Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Среда, 17 Январь 2018 05:55

Новый формат музыкального мироощущения Мустафы Мехмандарова

Автор 
Теймур Атаев

«Мое убеждение, что все события в жизни человека происходят

 Наоснове Высшего замысла. Посему я благодарен Всевышнему,

слышащему наше сокровенное!» (Мустафа Мехмандаров)

12 января в Азербайджанской государственной филармонии им. М. Магомаева прошел концерт Азербайджанского Государственного Симфонического оркестра им. У. Гаджибейли, которым дирижировал наш талантливый соотечественник, 25-летний Мустафа Мехмандаров, завершающий обучение в Венской Консерватории.

Успех юного дирижера превзошел все ожидания, что вызвало немалый интерес к жизнедеятельности музыканта. Кроме того, вполне очевидно, что не будь добра выдающегося Рауфа Абдуллаева, Мустафа никогда не оказался бы за дирижерским пультом во главе Симфонического оркестра. Данный факт также не может не подвести к попытке подойти к рассмотрению некоторых штрихов из пока еще недолгой биографии М. Мехмандарова.

От наслаждения музыкальными звуками к международным конкурсам

Год 1996-й. Мустафе четыре годика. Детский садик. Его любимый урок – "Пение". В углу одного из помещений – пианино. Как появляется возможность, он бежит к инструменту и нажимает на клавиши. Но не бренчит, а с восхищением прислушивается к звукам. Сначала к каждому звуку по отдельности, вслед за чем – к их созвучию.

Дома тоже пианино, к которому никто не подходит. Мустафа и здесь хочет слышать звуки. Что-то меняется в нем от прикасания к клавишам. "Это какое-то волшебство", – думает он, вновь и вновь слыша звуки, причем каждый раз по-новому. Но бренчания, опять-таки, нет. Маленький Мустафа лишь наслаждается от звуков, издаваемых черно-белыми клавишами.

Ему уже пять. Дома ранним утром традиционно включается радио и звучит гимн. Что-то движет им, и каждый раз, как он слышит первые ноты, встает и начинает петь.

Постепенно Мустафа начинает музицировать. Пытается играть. "Надо отдать его в музыкальную школу", – в один из дней услышал Мустафа. Сказано – сделано. Он сдает вступительный экзамен в музшколу N22. Но, отходя от правил приема, самостоятельно садится за рояль, играет и поет: "В траве сидел кузнечик". Что делать экзаменаторам? Абсолютно ничего, кроме принятия решения о зачислении таланта в первый класс (скрипка).

Вскоре Мустафа оказывается в музшколе-студии при Бакинской Музыкальной Академии (БГМА) им. У. Гаджибейли, в классе знаменитого профессора, педагога по классу скрипки Баяндура Мехтиева, исправившего его технику работы с инструментом. В 11-летнем возрасте к Мустафе приходит первое официальное признание. Он становится лауреатом Республиканского смотра-конкурса «Родники души». Спустя год Мустафа – дипломант конкурса молодых исполнителей им. Назима Аливердибекова. В 2006 г. внимание специалистов привлекло виртуозное исполнение им «Скерцо-Тарантелла» Венявски и Каденции в 1-й части «Концерта для скрипки с оркестром» Мендельсона в рамках проведенного в БГМА концерта при поддержке благотворительного фонда «Бизнесмены – юным талантам Азербайджана». В том же году он стал обладателем Почетного диплома за активное участие в концертах во время стажировки на Международных курсах ЮНЕСКО «Новые имена» в г. Суздаль (Россия). Постепенно Мустафа стал "своим" и для германо-азербайджанского культурного центра «Капельхаус».

Талант мальчика не мог остаться незамеченным, и в 2007 г. он оказывается в числе президентских стипендиантов, а его имя заносится в «Почетную книгу юных талантов Азербайджана». В том же году по приглашению Союза композиторов Болгарии он принимает участие (при организационной поддержке Фонда Гейдара Алиева) в Международном фестивале-конкурсе «Надежды, Таланты, Мастера». Возраст (самый младший даже в составе III группы) не помешал ему стать вторым в конкурсе.

В 2008 г. Мустафа – в составе Молодежного Симфонического оркестра Азербайджана, принимающего участие в мероприятиях в рамках Дней Азербайджана в европейских городах – Париже, Страсбурге, Брюсселе.

Новый формат музыкального мироощущения

2009-2013 гг. – время Консерватории. Он – в классе народной артистки страны Захры Кулиевой. В 2010 г. Мустафа (вместе с нашими талантами Нигяр Ибрагимовой и Узеиром Махмудбейли) получил приглашение войти в состав только созданного Международного молодежного камерного оркестра ТЮРКСОЙ, рожденного в рамках Международной организации тюркской культуры. Целью ТЮРКСОЯ его основатель – Генеральный секретарь структуры Дюсен Касеинов – определил демонстрацию всего спектра, своеобразия тюркской музыки, но не в народном, а в классическом звучании. Оркестр объединил музыкантов из Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Туркменистана, Турции, республик Российской Федерации (Башкортостан, Татарстан, Хакасия и др.).

Впервые музыканты предстали в Стамбуле, включая Первый Стамбульский международный фестиваль молодежных оркестров. Вслед за чем ТЮРКСОЙ начал европейские гастроли, удостоившись чести принять участие в торжественном открытии 60-го Байройтского Международного фестиваля молодых артистов (Германия). Это музыкальное празднество – уникальное явление на музыкальной карте мира – ведет свою историю с 1876 г., являясь старейшим музыкальным фестивалем Европы. Созданный оперным реформатором Рихардом Вагнером, он на протяжении 140 лет проходит в театре, построенном под руководством композитора для представления его новаторских опер.

В 2011 г. Мустафа – обладатель золотой медали за первое место на престижном Международном конкурсе в Люксембурге, проводившимся в 27-й раз под патронажем Общества Великого Герцога Адольфа. Из почти 130 участников 41 представлял скрипичное искусство. В интернациональное жюри конкурса скрипачей вошли известные европейские музыканты – дирижер, почетный ректор Консерватории г. Нанси (Франция) Жан-Мари Квенон, концертмейстер Симфонического оркестра Люксембурга Дарко Кодзас, профессор Гезине Колб из Германии и другие. Сложность состояла в том, что никто из конкурсантов не имел права опробовать Зал Люксембургской консерватории перед выступлением, однако Мустафу это не смутило. Он настолько покорил слушателей, что оказался удостоенным премии "Специальное отношение жюри", доставшейся трем самых одаренным исполнителям.

Но, как это и не прозвучит на первый взгляд парадоксально, душа Мустафы к скрипке не лежит. Его по-прежнему будоражит тот самый мир звуков, что завлекал его в четырехлетнем возрасте. Благо, до 2010 г. Мустафа – все еще в составе функционировавшего Молодежного Симфонического оркестра Азербайджана и уже активен "внутри" ТЮРКСОЯ, в свете чего, пропуская через себя своим особым музыкальным слухом все оркестровые зарисовки, он слышит и, в буквальном смысле слова, ощущает, как должны "компановаться" звуки различными инструментами. Данное звучание все глубже входит в него, сливаясь со внутренним миром. Созвучие двух, трех, десятков звуков завораживает юношу. Мустафа понимает, уже отчетливо, вызревание в нем неимоверного желания "объединять" эти волшебные звуки. Он даже чувствует, каким образом это может происходить. Тем самым, "детские" звуки высвечиваются для него уже далеко не детским восприятием, а новыми оттенками, накладываясь на всегда наличествовавший в нем интерес к фигуре дирижера. Мустафа уже не может отойти от внутреннего желания "собирать" воедино звуки духовых, струнных, ударных инструментов. Он будто оказывается в совершенно новом для себя измерении – в мире звуков не только музыки, но и некой особой реальности. Нахождение в оркестре позволяет ему "вторгаться" в построение, если можно так выразиться, многозвучия композиций. Как формулирует М. Мехмандаров, он "уверенно ощущает потребность управлять звучанием произведений посредством работы с оркестром".

Тем самым, "скрипичный" фон уже никоим образом не вмещает происходящие в нем перемены музыкального мироощущения. Творческий порыв требует расширения, но не может же он в одночасье отказаться от смычка. Правда, Мустафа перестает сдерживать себя, осуществляя попытки дирижирования на некоторых совместных репетициях со студентами, ощущая в такие моменты некий всплеск внутренних эмоций.

Плюс – он начинает посещать репетиции Азербайджанского государственного симфонического оркестра, ведомого непревзойденным Рауфом Абдуллаемым, набираясь на них свежего музыкального воздуха. М. Мехмандаров влюбляется в работу блестящего дирижера.

Дирижирование становится мечтой юноши. Чему поспособствовал и тот факт, что Мустафа несколько раз солировал с Симфоническим оркестром, восторгаясь профессионализмом Рауф муэллима. "В эти моменты, как это кому-то не покажется странным, я думал не о своей игре, – говорит М. Мехмандаров, – т. к. кроме рук маэстро меня ничего не интересовало. Я как завороженный наблюдал за его действиями". "Не понимая всех его жестов, – признается Мустафа, – я ощущал, как тонко Мастер регулирует игрой музыкантов. Не могу объяснить данный феномен словами, однако это было нечто. Благодаря тончайшему управлению оркестрантами, он помогал раскрываться солисту".

Восхищению скрипача дирижерским искусством маэстро не было предела. Видя же поразительнейшую способность Р. Абдуллаева добиваться унисонного звучания музыкантов, Мустафа отчетливо осознал (раз и навсегда), что дирижирование – огромный труд. Но именно в те дни, подчеркивает он, наряду с тягой к профессии дирижера, в нем проявилась любовь к дирижированию. "Мной уже двигала самая настоящая любовь, а не просто тот факт, что меня тянуло находиться за пультом, объединяя инструментальные звуки. Во мне проявилась любовь к самому процессу достижения слаженности в игре музыкантов".

На пути к призванию. Знаковое слово маэстро

Стремление Мустафы улавливается судьбой. В 2011 г., во время выступления оркестра ТЮРКСОЙ в рамках уже 61-го Байройтовского фестиваля, 19-летний талант получает возможность стать за дирижерский пульт. Мустафа вспоминает: "В преддверии вечернего концерта дирижер оркестра вынужден был срочно уехать. И музыканты предложили мне продирижировать, что стало для меня первым опытом". В результате, покоривший зрителей коллектив трижды вызывали «на бис», хотя это нарушало регламент мероприятия. Кроме того, Мустафа получил высокую оценку от дирижера Симфонического оркестра фестиваля, известного швейцарского музыканта Карла Антона Рикенбахера. Поздравляя Мустафу, он призвал его заняться дирижированием.

В 2012 г. Мустафа получает приглашение для участия на фестивале "Академия Савонлинна" в Финляндии, где выступил в составе фортепианного трио "Баку-Трио". "По счастливой случайности, – вспоминает юноша, – я взял с собой партитуры некоторых произведений азербайджанских композиторов, и это помогло воплотить мой второй "опыт" с дирижированием в реальности". На гала-концерте, "где я экспромтно дирижировал небольшому камерному оркестру, профессора, которые давали мастер-классы на этом фестивале, изъявили желание "войти" в оркестр и помузицировать вместе с нами. Таким вот образом на данном фестивале впервые прозвучала музыка Фикрета Амирова и Кара Караева!".

После возвращения в Баку Мустафа уже не сомневается в своем призвании. Но как озвучить Р. Абдуллаеву выпестовавшуюся в нем потребность учиться у него, ведь общеизвестно, что маэстро не берет учеников? Мустафа делится мыслями об ощущении своего музыкального жизненного пути с народным артистом страны, директором Симфонического оркестра и его первым кларнетистом Шукюром Самедовым. Который, отнесясь к услышанному с пониманием, в один из дней предложил ему вместе зайти в кабинет к маститому дирижеру. Р. Абдуллаев внимательно вслушивается в сказанное Мустафой, уточняя, насколько тот серьезен в своих намерениях.

- Я не вижу себя ни на каком ином поприще, кроме как дирижерском.

- Имей в виду, ты фактически меняешь одну профессию на другую, а это совсем нелегко. К тому же дирижирование – далеко не механическое махание палочкой, а весьма неблагодарное занятие.

Наверное, маэстро уловил во взгляде Мустафы что-то особенное, раз предложил ему подобрать любое произведение для тестового исполнения и пообещав встретиться через месяц. Мустафа остановился на последней симфонии Й. Гайдна – 104-й, Лондонской – и спустя ровно месяц появился в филармонии. "Стою перед живой легендой и чувствую внутреннюю дрожь, – говорит Мустафа, – а он очень спокойно озвучивает свою готовность прослушать меня в целях определения, насколько правильно я понял произведение". Предложив М. Мехмандарову сымитировать звуки оркестра и продирижировать, спустя буквально два такта Р. Абдуллаев остановил его и начал вести с ним беседу. Он задавал ему вопросы о любимых композиторах, их биографических данных; поинтересовался, кто из дирижеров в особенности воздействует на Мустафу.

Вслед за чем корифей стал беседовать на иные темы, не связанные с его музыкальными пристрастиями. "Мы проговорили почти час, но я так и не понял тогда, что это был за экзамен, – улыбается М. Мехмандаров. "Однако, – добавляет он, – сегодня и сейчас мне так представляется, что, возможно, Рауф муэллим знакомился со мной как с личностью. Его интересовало нечто большее, нежели мои музыкальные способности". Как бы то ни было, Р. Абдуллаев беседу никоим образом не резюмировал, хотя ее важнейшим итогом для юноши стало отсутствие однозначного "Нет" в устах профессора.

Данный тончайший нюанс поспособствовал принятию Мустафой решения готовиться к поступлению в Венскую консерваторию, на дирижерский факультет. В конце весны 2013 г., после очередного концерта Симфонического оркестра, в котором принял участие и Мустафа, он вновь пересекается с мэтром.

- Ну что, ты занимаешься дирижированием?

- Я подал документы на дирижера, но мне не с кем заниматься.

- Хорошо, я помогу тебе. Нужно определить место, где мы могли бы поработать.

Аспект места являлся немаловажным моментом, т. к. для занятий обязательно нужны два пианиста-ассистента, которые на двух инструментах должны исполнять произведение, определенное для дирижирования. Между ними становится дирижер, как бы дирижирующий оркестром. Вариант с проведением занятий в филармонии отпал сразу, т. к. там все кабинеты всегда заняты. Поэтому речь могла идти только о Консерватории, «и я благодарен Р. Абдуллаеву за его согласие».

Мустафа намеревался сымитировать работу с 4-й симфонией Бетховена и 37-й симфонией Моцарта, попросив двух своих друзей оказать ему содействие. Так, в один из знойных летних дней выдающийся дирижер начал проводить занятия с Мустафой. Три дня подряд, три часа своего личного времени, Рауф муэллим уделяет Мустафе. "Это что-то невообразимое, – думает он, – сказка. Волшебство". Вплоть до настоящего времени те три дня Мустафа считает основополагающими для своей жизнедеятельности, "наиболее яркими, счастливыми и запоминающимися" мгновениями жизни.

Еще до начала первого занятия Мустафа дал себе слово: "Если на мою учебу в Вене на дирижера благословения от Р. Абдуллаева не будет, я откажусь от этой линии на всю жизнь". Три дня пролетели как один миг. Мустафа трепетно, со внутренней боязнью, ожидал оценки Р. Абдуллаевым своего потенциала. Он прекрасно понимал, но боялся признаться даже самому себе, что раз после первого занятия маэстро продолжил работу с ним, значит, не отторг его "австрийское" намерение. Но стоически ждал вердикта. И вот он звучит: "Ты плохо знаешь партитуры", – произнес Р. Абдуллаев. "Это конец", – промелькнула мысль у Мустафы. Но Мастер тут же привлек внимание М. Мехмандарова к некоторым техническим нюансам по прочтению партитур. Последний акцент профессора позволил Мустафе уловить фактическое добро (благословление) Р. Абдуллаева на его учебу по классу дирижера.

Сцены Вены. И не только. На пути к Баку-2018

Однако, из-за проблем с получением визы, выезд Мустафы задерживался. Лишь 10 сентября 2013 г. он смог попасть в столицу Австрию, чтобы попытать счастья в поступлении в Венскую консерваторию. Чтобы не ошибиться в своем выборе, М. Мехмандаров принял решение предварительно познакомиться с факультетом "Оперно-Симфонического дирижирования" и посетил класс профессора Максимилиана Ценчича. Ему очень понравилось, как тот ведет урок, и по окончании занятий Мустафа подошел к педагогу, поделившись своим намерением учиться. Профессор положительно отреагировал на сказанное, но сказал, что экзамены не предусмотрены. Однако, добавил он, если у тебя такая сильная тяга, я дам тебе для разучивания партитуру, а через два дня прослушаю тебя: "Устрою тебе своеобразный мини-экзамен". То были "Вариации на тему Гайдна" Й. Брамса, с которыми Мустафа не был знаком. Двое суток М. Мехмандаров знакомился с партитурой и в назначенный срок пришел к профессору. В классе уже находились два ассистента, и Мустафа сразу приступил к сдаче домашнего задания. Могли ли занятия с Р. Абдуллаевым оказаться безрезультатными? Вопрос риторический. Потому, прослушав Мустафу, М. Ценчич без промедления зажег перед азербайджанским талантом зеленый свет для зачисления в число студентов Венской консерватории и взял его в свой класс.

Здесь Мустафа столкнулся с очень интересным подходом к обучению. Начиная с 1-го курса, в Консерватории дважды в год проводится концерт-экзамен. Не перед комиссией, состоящей, скажем, из 4-х человек, а бесплатный концерт в консерваторском зале. В течение же всего года студенты сдают "малые" экзамены, а именно, получая в качестве домашнего задания партитуру, через неделю они должны в классе продирижировать "материал".

На этом фоне Мустафа приступает к активной творческой деятельности, свидетельствующей как о его организаторском, так и музыкальном таланте.

В 2015 г., по инициативе Культурного Центра Азербайджана в Вене, он создает камерный оркестр "Виртуозы Каспия", в том же году успешно выступившего в Вене и Братиславе, где прозвучали произведения азербайджанских композиторов! Тонкость тут в том, что состав коллектива всегда меняется, "подстраиваясь" под конкретный проект. Но в нем всегда – азербайджанская молодежь, хотя приглашаются музыканты и других национальностей.

Не остался без участия Мустафы и оркестр ТЮРКСОЙ, музыканты которого в 2016 г. успешно выступили в Великобритании (Оксфорд, Лондон, Глазго, Эдинбург) И Италии. Серия из восьми концертов была посвящена 25-летию независимости тюркских республик постсоветского пространства. В программе – Эдвард Григ, Антонио Вивальди, Петр Чайковский, Альфред Шнитке, Гара Гараев и др.

Возможно, что мы лишь зафиксировали бы эту информацию, не проявись тут одно приятное обстоятельство. Дирижерскую палочку оркестра, вместе с маститым композитором, профессором Казахской национальной консерватории им. Курмангазы Анваром Акбаровым, разделил М. Мехмандаров.

В начале 2017 г. Мустафа дебютирует в качестве дирижера Азербайджанского государственного симфонического оркестра на сцене Государственной Филармонии, да еще разделяя ее со своим кумиром – Р. Абдуллаевым. Концерт был приурочен к юбилею его учителя – Захры Кулиевой. Вполне очевидно, что не будь добра Р. Абдуллаева, Мустафы не оказалось бы на филармонической сцене с дирижерской палочкой. "Для меня до сих пор шок происшедшее со мной, – делится воспоминаниями М. Мехмандаров, – ведь это очень большая редкость, когда студент, еще не окончивший ВУЗ, мог быть подпущен к дирижированию государственным оркестром. Да еще с разрешения Рауф муэллима, внимательнейшим образом контролировавшего все репетиции".

В мае прошлого года Мустафа дебютировал на сцене всегда величавой музыкальной Австрии. При поддержке возглавляемого Лейлой Гасымовой Азербайджанского культурного центра в Вене, в зале Венского Концертхауса (Wiener Konzerthaus, Австрия) «Каспийские виртуозы» представили взыскательной публике произведения европейских и азербайджанских композиторов, в т. ч. "Миниатюры" Фикрета Амирова, обработанные непосредственно Мустафой для струнного оркестра, и «Джанги» Акшина Ализаде. То был совместный проект М. Мехмандарова и нашего талантливого скрипача Анара Ибрагимова (Германия). В качестве одного из солистов выступил и известный скрипач, преподаватель Венской консерватории, профессор Университета музыки в Граце Борис Кушнир.

Следом – вновь очередь оркестра ТЮРКСОЙ, давшего несколько концертов в Турции (Анкара, Бурса), Македонии, Черногории, Боснии и Герцеговине, Сербии.

Предыдущий год запомнился Мустафе и вследствии других знаменательных событий. В рамках фестиваля «Мои друзья – мое богатство», приуроченного к70-летнему юбилею генсека ТЮРКСОЙ Д. Касеинова и проводимого на родине юбиляра, в г. Караганда, Мустафа дирижировал местным симфоническим оркестром. Под его руководством музыкальный коллектив исполнил «Азербайджанское каприччио» Ф. Амирова.

Затем Мустафа дирижировал "Каспийскими виртуозами" на прошедшем в Дюссельдорфе (Германия) концерте, посвященном 75-летию знаменитого Муслима Магомаева. Мероприятие состоялось при поддержке организации "Пиноккио" – дюссельдорфского научного центра, ведомого Лалой Сулеймановой. Проект поддержала и вдова М. Магомаева, выдающаяся Тамара Синявская. Идея с приглашением "Каспийских виртуозов" принадлежала А. Ибрагимову.

Вслед за чем "Виртуозы" приняли участие на международном фестивале «Salam orient», прошедшем в Большом концертном зале оркестра гостелерадио Австрии. Во втором отделении в сопровождении оркестра солистка Нурия Гусейнова исполнила народные азербайджанские песни и произведения наших корифеев.

Ну а затем М. Мехмандаров оказался в США, в Сакраменто, столице штата Калифорния, где в знаменитом «Crest Theatre» дирижировал Калифорнийским Молодежным Симфоническим оркестром «Premier Orchestra».

Таким был путь М. Мехмандарова к январю 2018 г., когда он с блеском предстал в качестве дирижера Азербайджанского Государственного Симфонического оркестра в зале нестареющей бакинской Филармонии. Наверняка, даже простое перечисление предшествующих бакинскому успеху Мустафы концертов кому-то может показаться результатом его беспроблемного движения по музыкальной тропинке. Но так ли все однозначно? Ведь за всем этим стоит колоссальный труд. Перманентные переживания. Утеря неровов. Бессонные ночи. Штудирование партитур. Проигрыш всех партий внутри себя и на бесчисленных репетициях. И даже если тебя сопровождает недомогание и элементарная усталость, ни в коем случае нельзя, чтобы это отразилось на твоем отношении к работе. К тому же, никто не снимает с повестки дня занятия в Венской консерватории, включая обязательную сдачу концертов-экзаменов.

Мысли вслух М. Мехмандарова

Никогда не забывая абдуллаевского "ты плохо знаешь партитуру", важнейшим ракурсом своей профессиональной деятельности Мустафа определяет ее разгадку. "Я всегда пытюсь докопаться до того, что, говоря словами знаменитого Юрия Темирканова, стоит за нотами. В этих рассуждениях Мустафы однозначно просматривается справедливость его тезиса, что он является "продуктом" Р. Абдуллаева, своего идеала. Ведь никто иной как Рауф муэллим, используя выражение "скромность в дирижировании", раскрывает, что для дирижера внешние эффекты не обязательны, т. к. его основной задачей является – "раскрыть замысел" композитора, "почувствовать темпы, как их менять, как правильно перейти из одного состояния в другое, чтобы рельефно и без швов". А потому "самое сложное – изучить новую партитуру, которую я никогда не дирижировал", чтобы "когда выходишь к оркестру, ни один музыкант, даже самый средний, не заподозрил, что я чего-то не знаю". Музыканты "сразу чувствуют, знаешь ты партитуру или вместе с ними учишь, на них, так сказать, тренируешься"(1).

В контексте чего Мустафа всегда старается изучить жизненный путь композитора, чье произведение он должен продирижировать. "Хотя бы минимальные знания о том, где и как жил автор, каким воздухом дышал, – подчеркивает М. Мехмандаров, – могут позволить уловить, пусть отчасти, его состояние в период написания шедевра".

Процесс "разгадки разучиваемого произведения" Мустафа называет "детективным исследованием партитуры", часами прислушиваясь к тактам в целях определения, что стоит за "тише" или "громче". Но такого рода "застревание в нотах" М. Мехмандаров считает главной двигательной силой дирижерского успеха, ведь в конце-концов "для тебя пробивается некий смысл", что в устах Мустафы звучит как "долгожданное ощущение партитуры".

А уже далее наступает этап доведения (донесения) прочувствованных тонкостей до оркестра. При этом нужно понимать, убежден он, что оркестр – "не бездушный механизм, а коллектив живых людей с душой и сердцем". Другое дело, убежден Мустафа, дирижер – это "безоговорочный лидер, задающий ритм всему и вся". От него напрямую зависит успех программы. Не случайно, очень часто оркестранты используют фразу: "Энергетика дирижера".

Однако, самокритично и с присущей ему внутренней строгостью, рассуждает М. Мехмандаров, "назвать себя на сегодня дирижером в полном смысле слова я не могу. Да и не знаю, когда вообще позволю считать себя таковым". "Возможно ли сопоставить себя с непревзойденным Рауф муэллимом, чьи руки волшебны, т. к. по их взмаху зал попадает в чарующий мир звуков музыки?" – откровенничает Мустафа. "Но стать настоящим дирижером, – признается наш талантливый соотечественник, – моя мечта, т. е. достичь такого уровня дирижирования, чтобы мне не было стыдно перед маэстро". Ведь "он мне преподал уроки не только профессиональных дирижерских тонкостей, но и жизни". В частности, наряду с тем, что профессор поделился информацией о том, как технически «группировать ритмическую структуру такта или выстраивать музыкальную фразу, мне посчастливилось познакомиться с его взглядом на окружающий нас мир, на жизненную реальность. И это – неоценимо, за что я всегда буду благодарен Р. Абдуллаеву».

Согласимся, можно лишь приветствовать скромность М. Мехмандарова, что говорит о его ответственности по отношению к себе. Самодисциплине. Самокритичности. Но разве не это движет вперед?

Вместе с тем, Мустафа высказывает убежденность, что ничто в мире не осуществляется спонтанно. Потому, хотя "весь мой путь за последние несколько лет может представляться чередой неких случайностей, в действительности, в происходящем с моей жизни я чувствую нечто значительно большее". "Да, если бы за 5 лет до моего попадания в венскую консерваторию кто-то мне сказал, что я окажусь там, да еще на дирижерском факультете, он столкнулся бы с моим гомерическим хохотом. Однако, это произошло". Точно так "я бы не поверил, скажи мне кто на те же 5 лет ранее, что на торжественном мероприятии, посвященном Захре ханум Кулиевой, блестящий профессионал Р. Абдуллаев позволит мне, студенту, разделить с ним филармоническую сцену". Но и это ладно. "Как, наконец, рассматривать состоявшийся 12 января концерт? 25-летний Мустафа Мехмандаров и Симфонический оркестр. Может ли все это происходить само собой?", – вопрошает Мустафа. "Я с детства чувствую наличие потрясающей вселенской гармонии во всем, в том числе и в моем любимом мире музыки, – пытается довести свою мысль до конца М. Мехмандаров, – но любая гармония подразумевает наличие определенных правил. Значит, вся наша жизнь также протекает по своим законам. А ежели это так, то и свою жизнь я не могу рассматривать как цепь случайностей. Отсюда – мое убеждение, что все события происходят на основе Высшего замысла. Посему я благодарен Всевышнему, слышащему наше сокровенное! И приложу все силы к тому, чтобы своим подходом к жизни оправдать это Высшее доверие ко мне!".

Корни

Ну а в заключении материала хотелось бы приоткрыть родовые корни Мустафы. Возможно, кто-то посчитает, что его приобщение к музыке произошло благодаря генам. Но Мустафа воспитывался далеко не в музыкальной среде. Правда, его его бабушка – Лейла Мехмандарова – преподавала "Теорию и историю музыки" в Консерватории, но мальчику не довелось увидеть ее при жизни. К слову, Лейла ханум была внучкой Агасадыг бека — сына Гаджи Зейналабдина Тагиева от первого брака. Единственный наследник Агасадыг бека – Зейнал – вместе с семьей пострадал в годы репрессий, в связи с чем Лейла ханум вынуждена была взять фамилию матери и стала Рустамбековой. Члены этой фамилии внесли значительный вклад в нефтяную историю Азербайджана.

По другой родословной линии прадедушка Мустафы – Керим Бек Мехмандаров, выпускник Санкт-Петербургской Военно-медицинской академии (один из первых азербайджанских врачей с высшим образованием); председатель Шушинского филиала организации "Дифаи". Он же – двоюродный брат первого военного министра Азербайджанской Демократической Республики (АДР) Самед бека Мехмандарова.

Остается лишь надеяться, что делающий первые серьезные шаги в дирижерском искусстве Мустафа Мехмандаров также крупными буквами впишет свое имя в историю страны.

1.Из интервью Рауфа Абдуллаева журналу "Баку"

Журнал "Баку" N5 (61), 2017 г., с. 60, 63

http://idrak.org.az/ru/1/136

Прочитано 200 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости