Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
09.07.2018 13:24

Алав Алиев

 

Танец - древнейшее из искусств. Он отражает восходящую к самым ранним временам потребность человека передавать другим людям свою радость и скорбь посредством движений тела. Почти все важные события в жизни наших предков отмечались танцами: рождение, смерть, война, избрание нового вождя, исцеление больного. Танцем выражались моления о дожде, о солнечном свете, о плодородии, о защите и прощении. Это было подлинное, искреннее выражение глубочайших духовных чувств.

Но почему мы танцуем так, а не иначе? К примеру, не так, как наши соседи-славяне или же, скажем, те же тюркоязычные народы - татары, башкиры, узбеки, казахи. Как мне кажется, этому есть довольно простое объяснение. Все зависело от места обитания того или иного народа. Кавказ - суровый, завораживающий край, пугающий и одновременно манящий. Седые вершины и безбрежные долины, горные водопады и грохот морских волн. При этом не будем забывать, Кавказ ведь это своеобразная природная горловина меж двух морей. И когда мир пришел в движение и началось вселенское переселение народов, именно сюда устремились огромные людские скопища.

И не всегда они шли с добрыми намерениями, и поэтому кавказцы никогда не снимали с пояса кинжал. И только здесь могла зародиться огненная лезгинка - танец, требующий большой силы и ловкости от юноши, грациозности и изящества от девушки. Девушка, словно лебедь, плавно проплывает по кругу, медленно изгибая руки в сторону, прогибая спину. Юноша настойчиво преследует её, гордо взмывая руки, становится на носки, словно коршун. Его движения переходят от неспешных преследований до стремительного преграждения пути. Танец завораживает и вместе с тем заводит своим ритмом. Поразительно, весь мир рукоплещет нашим национальным ансамблям «Лезгинка», «Вайнах», «Алан», «Ингушетия»... и вместе с тем, этот же мир не признает за ней право именоваться историческим танцам. То есть быть включенным во всевозможные танцевальные чемпионаты.

В принципе, понять это не трудно. После вальса, полонеза, мазурки или же латиноамериканской румбы, увидев лезгинку с её энергетикой, все судьи были бы на стороне кавказского танца.

Надо признаться, на самом деле танца под названием «лезгинка» в природе не существовало. Каждый кавказский народ свой танец называл по-своему. И как бы они ни были схожи по духу, но отличались ритмикой, техникой, динамикой. Причем схожесть мужского танца резко отличается от танца женского. Можете вы себе представить, чтобы кумычка, облаченная в къабалай (вид старинной кумыкской праздничной женской одежды), танцевала довольно энергичный женский акушинский танец? Сама форма одежды - удлиненные рукава чепкена (черкеска) продолжали как бы линию рук мужчины, подчеркивая мужественность. У женщин ложные откидные рукава верхнего платья словно дополняли мягкую и едва приметную пластику рук женщины. Длинные до земли, расширенные книзу, они не стесняли мягкости и подвижности её поступи... Благодаря чему и достигалось впечатление парения в танце.

С горечью приходится признавать: как только наши свадьбы перенеслись из домов и дворов в банкетные залы, мы неумолимо теряем свою тысячелетнюю хореографическую культуру. Как-то совсем незаметно исчез со свадеб сюйдюм таякъ (палочка любви, украшенная шёлковыми лентами и вручаемая тому, кого танцующий хочет пригласить). Теперь его могут вполне заменить пластмассовая роза со стола, в крайнем случае, вилка или салфетка. Не желают теперь друзья и родственники жениха облачаться в лохмотья и плясать танец доммаев (паяц, шут, клоун). Невеста не прикрывает лица, и жених сидит рядом на протяжении всего торжества. Хорошо, что еще гости в пьяном угаре не кричат надрывно «горько». Но самое неприятное: не звучит наша народная мелодия. Лишь барабанная дробь под фонограмму.

Если наши предки годами оттачивали свое танцорское мастерство, учась на примере старших, теперь, если верить всевозможным объявлениям, вас всего за пять дней, естественно за определенную сумму, научат настоящей свадебной лезгинке. Что из себя представляет эта свадебная лезгинка вы можете убедиться, побывав на дагестанских торжествах. Там есть все: кульбиты, невообразимые ломки, даже приемы из восточных единоборств. Но нет нашего исконного танца, нет его духа, если кавалер, забыв о своей пассии, устраивает в кругу невероятные па на утеху публике.

Отдельная тема - наша так называемая эстрада. Где звезды вылупляются, как цыплята у кур - десятками. Понятно, что всем этим доморощенным шоу-баронам глубоко наплевать, что и как танцевали их предки. Хотя большинство из них в своих так называемых хитах используют старинные дагестанские танцевальные мелодии. Все это выхолащивает традиционную национальную хореографическую культуру. Размываются, нивелируются мелодии, и мы легковесно расстаемся со своими исконными, самобытными танцами и мелодиями, отдавая их на откуп музыкальным дельцам.

Вспомните хоть одно из названий своего национального танца. А их к началу XX века насчитывалось более ста. Остается лишь завидовать своим близкородственным соседям - балкарцам, карачаевцам, тем же кабардинцам, сумевшим сохранить их. Исламей, голлу, сандырак, тепене, тегерек, абезек, юваш, эрирсй, алтын хардар, бийке тепси, чоппа, апсаты, агьач тепсев, яштувар, ёл кюй, индыртюп... - прекрасные танцы, кои когда-то танцевали и кумыки, но забыли. Кто же их возродит?

09.07.2018 13:09

Алав Алиев

Из всех элементов материальной культуры этническая специфика наиболее ярко проявляется в пище. Питание, будучи одним из наиболее консервативных элементов культуры, и по сей день сохраняет особенности, возникшие в далёком прошлом. Этнографы отмечают, что каждая национальная кухня обладает своим пищевым сырьем, которое делает эту кухню примечательной и отличает от кухни других народов.

Такими национальными продуктами для древних тюрков являлись баранина, пшеница, ячмень, просо, горох, лук, чеснок, виноград, яблоко, дикорастущие пряности и ароматическая зелень, а также молоко, творог, къаймак, йогурт, къатык, къурут и, конечно же, май (масло). Еще Гиппократ писал, что скифы (тюркское племя) ели варёное мясо, иппак (экмек - хлеб) и пили кобылье молоко. По словам Страбона, "вокруг их жилищ пасётся скот, обеспечивающий их мясом, сыром и молоком".

Интересные сведения о пище средневековых тюрков мы находим и в дневнике путешественника XV в. испанца Руи де Клавихо. В 1403 году, находясь в составе свиты кастильского короля Генриха III, он писал, что они имели возможность познакомиться с народом, который он называет "тюркоманы". Он пишет:

"Нам выносили из каждого селения угощение. А обычай у них был такой: когда к ним приезжали гости и, спешившись, усаживались на ковры, которые стелили им прямо в поле, в тени деревьев, то из каждого дома несли еду - хлеб и кринки с кислым молоком, или другие кушанья. А если гости хотели остаться там на несколько дней, то им предлагали много мяса. А скота у них много, они народ трудолюбивый и хорошие наездники, стрелки из лука и храбрые воины".

В словаре Махмуда Кашгари зафиксированы названия многих пищевых продуктов и блюд, которые сохранились до сих пор в языке большинства тюркских народов. Сют - молоко, увуз - молозиво, айран - разбавленное водой кислое молоко, къатык - кислое молоко, бекмез - виноградный сироп, чагъыр - вино, сирке - уксус, чёрек и экмек - хлеб, къалач - лепёшка, выпекаемая в золе, долма - фаршированное мясо, обёрнутое в виноградные листья, арпа - ячмень, дюгю - рис, ун - мука, дюрмек или чуду - масло с сыром, завернутые в тонкую лепешку, къаурмак - жареная пшеница, къуурма - жареное мясо баранины, къыйма - мелко нарезанное жареное мясо, бугълама - мясо, сваренное на пару, кулпели - мясо, запечённое в золе, тутмач, или же, как по-другому его сейчас называют, хинкал - нашим предкам были известны еще тысячи лет тому назад.

Письменные данные позволяют более или менее детально восстановить основные особенности пищи предков древних тюрков. В их рационе преобладало овечье, кобылье и верблюжье молоко, из которого они готовили различные яства и напитки. Масло сбивали в кожаных мешках и глиняной посуде из разбавленного водой къатыка. Остаток в виде айрана употребляли в качестве налитка. Свежий къатык, высушенный на солнце, назывался къурут.

Мясо приготовлялось в отварном и жареном виде, причём на мясном бульоне варили суп под названием шорпа. Лакомым блюдом считался готовившийся на вертеле (шиш) шашлык. Был еще вид шашлыка из кусков баранины, завёрнутых в шкуру и испеченных на горячей золе (кюллеме).

Хлеб, называвшийся чёрек, выпекался в глиняных печах - тандырах, или кёрюках, а лепешки - къалач - под слоем горячей золы. Готовили также суп-похлёбку из толченой пшеницы - булкъа шорпа, заправленную къатыком, чесноком и сушеной мятой. Одним из популярных блюд тюрков были разные виды курзе - из крапивы, сыра, мяса, требухи, яиц. В их рацион также входили фрукты и овощи. Фрукты употреблялись в основном в свежем виде, из них также готовились различные сладости. В частности, виноградный сироп использовался для приготовления патоки под названием бекмез. Надо отметить, что кумыки на десерт также подавали различные виды халвы (гьалива) - ун гьалива, къоз гьалива, тушап гьалива, илашгъы гьалива, кеннираш гьалива, къурмач гьалива.

Широко пользовались тюрки дарами рек, озер и морей. В 1639 году европейского путешественника Адама Олеария удивило блюдо, которое подали ему гостеприимные эндиреевцы во главе с их владетелем Солтан-мутом - это был бульон, шорпа, приготовленная из осетрины с добавлением различных трав и пряностей. Как упоминает Олеарий, он в своей Голштинии никогда не пробовал такого чудесного блюда.

Древние тюрки прекрасно владели секретами консервирования как молочных, так и мясных продуктов (бастурма, долдурма, къолбас). По мнению этнографов, наиболее древним молочным продуктом, заготавливаемым на зиму, был къурут. Сюзме (сцеженный къатык) и соль размешивали, формировали небольшие шарики и раскладывали их, накрыв марлей, на солнце. В зимнее время къурут растворяли в горячей воде и использовали для приготовления различных блюд.

Наши предки оставили нам не только богатейшую культуру и невообразимо красивый язык, но и прекрасную кухню. Пользуйтесь рецептами своих предков - и проживете долгую-долгую жизнь. Приятного вам аппетита.

Ашыгъыз татли болсун! Тенгири берекет берсин!

17.03.2017 00:00

Земельный вопрос в Дагестане часто становится катализатором межэтнической напряженности. Поэтому любые решения властей региона в части земельных отношений общественность встречает с настороженностью. На этот раз власти Дагестана решили расширить границы Махачкалы за счет земель Карабудахкентского района. То, что Махачкала стала тесной даже для тех жителей, которые в городе проживают, уже ни для кого не секрет. Проблемы неэффективной системы общественного транспорта, затопления после дождей и попадания грязных вод в водопроводы, из-за чего сотни горожан недавно отравились, являются во многом следствием того, что инфраструктура города изношена и не рассчитана на такое количество людей.

Между тем 6 декабря глава г. Махачкалы Муса Мусаев провел еженедельное аппаратное совещание, на котором сообщил коллегам, что по решению главы республики Рамазана Абдулатипова Карабудахкентский район передал в собственность муниципальному образованию с внутригородским делением «город Махачкала» 300 гектаров земли. В связи с этим глава города поручил главному архитектору подготовить внесение изменений в генеральный план города и внести соответствующие документы в Махачкалинское городское Собрание депутатов для изменению границ муниципалитета.

Без комментариев

«Кавказ.Реалии» попытался получить комментарий у главы Карабудахкентского района Махмуда Амиралиева, но тот отказался обсуждать инициативу главы республики, попросив обратиться в «администрацию района через сайт». Затем мы связались с исполняющей обязанности Управления земельных и имущественных отношений района Аймев Габитовой, которая также не пожелала комментировать принятое решение. «Какие должны быть комментарии?», сказала Габитова «Кавказ.Реалии». «Есть постановление правительства Республики Дагестан, оно обязательно для исполнения всеми, кого это касается. Постановление правительства Республики Дагестан от 6 декабря № 377 «О некоторых мерах по изменению границ между городским округом «Махачкала» и муниципальным образованием «Карабудахкентский район» поступило в администрацию района, будем работать по нему. Поручение дано Министерству юстиции для совместного исполнения с Комитетом по земельным отношениям».

Голос общественности

В свою очередь кумыкская общественность начала уже реагировать на принятое властями решение. Сопредседатель президиума Российского конгресса народов Кавказа Гамзат Хангишиев, комментируя вероятность усиления межнациональной напряженности в силу возможного дополнительного оттока горского населения на равнину, отметил: «Вряд ли те, кто хочет "расширять Махачкалу" озабочены демографией, проблемами развития территорий или другими государственными заботами. В Дагестане уже давно земля воспринимается как товар и любые манипуляции с ней призваны прежде всего принести доход тем, кто получил доступ к механизмам таких манипуляций. Я имею ввиду муниципалитеты, правительственные и регистрирующие органы. А в Махачкале земля самая дорогая».

По мнению общественника, сложно прогнозировать реакцию «так называемых "официальных" представителей кумыкской общественности», поскольку он не знает как, где и под чьим влиянием формируется их позиция. Между тем, Хангишиев считает, что кумыки в массе своей крайне негативно реагируют на все эти манипуляции с их землями.

Общественник полагает, что вряд ли следует ожидать организованного сопротивления этим манипуляциям в правовом поле, «не для этого власти фальсифицируют выборы, годами пестуют коллаборантские кадры для ключевых должностей и устраивают гонения или устраняют активистов».

В Дагестане уже давно земля воспринимается как товар и любые манипуляции с ней призваны прежде всего принести доход тем, кто получил доступ к механизмам таких манипуляций.

Хангишиев отмечает, что общественные инициативы очень тормозит и правовая неграмотность населения. «Например, в случае с этими 300 га Карабудахкентского района это также актуально. По 131 федеральному закону и власти республики, и муниципальные власти вправе инициировать эту процедуру, но окончательное решение принимается решением населения, высказанным в результате общественных слушаний и оформленных решением депутатских собраний обоих субъектов, и района и города. Чего, как я понимаю, еще сделано не было. И будет ли это сделано или нет, теперь зависит от настойчивости властей и стойкости депутатского корпуса. Учитывая, что главой Ленинского района города, главного выгодоприобретателя от этой сделки, назначили лицо приближенное к главе республики и привыкшего решать вопросы силовым давлением, – борьба если и будет, то недолгой».

Другой общественный деятель, сопредседатель Союза общин коренного кумыкского народа Хабий Алханаджиев считает, что Махачкала уже долгое время поглощает села и земли Кумторкалинского и других районов. Территория города за два-три десятилетия увеличилась многократно, что создает дополнительные проблемы. Активно застраиваются заповедные территории в черте города. «Так, гора Тарки-Тау, исторический ареал обитания кумыков, подверглась массовым самозахватом переселенцев при попустительстве властей», - добавил общественник.

Такая же ситуация наблюдается, по мнению общественника, вокруг Буйнакска, Хасавюрта и Кизилюрта.

При этом Алханаджиев считает, что «ареал обитания кумыков стремительно сокращается, конфликтогенный потенциал региона стремительно возрастает. Кумыки, будучи одним из самых спокойных народов сегодня меняются, в них усиливается протестный вектор. Он направлен на действия по самосохранению и защите своих интересов».

 

http://www.kavkazr.com/a/v-300-konflitnyh/28163800.html

08.02.2016 08:00

И.о. мэра Махачкалы Муса Мусаев избран мэром дагестанской столицы 29 октября на заседании собрания депутатов Махачкалы. Как сообщает дагестанская газета «Новое дело», голосование проходило в открытом порядке. За кандидатуру Мусы Мусаева проголосовали 39 депутатов — весь состав депутатского корпуса, присутствовавший на сессии городского парламента Махачкалы.

Еще в сентябре в дагестанской экспертной среде говорили, что выборы градоначальника Махачкалы будут безальтернативными. Кандидатуру Мусы Мусаева предложил на голосование глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Кроме Мусаева на должность градоначальника претендовали начальник управления земельных ресурсов и землеустройства столичной администрацииМагомедгаджи Абдуллаев и доцент кафедры ботаники, генетики и селекции Дагестанского аграрного университета Галина Арнаутова. Помимо этих кандидатов, документы на участие в выборах мэра подавала научный сотрудник Института национальных проблем в образовании Российской академии образования (РАО) Разият Нурмагомедова. В итоге, кандидатуру Нурмагомедовой сняли с конкурса, а Абдуллаев и Арнаутова не получили ни одного голоса.

Справка EADaily. Муса Асхабалиевич Мусаев родился в 1966 году в Махачкале. По национальности кумык. В 1991 году окончил Дагестанский государственный университет по специальности «Товароведение непродовольственных товаров». Трудовую деятельность начал в 1983 году рабочим базы снабжения Дагпотребсоюза в городе Кизляр. С 1984 по 1986 год служил в рядах Советской армии. С 1993 по 1999 год — начальник валютно-экономического отдела коммерческого банка «Эльбин» город Махачкала. 1999 — первый заместитель руководителя финансового управления министерства финансов Дагестана. 2004 — получил второе образование в Дагестанском государственном университете по специальности «Юриспруденция». С 2009 по 2010 год — первый заместитель начальника управления финансового управления администрации города Махачкалы. С июня по сентябрь 2010 года — директор филиала Медицинской акционерной компании ЗАО «Макс-М», Махачкала. С 2011 по 2013 год — начальник управления финансово-бюджетного контроля и надзора министерства финансов РД. В сентябре 2013 года назначен министром строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Дагестан. 12 июля 2015 года назначен и. о мэра Махачкалы, взамен Абусупьяна Гасанова, пробывшего в кресле мэра Махачкалы всего один день.

Как полагают некоторые дагестанские источники, выбор в пользу Мусаева был продиктован рекомендациями спикера парламента Дагестана и руководителя местной «Единой России» Хизри Шихсаидова — кумыка по национальности. Мусаева также ассоциируют с группой влияния, которая образовалась вокруг премьера республики Абдусамада Гамидова. Основной карьерный путь нынешнего и. о мэра Махачкалы проходил в Министерстве финансов Дагестана, а Минфин республики считается «вотчиной» семьи Гамидовых. Премьер Гамидов, бывший с 1996 по 2013 годы министром финансов Дагестана, «унаследовал» эту должность от своего родного брата, погибшего в апреле 1996 года в результате террористического акта.

По некоторым данным, Рамазан Абдулатипов выдвинул Мусу Мусаева в мэры Махачкалы, желая сохранить баланс отношений с кумыкской общественностью Дагестана. В начале августа ведушие кумыкские общественные организации республики отправили в аппарат полпреда президента РФ в СКФО обращение, где было заявлено, что интересы кумыкского народа в республике не соблюдаются. «В Дагестане 10 городов — и ни одним из них не руководит кумык. В Махачкале 50 лет не было мэра-кумыка. Москва безмолвствует», — заявил один из авторов обращения, председатель общественной организации «Национальный совет кумыкского народа» Абсалитдин Мурзаев. С избранием на пост мэра Махачкалы Мусы Мусаева можно смело сказать: главой дагестанской столицы впервые за 50 лет стал кумык. Последним кумыком- главой города до Мусаева был председатель Махачкалинского горисполкома Халит Магидов (1926 — 1996), руководивший городом в 1960-х годах.

https://eadaily.com/news/2015/10/29/vpervye-za-50-let-merom-mahachkaly-izbran-kumyk

Подробнее:https://eadaily.com/news/2015/10/29/vpervye-za-50-let-merom-mahachkaly-izbran-kumyk

25.10.2016 00:00

 Фазиль Тонай, общественный деятель, Ставрополь    (Обновлено 2015-08-14 09:33:03)                     

«Тролли, руки прочь от Турали»

       В прошлом году редактор дагестанского еженедельника «МК-Дагестан» Марко Шахбанов разродился статьёй «Туралиб – Каспийск: связь времён». Возможно, я бы и не заинтересовался этой статьёй, если бы она не имела отношения к основной теме моих научных и гражданских изысканий – судьбе жертв репрессий. Увы, мало кому известно, что в сталинские времена пространство между Махачкалой и Каспийском, то есть Турали, называли в народе «Долина смерти», так как здесь расстреливали и хоронили в безымянных могилах жертв чудовищных репрессий 1930-х годов. К тому же имя Шахбанова для меня, как и для большинства людей знакомых с его «творчеством» является устойчивым синонимом слова «фальсификация», но что же именно он написал в своей очередной публикации? В ней, он немного - немало утверждает, что кумыкское название Турали это Тузлук, а само название Турали якобы аварское, от аварского означает «соль». «Туралиб» так якобы правильно называть этот топоним. В самом начале у меня возникла мысль, а не является ли топоним «турали» от кумыкского «торалы», где «тор» это сеть, а местность, где рыбаки развешивают свои сети для просушки в народе могли назвать «торалы ер», но сам пришел к выводу, что наврядли, не кумыкская это забава рыбачить на море, особенно там, где вокруг солевые озера, поэтому решил более подробно изучить вопрос и дать ответ фальсификатору в пяти пунктах:

  1. Название «Турали» хорошо известно кумыкскому фольклору (например, в одном из так называемых «къазакъ йыров» есть фраза «Туралини тюзюн къуйса толмайгъан»), в отличие от слова «тузлук», которое кумыками употреблялось только в качестве чесночной приправы к национальному блюду хинкал, но как топоним это слово никогда не употреблялось, а приведённый Шахбановым источник исходит не от кумыков, а, как оказывается, от грузин. Отчего они называют «Турали» «Тузлуком» мы, увы, уже у них спросить не можем, возможно у них самих был не кумыкский источник, который называл озеро Турали именно так.

  2. М.Шахбанов утверждает, что названия озер, «как правило, не образуются от этнонимов». К сожалению, не знаю как у аварцев, но у тюркских и всех прочих народов мира названия озёр нередко берут своё начало от имени родов на их берегах обитающих. Например: Джандар-Кёль на границе Азербайджана и Грузии. Более того такое знаменитое озеро как Гурон названо в честь одноимённого индейского племени. Также и соседнее озеро Эри названо в честь другого племени. Я уже совсем молчу о самом большом озере в мире – Каспийском море, названом в честь племени каспиев. Вероятно, М.Шахбанов никогда не слышал о таком. И уж точно он не компетентен в вопросе возникновения названий озёр. Короче – полный дилетант.

  3. М.Шахбанов находит для «Турали» дикую, но и интересную «аварскую» параллель – имя телетлинского бека Турунлава. Последнее имя явно берёт свое начало от тюрко-хазарского титула турун (редуцированная форма более широко известно титула «тудун») обозначающий наместника кагана, а название озера Турали действительно происходит от слова «тур» в значении «соль», но не из аварского языка, а из булгарского, то есть тюркского и имеет общий корень с общетюркским словом туз (дуз) в том же значении, в булгарском, как известно вместо привычного «з» произносился звук «р» (Гусейнов Г.Р.-А.-К. История древних и средневековых взаимоотношений Северо-Восточного Кавказа и Дагестана с русским языком. Махачкала, 2010. С. 21, с ссылкой на Дыбо А. В. Лингвистические контакты ранних тюрков. М.: 2007. С. 23). В аварский и родственные ему языки слово «тур» проникло от булгаро-хазар, как и многие другие слова. Это естественно, ведь за солью аварцы, как и другие горцы Дагестана ехали на Кумыкскую равнину – зону обитания булгаро-хазар (которых, впрочем, как я где–то читал, Марко тоже давно записал в аварцы). Если бы дело обстояло наоборот, и соль добывали бы в горах, в Хунзахе, например, а не на равнине, то и мы кумыки наверняка бы называли соль по аварски. Но факт остаётся фактом.

  4. Название озера Турали, а не Туралиб. Слог «ли» в конце топонима – это широко распространённый в тюркских языках аффикс, как пример названия кумыкских сёл Дёргели, Торкали. Для аварского языка подобные аффиксы совершенно не характерны. В конце топонима «Турали» отродясь не было буквы «б». Турали и никаких Туралибов.

  5. Шахбанов связывает происхождение названия «Турали» с чохской фамилией Маккаевых, по его логике издревле владевших землями вокруг озера. Однако я не поленился и попросил у знакомых сделать запрос в Центральный Государственный Архив Республики Дагестан о дореволюционных владельцах Турали и вот какой же мне пришёл ответ: «На 1912 год Туралинское озеро принадлежало наследникам Шамхала Тарковского и находилось в аренде у наследников астраханского купца К.П. Воробьёва» (ЦГА РД Ф. 21. Оп. 3. Д. 85. Таким образом, если у чохинцев и были какие-то «корни» в Турали, то не древнее 1912 года и название озера появилось задолго до их появления в его окрестностях. Более того согласно преданиям моих земляков кумыков–казанищенцев; Туралинское солёное озеро с незапамятных времён принадлежало   обществу Нижнего Казанища (РФ ИИАЭ ДНЦ РАН Ф. 1. Оп.1. Д. 192. Л. 3). Шамхалы несколько столетий назад получили Турали от казанищенцев в качестве дара за справедливый суд и оборону от внешних противников. После ликвидации института шамхальской власти, казанищенский джамаат вполне справедливо посчитал, что имеет право на возвращение озёр и прилегающих земель себе. Однако царская администрация закрепила озеро Турали за дочерью Шамсутдин-Шамхала, кстати, также жившего в Казанище, Солтанат и его племянниками Нурутдином и Адиль-Султаном Тарковскими. Они предоставили жителям селения Гелли бесплатно пользоваться солью из озера. Этот факт стал мне известен от геллинского краеведа Х.Ш. Хосарова, а он в свою очередь узнал это от народного артиста Дагестана и Северной Осетии Шавлуха Ибаддулаева, чья мать Зазай-Бийке воспитывался в семье Нурутдина Тарковского как собственная дочь и провела своё детство в окрестностях Турали, где у Нурутдина было своё имение в местности Черкес-Аул (на границе Карабудахкентского района и Махачкалы).

 

На фото Зазай-Бике - приёмная дочь совладельца Турали Нурутдина Тарковского

                           «Призрак пантюркизма»

         Разобрав фальсификацию с Турали, я, однако, не поставлю точку, а попытаюсь опровергнуть ещё кое-какие измышления автора «феноменальных открытий», который он попутно щедрой раскидал в этой и в предыдущих статьях. Слишком многое накопилось за последнее время. Не будучи профессиональным историком и не владея изначально материалом, я более полугода собирал факты, разоблачающие его статейки по истории северных кумыков и по этнониму «кумык». Ещё полгода у меня ушло на написание данной статьи. В связи с этим хотел бы выразить своё восхищение беспримерной плодовитости Шахбанова-Хапизова. На протяжении целого десятилетия еженедельно он заполняет полосы дагестанских газеты смесью чуши с галиматьей, помноженной на ахинею. Удивительно как у него только хватает свободного времени и энергии на написания всего этого. Судя по изобилию ссылок, он должен был бы не вылезать из библиотек и архивов. Однако, на деле как мне думается дела обстоят совсем иначе и он никогда видел те источники на которые сам же ссылается. Поговорим подробнее о методах фальсификации данного субъекта. Как мне удалось выяснить – причина наличия изобильных ссылок на архив приписка себе чужих ссылок и откровенный плагиат. В «Саламеэр, Эндирей и Аух», или как там называется эта брошюрка без выходных данных, Шахбанов, активно использует материалы бабаюртовских краеведов, в частности Н. Аджимурадова и Д. Дибирова. Каким путём они к нему попали вопрос для отдельного долгого разговора. При этом проведённые ими многолетние исследования он выдаёт за собственные находки и открытия, зачастую попутно их, искажая и перетолковывая. Так работает в Шахбанове «историк». Однако, как мы убедились, он мнит себя не только историком, но и «лингвистом»! При этом данный «товарищ» с таким упорством высасывает из пальца этимологии, гипотезы и вымышленные факты, умалчивая настоящие и опять - таки подтасовывает ссылки, что порой начинаешь бояться, не высосал ли он вместе с пальцами себе и обе руки, тыкая теперь по клавишам носом.

          «Шахбанов и Ко» известные развешиватели ярлыков. Я же считаю, что навешивание политических ярлыков, пусть даже и таких ставших уже историческими анахронизмами как «пантюркист», в контексте истерии в российских СМИ вещь небезопасная для обсуждаемых. Потому в отличие от моих «визави» я сознательно избегаю сравнения группы Шахбанова с разжигателями, экстремистами и разного рода колонами. Нет, я буду целенаправленно соблюдать чувство умеренности и объективности. И потому я буду их именовать только антинаучной группой и фальсификаторами. Не знаю только, научит ли Шахбанова хоть чему-то такой мой урок этики и самоцензуры.

       Признаюсь, также, что у меня есть и собственные мотивы писать ответ Шахбанову. В своём очередном опусе (он выпускает их почти каждый месяц), пафосно названном «Болмац или борьба с пантюркизмом за право на существование» Шахбанов назвал меня «агентом Баку». Были там ещё эпитеты, попахивающие 1937 годом. Должен отметить, что вместе со мной в список агентов попал и выдающийся сын Дагестана – Коркмасов – предмет жгучей ненависти Шахбанова. Понятно, что в условиях раздуваемой троллями истерии подобные методы не что иное, как провокация и донос. Никакого отношения к научной объективности подобная писанина не имеет.

         Вместе с тем, сразу оговорюсь, что моё мнение об опусах Шахбанова, как фальсификациях не единично и не опирается на какую-то обиду. В отличие от Шахбанова я не столь обидчив.   Но предоставлю слово чеченским авторам   «К характеристике профессионализма Хапизова –Шахбанова отметим изначально, что иллюстрация, приведенная им на стр. 13 под названием «Горцы в засаде. Т. Горшельт», является на деле офортом Л.Е. Дмитриева-Кавказского «Ночной секрет» (с рисунка того же Т. Горшельта «Пластуны в засаде») и изображает кубанских казаков, а не горцев. Иллюстрация на стр. 16, подписанная автором «Джарский аварец. Г. Гагарин», во французском первоисточнике позиционируется как изображение служащего Джаро-Лезгинской милиции». Известно, с какой ненавистью соратники Шахбанова по троллинг-командос пишут о службе отдельных представителей кумыкской феодальной элиты в царской милиции в годы Кавказской войны, однако, своими соплеменниками в той же милиции они как видим, гордятся. Ни о какой объективности здесь конечно речи быть не может. Удивляет также сам факт переименования рисунка мэтра, словно бы публицист почувствовал на картину больше прав чем её автор. Но это уже, вероятно, на уровне рефлексов.

         Шахбанов никогда не стал бы таким гигантом фальсификаций, если бы не прошёл отменную школу. И здесь необходимо сказать об его гуру. Это некий профессор Тимур Айтберов, надо признать отличный специалист в арабском языке и если Шахбанов фальсификатор, пока ещё грубый и работающий зачастую топором и потому топорно, то Айтберов человек искусный и утончённый. Человек трудолюбивый, начитанный и глубокий. Однако природа фальсификаторства такова, что даже и у него бывают грубые и очевидные ляпы. Приведу пару примеров. На странице 142 книги многоуважаемого профессора Айтберова «Мусульманская элита кумухского корня» под видом «казикумухского наиба Абдул-Маджида» отчего-то выставлено фото моего земляка наиба темир-хан-шуринского участка Джамалутдина Тарковского, чьей биографией и иконографией я, поверьте, мне, занимался досконально. После сличения нескольких различных фотографий наиба Джамалутдина с этим лже фото «казикумухского наиба Абдул-Маджида» был вынужден признать данный факт и арабист Ильяс Каяев, также приписывавший ранее фотографию Джамалутдина и его жены совершенно другим людям из кумухского сословия. Не красит этого Айтберова и чуждые всякой научной этики оскорбления в адрес великого азербайджанского учёного Абас-Кули-Агу Бакиханова, в частности, оскорбления в адрес его национальной принадлежности, озвученные им на страницах газеты «Черновик». Пострадали от его фальсификаций и иных действий не только кумыки и азербайджанцы, но и сами аварцы. В ход идут притянутые за уши факты, удревнение надписей (о подобных «операциях» Айтберова писал В.О. Бобровников в своей статье «Новые эпиграфические данные по истории Ислама в Северо-Западном Дагестане») и как я указал даже подложные названия рисунков и фотографий. Надо помнить, что любой народ страдает от фальсификаций, даже если они и превозносят его прошлое. Мифы никогда не заменят правду.

       Этот Айтберов первым, ещё в начале 1990-х, начал агрессивно проталкивать идею о «позднем и гетерогенном происхождении» кумыков, при этом собственный свой народ он изображал в виде некоего монолита, хотя общеизвестно, что аварцы есть объединение 14 народов мало друг друга понимающих, ну разве что больше через посредство русского языка. Нет народов происходящих от одного предка. Эту истину ни Айтберов ни Шахбанов признавать не хотят. Так Шахбанов одержим идеей, что если у кумыка фамилия Дебиров, возникшая от персидского слова «девир» – «писарь», то он обязательно аварец. Странное и нелепое утверждение! Как-то на страницах газеты «Дагестанцы» около десяти лет тому назад Айтберов оговорился, написав, что его отдалённого предка звали Кёроглы (!). Кёроглы – герой азербайджанского эпоса. Тимур – имя, как известно тюркское, даже среднеазиатское. Да и «Айтберов» фамилия по звучанию вполне тюркская. По логике Шахбанова выходит, что его наставник не то азербайджанец, не то узбек. Кстати, это вполне возможно. Если обратиться к источникам по истории аварских обществ и сёл, то выходит, что многие из них образованы грузинами, евреями или армянами, а название селения Дагбаш в Шамильском районе откровенно азербайджанское. Так что мой совет подобным исследователям кумыкских фамилий – прежде чем чесать кумыков – почешите для начала себя.

         Но на этом удивительные совпадения с тюркскими фамилиями не заканчиваются. В апреле сего года на страницах редактируемой всеядным Шахбановым газеты «МК в Дагестане» вышла статья некоего Зияутдина Айдемирова, в которой он призывал очистить дагестанские языки от тюркизмов. У нас нет желания анализировать эту статью, слишком много в ней противоречий. Но у меня есть несколько полезных по логике самого Айдемирова предложений: например для начала ему бы следовало бы переименовать своего пращура Айдемира, а то имя у него больно на тюркское похоже. Затем ему следовало бы озвучить идею переименования Дагестана, ведь это тоже тюркское слово! Видите ли, его пугает перспектива тюркизации его родного лакского народа. С чего бы это? Ведь для этого абсолютно нет никаких оснований, его народу куда больше грозит переход на русский язык внутрисемейного общения. Ведь в Махачкале, где живёт большинство лакцев доминирует не тюркский, а русский язык. Не знаю, что и движет подобными тюркофобами, но точно не объективные обстоятельства. Кажется ненависть к тюркам зиждится на их внутренних комплексах и самое главное на зависти, главном жизнеутверждающем чувстве каждого неудачника.

       Горцы Дагестана издревле давали своим детям кумыкские и вообще тюркские имена. Горцы издревле учили кумыкский язык. Сверх того, по словам Расула Гамзатова, аварцы говорили что человек, знающий кумыкский язык нигде не пропадёт и за него с радостью выдавали дочь. По логике статей Шахбанова и интервью Айдемирова, выходит, что Расул Гамзатов либо выдумал указанный факт, либо он «пособник пантюркизма».

       Как я уже отмечал выше, Шахбанов очерняет имя и дела выдающегося сына Кавказа, одного из знаменитейших дагестанцев – Джелал эд-Дина Коркмасова. Исподволь, а то и прямо Шахбанов навязывает читателям своей брощюры мысль, что именно Коркмасов якобы «главный пантюркист», «угнетатель» и «притеснитель» горцев, стремившийся их ассимилировать. Отчего он это делает? Ответ очевиден - ради того чтобы принижая слишком яркого Коркмасова возвеличить бесцветного и не презентабельного на его фоне сталинского выдвиженца Даниялова. Да будет всем известно, что при Коркмасове не было никакого насильственного насаждения тюркского языка, в жизнь проводилась замечательная политика сосуществования трёх языков: родного, русского и тюркского. Родным языкам уделялось внимания ничуть не меньше чем тюркскому или русскому. Если проанализировать тот краткий период проведения в жизнь этой политики, то окажется что аварский язык в то время использовался даже чаще, нежели при Даниялове, и тем более чем сейчас.

           Я как человек, уже три года изучающий историю репрессий в Дагестане могу однозначно утверждать что «пантюркизм» это демонизированный ярлык, подобный жупелам «врага народа» и «вредителя», сочинённый хищным и людоедским умом Сталина или кого-то из его кровавых приспешников.

         Маркс пугал буржуазию призраком коммунизма, а Шахбанов пугает призраком пантюркизма. Но кого и зачем? Или это такой метод пропаганды? Кажется, его уже практиковали и до него. Например, Геббельс пугал своих соплеменников еврейским заговором. Всё это пройдённый мировой историей этап.

       В качестве «неопровержимого» источника информации Шахбанов ссылается на слова Даниялова, который попросту лягнул трупы расстрелянных его единомышленниками-сталинистами Коркмасова, Дебирова, Эдхема Фейзи, Чобан-Заде и других замечательных людей, слишком ярких для узколобой сталинской диктатуры. Тем, кто тоскует по Сталину и Даниялову мой вам совет – езжайте в КНДР, там есть свой молодой Сталин, а глава любого уезда по своим нравственным качествам и способностям как минимум ничем не хуже первых секретарей обкома послевоенной позднесталинской эпохи.

         О какой борьбе горцев за право не знать тюркского языка может идти речь, если даже земляки Шахбанова страстно тянулись к тюркскому языку? Самый известный из них Магомед-Кади Дибиров-Карахский – вдающийся просветитель и педагог. Уже опубликованы документы о стремлении жителей Старый Чиркей, Дарануб, Кучра, Мошоб и Гочоб учиться в школе на тюркском языке. Более того, сподвижником кумыкского просветителя Абусуфьяна Акаева и известного пропагандиста тюркского языка в качестве языка обучения и делопроизводства в Дагестане аварского первопечатника Магомед-Мирзы Мавраева был земляк самого Шахбанова шуланинец Исмаил Абакаров, учившийся вместе с вышеозначенными товарищами у самого родоначальника идеи единства тюркских народов – Исмаила Гаспринского! Вот выбор ваших отцов. Братство с окружающими вас народами. Братство, построенное на взаимоуважении и равенстве. Чтите его. Очнитесь, изгоните из ваших сердец ложных кумиров и призраки вами же себе придуманных мнимых отцов. Хватит придумывать лжеисторию и себе и другим!

           На смену уже привычным акулам пера, скрывавшимся если не за настоящими именами, то за узнаваемыми псевдонимами, пришли клавишные тролли с трэшевыми никами. Вопреки всяким этическим нормам они заполнили интернет оскорбительными писульками в адрес дагестанских народов и сельским обществ. Нередко они смакуют горькую судьбу жён Ермолова, выставляя в своих жёлтых текстах это дело, таким образом, словно бы кумыки сами своих женщин подкладывали Ермолову в постель. Полностью игнорируется те факты, что среди дагестанских народов от действий Ермолова пострадали, прежде всего, именно кумыки (он в частности разрушил крупные кумыкские населённые пункты Башлы, Дженгутай и Аксай) и что женщин тех забирали насильно. Одна из них была даже замужней, что не помешало сатрапам царизма избавиться от её мужа. Вот они факты. Есть и другие факты. Подобные насильственные меры применялись не только в отношении кумычек, но и в отношении всех дагестанок. Цена присоединения к Российской империи была очень высокой. Но никто из кумыков в отличие от троллей Шахбанова подобные факты не смакует и не тиражирует. Но чтобы не быть голословным сошлюсь на материал, опубликованный замечательным исследователем Патимат Тахнаевой: «Просимых Шамилём к вымену ахульгинских женщин не представляется никакой возможности возвратить потому, что большая часть розданная казакам Гребенского, Моздокского и Кизлярского казачьих полков, некоторые из них умерли, другие вышли в замужество и приняли христианскую веру, а многие отправлены на Правый фланг и Прикаспийский край для размена и раздачи частным лицам, поэтому дальнейшие об них справки должно оставить без последствий» (Тахнаева П. Список «ахульгинских горцев» имама Шамиля ли дело о выкупе или обмене на пленных горцев из плена кахетинских жителей с семействам, взятых 4 июля 1854 года при вторжении Шамиля в с. Шильды (по материалам ЦИАГ) .- Актуальные проблемы Кавказкой войны и наследие Шамиля. Махачкала, 2012. С. 82)». Мне искренне жаль этих несчастных пленниц. Они были оторваны от своих семей, от своей родины, брошены в чужую среды. И что самое страшное с точки зрения религиозного человека – в отличие от жён Ермолова, они были вынуждены сменить веру. Таким образом, их судьба ещё более печальна, не говоря уже о том, что и мужья им достались не самые завидные по своему социальному статусу. Говорю с самым искренним сожалением об их доле, ибо судьба женщин во всех войнах всех времён ужасна и нет никаких причин над ними издеваться. Они были чьими-то дочерями, сёстрами, жёнами. Подобное издевательство претит кумыкскому, и, я уверен, аварскому этикетам. В детстве, бывая в Хасавюрте и Буйнакске, я видел среди аварцев немало достойных аксакалов, помнящих оказанное им кумыками добро и которые нещадно бы избили этих пещерных троллей своими тростями за такую писанину. Жаль что таких уже нет.

       Еще, будучи редактором газеты «Новое дело» Марко Шахбанов публиковал на страницах е газеты материалы, оскорбляющие талантливых и объективных учёных. Видимо чужая честность не даёт ему покоя. Среди его жертв известный своей глубиной и беспристрастностью петербургский учёный Юрий Карпов (статья «Перепись-2010 и национальный вопрос в Дагестане»), которого он среди прочего обвиняет в преувеличении проблем кумыкского народа, существование которых Шахбанов систематически отрицает. Помимо того Шахбанов примерно в тоже время обвинил исследователей христианства в Нагорном Дагестане в подрыве мусульманских традиций в регионе. Кто же крупнейший специалист в области истории христианства в Дагестане? Это, безусловно, Патимат Тахнаева. Так что камень, получается, был брошен именно в её огород. Но как недоучившийся аспирант смеет нападать на состоявшегося учёного? Тахнаева кандидат наук, научный сотрудник в  Институте востоковедения РАН, а, как известно обладание подобным серьёзным статусом является безусловным залогом благонадёжности. Как писал, старина Жозеф де Местр: «Сам факт, что женщина замужем делает её целомудренной». Причин для недовольства группой Шахбанова деятельностью Тахнаевой немало. Достаточно вспомнить её борьбу с излишней идеализацией государства «Имамат Шамиля», лепящей из этой сугубо теократической государственности супердемократическое и «многоконфессиональное» государство, а также особенно приведённый выше её острый материал о судьбе пленённых царскими войсками при взятии крепости Ахульго в 1839 году горянок. В качестве борьбы с противниками шахбановцы используют угрозы, клевету и как я уже писал навешивание ярлыков. Их очередной жертвой стал смелый и честный дагестанец – сын высокоуважаемого самобытного ахвахского народа Максуд Гаджиев, о котором тролли запустили в интернет провокационную утку под названием   «Максуд Гаджиев - «агент Баку».

       Максуд Гаджиев, Руслан Расулов и Казихан Курбанов – одни из немногих дагестанцев, которые периодически поддерживают кумыков устным и печатным словом. И если подвергают травле их – значит, подвергают травле и нас кумыков. Сегодня все честные дагестанцы – это коллективный Максуд Гаджиев. Потому считаю уместным здесь предоставить слово самому Гаджиеву.

         Из открытого письма Максуда Гаджиева муфтию Дагестана: «Шахбан Хапизов, гл. редактор газеты «МК в Дагестане, зам. руководителя Национально-культруной автономии аварцев, Магомед Бисавалиев, гл. редактор журнала «Дагестан», печатного органа Министерства печати РД, учредитель ура-националистической газеты «Миллат» и иже с ними своими ура-националистическими заявлениями вносят раздор между нашими братскими дагестанскими народами и разжигают межнациональную вражду. Ради достижения своих корыстных политических целей, вышеназванные господа нагло и бесцеремонно игнорируют общеизвестные научно обоснованные достоверные факты и в своих публичных выступлениях, интервью, псевдонаучных статьях, злоупотребляя своими административными и финансовыми возможностями, проводят оголтелую деструктивную национальную, земельную и языковую политику. Одним из первых, кого глава РД Р.Абдулатипов освободил от должности, был Гусейн Магдиев, глава Цунтинского района, который открыто и честно не раз заявлял, что он не аварец, а дидоец. При этом он всегда подчеркивал, что он горец, дагестанец, россиянин. Теперь многие госчиновники из числа андо-дидойских народов заявляют, что они являются аварцами. Ради Бога, мы не против права отдельного человека причислить себя к той или иной национальности. Пусть называют себя хоть китайцами. Мы против фальсификации истории, против навязывания андо-дидойским народам аварского языка в качестве родного языка, мы против политики ассимиляции и этноцида». Непонятна и патологическая ненависть Шахбанова-Хапизова к азербайджанскому народу. Почему в качестве своего главного ярлыка он употребляет выражение ни «пятая колона», ни «укрофашист», ни классическое «враг народа», в конце-то концов, а именно «агент Баку»?! Уверен, что в столице Азербайджана, недавно проведшем Европейские игры на уровне крупнейших и богатейших стран мира, никому и не нужна своя агентура в Дагестане. Дагестан хорошо это или плохо – всего лишь один из 80 с лишком рядовых регионов Российской Федерации, а Азербайджан это равное РФ суверенное государство и все свои проблемы Баку предпочитает решать напрямую с Москвой. Может Шахбанова нервирует именно это?

         Я, также отчего-то причисленный Марко к лику «агентов Баку» могу заявить о себе, что никогда не получал никакой платы за то что пишу, ни от одного человека и ни от одного государства. Может ли сам Шахбанов о себе такое сказать? Если нет – значит, он куда больше моего подпадает под определение слова «агент». Если человек искренне и бескорыстно уважает соседний народ, соседнее государство – он выходит агент этого государства? Неужели Шахбанову неизвестны высказывания многоуважаемого главы Республики Дагестан: «Азербайджанцы наши самые близкие друзья и просто достойные люди»? Или быть может Шахбанов и Абдулатипова считает агентом Баку и «пантюркистом» и сейчас втихоря под новым своим именем-оберегом (Иванов, Андраник или Магомед Магомедов?) строчит донос и на него?

         Быть или не быть? Вот в чём вопрос. Быть на стороне правды или добра или быть на стороне лжи, троллей и исходящего от них смрада зла? Тебе решать, мой читатель.

       Вопрос остаётся открытым, но занавес закрывается. Пьеса завершается открытым финалом



AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости