысле Ватиканский экземпляр дополняет Дрезденский экземпляр. То есть в Ватиканском экземпляре нет ни единого координата, связанного с Анадолу и Средней Азией, которого нет в Дрезденском экземпляре.
— Вы утверждаете,  что события в эпосе происходят в основном на территории Нахчивани и современной Армении. Можно ли в эпосе встретить ли какой-то знак, слово или топоним, связанный с Арменией?
— Для начала отметим, что современная Армения, это плод советского периода, просуществовавшего 70 лет. До  того на территории современной Армении не было никакого армянского государства. Если даже у армян, как они сами утверждают, основываясь на труды Геродота и других древних историков, до нашей эры было какое то государство, то оно было не на территории нынешней Армении, к тому же на основании последних исследований, они не имеют никакого родственного отношения к хайцам, живущим на территории нынешней Армении. В этом смысле, как видно из «Китаби Деде Коркуда», армяне исторически не жили на территории современной Армении. Поэтому в эпосе в землях, составляющих внутреннюю огузскую территорию, не встречаются армянские топонимы, антропонимы. Наоборот, в эпосе можно встретить достаточно топонимов, находящихся на территории Грузии, названия грузинского народа и государства. А это показывает, что на основании эпоса, на самом деле, за тысячелетия на древнетюркской территории современной Армении, именуемой огузской землей, не было никаких армян.
— Продолжаются споры по поводу языка эпосов. Некоторые исследователи утверждают, что Дрезденский экземпляр близок к азербайджанскому письменному языку до XVI века, а Ватиканский экземпляр близок к тюркскому языку Восточного Анадолу. Насколько основательны эти утверждения?
— Вначале отметим, что это разделение турецких исследователей, и я, можно сказать, с этим не согласен. То есть письменный язык Азербайджана XVI века и тюркский язык Восточного Анадолу не один и тот же язык. Среди турецких исследователей Мухаммед Фуад Копрулу утверждал, что еще в XIV-XV веках в Восточном Анадолу большая часть поэтов писали на азербайджанском-тюркском языке и большинство из них были азербайджанцами. В этом смысле литературный азербайджанский язык XVI века и тюркский язык Восточного Анадолу примерно один и тот же. Как утверждали академик Кононов и другие ученые, примерно с XVI века начинается дифференциация. Но совсем другое дело то, что турецкие исследователи утверждают, что западный тюркский язык начался формироваться с XII-XIII веков. Признавая, что тюрки пришли в Анадолу с XI-XII веков, также принимают то, что их язык начался формироваться приблизительно в то же время. Поэтому предполагая, что азербайджанские тюрки вместе с ними пришли из Средней Азии, не отделяя азербайджанский язык и азербайджанцев от себя, утверждают, что и наш язык и история нашего народа тоже начались формироваться с этих веков. Как мы отмечали, начиная с XVI века, некоторые приметы османских тюрков были добавлены в Ватиканский экземпляр, и поэтому они предполагают, что Ватиканский экземпляр был написан на тюркском языке Восточного Анадолу. Правда, несмотря на то, что мы согласны с некоторыми качествами тюркского языка Анадолу в Ватиканском экземпляре, эти качества носят эпизодический характер, и в целом не характеризуют язык эпоса. Язык эпоса по всем фонетическим, лексическим, морфологическим и синтаксическим качествам полностью является азербайджанским языком. История азербайджанского языка очень древняя. Этот язык настолько древний, что некоторые слова стали архаическими и секретари, переписывающие эпос в XVI  веке или с оригинала, не могли их понять. В то же время ни у кого не вызывает сомнение, что язык эпоса — древнеогузский. Огузский язык эпоса нельзя сравнивать с другими тюркскими языками, входящими в огузскую группу, потому что это именно язык азербайджанских огузов.
— Мы становимся свидетелями различия в чтении некоторых слов в эпосе при  транслитерации со стороны различных авторов. Помогает ли присутствие диакритических знаков в Ватиканском экземпляре его верному чтению?
— На самом деле транслитерация «Китаби Деде Коркуда» очень сложное дело. Особенно отсутствие диакритических знаков (это лингвистические знаки при букве, указывающий на то, что она читается иначе, чем без него. Ставится над буквой, ниже буквы или пересекая ее. К диакритическим знакам прибегают в случае, если букв алфавита не хватает для передачи звуков речи или же для смыслоразличения (Википедия) – прим. ред.) в  Дрезденском экземпляре еще более затруднило это чтение. Присутствие диакритических знаков в Ватиканском экземпляре сыграло важную роль в уточнении ряда слов. Однако в обоих экземплярах эпоса есть слова, которые  независимо от присутствия или отсутствия диакритических знаков из-за архаизации чтения, смысла, семантики трудно понять. Правда, в эпосе есть такие слова. Но их не так уж и много. В общем, язык эпоса понятен для современного азербайджанского читателя. Однако беспокоит другое. Дело в том, что некоторые исследователи, растолковывая и стараясь объяснить непонятные, архаические слова приводят такое содержание и такие параллели с другими тюркскими языками, что вместо объяснения языка «Деде Коркуда» его еще больше усложняют. Это можно сказать и о содержании эпоса, характере некоторых образов,  некоторых ритуалах в эпосе и т.д. Некоторые исследователи выдвигают такие абсурдные заключения, мнения о мифологическом мышлении, ритуалах и отдельных образах «Деде Коркуда»,  порой думаешь, что наука языкознания, фольклороведения это что-то нелепое.
— Что Вы можете сказать о поэтике эпоса? По Вашему, также общему мнению, эпос – памятник, расположенный на вершине азербайджанской литературы. К тому же это очень древний эпос. Как в этой древности отразились поэтика,  литературное искусство? Как Вы оцениваете эпос с литературной точки зрения?
— Древность и совершенство каждого народа измеряется древностью и совершенством его художественного мышления. В этом смысле «Китаби Деде Коркуд» — это исторически очень древнее, повествующее о середине I тысячелетия до нашей эры произведение, в то же время с литературной точки зрения довольно совершенный памятник. В этом памятнике уровень поэтического образа, поэтического слова настолько высок, это указывает на то, что в период создания эпоса азербайджанский народ владел свойством эстетического произношения слова. В то же время это показывает, что азербайджанский народ в период создания эпоса не был на первобытном уровне, как утверждают некоторые историки, а был народом, владеющим всеми культурными атрибутами того времени и имел свойства произношения слова на высоком уровне. Также этот факт показывает, что азербайджанский народ еще в период создания эпоса был народом, который по своему художественному мышлению оставил позади несколько тысячелетий. Как я отметил, эти факты эпос подтверждает всем своим содержанием, образом жизни героев, бытом, также показывает поэтикой. Интересно еще и то, что поэтика эпоса отражает непосредственно период его создания, среду героев, описанных в эпосе, их быт, реалии, жизнь. Здесь нет ничего искусственного, нереального, нет сравнения, которое не отражает реальности того времени. Например, в мышлении народа, занимающегося охотничеством, может возникнуть только такое сравнение: светлый цвет лица девушки и цвета его родинок описаны следующим образом:. «Qar üzərinə qan dammış kimi qızıl yanaqlım»  («С алой, как кровь, накапанной на снег, щекой»).
С поэтической точки зрения стихи эпоса «Деде Коркуд» в коркудоведении всегда были объектами споров. Так один вопрос всегда заставлял исследователей задуматься: Насколько древними являются стихи в эпосе «Деде Коркуд»? Приблизительно, какой век охватывают эти стихи, к какому периоду они относятся? Естественно, если свяжем историю эпоса в лучшем случае к VII-VIII или XI-XII векам, как утверждают некоторые исследователи, тогда история стихов в эпосе не откроет нам свою тайну. Потому как, начиная с X-XI веков поэтическая культура азербайджанского народа, в том числе тюркоязычный стих, например, отрывки стихов из произведения Махмуда Кашкари «Divanü lüğat-it Türk» были настолько высшим примером искусства и на таком уровне совершенства, что в сравнении с этими стихами древность стихов «Деде  Коркуд» не раскрывается. Значит, стихи «Деде Коркуд» с поэтической точки зрения древнее стихов Махмуда Кашкари. В этом смысле можно сказать, что исследования показывают, что стихи «Деде Коркуда» написаны приблизительно в середине I тысячелетия до нашей эры. То есть время создания стихов «Деде Коркуд» совпадает с периодом происходящих событий в эпосе. Эти стихи в целом являются начальным периодом направления основного стихосложения азербайджанского, тюркского стиха к силлабическому стихосложению.
15.03.2019 00:00

Книга Откровения предупреждает: «И вышел другой конь, огненно-красный, и всаднику, сидящему на нем, было позволено взять мир с земли, чтобы люди убивали друг друга. И ему был дан большой меч» (6:4). «Великий меч» - что скрывается за этим символом? Иисус, говоря об этой войне, дал много важных подробностей об этом: «Ужасающие вещи также и необычные явления с неба могучие будут» (Луки 21:11). В некоторых древних рукописях содержатся слова Иисуса «и морозы». Сегодня мы называем это «ядерной зимой». А в Марка 13:8 есть также слова Иисуса: «и беспорядки» (в смысле путаницы и хаоса).

Будут также значительные толчки (из-за использования этого оружия), глады и эпидемии вдоль и поперёк регионов (Луки 21:11). Серьезным последствием этого «меча» будут также изменения климата, катастрофическая засуха и глобальный голод (Откровение 6:5, 6).

Как видно, мы имеем здесь полную картину последствий глобальной ядерной войны. Иисус предостерегает нас от всех угроз, вызванных этой войной. Все это связано только с этой войной. Иисус указал, что: «Все именно это начало родовых схваток» (Матфея 24:7)

Ryszard Ewiak

14.03.2019 07:51

Rишард Эвиак (Ryszard Ewiak), Польша, Вроцлав

От редакции-

Автор, более 30 лет занимается изучением Библии. Интересуется также библейскими пророчествами. В данном материале собраны его интересные наблюдения. В материале представлены XI и XII главы Книги Даниила в дословном переводе и комментариями. Эта работа есть плод многолетних исследований, которые проводили многие ученые, начиная с XIX века. Автор систематизировал и извлек выводы из их работ. За основу для переводов текстов с иврита принято Ben Asher Morphological Hebrew Text . Анализ XII главы Книги Даниила указывает на отдельные пророчества Библии.

Великая скорбь

12/1И в то время восстанет к защите Михаил, князь великий, стоящий к защите сынов народа твоего. И будет время скорби, какой не было с тех пор, как был народ, до времени сего. И в то время будет спасён народ твой, каждый найденный записанным в книге.

Oб этой последней атаке на народ Божий пишут также другие библейские писатели (Иоиль 2/15-20; Иезекииль 38/1 – 39/20; Захария 14/2,3,12,13).

Воскресение

12/2И многие из спящих (в) прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, a другие на поругание, на посрамление вечное.

Даниил не пишет, что воскреснут все, но многие (cp. Исаии 26/14,19). Также не все воскресшие достигнут вечной жизни. Некоторых воскресших постигнет позор, вечное отвращение и наконец вечное уничтожение (Матфея 12/36,37; 10/15; 11/22; 12/41,42; Римлянам 2/5-8,16). Будет это также время оплаты для справедливых (Луки14/14; 1 Тимофею 5/24,25).

Награда для вдумчивых

12/3 И вдумчивые будут сиять , как блеск небосвода, a обратившие к справедливым многих - как звезды , вовеки , и навсегда .

12/4 А ты , Даниил , держи в тайнесии словаи запечатайсию книгу , поканазначенное времядополнится . Изучать будутмногие , потому умножитсяпонимание .

Фраза пока назначенное время дополнится встречается в Библии трижды. Впервые появляется в тексте Даниила 11/35, где идёт речь о установленном времени скорби символического Иерусалима. Позднее появляется ещё только дважды, в Даниила 12/4 и 12/9. Можно здесь его перевести как -пока назначенное время [cкорби Иерусалима] дополнится. Только после исполнения этого пророчества основная масса людей поймёт смысл видения Даниила.

Подобное предвидение имеется также в Книге Исайи 6/9-13. Также это видение, в общем-то подобного содержания будет понято большинством людей только после его исполнения. Однако же те, которых использует Бог поймут это видение раньше (Ам.3/7; Да.11/33a; Отк.11/3,4). Благодаря внимательному изучению, которым должны были заняться многие, должно возрасти понимание.

Кульминационные события

12/5Тогда увидел я, Даниил, и вот, двое других стоящих, один на этом берегу реки, другой на том берегу реки. 12/6И сказал мужу, одетому в льняную одежду, который стоял над водами реки -как долго ещё конец этих чудных происшествий? 12/7И слышал [я], мужа, одетого в льняную одежду, который над водами реки, и поднял правую и левую руку к небесам, и клялся Живущим вовеки, чток определенному времениопределенных времени полувремениА когда дополнитсяразбитие (на куски) руки народа святогоисполнитсявсе это .

Этот фрагмент проводит к двум кульминационным событиям-

1) Скорби, обрушившейся на христианские меньшинства (Откровение 11\2).

2) Окончательной атаке на Израиль. В последнем, самой большой скорби, дополнится разбитие (на куски) руки [силы] святого народа (Захария 14/2,3; Иезекииль 38/14-23). Тогда же исполнится до конца видение Даниила.

Условие понимания

12/8 А я слышал (это) , но не понимал , и сказал -Господин мой, что после этого ?

12/9 И сказал -иди , Даниил , ибо сокрыты и запечатаны сии слова пока назначенное время дополнится .

Многие поймут эти видения только после их исполнения, когда дополнится установленный час попирания Иерусалима(Откровение 11/2,13; Исайи 6/9-13).

12/10 Очистятся , обелятся и испытаны огнёммногие ; но нечестиво поступать будутнечестивые . И не будут иметь понимания все нечестивые , а вдумчивыебудут иметь понимание .

Чтобы полностью понять то видение, нужно проницательный ум и дух, которого Бог посылает тем, кто Ему послушен (Деян.5/32; Дан.5/11,12).

Время установления мерзости запустения

12/11 А от времени прекращенияежедневной жертвыи до назначениямерзостизапустения , днейтысячадвестии девяносто .

Здесь находим информацию о том, когда будет назначена мерзость запустения = мировое правительство. Однако определение этой даты будет возможно только в дню, когда будет устранена ежедневная жертва, a значит в дню, когда будут убиты два свидетеля = прервана деятельность тех, которых использует Бог (Отк.11/7).

Слово шиккутс = мерзость в Библии - означает что-то мерзкое, отвратительное и используется особенно относительно языческих божков. Taк, например, божок Милхом назван мерзостью сынов Аммона, истукан Хамос мерзостью Мoaвитской, Aстартe мерзостью Сидонской. Следовательно шиккутс означает предмет идолопоклонничества. Мировое правительство станет политическим идолом (Отк.13/8).

Время награды

12/12 Блажен будет , который ожидает и достигнет до дней тысяча три раза сто тридцати и пяти .

Устойчивых и терпеливо ожидающих, после 42 месячного попирания, ждёт чудесная награда (Иоиль 2/25 – 3/2; Отк.11/11,12). Даниил приводит точную дату исполнения этого обещания. Правдоподобно и здесь точкой отсчёта будет день прервания ежедневной жертвы (cp. Отк.11/7; Евр.13/15).

12/13 А тыиди до конца . И упокоишься , и восстанешь для судьбы своей в конце , по правой

Mы, живущие сегодня, также как Даниил, не увидим этого своими глазами. Kто устоит до конца в справедливой жизни, награду получит при воскресении справедливых (Лук.14/14). Использованный в тексте термин по правой, указывает на будущую привилегированную позицию (ср. Бытие 48/13,14; Евр.11/35; Мат.22/44; Деян.2/34; 1 Петр. 3/22; Мат.25/34).

Каков же общий библейский сценарий?

1) В назначенное время царь севера должен был вернуться назад. Российские гарнизоны снова должны быть расположены за границами страны. Это пророчество начало уже исполняться. Россия возвращает себе позицию сверхдержавы (Даниила 11/29a).

2) Царь севера войдет на юг (Даниила 11/29a).

3) Запад двинется против России (Даниила 11/30; Maтфея 24/7a; Откровение 6/4).

4) Царь севера упадет духом, и возвратится (Даниила 11/30). Он не совершит ошибки Гитлера и не будет сражаться до конца, поэтому Россия, не смотря на поражение, не будет оккупирована.

5) После той войны на арену войдёт мировое правительство, которое займёт место немощной ООН. Оно постепенно будет получать всё большую власть (Откровение 13/1,2,7б; Даниила 11/31б).

6) Россия быстро восстановит свою военную мощь, и будет эффективно действовать на мировой арене (Даниила 11/30б).

7) Российские лидеры навязывают тесное сотрудничество с теми, которые предали святой завет (Даниила 11/30б).

8) Президентом США становится человек свирепый и понимающий утаённые высказывания. Он предпримет жестокую борьбу с христианскими меньшинствами (Даниила /:23-25).

9) Начнётся гнёт Иерусалима = продолжающегося 42 месяца преследования христианских меньшинств (Даниила 11/31a; Maтфея 24/15; Откровение 13/5-7a; 11/2; Maтфея 13/40-42,49,50; 24/48-51).

Обидчик (тиран, беззаконник) = верховные руководители христианских меньшинств потеряют тогда своё влияние (Исаии 29\1-8,20,21).

Иезекииль называет их женщинами (Иезекииля 13/17-23; ср. Откровение 14/4a; Исаии 3/12).

Апостол Павел назвал их человеком грехабеззаконником и сыном погибели (2 Фессалоникийцам 2/4,8b).

Обманутым людям, которые пошли за обманщиками, откроются тогда глаза (Исаии 6/9-13).

10) Сразу же после этого будет назначена (приведена к власти) мерзость запустения = мировое правительство (Даниила 11/31б; 12/11). В Книге Откровения названо оно зверем (11/7; 13/1,2,7,8).

11) Вслед за этим на принадлежащих к Христу будет излит святой дух (Откровение 11/11-13). После сожжения снопов с плевелами = организованных христианских меньшинств, которые представлялись как церкви Христа, пшеница будет собрана в житницу (Maтфея 13/30). Только тогда будут собраны и объединены сыновья царства. Только тогда Иисус установит над всем своим имением верного слугу.

12) Зазвучат семь труб. Принадлежащие к Христу огласят миру будущие события. Проинформируют также как некоторые вещи выглядят в глазах Бога (Откровение 8/6-10:11).

13) У власти в России в то время будет стоять диктатор-атеист. Его богом будет военная мощь (Даниила 11:36-39).

14) Кратко после этого начнётся IV мировая война. В этот раз Россия, подобно как во время II мировой, с триумфом победит (Даниила 11/40; Даниила 7/11; Луки 21/25; Откровение 13/3a). Первый, смертельный удар получит Англо-Америка. Царь севера, также как в древности Вавилон, исполнит тогда роль Божьего молота (Иеремия 51/20,25; сp. Иезекииля 32/2-16; 30/2-26).

15) Российские войска будут оккупировать также Израиль (Даниила 11/41).

16) После той войны будет реанимировано мировое правительство. Зверь багряный получит ещё большую власть. Политические лидеры отрекутся от власти и независимости в его пользу (Откровение 13/14; 17/8,17).

Цифра 6, это символ несовершенства. Три шестёрки (число зверя) подчёркивают несовершенство (Откровение 13/18). Образ зверя это созданная после IV мировой войны копия мирового правительства, которое получит смертельную рану во время III мировой войны. Oбраз зверя = звер багряный (Откровение 17/3), будет несовершенным творением людей и не исполнит возлагаемых на него надежд. В этом смысле он будет подобен беспомощному божку, который есть только творением человеческим (сp. Даниила 3/1,6,18, Откровение 13/15).

17) Вслед за этим будет атакован Baвилон Великий = крупные, предательские церкви, пьяные от крови невинных людей, которые к тому же предали Бога и Христа сотрудничая с царями земли (Откровение 17/2,16; сp. Иакова 4/4).

18) После этого народы увидят знак Сына Человеческого (Maтфея 24/30). Правдоподобно он будет связан с первым воскресением (Откровение 20/6). В начале воскреснут те, которые умерли во Христе. При воскресении получат они тела духовые (1 Кoринфянам 15/35,44).

А что будет доказательством, что это воскресение произошло? Практически в тоже самое время будут преображены некоторые из живущих (1 Кoринфянам 15/52; 1 Фессалоникийцам 4/15-17). Одновременно, в тоже самое время все они будут вознесены в небо. Преображение принадлежащих к Христу наверняка не будет не замечено и произведёт большое впечатление на народы мира.

19) Потом обратится в веру и воссоединится весь еврейский народ (Иезекииля 39/25-29; Римлянам 11/25-32). Бог будет с ним и изольёт на него своего духа (Иезекииля 39/29). Он станет светом для других народов.

20) В то время будет отстроен храм, в соответствии с инструкциями, переданными Иезекиилю (Иезекииля 37/24-28; 43/11).

21) Будут собраны избранные и отделены oвцы от козлов (Maтфея 24/31; 25/31-44; Откровение 14/15,16).

22) Царь севера предпримет атаку на поклоняющихся истинному Богу (Иезекииля 38/10-12). К этой атаке присоединится также зверь = мировое правительство и множество других политических лидеров. Это будет начало Армагедона (Откровение 19/19).

23) После Армагедона власть над миром примет новое небо = царство Божье, говоря иначе Иисус и принадлежащие Ему (Даниила 7/27; Maтфея 6/10; Откровение 21/1-4). Старое небо = несовершенная система власти, созданная человеком, преминет.

Придет же день Господа как вор В нём – небеса с рыком пройдутосновы же палёные жаром будут отмененыa земля и те на ней дела будут открыты (2 Петра 3/10, Nestle-Aland, Westcott-Hort, перевод дословный).

В дню Господним будут отменены небеса. Реформы будут основательными. Не только будут низвергнуты звёзды – правящие сего мира, исчезнут также основы существующего порядка, между прочими - система законов, военная, религиозная, экономическая. Объявлены недействительными все правила и законы. Земля будет открыта, в значению выхода на явь скрытых убийств (ср. Исаия 26/21). Уяснятся также злые и добрые поступки (1 Тимофею 5/25; Екклесиаст 12/14). Будет это глобальной, не имеющей аналогов во всей истории человечества, сменой системы управления в мировом масштабе.

24) Восстанут остальные умершие! Земля станет раем! Исчезнут болезни, старость и смерть (Деяния 24/15; Псалом 36/29; Исаия 11/6-9; 25/8; 35/5-7). Люди, которые воскреснут в период тысячелетнего царствования Христа, по его окончании будут подвержены испытанию. Только после этого оживут с Божьей точки зрения и получат право к вечной жизни (Откровение 20/5a,7,8; сp. Луки 15/32; 1 Иоанна 3/14).

Это только некоторые из предсказанных в Библии событий.

Вот, предсказанное прежде сбылось, и новое Я возвещу прежде нежели оно произойдет, Я возвещу вам (Исаия 42/9).

O будущих событиях Творец хочет нас проинформировать прежде, чем они начнут происходить (ср. Aм.3:/7). Если на пророчество обращать внимание только после его исполнения, то оно абсолютно теряет своё значение и силу. В одном протестантском периодическом издании правильно было замечено, что никто не предвидел распада Советского Союза. Когда изменяется история, библейские учителя приспосабливают своё учения к существующей ситуации, перерисовывают карты, публикуют исправленные издания своих книг. Даже если правильно будет интерпретировано пророчество после его исполнения, недоверчивые будут утверждать, что его приспособлено под постоянно меняющуюся сцену мира. Вместе с тем, когда пророчество интерпретировано правильно и своевременно, а дальнейшие события это подтверждают – принесёт это честь Всевышнему. Это пробудит полное доверие сотен миллионов людей к Слову Божьему и поможет множеству людей в будущем стать на сторону правды (Mих.4/1-7).



последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости