Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 25 Октябрь 2016 00:00

Против троллинга кумыкской истории

Автор 
документ, удостоверяющий принадлежность Туралинского озера наследникам шамхала Шамсутдина Тарковского документ, удостоверяющий принадлежность Туралинского озера наследникам шамхала Шамсутдина Тарковского

 Фазиль Тонай, общественный деятель, Ставрополь    (Обновлено 2015-08-14 09:33:03)                     

«Тролли, руки прочь от Турали»

       В прошлом году редактор дагестанского еженедельника «МК-Дагестан» Марко Шахбанов разродился статьёй «Туралиб – Каспийск: связь времён». Возможно, я бы и не заинтересовался этой статьёй, если бы она не имела отношения к основной теме моих научных и гражданских изысканий – судьбе жертв репрессий. Увы, мало кому известно, что в сталинские времена пространство между Махачкалой и Каспийском, то есть Турали, называли в народе «Долина смерти», так как здесь расстреливали и хоронили в безымянных могилах жертв чудовищных репрессий 1930-х годов. К тому же имя Шахбанова для меня, как и для большинства людей знакомых с его «творчеством» является устойчивым синонимом слова «фальсификация», но что же именно он написал в своей очередной публикации? В ней, он немного - немало утверждает, что кумыкское название Турали это Тузлук, а само название Турали якобы аварское, от аварского означает «соль». «Туралиб» так якобы правильно называть этот топоним. В самом начале у меня возникла мысль, а не является ли топоним «турали» от кумыкского «торалы», где «тор» это сеть, а местность, где рыбаки развешивают свои сети для просушки в народе могли назвать «торалы ер», но сам пришел к выводу, что наврядли, не кумыкская это забава рыбачить на море, особенно там, где вокруг солевые озера, поэтому решил более подробно изучить вопрос и дать ответ фальсификатору в пяти пунктах:

  1. Название «Турали» хорошо известно кумыкскому фольклору (например, в одном из так называемых «къазакъ йыров» есть фраза «Туралини тюзюн къуйса толмайгъан»), в отличие от слова «тузлук», которое кумыками употреблялось только в качестве чесночной приправы к национальному блюду хинкал, но как топоним это слово никогда не употреблялось, а приведённый Шахбановым источник исходит не от кумыков, а, как оказывается, от грузин. Отчего они называют «Турали» «Тузлуком» мы, увы, уже у них спросить не можем, возможно у них самих был не кумыкский источник, который называл озеро Турали именно так.

  2. М.Шахбанов утверждает, что названия озер, «как правило, не образуются от этнонимов». К сожалению, не знаю как у аварцев, но у тюркских и всех прочих народов мира названия озёр нередко берут своё начало от имени родов на их берегах обитающих. Например: Джандар-Кёль на границе Азербайджана и Грузии. Более того такое знаменитое озеро как Гурон названо в честь одноимённого индейского племени. Также и соседнее озеро Эри названо в честь другого племени. Я уже совсем молчу о самом большом озере в мире – Каспийском море, названом в честь племени каспиев. Вероятно, М.Шахбанов никогда не слышал о таком. И уж точно он не компетентен в вопросе возникновения названий озёр. Короче – полный дилетант.

  3. М.Шахбанов находит для «Турали» дикую, но и интересную «аварскую» параллель – имя телетлинского бека Турунлава. Последнее имя явно берёт свое начало от тюрко-хазарского титула турун (редуцированная форма более широко известно титула «тудун») обозначающий наместника кагана, а название озера Турали действительно происходит от слова «тур» в значении «соль», но не из аварского языка, а из булгарского, то есть тюркского и имеет общий корень с общетюркским словом туз (дуз) в том же значении, в булгарском, как известно вместо привычного «з» произносился звук «р» (Гусейнов Г.Р.-А.-К. История древних и средневековых взаимоотношений Северо-Восточного Кавказа и Дагестана с русским языком. Махачкала, 2010. С. 21, с ссылкой на Дыбо А. В. Лингвистические контакты ранних тюрков. М.: 2007. С. 23). В аварский и родственные ему языки слово «тур» проникло от булгаро-хазар, как и многие другие слова. Это естественно, ведь за солью аварцы, как и другие горцы Дагестана ехали на Кумыкскую равнину – зону обитания булгаро-хазар (которых, впрочем, как я где–то читал, Марко тоже давно записал в аварцы). Если бы дело обстояло наоборот, и соль добывали бы в горах, в Хунзахе, например, а не на равнине, то и мы кумыки наверняка бы называли соль по аварски. Но факт остаётся фактом.

  4. Название озера Турали, а не Туралиб. Слог «ли» в конце топонима – это широко распространённый в тюркских языках аффикс, как пример названия кумыкских сёл Дёргели, Торкали. Для аварского языка подобные аффиксы совершенно не характерны. В конце топонима «Турали» отродясь не было буквы «б». Турали и никаких Туралибов.

  5. Шахбанов связывает происхождение названия «Турали» с чохской фамилией Маккаевых, по его логике издревле владевших землями вокруг озера. Однако я не поленился и попросил у знакомых сделать запрос в Центральный Государственный Архив Республики Дагестан о дореволюционных владельцах Турали и вот какой же мне пришёл ответ: «На 1912 год Туралинское озеро принадлежало наследникам Шамхала Тарковского и находилось в аренде у наследников астраханского купца К.П. Воробьёва» (ЦГА РД Ф. 21. Оп. 3. Д. 85. Таким образом, если у чохинцев и были какие-то «корни» в Турали, то не древнее 1912 года и название озера появилось задолго до их появления в его окрестностях. Более того согласно преданиям моих земляков кумыков–казанищенцев; Туралинское солёное озеро с незапамятных времён принадлежало   обществу Нижнего Казанища (РФ ИИАЭ ДНЦ РАН Ф. 1. Оп.1. Д. 192. Л. 3). Шамхалы несколько столетий назад получили Турали от казанищенцев в качестве дара за справедливый суд и оборону от внешних противников. После ликвидации института шамхальской власти, казанищенский джамаат вполне справедливо посчитал, что имеет право на возвращение озёр и прилегающих земель себе. Однако царская администрация закрепила озеро Турали за дочерью Шамсутдин-Шамхала, кстати, также жившего в Казанище, Солтанат и его племянниками Нурутдином и Адиль-Султаном Тарковскими. Они предоставили жителям селения Гелли бесплатно пользоваться солью из озера. Этот факт стал мне известен от геллинского краеведа Х.Ш. Хосарова, а он в свою очередь узнал это от народного артиста Дагестана и Северной Осетии Шавлуха Ибаддулаева, чья мать Зазай-Бийке воспитывался в семье Нурутдина Тарковского как собственная дочь и провела своё детство в окрестностях Турали, где у Нурутдина было своё имение в местности Черкес-Аул (на границе Карабудахкентского района и Махачкалы).

 

На фото Зазай-Бике - приёмная дочь совладельца Турали Нурутдина Тарковского

                           «Призрак пантюркизма»

         Разобрав фальсификацию с Турали, я, однако, не поставлю точку, а попытаюсь опровергнуть ещё кое-какие измышления автора «феноменальных открытий», который он попутно щедрой раскидал в этой и в предыдущих статьях. Слишком многое накопилось за последнее время. Не будучи профессиональным историком и не владея изначально материалом, я более полугода собирал факты, разоблачающие его статейки по истории северных кумыков и по этнониму «кумык». Ещё полгода у меня ушло на написание данной статьи. В связи с этим хотел бы выразить своё восхищение беспримерной плодовитости Шахбанова-Хапизова. На протяжении целого десятилетия еженедельно он заполняет полосы дагестанских газеты смесью чуши с галиматьей, помноженной на ахинею. Удивительно как у него только хватает свободного времени и энергии на написания всего этого. Судя по изобилию ссылок, он должен был бы не вылезать из библиотек и архивов. Однако, на деле как мне думается дела обстоят совсем иначе и он никогда видел те источники на которые сам же ссылается. Поговорим подробнее о методах фальсификации данного субъекта. Как мне удалось выяснить – причина наличия изобильных ссылок на архив приписка себе чужих ссылок и откровенный плагиат. В «Саламеэр, Эндирей и Аух», или как там называется эта брошюрка без выходных данных, Шахбанов, активно использует материалы бабаюртовских краеведов, в частности Н. Аджимурадова и Д. Дибирова. Каким путём они к нему попали вопрос для отдельного долгого разговора. При этом проведённые ими многолетние исследования он выдаёт за собственные находки и открытия, зачастую попутно их, искажая и перетолковывая. Так работает в Шахбанове «историк». Однако, как мы убедились, он мнит себя не только историком, но и «лингвистом»! При этом данный «товарищ» с таким упорством высасывает из пальца этимологии, гипотезы и вымышленные факты, умалчивая настоящие и опять - таки подтасовывает ссылки, что порой начинаешь бояться, не высосал ли он вместе с пальцами себе и обе руки, тыкая теперь по клавишам носом.

          «Шахбанов и Ко» известные развешиватели ярлыков. Я же считаю, что навешивание политических ярлыков, пусть даже и таких ставших уже историческими анахронизмами как «пантюркист», в контексте истерии в российских СМИ вещь небезопасная для обсуждаемых. Потому в отличие от моих «визави» я сознательно избегаю сравнения группы Шахбанова с разжигателями, экстремистами и разного рода колонами. Нет, я буду целенаправленно соблюдать чувство умеренности и объективности. И потому я буду их именовать только антинаучной группой и фальсификаторами. Не знаю только, научит ли Шахбанова хоть чему-то такой мой урок этики и самоцензуры.

       Признаюсь, также, что у меня есть и собственные мотивы писать ответ Шахбанову. В своём очередном опусе (он выпускает их почти каждый месяц), пафосно названном «Болмац или борьба с пантюркизмом за право на существование» Шахбанов назвал меня «агентом Баку». Были там ещё эпитеты, попахивающие 1937 годом. Должен отметить, что вместе со мной в список агентов попал и выдающийся сын Дагестана – Коркмасов – предмет жгучей ненависти Шахбанова. Понятно, что в условиях раздуваемой троллями истерии подобные методы не что иное, как провокация и донос. Никакого отношения к научной объективности подобная писанина не имеет.

         Вместе с тем, сразу оговорюсь, что моё мнение об опусах Шахбанова, как фальсификациях не единично и не опирается на какую-то обиду. В отличие от Шахбанова я не столь обидчив.   Но предоставлю слово чеченским авторам   «К характеристике профессионализма Хапизова –Шахбанова отметим изначально, что иллюстрация, приведенная им на стр. 13 под названием «Горцы в засаде. Т. Горшельт», является на деле офортом Л.Е. Дмитриева-Кавказского «Ночной секрет» (с рисунка того же Т. Горшельта «Пластуны в засаде») и изображает кубанских казаков, а не горцев. Иллюстрация на стр. 16, подписанная автором «Джарский аварец. Г. Гагарин», во французском первоисточнике позиционируется как изображение служащего Джаро-Лезгинской милиции». Известно, с какой ненавистью соратники Шахбанова по троллинг-командос пишут о службе отдельных представителей кумыкской феодальной элиты в царской милиции в годы Кавказской войны, однако, своими соплеменниками в той же милиции они как видим, гордятся. Ни о какой объективности здесь конечно речи быть не может. Удивляет также сам факт переименования рисунка мэтра, словно бы публицист почувствовал на картину больше прав чем её автор. Но это уже, вероятно, на уровне рефлексов.

         Шахбанов никогда не стал бы таким гигантом фальсификаций, если бы не прошёл отменную школу. И здесь необходимо сказать об его гуру. Это некий профессор Тимур Айтберов, надо признать отличный специалист в арабском языке и если Шахбанов фальсификатор, пока ещё грубый и работающий зачастую топором и потому топорно, то Айтберов человек искусный и утончённый. Человек трудолюбивый, начитанный и глубокий. Однако природа фальсификаторства такова, что даже и у него бывают грубые и очевидные ляпы. Приведу пару примеров. На странице 142 книги многоуважаемого профессора Айтберова «Мусульманская элита кумухского корня» под видом «казикумухского наиба Абдул-Маджида» отчего-то выставлено фото моего земляка наиба темир-хан-шуринского участка Джамалутдина Тарковского, чьей биографией и иконографией я, поверьте, мне, занимался досконально. После сличения нескольких различных фотографий наиба Джамалутдина с этим лже фото «казикумухского наиба Абдул-Маджида» был вынужден признать данный факт и арабист Ильяс Каяев, также приписывавший ранее фотографию Джамалутдина и его жены совершенно другим людям из кумухского сословия. Не красит этого Айтберова и чуждые всякой научной этики оскорбления в адрес великого азербайджанского учёного Абас-Кули-Агу Бакиханова, в частности, оскорбления в адрес его национальной принадлежности, озвученные им на страницах газеты «Черновик». Пострадали от его фальсификаций и иных действий не только кумыки и азербайджанцы, но и сами аварцы. В ход идут притянутые за уши факты, удревнение надписей (о подобных «операциях» Айтберова писал В.О. Бобровников в своей статье «Новые эпиграфические данные по истории Ислама в Северо-Западном Дагестане») и как я указал даже подложные названия рисунков и фотографий. Надо помнить, что любой народ страдает от фальсификаций, даже если они и превозносят его прошлое. Мифы никогда не заменят правду.

       Этот Айтберов первым, ещё в начале 1990-х, начал агрессивно проталкивать идею о «позднем и гетерогенном происхождении» кумыков, при этом собственный свой народ он изображал в виде некоего монолита, хотя общеизвестно, что аварцы есть объединение 14 народов мало друг друга понимающих, ну разве что больше через посредство русского языка. Нет народов происходящих от одного предка. Эту истину ни Айтберов ни Шахбанов признавать не хотят. Так Шахбанов одержим идеей, что если у кумыка фамилия Дебиров, возникшая от персидского слова «девир» – «писарь», то он обязательно аварец. Странное и нелепое утверждение! Как-то на страницах газеты «Дагестанцы» около десяти лет тому назад Айтберов оговорился, написав, что его отдалённого предка звали Кёроглы (!). Кёроглы – герой азербайджанского эпоса. Тимур – имя, как известно тюркское, даже среднеазиатское. Да и «Айтберов» фамилия по звучанию вполне тюркская. По логике Шахбанова выходит, что его наставник не то азербайджанец, не то узбек. Кстати, это вполне возможно. Если обратиться к источникам по истории аварских обществ и сёл, то выходит, что многие из них образованы грузинами, евреями или армянами, а название селения Дагбаш в Шамильском районе откровенно азербайджанское. Так что мой совет подобным исследователям кумыкских фамилий – прежде чем чесать кумыков – почешите для начала себя.

         Но на этом удивительные совпадения с тюркскими фамилиями не заканчиваются. В апреле сего года на страницах редактируемой всеядным Шахбановым газеты «МК в Дагестане» вышла статья некоего Зияутдина Айдемирова, в которой он призывал очистить дагестанские языки от тюркизмов. У нас нет желания анализировать эту статью, слишком много в ней противоречий. Но у меня есть несколько полезных по логике самого Айдемирова предложений: например для начала ему бы следовало бы переименовать своего пращура Айдемира, а то имя у него больно на тюркское похоже. Затем ему следовало бы озвучить идею переименования Дагестана, ведь это тоже тюркское слово! Видите ли, его пугает перспектива тюркизации его родного лакского народа. С чего бы это? Ведь для этого абсолютно нет никаких оснований, его народу куда больше грозит переход на русский язык внутрисемейного общения. Ведь в Махачкале, где живёт большинство лакцев доминирует не тюркский, а русский язык. Не знаю, что и движет подобными тюркофобами, но точно не объективные обстоятельства. Кажется ненависть к тюркам зиждится на их внутренних комплексах и самое главное на зависти, главном жизнеутверждающем чувстве каждого неудачника.

       Горцы Дагестана издревле давали своим детям кумыкские и вообще тюркские имена. Горцы издревле учили кумыкский язык. Сверх того, по словам Расула Гамзатова, аварцы говорили что человек, знающий кумыкский язык нигде не пропадёт и за него с радостью выдавали дочь. По логике статей Шахбанова и интервью Айдемирова, выходит, что Расул Гамзатов либо выдумал указанный факт, либо он «пособник пантюркизма».

       Как я уже отмечал выше, Шахбанов очерняет имя и дела выдающегося сына Кавказа, одного из знаменитейших дагестанцев – Джелал эд-Дина Коркмасова. Исподволь, а то и прямо Шахбанов навязывает читателям своей брощюры мысль, что именно Коркмасов якобы «главный пантюркист», «угнетатель» и «притеснитель» горцев, стремившийся их ассимилировать. Отчего он это делает? Ответ очевиден - ради того чтобы принижая слишком яркого Коркмасова возвеличить бесцветного и не презентабельного на его фоне сталинского выдвиженца Даниялова. Да будет всем известно, что при Коркмасове не было никакого насильственного насаждения тюркского языка, в жизнь проводилась замечательная политика сосуществования трёх языков: родного, русского и тюркского. Родным языкам уделялось внимания ничуть не меньше чем тюркскому или русскому. Если проанализировать тот краткий период проведения в жизнь этой политики, то окажется что аварский язык в то время использовался даже чаще, нежели при Даниялове, и тем более чем сейчас.

           Я как человек, уже три года изучающий историю репрессий в Дагестане могу однозначно утверждать что «пантюркизм» это демонизированный ярлык, подобный жупелам «врага народа» и «вредителя», сочинённый хищным и людоедским умом Сталина или кого-то из его кровавых приспешников.

         Маркс пугал буржуазию призраком коммунизма, а Шахбанов пугает призраком пантюркизма. Но кого и зачем? Или это такой метод пропаганды? Кажется, его уже практиковали и до него. Например, Геббельс пугал своих соплеменников еврейским заговором. Всё это пройдённый мировой историей этап.

       В качестве «неопровержимого» источника информации Шахбанов ссылается на слова Даниялова, который попросту лягнул трупы расстрелянных его единомышленниками-сталинистами Коркмасова, Дебирова, Эдхема Фейзи, Чобан-Заде и других замечательных людей, слишком ярких для узколобой сталинской диктатуры. Тем, кто тоскует по Сталину и Даниялову мой вам совет – езжайте в КНДР, там есть свой молодой Сталин, а глава любого уезда по своим нравственным качествам и способностям как минимум ничем не хуже первых секретарей обкома послевоенной позднесталинской эпохи.

         О какой борьбе горцев за право не знать тюркского языка может идти речь, если даже земляки Шахбанова страстно тянулись к тюркскому языку? Самый известный из них Магомед-Кади Дибиров-Карахский – вдающийся просветитель и педагог. Уже опубликованы документы о стремлении жителей Старый Чиркей, Дарануб, Кучра, Мошоб и Гочоб учиться в школе на тюркском языке. Более того, сподвижником кумыкского просветителя Абусуфьяна Акаева и известного пропагандиста тюркского языка в качестве языка обучения и делопроизводства в Дагестане аварского первопечатника Магомед-Мирзы Мавраева был земляк самого Шахбанова шуланинец Исмаил Абакаров, учившийся вместе с вышеозначенными товарищами у самого родоначальника идеи единства тюркских народов – Исмаила Гаспринского! Вот выбор ваших отцов. Братство с окружающими вас народами. Братство, построенное на взаимоуважении и равенстве. Чтите его. Очнитесь, изгоните из ваших сердец ложных кумиров и призраки вами же себе придуманных мнимых отцов. Хватит придумывать лжеисторию и себе и другим!

           На смену уже привычным акулам пера, скрывавшимся если не за настоящими именами, то за узнаваемыми псевдонимами, пришли клавишные тролли с трэшевыми никами. Вопреки всяким этическим нормам они заполнили интернет оскорбительными писульками в адрес дагестанских народов и сельским обществ. Нередко они смакуют горькую судьбу жён Ермолова, выставляя в своих жёлтых текстах это дело, таким образом, словно бы кумыки сами своих женщин подкладывали Ермолову в постель. Полностью игнорируется те факты, что среди дагестанских народов от действий Ермолова пострадали, прежде всего, именно кумыки (он в частности разрушил крупные кумыкские населённые пункты Башлы, Дженгутай и Аксай) и что женщин тех забирали насильно. Одна из них была даже замужней, что не помешало сатрапам царизма избавиться от её мужа. Вот они факты. Есть и другие факты. Подобные насильственные меры применялись не только в отношении кумычек, но и в отношении всех дагестанок. Цена присоединения к Российской империи была очень высокой. Но никто из кумыков в отличие от троллей Шахбанова подобные факты не смакует и не тиражирует. Но чтобы не быть голословным сошлюсь на материал, опубликованный замечательным исследователем Патимат Тахнаевой: «Просимых Шамилём к вымену ахульгинских женщин не представляется никакой возможности возвратить потому, что большая часть розданная казакам Гребенского, Моздокского и Кизлярского казачьих полков, некоторые из них умерли, другие вышли в замужество и приняли христианскую веру, а многие отправлены на Правый фланг и Прикаспийский край для размена и раздачи частным лицам, поэтому дальнейшие об них справки должно оставить без последствий» (Тахнаева П. Список «ахульгинских горцев» имама Шамиля ли дело о выкупе или обмене на пленных горцев из плена кахетинских жителей с семействам, взятых 4 июля 1854 года при вторжении Шамиля в с. Шильды (по материалам ЦИАГ) .- Актуальные проблемы Кавказкой войны и наследие Шамиля. Махачкала, 2012. С. 82)». Мне искренне жаль этих несчастных пленниц. Они были оторваны от своих семей, от своей родины, брошены в чужую среды. И что самое страшное с точки зрения религиозного человека – в отличие от жён Ермолова, они были вынуждены сменить веру. Таким образом, их судьба ещё более печальна, не говоря уже о том, что и мужья им достались не самые завидные по своему социальному статусу. Говорю с самым искренним сожалением об их доле, ибо судьба женщин во всех войнах всех времён ужасна и нет никаких причин над ними издеваться. Они были чьими-то дочерями, сёстрами, жёнами. Подобное издевательство претит кумыкскому, и, я уверен, аварскому этикетам. В детстве, бывая в Хасавюрте и Буйнакске, я видел среди аварцев немало достойных аксакалов, помнящих оказанное им кумыками добро и которые нещадно бы избили этих пещерных троллей своими тростями за такую писанину. Жаль что таких уже нет.

       Еще, будучи редактором газеты «Новое дело» Марко Шахбанов публиковал на страницах е газеты материалы, оскорбляющие талантливых и объективных учёных. Видимо чужая честность не даёт ему покоя. Среди его жертв известный своей глубиной и беспристрастностью петербургский учёный Юрий Карпов (статья «Перепись-2010 и национальный вопрос в Дагестане»), которого он среди прочего обвиняет в преувеличении проблем кумыкского народа, существование которых Шахбанов систематически отрицает. Помимо того Шахбанов примерно в тоже время обвинил исследователей христианства в Нагорном Дагестане в подрыве мусульманских традиций в регионе. Кто же крупнейший специалист в области истории христианства в Дагестане? Это, безусловно, Патимат Тахнаева. Так что камень, получается, был брошен именно в её огород. Но как недоучившийся аспирант смеет нападать на состоявшегося учёного? Тахнаева кандидат наук, научный сотрудник в  Институте востоковедения РАН, а, как известно обладание подобным серьёзным статусом является безусловным залогом благонадёжности. Как писал, старина Жозеф де Местр: «Сам факт, что женщина замужем делает её целомудренной». Причин для недовольства группой Шахбанова деятельностью Тахнаевой немало. Достаточно вспомнить её борьбу с излишней идеализацией государства «Имамат Шамиля», лепящей из этой сугубо теократической государственности супердемократическое и «многоконфессиональное» государство, а также особенно приведённый выше её острый материал о судьбе пленённых царскими войсками при взятии крепости Ахульго в 1839 году горянок. В качестве борьбы с противниками шахбановцы используют угрозы, клевету и как я уже писал навешивание ярлыков. Их очередной жертвой стал смелый и честный дагестанец – сын высокоуважаемого самобытного ахвахского народа Максуд Гаджиев, о котором тролли запустили в интернет провокационную утку под названием   «Максуд Гаджиев - «агент Баку».

       Максуд Гаджиев, Руслан Расулов и Казихан Курбанов – одни из немногих дагестанцев, которые периодически поддерживают кумыков устным и печатным словом. И если подвергают травле их – значит, подвергают травле и нас кумыков. Сегодня все честные дагестанцы – это коллективный Максуд Гаджиев. Потому считаю уместным здесь предоставить слово самому Гаджиеву.

         Из открытого письма Максуда Гаджиева муфтию Дагестана: «Шахбан Хапизов, гл. редактор газеты «МК в Дагестане, зам. руководителя Национально-культруной автономии аварцев, Магомед Бисавалиев, гл. редактор журнала «Дагестан», печатного органа Министерства печати РД, учредитель ура-националистической газеты «Миллат» и иже с ними своими ура-националистическими заявлениями вносят раздор между нашими братскими дагестанскими народами и разжигают межнациональную вражду. Ради достижения своих корыстных политических целей, вышеназванные господа нагло и бесцеремонно игнорируют общеизвестные научно обоснованные достоверные факты и в своих публичных выступлениях, интервью, псевдонаучных статьях, злоупотребляя своими административными и финансовыми возможностями, проводят оголтелую деструктивную национальную, земельную и языковую политику. Одним из первых, кого глава РД Р.Абдулатипов освободил от должности, был Гусейн Магдиев, глава Цунтинского района, который открыто и честно не раз заявлял, что он не аварец, а дидоец. При этом он всегда подчеркивал, что он горец, дагестанец, россиянин. Теперь многие госчиновники из числа андо-дидойских народов заявляют, что они являются аварцами. Ради Бога, мы не против права отдельного человека причислить себя к той или иной национальности. Пусть называют себя хоть китайцами. Мы против фальсификации истории, против навязывания андо-дидойским народам аварского языка в качестве родного языка, мы против политики ассимиляции и этноцида». Непонятна и патологическая ненависть Шахбанова-Хапизова к азербайджанскому народу. Почему в качестве своего главного ярлыка он употребляет выражение ни «пятая колона», ни «укрофашист», ни классическое «враг народа», в конце-то концов, а именно «агент Баку»?! Уверен, что в столице Азербайджана, недавно проведшем Европейские игры на уровне крупнейших и богатейших стран мира, никому и не нужна своя агентура в Дагестане. Дагестан хорошо это или плохо – всего лишь один из 80 с лишком рядовых регионов Российской Федерации, а Азербайджан это равное РФ суверенное государство и все свои проблемы Баку предпочитает решать напрямую с Москвой. Может Шахбанова нервирует именно это?

         Я, также отчего-то причисленный Марко к лику «агентов Баку» могу заявить о себе, что никогда не получал никакой платы за то что пишу, ни от одного человека и ни от одного государства. Может ли сам Шахбанов о себе такое сказать? Если нет – значит, он куда больше моего подпадает под определение слова «агент». Если человек искренне и бескорыстно уважает соседний народ, соседнее государство – он выходит агент этого государства? Неужели Шахбанову неизвестны высказывания многоуважаемого главы Республики Дагестан: «Азербайджанцы наши самые близкие друзья и просто достойные люди»? Или быть может Шахбанов и Абдулатипова считает агентом Баку и «пантюркистом» и сейчас втихоря под новым своим именем-оберегом (Иванов, Андраник или Магомед Магомедов?) строчит донос и на него?

         Быть или не быть? Вот в чём вопрос. Быть на стороне правды или добра или быть на стороне лжи, троллей и исходящего от них смрада зла? Тебе решать, мой читатель.

       Вопрос остаётся открытым, но занавес закрывается. Пьеса завершается открытым финалом

Прочитано 5851 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости