Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 20 Сентябрь 2016 07:16

К проблеме сохранения этнической идентичности астраханских ногайцев

Автор 

Ишмухамбетов Р.В. аспирант кафедры Истории России
Астраханского Государственного Университета.

 

Сохранение этнической идентичности в условиях современного мира и ускорения глобализационных процессов – это проблема которая в равной степени затрагивает этносы совершенно различного происхождения и места проживания.

Созданный некогда выдающимся киргизским писателем Чингизом Айтматовым в романе «И дольше века длиться день», образ манкурта-человека утратившего память о своей родной земле, семье, матери, о самом себе, в последние два десятилетия широко используемый стал символом –показывающим как раз такого человека, утратившего самоидентификацию, в том числе и этническую. Языком художественных образов писатели отображают современные им реалии.

Этническая идентичность, это особый феномен общества, традиционное самосоотнесение индивида с той или иной этнической группой в связи с происхождением, которая удовлетворяет глубинные потребности человека. Она наряду с витальными и духовными сферами составляют некую основу «матрешечной» природы психики человека.

В случае игнорирования этих потребностей, под угрозой оказывается гармоничное развитие личности и даже психическое здоровье любого индивида1.

Следовательно, сохранение этнической идентичности представляет собой важную цель и требует поиска решений этой проблемы.

В советской науке исследователями этнического самосознания и проблем этнической идентичности были такие ученые как Ю.В.Бромлей, Л.Н.Гумилев, Н.Н.Чебоксаров, В.И.Козлов и др.

Судя по всему, понятие этнической идентичности лежит в основе существования этносов как таковых. Однако различными учеными и исследователями оно трактуется по-своему.

Ю.В.Бромлей описывает этнос как исторически сложившуюся совокупность людей, обладающую устойчивыми признаками, например языком, традиционной территорией проживания и психикой.

Н.Н. Чебоксаровым же этнос был описан как тип общности связанный пространственной и временной преемственностью, что объясняется передачей информации из поколения в поколение.

Л.Н.Гумилев в свою очередь сравнивал жизнь этноса с жизнью отдельно взятого биологического организма, вводя такие понятия как рождение, юность, старость и смерть этноса, в рамках им же предложенной т.н «теории пассионарности»2.

Иное мнение было высказано представителями школы конструктивизма. Так, например, видный ее представитель Тишков В.А. определяя этническую идентичность как нечто воображаемое, миф, отказывает ей в четких рамках3.

Наиболее правильным будет, по нашему мнению, в данном случае некий синтез этих взглядов, что в совокупности даст нам возможность более полно представить пути для сохранения этнической идентичности. Общим для большинства исследователей этой проблемы было то, что этнос «делают этносом» и позволяют отличить его от других пусть даже родственных этносов некие общие особенности, признаки- «маркеры» которые ему свойственны. Для Тишкова В.А. эти признаки «устанавливаются» некой «элитой» деятелями интеллигенции и искусства.

Так или иначе, по нашему глубокому убеждению, исходя из самой концепции признаков, «определяющих этнос, исходит тот вывод, что для сохранения этнической идентичности необходимо поддерживать их(признаков) существование и развивать в едином русле.

Мы определим кратко набор этих признаков-особенностей в данном порядке: 1) язык; 2) внутренние связи этноса; 3) память об общем прошлом, общее культурное наследие, складывающее единую культурную идентичность; 4) религиозная идентичность.

Астраханские ногайцы представлены несколькими группами это ногайцы-карагаши, ногайцы-юртовцы и ногайцы-кундровцы4. Вопросами этнической истории и идентификации занимались такие исследователи как В.М. Викторин, Э.Ш. Идрисов, К.Н. Казалиева5.

Наиболее всего сохранившими именно ногайскую идентичность среди ногайских групп Астраханской области несомненно являются ногайцы-карагаши ( «карагаш-ногайлар»), что не исключает еще и ногайцев-кундровцев и, в меньшей степени, юртовских ногайцев, в качестве этнической группы с «промежуточным» этническим самосознанием.

У ногайцев-карагашей основными маркерами служившими сохранению национальной идентичности служили общеногайский этноним «ногай» и соотнесение себя с родоплеменным названием «карагаш», а так же идентификация с определенными родами внутри этого родоплеменного объединения, каждый из которых имел свою тамгу а в прошлом –родовые кладбища и мечети6. А так же в качестве маркера общего происхождения следует, по нашему мнению, принять и память о переселении предков из местности Карагаш в близи Кубани, что и отразилось в субэтническом именовании.(Кара-агаш — лес к юго западу от аула Кызыл-тогай в Адыге-Хабльском районе, на правом берегу р.Большой Зеленчук (им. в виду места традиционного проживания кубанских ногайцев, в Карачаево-Черкессии — Р.И))7.

Родоплеменная структура ногайцев-карагашей имеет прямые параллели с родоплеменной структурой кубанских ногайцев, и, в меньшей степени, караногайцев8.

В. Д. Пятницким был прекрасно зафиксирован факт четкой самоидентификации себя ногайцами-карагашами – на вопрос: «Кто ты ?», он получал ответ : «Я карагач-нугай» (т.е карагаш-ногай)9.

П.И. Небольсиным еще ранее в середине XIX так же были зафиксированы память о переселении из местности Карагаш и объяснение самими ногайцами официального именования «кундровский татарин», бытовавшего тогда в отношении их как «ногаец-припущенник» что также указывает на несомненную идентификацию себя с ногайским этносом10.

Национальное ногайское движение в Астрахани имеет свою замечательную историю оно исходно в полной мере связано с общеногайским национальным движением. Ярким примером этого являются личности ногайских просветителей А.И.Умерова и А-Х.Ш.Джанибекова. Первый был связан деятельностью с обновленческим течением в исламе – джадидизмом, второй – был первым составителем ногайских азбук и фактическим создателем современного ногайского литературного языка.

По нашему мнению, первым, кто выражал ногайскую идентичность на культурно-просветительском уровне был Абдрахман Умеров (Гумари). Не случайно одна из изданных им в 1912 г. книг носила название «Ногай джырлары» (с ног. яз «Ногайские песни»), а свой многолетний труд, который правда не сохранился, он так и назвал «История астраханских ногайцев»11. Факт соотнесения себя Абдрахманом Умеровым именно с ногайским этносом, в принципе не отрицается татарскими исследователями12.

Однако в связи с репрессиями 30-х годов в отношении ногайских просветителей и интеллигенции, а затем отнесением всех групп астраханских ногайцев к татарам, процессы, поддерживающие этническую идентичность практически сошли на нет.

Позднее, уже в 80-е годы XX века у ногайцев-карагашей наблюдается процесс возрождения национального самосознания. В это же время было создано общество ногайской культуры «Бирлик» во главе с Р.У. Джумановым, его деятельность внесла определенный резонанс в среде астраханских ногайцев, особенно ногайцев-карагашей13.

В 2003 году был создан Молодежный центр ногайской культуры «Эдиге», который сегодня с 2009 года плодотворно возглавляется Э.Ш.Идрисовым.

Поскольку существование и развитие этнической идентичности неразрывно связано с культурной и религиозной идентичностью, это подразумевает необходимость обращения внимания на эти стороны жизни.

Если обратиться к идеям представителей научной школы этнолингвистики (зарубежных — Э. Сепира, С. Лэма, М. Сводеша, наших соотечественников — Ф. И. Буслаева, А. Н. Афанасьева и др.), то необходимо согласиться с утверждением, что язык того или иного народа отражает его национальный характер, особенности его психологии и мышления, что отражает саму самобытность этого народа. Это как нельзя лучший пример мотивирующий и указывающий целесообразность сохранения и развития родного языка. Ногайский народ емко отразил это в поговорке: «тили йоктын халкы йок», с ногайского языка: «нет языка, нет и народа».

Преподавание татарского литературного языка в рамках политики татаризации некоторое время и влияние более мощных казахского и татарского литературных языков привело к заимствованию некоторых черт фонетики и словарного запаса.

Отсутствие долгое время школ, где бы преподавался ногайский язык, так же не способствовало его сохранению.

Тем не менее, несмотря на то, что карагаш-ногайский язык развивался в условиях изоляции, это не помешало сохранить черты языка общие с акногайским (кубанским — прим. ред.) диалектом ногайского языка и в меньшей степени с караногайским диалектом ногайского языка. Таким образом, язык ногайцев-карагашей является ногайским в своей основе (Л.Ш. Арсланов)14 . Проблема сохранения ногайского языка сводится, во многом, к проблеме интеграции карагаш-ногайского языка в русло общеногайского литературного языка.

В настоящее время у ногайцев-карагашей нет своих собственных книг, журналов и газет, издаваемых на литературном ногайском языке, не говоря уже о таковых на карагашногайском.

По имеющимся данным, язык карагашей-ногайцев признан ЮНЕСКО исчезающим15. В недавней переписи 2010 г. по данным Госкомстата, число людей, указавших на владение карагаш-ногайским языком составило всего 34 человека16.

Этому есть множество причин. Язык ногайцев-карагашей являясь бесписьменным (Л.Ш. Арсланов) имеет довольно мало примеров фиксации, в основном в специальных научных изданиях и лицами не являющимися носителями языка, что само по себе вызывает проблемы.

Эпиграфический материал, например, показывает, что ногайцы-карагаши как правило, в силу описанных нами причин, пользуются письменностью соседних народов-казахов и татар (личный архив автора).

Скрыльникова Ж.Х., обратившись к статистическим данным, отметила явный спад интереса к изучению ногайского литературного языка. Так, к примеру если в 1997–1998 учебном году ногайской язык изучали 652 ученика, то в 2006–2007 учебном году общее количество изучающих ногайский язык составило всего 145 человек17.

Ориентация на литературный ногайский язык в таких условиях по нашему мнению является единственно верной — карагашногайский язык не может иметь своего плодотворного развития и даже полноценного существования, не обращаясь к литературному ногайскому языку, который в качестве некоей «базы данных» хранит общее для всех территориальных групп ногайского народа «историческое ядро»ногайского языка с его уникальными особенностями – общим словарным запасом, грамматическим строем и самобытной литературой, имеющей древние корни.

Проблема переселения из мест компактного проживания в связи с разработкой месторождений породила новую проблему – проблему адаптации к новым городским условиям жизни и сохранению языка и самоидентификации при соприкосновении с соседними этносами, у которых национальное самосознание является устоявшимся и уровень его выше, чем у ногайцев-карагашей.

Смешанные браки и ассимиляция являются причиной резкого ускорения потери национальной и культурной идентичности — этот факт нашел свое подтверждение в работах таких ученых как Широкогоров С.М., Бромлей Ю.В., Сусоколов А.А., Гумилев Л.Н и другие.

Так, классик советской этнографической науки академик Ю.В. Бромлей прямо указал что нарушение эндогамии (браков внутри своего народа) (когда процент смешанных браков превышает 10% от общего числа браков) непременно влечет за собой исчезновение этноса и возникновение на его основе новых, иных: «В то же время существенным подтверждением важной роли эндогамии в сохранении устойчивости этноса может служить то обстоятельство, что значительное нарушение эндогамии неизбежно влечет за собой в конечном счете коренную его модификацию (вплоть до полного исчезновения)»18.

Обратим внимание и на такую особенность как ускорение этих процессов у городского населения.

Современный исследователь Шахбанова М.М. отметила что именно в городской среде отношение к межнациональным бракам значительно более размытое, нежели в сельской:

«Результаты исследования обнаружили определенные различия в позициях респондентов из городской и сельской местностей. Например, среди горожан больше, чем среди сельских жителей солидарных с вариантом «национальная принадлежность человека является несущественной при выборе будущего супруга»19. Это предполагает усиление роли внутрисемейного воспитания.

Особую роль в формировании этнической идентичности играет идентичность религиозная.

Проблемы религиозной идентичности у ногайцев были исследованы А.А.Ярлыкаповым. Игнорирование либо исключительно формальное отношение к проблемам религии порождает проблемы.

Так называемый «народный ислам» включающий культ святых и доисламские верования, который имеет весьма мало общего с исламом суннитским правоверным – не удовлетворяет требованиям времени – будучи явлением стихийным, неорганизованным, противоречивым и давно «саморазоблаченным» он вызывает у думающей образованной части общества отторжение и, за отсутствием альтернативы, предполагает у молодежи обращение к радикальным трактовкам религии.

Единственной альтернативной этому видится только умеренный интеллектуальный «джадидистский» салафизм (Р.Фахреддин, Г.Баруди и др) — в рамках традиционного для ногайцев со времен Золотой Орды ханафитского мазхаба.

Это предполагает обращение особого внимания на воспитание молодежи в духе традиционной исламской духовности, нравственности и толерантности20.

В качестве решения перечисленных нами проблем мы предлагаем уже озвучивавшийся прежде, но тем не менее новый подход — уделять заведомо большее внимание культурно-просветительским проектам, нежели массово-развлекательным. Необходимо организованное привлечение ногайской молодежи и старшего поколения к описанным проблемам. Ногайской интеллигенцией и общественностью должны быть инициированы в добавок к имеющимся новые кружки ногайского языка и литературы, посещение которых должно поощряться. Должны быть основаны и должна оказываться помощь музейным проектам, любителям-энтузиастам исторической реконструкции. В этом плане интерес представляет ногайская национальная одежда, мужская и женская (ее аутентичная, а не эстрадная форма), которая, со своей самобытностью и отличительной историей (З.В.Доде, С.Ш.Гаджиева, Ф.Ю.Канокова и др.), может прекрасно и ярко послужить делу сохранения национальной идентичности ногайцев.

Представляет интерес и концепция «живого музея», где экспозиции можно было бы провести в интерактивном виде.

Большие перспективы может иметь т.н. этноспорт это может быть как уже опробованный «табан-тирес» так и спортивные игры по образцу казачьих. Весьма перспективным проектом видится организация поездок – экскурсий в места проживания других этнических групп ногайского народа, например, Ногайский район РД, и Ногайский район КЧР — для школьников и студентов астраханских ногайцев, и ногайской молодежи других регионов – в места компактного проживания астраханских ногайцев.

Однако все о чем было сказано, возможно, только при привлечении внимания общественности и властей, необходимо привлечение неравнодушных людей и спонсоров.

Подводя итог можно сказать, что имеющиеся проблемы в деле сохранения этнической идентичности, несмотря на всю сложность, могут и должны быть решаемы, коль скоро сами астраханские ногайцы приложат для этого силы и старание.

Литература:

1 Карпов A.M. «Самозащита от саморазрушения. Образовательно-воспитательные основы профилактики и психотерапии зависимостей и стрессов» / А.М.Карпов. — М., 2005. – С .9.

Тавадов Г.Т. «Этнология.Учебникдля вузов». – М.: Проект, 2002. – С. 115.

3 Тишков В. А.   «Реквием по этносу: исследования по социально-культурной антропологии». 2003. С.60.

4 В.В. Викторин, Э.Ш.Идрисов Астраханские ногайцы // Республиканский научно-популярный журнал «Возрождение. Прошлое, настоящее и будущее народов Дагестана» №9. 2006. – С. 23-25.

Викторин В.М. К этнической истории карагашей // Поволжский край  Саратов, 1988. – Вып.-8; Идрисов Э.Ш., Казалиева К.Н. Этнокультурное воспроизводство астраханских ногайцев: состояние и перспективы // Современное положение и перспективы развитие ногайского народа в XXI веке: Материалы Международной научно-практической конференции Санкт-Петербург 2-4 ноября 2006 года. – СПб., 2007. – С.92-98.

6 Керейтов Р.Х . «Ногайцы». – Ставрополь. 2009. – С.138-139.

7 М.А.Булгарова «Ногайская топонимия» -Ставрополь.1999 с.173

8 Керейтов Р.Х. «Ногайцы». – Ставрополь 2009. – С. 141

Пятницкий В.Д. «Карагачи // Землеведение». 1939. Т. 32. Вып. 3-4.

10 Небольсин П. И. Кундровские татары // Очерки Волжского Низовья. Журнал Министерства внутренних дел. СПб., 1852.Ч.39. № 7-9)

11 А.Х. Курмансеитова «У истоков ногайской книги». – Черкесск, 2009. – С.123.

12 Рахимов И.С. «Общественная и просветительская деятельность Абдурахмана Умерова (1867–1933гг.)» Казань 2013 (автореферат диссертации). – С.14.

13 Скрыльникова Ж.Х. «Современные этнокультурные процессы в среде ногайцев-карагашей Астраханской области» (автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва 2003 с.18 (на правах рукописи).

14 Арсланов Л.Ш. «Язык карагашей- ногайцев Астраханской области». – Набережные Челны, 1992.

18 Советская этнография (журнал) изд-во «Наука» 1969 № 6. – С.84-91.

19 (Социологические исследования, № 11, Ноябрь 2008, – C. 72-76 Отношение к межнациональным бракам в этническом сознании дагестанцев.)

20 Ярлыкапов А.А.: «Традиционного ислама на Северном Кавказе нет».

Источник: Материалы конференции «Этнические и национальные коды в полиэтничных регионах России». Астрахань 2015, 232 с.- с.29-38.

http://www.islamngy.biz/ru/2016/03/26/identichnost/

Прочитано 636 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости