Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Среда, 01 Ноябрь 2017 00:00

Взаимоотношения черкесов с тюркскими народами Северного Кавказа

Автор 

Тюрки составляют значительную часть населения Северного Кавказа. Их здесь более миллиона, и это число быстро растет, как в общем количественном отношении, так и в процентном по отношению к другим народам.

Коренными тюркскими народами на Северном Кавказе являются кумыки, карачаевцы, балкарцы, ногайцы, азербайджанцы (в Южном Дагестане).
По данным Всероссийской переписи 2010 года в России проживало 503 000 кумыков, 112 924 балкарца, 218 403 карачаевца, 103 660 ногайцев, 130 919 дагестанских азербайджанцев. Общее число кавказских тюркских народов составило в 2010 году 1 068 906 человек.

По сравнению с цифрами переписи 2002 года естественный прирост составил у карачаевцев 13,6%, у балкарцев 4,1%, у кумыков 19%. Для сравнения, у некоторых других народов наблюдается обратная тенденция. Например, у кабардинцев за тот же период убыль составила 0,6%, а у адыгейцев— 2,87%.
Северокавказские тюрки расселены на пространстве от Каспийского до Черного морей.

Кумыки компактно проживают в центральной и северо-восточной части Кавказа – Северной Осетии, Ингушетии, Чечне и Дагестане. Ногайцы занимают обширные степные пространства Дагестана, Чечни, Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Астраханской области. Балкарцы и карачаевцы расселены на восточных и западных склонах Эльбруса – в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Кроме Турции (которую Россия также пыталась завоевать), практически все тюркские народы в прошлом оказались под властью России и получили независимость лишь после распада СССР.

Северокавказские тюрки, их политическое положение и отношение с властями

Северокавказские тюрки –это карачаевцы и балкарцы, кумыки, ногайцы, в Южном Дагестане живёт много азербайджанцев, которые также являются там коренным народом.

Их политические и экономические элиты, как и у прочих народов российского Кавказа – коррумпированные, паразитические и связаны с Москвой, всецело от неё зависящие. При этом ни один из тюркских народов не имеет своей республики.

В КЧР и КБР тюрки поселены в «коммунальные республики» вместе с черкесами. При этом в КЧР во власти доминируют связанные с Москвой коррумпированные карачаевские элиты, в КБР – такие же черкесские.
Все общественные организации карачаевцев и балкарцев финансируются и тесно связаны с местными «элитами», т.е. местным бизнесом и чиновниками своей национальности, и, таким образом, являются частью выстроенной Москвой коррупционно-паразитической системы власти и перераспределения бюджетных средств.

Эти «элиты», в целом, довольны существующим положением, то есть тем «куском пирога», который Москва разрешает им урвать.

В КЧР карачаевские «элиты» политически доминируют, в КБР положение балкарских «элит» тоже, по большому счету, вполне их удовлетворяет. Кроме того, земли, находящиеся во владении балкарцев, значительно приросли за годы Советской власти.

Поэтому от общественных организаций карачаевцев и балкарцев не следует ожидать направленной против Москвы протестной активности или даже выдвижения культурных проектов, выходящих за рамки, официально одобряемые Кремлем.

Протестная активность среди карачаево-балкарцев проистекает из причин, общих для всего Кавказа: отсутствие социальных лифтов и клановость в распределении получаемых посредством Москвы средств. И выплескивается она через радикальный исламизм, а не через национальные движения.
Карачаевские и балкарские общественные организации не интересуются проблемами других тюрок РФ.

Балкарцы и карачаевцы не образовывали единый фронт даже друг с другом во время борьбы за власть и земли в КБР и КЧР.

Карачаевцы, безусловно, доминируя в Карачаево-Черкесии, единственные, пожалуй, из северокавказских тюрок имеют политический вес в силу государственной субъектности. И поэтому не особо активны. Решив, более или менее, большинство своих политических проблем еще в 90-х, карачаевцы сейчас дальше гуманитарных проектов идти не желают, занимаясь, в общем, внутренним обустройством.

Взаимоотношения черкесов с тюркскими народами Северного Кавказа

Взаимоотношения между карачаево-балкарцами и черкесами можно назвать конкурентными. Оба народа были объединены в двух коммунальных республиках – Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, здесь и наблюдается конкуренция. Они не имеют какой-то основы для серьезной вражды, но необходимость делить доступ к ресурсам, главным образом, получаемым из Москвы бюджетным средствам, толкает на такой тип отношений – взаимная конкуренция. Но, в основном, она проявляется на уровне элит.

В КБР и КЧР столкнулись интересы карачаево-балкарцев и черкесов, оказавшихся на одной территории. Из-за тенденции переселения из горных районов, где ранее проживали тюркские народы, и из-за многократно уменьшившейся в результате русско-черкесской войны территорий черкесов, происходят трения, связанные, в первую очередь, с земельным вопросом.

Российское законодательство и практика в этом вопросе запутанная и коррумпированная. Если говорить об общих принципах территориального разграничения между двумя народами, то балкарцы и карачаевцы хотели бы разграничения по нынешней территории расселения, черкесы считают, что многие их земли были при царской и советской власти переданы другим народам, и хотя вернуться к ситуации до окончания русско-черкесской войны.

Есть ещё ряд болевых точек, которые не позволяют сблизиться карачаево-балкарцам и черкесам: репатриация; кадровые вопросы; разный взгляд на культурно-историческое наследие.
Соседям по коммуналке, как это обычно бывает, есть что предъявлять друг другу – это и было изначальной целью большевиков при создании «национальных коммуналок».

В КЧР это ярко проявилось во время первых президентских выборов, когда на этот пост претендовали Дерев (черкес) и Семенов (карачаевец). Абазины, третий по численности коренной народ в республике, тогда были на стороне черкесов.

Президентом стал карачаевец, и с этого момента карачаевцы постепенно стали доминировать во всех властных структурах.

В КБР ситуация иная, там балкарцы, наоборот, находятся в меньшинстве.
Но разногласия между карачаево-балкарским и черкесским национальными движениями отнюдь не являются фатальными.

По мнению независимых черкесских активистов, тот факт, что черкесские республики являются коммунальными квартирами вместе с карачаево-балкарцами, не препятствует объединению Черкесии в единый субъект, чего они добиваются.

Вот высказанное мне мнение одного из лидеров независимого черкесского движения в РФ: «Нет, я не считаю, что совместное нахождение черкесов в одной республике с карачаевцами или балкарцами препятствует объединению Черкесии в единый субъект. Республики эти были созданы уже после того, как черкесы были уничтожены в основной своей массе. А на роль надзирателей и контролёров над черкесами ставили казаков в первую очередь. Здесь мы уже наблюдаем именно конкуренцию развившихся численно тюрок и восстановивших численность черкесов на урезанной кратно территории. Москва, естественно, заинтересована в перманентном противостоянии черкесов и тюрок, но и реально поддерживать тюрок ей вообще не с руки. Здесь, скорее, имеют место игры в патриотов местных тюркских лидеров, через шантаж возможным конфликтом утверждающих в регионе свою роль миротворцев и гарантов. Ну и для черкесов нынешние территории никоим образом не конечная цель — черкесы хотят вернуть под свой контроль Черкесию в исконных границах. А там уже найдется место и для тюрок, долгое время живших с нами в едином политическом пространстве».

Что касается простых людей, то ярко выраженной враждебности между ними нет, отношения, большей частью, ровные. Хотя в КЧР отношения карачаевцев и черкесов несколько напряженные, на уровне бытовой фобии. В КБР конфликт между кабардинцами и балкарцами на личном уровне существует только там, где это непосредственно касается земельных отношений, но, в целом, какое-либо напряжение не заметно, много межнациональных браков и совместных бизнес-предприятий.

Взаимоотношения между черкесами и ногайцами

Ногайцы соприкасаются с черкесами, т.к. в небольшом количестве ногайцы проживают в КЧР и Ставрополье. Отношения черкесов и ногайцев хорошие и тёплые. Скорее всего, это связано с общей трагедией и пережитым в один исторический период геноцидом. Черкесские националисты к ногайцам относятся уважительно, оба народа сближает память о геноциде, устроенном Российской империей, и память о том, что ногайцы, после истребления их Суворовым, нашли убежище у черкесов.

Хотя в КЧР во время борьбы за место президента республики между черкесом Деревым и карачаевцем Семеновым ногайцы, в большинстве, были на стороне карачаевца, как этнически близкого.

Взаимоотношения между черкесами и кумыками

Черкесы и кумыки полностью разделены территориально и не соприкасаются практически ни в чем. В силу этого отношения ровные, нейтральные.
Единственная точка конфликта между черкесами и кумыками существует на уровне идеологов, на уровне научных и псевдонаучных активистов. Кумыкские ученые оспаривают ряд выдвигаемых черкесами постулатов о роли черкесов в истории. Кумыки опровергают теорию политического доминирования черкесов на Северном Кавказе, отводя эту роль Кумыкскому Шамхальству.

Точка зрения большинства современных кумыкских и вообще тюркских историков состоит в следующем: В 15-17 веках Кумыкский Шамхал был главным союзником Крымского ханства на Северном Кавказе, и их политическое доминирование было очевидным. Даже в начале 18 века, при внутренних распрях кабардинские князья шли к шамхалу для «разбора дел». К тому же черкесы не были единым политическим и этническим пространством, чем пользовались их противники. К началу 18 века усилилась роль России, и, как следствие, пророссийски ориентированных групп кабардинских князей, получавших военную и политическую помощь Российской Империи. И каспийский поход Петра также способствовал ослаблению Шамхальства.

Согласно взгляду, наиболее распространенном среди современных черкесских историков, именно Кабарда всегда была ведущей в военном и культурном отношении силой на Северном Кавказе.

Схожие разногласия существуют также между крымско-татарскими и черкесскими историками. Крымцы считают, что черкесские феодалы были вассалами Крымского Ханства, черкесы настаивают, что их отношения были равноправными, иногда враждебными, иногда союзническими.

Активная «историческая война» идет между карачаево-балкарцами и черкесами.

При этом отдельные карачаево-балкарские историки выдвигают теории, которые находятся за гранью исторической науки.

Впрочем, такого рода отклонения есть у всех северокавказских народов без исключения.

Различия между историческими школами северокавказских народов самые банальные – центризм взгляда на историю, кто более влиял на развитие региона, на духовную и материальную культуру народов Кавказа.

Есть ли попытки объединить черкесские и тюркские организации?

Несмотря на имеющиеся противоречия, черкесские и карачаево-балкарские общественные организации по многим вопросам находили общий язык, вырабатывали сходные политические платформы. Их отношения можно описать как отношения диалога при существующих объективных противоречиях. Но так было раньше. Сегодня общественная активность, в том числе и в национальном вопросе, в «коммунальных» черкесско-тюркских республиках почти сведена усилиями власти на нет, и когда проснется – неизвестно. Как, впрочем, вообще в РФ.
В Турции в последнее время идут переговоры черкесов с крымскими татарами и ногайцами. Особенно интенсивны контакты черкесов и крымских татар.

Национальные дискурсы обоих народов весьма схожи. В прошлом – свое государство, многовековое независимое существование, длительное военное противостояние с Российской империи, поражение, геноцид, изгнание с исторической родины и ее заселение колонистами из других районов Империи. Память об этих трагических событиях, надежда на возрождение на исторической родине народа – на этом замешана этническая идентичность любого черкеса или крымца. Турция является основной страной проживания для подавляющего большинства и тех, и других, но историческая родина контролируется Россией. Первый шаг в данном направлении был предпринят турецкой «Инициативой за права черкесов» еще в 2013 году. Она предложила крымским организациям Турции, а также украинскому «Меджлису крымскотатарского народа» начать координировать усилия по отстаиванию прав своих народов.

Весной 2014 года на встрече в Стамбуле лидеры турецких черкесских и крымскотатарских организаций договорились о сотрудничестве, попутно публично осудив оккупацию Крыма Россией. Контакты и работа по созданию совместных политических структур для лоббирования интересов крымских татар и черкесов продолжаются и сейчас.

Лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев встречался в Турции с представителями турецких черкесов.

Армянский фактор в отношениях между черкесами и тюрками Кавказа

Нельзя исключить и возникновения в недалеком будущем взаимодействия Азербайджана и черкесских независимых организаций России на антиармянской платформе.

Армяне составляют значительную часть населения исторически черкесских территорий, откуда сами черкесы были изгнаны. Причем число армян растет. Многие черкесские активисты убеждены (справедливо или нет – другой вопрос), что армяне целенаправленно заселяются туда Москвой и армянскими национальными структурами, причем именно в противовес возможному возвращению черкесов.

Кроме того, армяне составляют сильную конкуренцию местному бизнесу. Они берутся за любую работу, эффективны в качестве ремесленников и бизнесменов, сплочены. Поэтому армянские мигранты завоевывают все новые позиции в экономике черкесских регионов, вытесняя местных предпринимателей. Что еще более усиливает межнациональное напряжение.
Некоторые черкесские активисты были бы рады найти помощь в этой, как им кажется, проблеме у властей Азербайджана.

От того, как они будут складываться в дальнейшем отношения черкесов и их тюркских соседей, во многом зависит не только политическая судьба народов Кавказа, но перспективы сохранения Кавказа в составе Российской Федерации.

Авраам Шмулевич, специально для Caucasus Times

http://caucasustimes.com/ru/tjurkskij-mir-i-cherkesy-v-21-veke/

 

Прочитано 44 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости