Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Gulnara

Gulnara

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Mauris hendrerit justo a massa dapibus a vehicula tellus suscipit. Maecenas non elementum diam.
Адрес сайта: http://smartaddons.com
14.08.2018 07:04

С 6 по 10 сентября в Шахрисабзе впервые будет проведен Международный форум искусства макома. В нем примут участие известные ученые-музыковеды и исследователи искусства макома из-за рубежа, популярные исполнители и ведущие специалисты Узбекистана.

Об этом  ethnoglobus.az cообшили из посольства Узбекистана в Азербайджане.

Форум пройдет под эгидой ЮНЕСКО. Во время него состоится научно-практическая конференция на тему «Музыкальное искусство макома и его место в мировой цивилизации».

Мероприятия развернутся на площади Оксарой и соседних территориях. Здесь будут организованы выставки, посвященные искусству макома, демонстрация и продажа национальных музыкальных инструментов и костюмов, изделий ремесленников, произведений изобразительного и прикладного искусства, аудио- и видеодисков, книг, альбомов, фотографий.

Форум будет способствовать широкой пропаганде уникальных образцов национального искусства маком, его бережному сохранению и развитию. Вместе с тем это мероприятие, которое будет проходить каждые два года, направлено на укрепление уз братства и дружбы между разными народами, расширение в международном масштабе творческого сотрудничества, культурно-духовных связей.

В форуме примет участие делегация из Азербайджана, которую возглавит заслуженный артист Азербайджана, лауреат Президентской премии, старший преподаватель Азербайджанской национальной консерватории, талантливый тарист Сахиб Пашазаде.

08.08.2018 00:00

4 августа Северный Проспект превратился в проспект интернационального праздника. Даже пасмурная погода не смогла помешать гостям насладиться колоритом, ставшего традиционным, четвертым фестивалем национального костюма YerevanTarazFest 2018.  Данный фестиваль проводиться в рамках трехмесячной программы столичной мэрии “Ереванское лето”, цель которой — развитие развлекательного туризма в Армении.

В рамках фестиваля были  представлены народные костюмы и украшения Армении и других стран. Каждый желающий мог насладиться национальными песнями и танцами таких стран, как Россия, Украина, Польша, Германия, Индия, Казахстан, Израиль, Кувейт и, конечно же, Армения, примерить представленные на фестивале костюмы, сфотографироваться в них. По словам организаторов, подобные мероприятия нужны, так как они, однозначно, способствует развитию туризма в стране.

Фестиваль начался с  ярмарки, при участии национальных мастеров, представителей как армянской, так и зарубежной  продукции.

Это многогранный фестиваль, где можно узнать много нового о культуре той или иной страны, познакомиться с интересными людьми, увидеть  как «Тараз» применяется в наше время, как профессионалы дают ему вторую жизнь, как дизайнеры используют Тараз в своих работах, прививают желание носить национальную одежду или украшения.

Ни для кого не секрет, что в Армении сейчас стало модным даже на свадьбах быть в Таразе. Музей истории представил Тараз невесты. На фестивале было два фото ателье, где можно было сфотографироваться в национальной одежде и забрать с собой частичку этого особого мероприятия.

«Сегодня на этом фестивале каждый представляет свою страну, культуру. У нас очень хорошая украинская диаспора в Армении. Мы часто проводим культурные мероприятия, которые объединяют людей. Я считаю, Северный проспект — это проспект дружбы. Не зря этот фестиваль проходит именно здесь,» —  делится Лариса Саркисян-Коренюк – представитель украинской диаспоры в Армении.

Примечательно, что мы смогли не только увидеть народную атрибутику, но и попробовали национальные блюда. Например, представители России угощали гостей вкусным чаем с вареньем и бубликами, представители Украины — салом, а гости из  Израиля представили традиционные еврейские блюда: креплахи двух видов со специальным соусом (секрет которого не раскрывается), еврейский десерт, который называется «Уши Амана» в двух разных вариациях – с лимоном и яблоками, с фисташками и шоколадом.

«Недавно мы открыли первый Еврейский ресторан в Армении (»Сион»). У нас есть много классических еврейских блюд и блюда по специальному рецепту, отправленному из Еврейского ресторана в Москве. Этот ресторан способствует комфортному отдыху  туристов из Израиля. И в то же время  даже местным интересно побывать в таком ресторане, попробовать что-то новое, кошерную еду, да и цены не большие»  – рассказал представитель израильской делегации Геворг Хотикян.

Сегодня также очень востребованы рукодельные изделия: браслеты, ожерелья, кольца, сумки, часы и т.д. Но мало кто знает, что в Ереване живет человек, который  вручную делает открытки с передвижными картинками, некоторые из которых не имеют аналогов в мире. Так, можно раскрыть открытку и увидеть, например, как летит чайка.

«Это результат долгой отработки технологий. Технологический ряд состоит из различных приспособлений, которые облегчают работу, и технологических тайн: все видят, но не могут понять, как это? Чтобы сделать одну такую открытку мне понадобится минут 20 – 30, в то время как в интернете они делаются где-то за 3 часа.  В продажу они начали поступать год назад. – говорит основатель полиграфической фирмы »Magicprint» Михаил Артемович, известный в Ереване по бренду Дядя Миша.

Заключительным аккордом фестиваля стал персональный показ мод и дефиле дизайнерской коллекции, содержащей элементы миниатюрной живописи и Тараза, при участии культурного центра «Терян» и индивидуальных дизайнеров.

Подготовила Мариана Акопян

Фотоматериалы: Официальная страница Фейсбук мэрии г.Еревана

http://dlmn.info/ru/yerevantarazfest-2018-internacionalnyy-prazdnik-druzhby-i-tradiciy/

13.08.2018 08:20

Даже самая малочисленная этническая общность
является носителем  по-своему уникальной культуры

Проблемы коренных народов находятся в центре внимания мировой общественности, особенно в последние десятилетия. Такое внимание к ним не случайно и связано с их сложным положением во многих странах мира. В этой ситуации международное сообщество во главе с ООН совершенно справедливо поднимает голос в их защиту. Международный день коренных народов, отмечаемый ежегодно 9 августа, является своеобразным напоминанием правительствам и государствам о судьбе малых этносов, издревле обитающих на тех или иных территориях.

Алиага МАМЕДЛИ, профессор, завотделом Института археологии
и этнографии НАНА

Этот день установлен в 1994 году Генеральной Ассамблеей ООН. Рост этнического фактора в социально-политической жизни большинства стран мира является еще одним фактором, определяющим особое внимание к этому дню. Решение насущных проблем различных этнических групп, населяющих те или иные государства, становится задачей не только отдельных стран, но и мирового сообщества в целом.


День коренных народов имеет особое значение и для Азербайджана. Исторически сложившиеся в нашей стране толерантные отношения между различными этническими общностями в значительной степени снимают многие вопросы, с которыми сталкиваются коренные народы во многих странах мира. Но вместе с тем есть объективные проблемы, с которыми сталкиваются практически все небольшие по численности этносы. Они связаны с современными процессами глобализации культур. Немало ученых видят в глобализации угрозу этнической и региональной самобытности. Именно в результате этих процессов культуры и языки этнических групп, исторически населяющих Азербайджан, постепенно теряют свою функциональную значимость. В этих условиях наше государство предпринимает серьезные меры для защиты и развития этнических культур народов страны.


У Азербайджана свой уникальный опыт сосуществования различных этносов. Большинство этнических групп, населяющих сейчас и населявших в прошлом Азербайджан, относятся к исламу, поэтому исламская религия — серьезная основа интеграционных процессов и межэтнических толерантных отношений. Но такие связи с древности существовали у азербайджанцев не только с единоверцами. У нас есть знаковые примеры тесных взаимоотношений, существующих до сих пор между азербайджанцами и представителями христианской религии — удинами, одной из древнейших этнических групп на земле. Интеграционные процессы между различными этносами в Азербайджане происходили в течение веков, обеспечивая по сей день атмосферу толерантности и взаимопонимания.

Сегодня появилась возможность обобщить опыт, накопленный в нашей стране в течение веков. Тем более что речь идет не просто о совместном сосуществовании, а об активных интеграционных процессах, основанных на ряде факторов. В первую очередь это сходство видов хозяйственной деятельности, что создавало основу для постоянных экономических, а вслед за ними и социально-культурных контактов. Еще одним фактором является азербайджанский язык, который в силу своей природы стал связующим звеном, средством общения, позволяющим многочисленным этническим группам, населяющим нашу территорию, общаться между собой, устанавливать тесные связи. Эти три фактора и сформировали к началу XX века условия, благодаря которым сложилась социально-культурная общность. То есть речь идет не только о собственно азербайджанцах, а о народах разных этнических корней, имеющих общность исторической судьбы, многих элементов культуры, особенно профессиональной. Именно это способствовало формированию общности самосознания, принадлежности к стране, культуре и создавало то, что мы сегодня называем азербайджанством.
 
 
14.08.2018 00:00

Дастан «Деде Горгуд» издан на азербайджанской латинице, переведенной со староазербайджанского языка, на котором была написана ватиканская рукопись. Транслитерацию древнего эпоса осуществил заведующий кафедрой гуманитарных наук Бакинской музыкальной академии (БМА), доктор филологии, профессор Тарлан Гулиев.

Профессор исследовал Ватиканскую рукопись эпоса и сделал сравнительный научный анализ с дрезденской рукописью. Помимо этого, вступительное слово, написанное на 80 страницах, по охвату тем, глубине проникновения в научные аспекты и дисциплины, масштабу научного анализа, объективности и логически выверенных выводов и умозаключений можно назвать очень серьезной заявкой признанного ученого и новым словом в горгудоведении, литературе, языкознании, тюркологии и истории.

Издание ватиканской рукописи «Деде Горгуда» является большим событием отечественной культуры и значительным прорывом в науке горгудоведения.

Книга, вышедшая в свет накануне празднования 100-летия АДР, послужила еще одним неопровержимым фактом древней азербайджанской государственности, традиции которой закладывались на протяжении многих веков.

 

«Деде Горгуд» доносит до нас историю Огузского и Албанского государств, существовавших до нашей эры, языка, обычаев, духовности, религии. Изучая древнюю историю азербайджанского народа и Албанского государства, историки и ученые чаще обращались к греческим, армянским (написанным христианскими миссионерами, захватившими албанские церкви или построившим свои, изолированные церкви — Авт.), грузинским и арабским источникам.

Однако древний эпос в качестве достоверного исторического документа и памятника совершенно не рассматривался. Исследования в этом направлении начались лишь в середине прошлого века.

Вступительная статья, предваряющая дастан, анализирует многие описываемые в эпосе события, рассматривая их с точки зрения истории, литературы, языкознания, географии, этнографии и других наук, и в этом плане особенно важным представляется процесс превращения Огузского государства в Албанское, и научно обоснованные аргументы, доказывающие сей исторический факт.

Профессор Т.Гулиев на основе свидетельств дастана «Деде Горгуд» делает вывод о том, что территория древнего государства огузов «Ич Огуз» располагалась на землях нынешнего Нахчывана и Западного Азербайджана.

«Наряду с имеющимися в эпосе топонимами и названиями других стран и народов, нигде в дастане, подчеркивает он, не упоминаются армяне, армянские имена или армянские географические названия, что говорит о том, что армян на этой земле никогда не было, и что они являются пришлым народом».

Профессор доказывает, что «Деде Горгуд» является не только литературным памятником, но и серьезным историческим источником, и в этом плане весьма актуальным становится акцент на процессе превращения государства «Галын Огуз» в Албанское.

Транслитерация, сделанная профессором Гулиевым с ватиканской рукописи XVI века, скрупулезное и фундаментальное исследование, а также великолепная полиграфия, в которой выполнен дастан, свидетельствуют об огромной ответственности, высоких патриотических чувствах и определенной научной смелости, которые проявил профессор.

Издание ватиканской рукописи, конечно же, сыграет большую роль в повышении самосознания азербайджанского народа, откроет новую эру в изучении отечественной истории, литературы и языка. Следует отметить, что дрезденская рукопись дастана была изучена наиболее полно, а ватиканская ввиду сложности ее написания недостаточно исследована. Вся суть состоит в том, что книга «Деде Горгуд» не рассматривалась в качестве исторического источника.

Свидетельства, написанные на армянском языке, повествующие об истории Албанского государства, считались историческими источниками, а «Деде Горгуд» рассматривался в качестве источника, отражающего борьбу за ислам.

Проделанная профессором Т.Гулиевым работа, сделанные открытия и научные выводы свидетельствуют о его мужестве и уверенности в себе как ученого, опровергающего все бытовавшие доселе идеи. Для того, чтобы литературный памятник был рассмотрен и в качестве исторического свидетельства, а также для того, чтобы выдвинутые Т.Гулиевым аргументы и выводы обрели свою научную силу и неопровержимость, которые, в свою очередь, служат убедительным доказательством неправильности и ошибочности точки зрения об узко литературной направленности и ценности этого дастана, требуется время и научная корректность.

Издание ватиканской рукописи является большим научным событием, приобретающим серьезную актуальность в свете территориальных притязаний наших вероломных соседей, прибегающих во имя своих грязных целей к сфабрикованным утверждениям и вымыслу относительно своего исторического прошлого.

В этом плане исследование профессора Т.Гулиева приобретает важное политическое, общественное и идеологическое значение, ценность которого увеличивается в разы накануне знаковой даты нашего государства — 100-летия АДР.

Конечно, научные дискуссии еще впереди, однако однозначно то, что теперь они будут проходить в условиях доминирования исторического аспекта «Деде Горгуда» и его анализа как исторического источника.

Отметим, что профессор Т.Гулиев — автор ряда ценных трудов и исследований классической литературы, особенно, наиболее сложной области, связанной с изучением восточного стихосложения аруза. Существующие в изучении классического наследия пробелы объясняются слабым знанием этого наследия и аруза в том числе. Именно этим и объясняется отдаленность азербайджанцев от классических произведений, составляющих жемчужину культурного и духовного наследия Азербайджана, написанных на арабской графике.

Этот момент актуализирует и повышает значение проделанной профессором Т.Гулиева работой, которая вызвана его отличным знанием восточных языков, классической литературы и средневековых источников.

Многие ученые — Х.Араслы, С.Ализаде и другие использовали и изучали ватиканскую рукопись, однако профессор Т.Гулиев особо подчеркнул аспект государственности этого дастана, потому что нет второй такой книги, которая столь ярко и твердо освещала бы вопросы нашей государственности.

На вопрос Echo.az о том, какой аспект дастана представляется сегодня наиболее актуальным, профессор Тарлан Гулиев ответил: «Я сравнил стихи Махмуда ал-Кашгари в его произведении Divani-et-turk и стихи «Деде Горгуда» с точки зрения их поэтических особенностей. Мне удалось доказать, что стихи «Деде Горгуда» древнее на 1000-1500 лет — и в плане размера, и структуры, и рифмы.»

«Для развития самой простой поэтической формы требуются века, а сравнивая эти два источника, мы видим, что их разделяет очень большой отрезок времени. Нам известна дата переписки стихов Махмуда ал-Кашгари — это 1072-1074 годы, и если заглянуть назад на полтора тысячелетия, выходит, что «Деде Горгуд» был написан в середине первого тысячелетия до нашей эры. То есть дата создания дастана с его сюжетными и поэтическими особенностями отражает период середины первого тысячелетия до нашей эры,» — рассказывает Гулиев.

По его словам, научными аргументами ему удалось доказать древность этих стихов.

«Передо мной как гражданином и исследователем стояла задача установить, какой период времени и какой век охватывают события, о которых рассказывается в «Деде Горгуд». В первых строках вступительного слова я отметил, что дастан был переписан не позднее второй половины VII века — это время, когда он был переписан последний раз, но описанные в нем события произошли в еще более древние времена. В дрезденском экземпляре мы видим, что древнее государство огузов, еще более развившись, превращается в Албанское государство, и мне думается, что дастан целиком отражает этот исторический процесс,» — отметил Гулиев.

«Я считаю, что события в «Деде Горгуд» отражают процесс преобразования огузского государства в албанское, историю которого мы знаем, — с середины первого тысячелетия до нашей эры до VI-VII веков нашей эры, почти до пришествия арабов, а это примерно 1000-1200-летний период времени. Когда арабы пришли на наши земли (639 г.) и начался новый период истории, огузский и албанский этапы остались в прошлом. Летописец, живший в последние периоды тех государств и в начавшийся новый этап истории, переписывает дастан заново, чтобы сохранить его и не предать забвению,» — рассказал он.

По словам Гулиева, дело в том, что дастан до того времени, когда он был переписан, уже существовал.

«Я связываю его с периодом образования Албанского государства, и понятное дело, что такой дастан создавался на протяжении тысяч лет, ибо там есть разделы (бойлар) более древние, а есть те, что отражают последние века и даже исламский период,» — подчеркнул он.

Рассказывая о карте, которая дана в начале книги, профессор отметил, что все горгудоведы имеют обыкновение высказывать предположения о том, где находятся Ич Огуз или Даш Огуз, опираясь на координаты и информацию, исходящие из «Деде Горгуд».

По его словам, турецкие ученые считали, что Ич Огуз находится на территории современного Анадолу, а непосредственно учителя Т. Гулиева — С.Ализаде и Ф.Зейналов, выдающиеся исследователи «Деде Горгуд», пытались нарисовать такую карту по следам дрезденской версии.

«Основываясь на собственных исследованиях и умозаключениях, я считаю, что территория современного Нахчывана и западного Азербайджана есть исконные тюркские земли, и Ич Огуз располагался на территории Нахчывана и Западного Азербайджана. Даш Огуз — это весь Карабах до Барды и Гянджи. Между ними располагался Аладаг, озеро Гейча, вниз вплоть до Джульфы и Араза. Все эти территории и составляют владения Галын Огуза, о котором говорится в дастане. История доказывает, что потом на этих землях образовалось Албанское государство», — сказал Гулиев.

Комментируя предисловие на 80 страницах, что само по себе является фундаментальным, самостоятельным научным исследованием, поражающим воображение, Тарлан Гулиев сказал, что он с большим уважением относится к великим русским и другим ученым, исследовавшим этот дастан.

«Но они — не азербайджанцы. Нужно быть азербайджанцем до мозга костей, гражданином Азербайджана, чтобы рассматривать эти вопросы с позиции своей генетической памяти, нужно любить как свое, кровное, чтобы увидеть и бережно поднять на поверхность то, что лежит под тысячелетним слоем времени. Я могу быть слабее как ученый, но моя любовь всегда будет доминировать над их любовью, качественно она будет совершенно другой,» — сказал он.

«Все дело в любви к родине, к родному языку, к его памятникам, ведь мы рассматриваем это сокровище и наследие наших предков с любовью, она и определяет все остальное… Именно я, азербайджанец, должен изучать этот памятник — и с позиции ислама, и через призму религии. Эти моменты до известной степени были изучены и раньше, но вопрос целостного понятия слова «Hu» или «ismi-ezem» не был исследован. Представьте, Деде Горгуд знал «ismi-ezem» и «duai-ismi-ezem», Ган Турал говорит «Hu», и в тексте есть, как с призывом «Hu!» воины шли в бой и были непобедимы. Это говорит о знании ислама и высшей степени проникновения, вскрывает самые глубинные знания, которые даются не каждому мусульманину,» — сказал Гулиев.

«Значит, персонажи «Деде Горгуд» и его разделы были записаны тогда, когда в Азербайджане уже ощущалось конкретное влияние ислама. С одной стороны, слабо развитый ислам в начале своей эры, а с другой — развитый и углубленный ислам. Парадокс, не правда ли? Здесь столько неразгаданных тайн и догадок, и их нужно высказывать предельно осторожно,» — говорит профессор.

«Одной человеческой жизни не хватит, чтобы разгадать хотя бы часть из них… Кто ответит на вопросы: с какого источника были переписаны дрезденская и ватиканская рукописи? Может, они переписали друг у друга, а если нет, то откуда? Когда и с чьих уст был написан дастан? Была ли албанская рукопись этого дастана?.. Вопросов очень много, и все они более чем серьезные. В Азербайджане была и есть талантливая плеяда великих ученых — читая их труды, уносишься далеко-далеко, но вместе с тем обнаруживаешь образ мышления своего народа, его языка, характера, быта, духовного развития…»

А.Ислам

http://ru.echo.az/?p=69964

 

14.08.2018 00:00

Бахтияр Тунджай

(Фрагмент из книги «Письменное наследие кавказских албан»)

Известны сообщения арабских авторов Х века ал-Истахри и Ибн Хаукаля о том, что в районе Барды говорят на арранском языке (Велиханлы 1974: 169). То, что в Арране (Албании) говорили на арранском языке, подтверждает и автор Vl в. Захарий Митиленский (Гукасян 1968: 90). Как верно отметил Г. Гейбуллаев, ряд исследователей, в соответствии с господствующей в то время концепцией о кавказоязычности албанского этноса, полагал, что прямыми «наследниками» албан являются удины. Однако это мнение следует признать ошибочным (Гейбуллаев 1991: 415). Названия Арран – в арабских и Албания – в античных источниках, как уже было сказано, являются синонимами. Поэтому выражение «арранский язык» равнозначно выражению «албанский язык». Однако в научной литературе утвердилось ошибочное мнение о том, что якобы, албанский язык уже  в Vlll веке был полностью забыт, а сами албаны уже не существовали. Считается, что «албаны христиане, лишившись своего письменного языка, пользовались армянской письменностью…» (Гукасян 1968: 131). Исходя из этого ошибочного мнения, С. Б. Ашурбейли пришла к ошибочному заключению, что «под словом арранский язык подразумевался сложившийся к Х в. азербайджанский – тюркский» (Ашурбейли 1985: 67). Согласится с этим мнением и заключением, не возможно, по той простой причине, что  известны многочисленные (десятки тысяч страниц) рукописи  на албанском (гаргаро-кыпчакском) языке, относящиеся к XVl – XVll вв.

С.Т. Еремян ссылаясь на сообщения Агафенгела, Мовсеса Хоренского и других армянских авторов о том, что город Партав (Барда) находится в области Ути, предполагает, что арранским языком являлся язык удинов (Еремян 1958 а: 327). Хотя области Ути и Удин были разными областями Албании, и удины жили не в Утии, а в Удине. А в Утии жили тюрко-язычные утии. К тому же, все армянские авторы, на которых С. Т. Еремян ссылается, единогласно сообщают, что албанская письменность была создана на основе гаргарского языка (Тревер 1959: 308-309). А гаргары, как уже было отмечено, являлись кыпчаками (Абромзон. 1960: 46; Бартольд 1968: ll, 1, 541). Значит, под «арранским языком» надо понимать кыпчакский язык, а не удинский. Это однозначно.

Страбон (l в) писал, что «вследствие отсутствия частых сношений одних с другими» у албанов имеется 26 наречий (Ямпольский 1942: 74; Ямпольский 1955: 65). Однако переводчики Страбона на русский язык передали его слова как «26 языков» (Страбон 1879: 513; Страбон 1964: 476; Ямпольский 1955: 65). В «Истории страны Албан» Моисея (Мовсеса) Каганкатуйского упомянуты следующие племена Албании: тюркоязычные – албаны, гаргары,  гунны – ефталиты, маскуты (массагеты), утийцы, кафказоязычные – джигбы, леги, цавдейи, удины, чилбы и ираноязычные михраны.  Безусловно, в образовании единого албанского народа неоценимую роль сыграло принятие христианства.

До принятия христианства албаны, по словам Страбона, почитали Гелиоса (Gün Tenqri), Зевса (Gök Tenqri) и Селену (Ay Tenqri), особенно Селену, т.е. луну. Он же сообщает, что есть святилище ее (бога луны) недалеко от границ Иберии (Страбон 1879: 503). В «Истории албан» говорится о различных видах жертвенной службы нечистым идолам (Кн. 1, гл. 17).

Археологические исследования, проведенные Р. Геюшевым, убедиткльно показали, что албаны до принятия христианства поклонялись стихиям природы и разным ее явлениям. Сам Р. Геюшев пишет по этому поводу:

«Археологические исследования обнаружили крупные древние храмовые здания с обширными территориями и в Албании, вокруг них были возведены оборонительные стены или валы. К их числу относятся храмовый участок городищ Кабала, Гявуркала, Амарас, Гарды и др., которые были крупными дохристианскими религиозными центрами» (Геюшев 1975: 15).

Богатый материал, характеризующий дохристианскую идеологию албан, можно найти и в росписи предметов, на которых наряду с изображением луны и солнца часто встречаются изображения жертвоприношений и дерева жизни. По словам Р. Геюшева, часть этих изображений, вероятно, представляет собой пиктографию жрецов Кавказской Албании. Наконец, «обнаружены многие керамические фигурки идолов» (Геюшев 1975: 15).

Как говорится в «Истории албан», первым проповедником христианства в Албании явился Елисей, который «был рукоположен первым патриархом Иерусалима, братом господним Иаковым, и, получив себе в удел Восточную Страну (Албанию), из Иерусалима направился через Персию, избегая Армению, зашел в страну маскутов (массагетов)». Ему же приписывают строительство  и первой церкви в Албании в местечке Гис (Киш), которая была «первоматерью всех церквей на Востоке» (Геюшев 1975: 17-19).

Далее, с деятельностью албанского царя Урнайра начинается  второй этап этого процесса (Сумбатзаде 1990: 61). По словам Моисея Каганкатуйского, «получив вторичное рождения от святого Григория, просветителя Армении, он (Урнайр), озаренный Духом Святым прибыл в страну и снова просветил Албанию» (Мамедова 1977: 25-26).

На этом основании в рукописи «Истории албан» М. Каганкатуйского утверждалось, что «первые (албанские каталикосы) получали (рукоположение) из Иерусалима (Сумбатзаде 1990: 61). Там же читаем:

«…Урнайр, царь наш, просил у св. Георгия рукоположить его (Григориса внука Григория) епископом страны своей… по доброй воле достойному наследнику рода св. Григория и были довольны.

По преданию Григорием была построена вторая после Гиса (Киша) церковь в селе Амарас» (История Албанской страны 1969: кн. 1, гл. 14).

Третьим проповедником христианства в Албании явился внук Григория – Григорис, построивший не большую церковь в гор. Цри. Но его постигла печальная участь. Маскутский царь Санесан // Санатурк, выступивший в начале за христианство, затем внял требованиям своих войск, которые умертвили Григориса и разрушили вышеназванную церковь (Сумбатзаде 1990: 61-62).

Затем на пути дальнейшей христианизации Албании, так же Армении и Иберии встал персидский царь Йездигерд ll (439-457), который старался насильно навязать этим странам огнепоклонство. Началась война албан и армян против персов, вследствие чего персы отступили, и Йездегирд сказал: «Кто чему желает поклониться – пусть поклоняется»  (Сумбатзаде 1990: 62).

По словам А.С. Сумбатзаде, спустя несколько лет знамя нового восстания против персов поднял царь Албании Ваче ll. В 487 г. царем Албании стал его племянник Вачаган lll (487-510), получивший прозвище «благочестивый» (Сумбатзаде 1990: 62).  Он построил в Албании много церквей и монастырей (История албанской страны 1969: кн. 1, гл. 20, 26).

В 493 г. Вачаган lll созывает Агуенский собор, который определили структуру организации и положение албанской церкви. Во главе ее становится архиепископ с резиденцией в Барде. Ему подчинялись восемь епископов восьми епископств, в том числе Бардинское, Шакинское, Пайтакаранское, Амарасское и т.д. (Сумбатзаде 1990: 62).

Со смертью царя Вачагана (510 г.) в Албании прекращается местная царская династия, и страной начинают править персидские наместники – марзбаны . В 527 г. в г. Двине созывается собор трех церквей Южного Кавказа – Албании, Грузии и Армении, которые объединяются на позициях  монофизитского  толка христианской религии. Со второй половины Vl в., когда главою албанской церкви стал Тер-Абас,  ровно 44 года руководивший последней (552-595), влияние и власть церкви  значительно расширяется и усиливается, а глава ее начинает носить титул «каталикоса Албании, Лбина и Чола» (Сумбатзаде 1990: 62).

Албанская церковь после этого заметно усилила свою власть над всеми албанскими племенами. Например, сирийский автор Vl в. Захария Ритор (Chorn, Xll, 7) сообщает, что епископ земли Аррана // Албании Кардост прибыл к гуннам и савирам и начал распространять   христианство. Он остался у них 7 лет и оставил им писание на гуннском языке (Гукасян 1968: 112-122;  Пигулевская 1941: 166). По нашему мнению, именно этим гуннам принадлежат тюркские рунические надписи христианского содержания из Мингечаура (Алиев, 2010, стр. 85-92; Heyerdal 1971: 42, 44; Əliyeva 2009).

Во времена царствования Вачагана lll о едином албанском (арранском) языке, по-видимому, речь еще не шла. Так, например, Моисей Каганкатуйский, сообщая об укреплении позиции христианства, предпринятом в 80-х гг. V в. Вачаганом пишет, что вокруг царя собралось много верующих и что они пели псалмы «на разных языках» (Кн. 1, гл. 16; Гукасян 1968 а: 90). У него же есть выражение «множество различных племен Востока» (Кн. 1, гл. 8). Однако, как верно отметил Г. Гейбуллаев, создание алфавита и письменности свидетельствует о том, что уже существовал общеразговорный межплеменной язык – албанский язык, понятный всему населению Албании. Подтверждением тому служит сообщение Моисея Каланкатуйского, что царь Вачаган разослал во все концы Албании грамоты» (кн. I, гл. 20):

«Если на албанский язык была переведена Библия, то это говорит о том, что албанский язык уже имел достаточные внутренние корневые и синтаксические ресурсы, т. е. достиг определенного уровня грамматического развития. Существование общеразговорного межплеменного албанского тюркского языка видно из того, что католикос Виро, по сообщению Моисея Каланкатуйского (кн. II, гл. 14), был искусным переводчиком с персидского на албанский язык и «доступная его беседа пленяла сладостью слух простого народа и разношерстной (Г. Г.) толпы, когда он излагал пространные речи, равные словам мудрецов и их изречениям» (Гейбуллаев 1991: 221-222).

Благодаря школам, которые по указанию царя повсеместно открывались, уже к середине Vl в. гаргаро – кыпчакский язык, вытеснив другие языки и наречия, стал межплеменным языком Албании, который у Захария Митиленского упоминается как «арранский язык» (Гукасян 1968 а: 90). Именно, на этом языке дошли до наших дней произведения таких великих албанских мыслителей Xll-Xlll вв. как Мхитар Гош, вардапет Ванакан, Йовханнес Саргавак, Кирокос Гянджинский и т. д.

И так, есть прямые письменные данные, что при албанском царе Вачагане в Албании были открыты школы, дети обучались грамоте, очевидно, на родном языке с использованием нового алфавита. В «Истории албан» говорится:

«Царь Вачаган приказал собрать детей волхвов, чародеев, жрецов, персторезов и знахарей, отдать их в училище, учить их божественной науке… Когда он сам приходил в села… то заходил часто в школы, вокруг себя собирал детей жрецов и волхвов, кругом его собиралась большая толпа, у некоторых в руках были книги, у других доски, он приказывал всем читать громко и сам радовался более, чем если нашел великие сокровища» (История агван 1861: кн.1, гл. 18; Тревер 1959: 313).

По словам К.В. Тревер, «у албанского историка имеется еще одно указание  на наличие школ, а именно,  попутное упоминание школы в области Арцах, в которой один инок «учил за жалования» (История агван 1861: кн.1, гл. 18; Тревер 1959: 313).

А до этого у каждой племени был свой язык и своя письменность и каждый из этих языков и наречий претендовал на статус «албанского языка», так как, обобщающее название «албаны» распространялся на каждое из этих племен.  По мнению специалистов, изначально албанами называлось только одно из 26 племен, обитавшее В Албании. Именно это племя инициировало объединение племен в союз, и название «албаны» стало распространяться и на другие племена (Алиев 1971, Тревер 1959).

О создании албанской (арранской) письмен­ности повествуют такие армянские историки как Корюн, Мовсэс Хоренаци (Моисей Хоренский) и албанские авторы как Моисей Каганкатуйский и Степанос Орбели. Прямые указания, о ее бытовании также имеются у Егише, Гевонда и в некото­рых других источниках. Все упомянутые средневековые армянс­кие и албанские авторы солидарны в одном — албанский алфавит, так же как армянский и грузинский, создал сирийский просветитель Маштоц, в более поздних до­кументах именуемый Месропом. Все эти источники широко извест­ны, их часто цитируют специалисты, занимающиеся албанской проблематикой (Тревер 1959, Мамедов 1977, Геюшев 1984, Мамедова 1986, Акопян 1987, Сумбатзаде 1990 и др.).

Армянский историк середины V в., автор «Житие Маштоца» Корюн, называющий себя учеником и после­дователем Месропа Маштоца пишет, что тот с помощью священника, албанца из Сюника (Зангезура) Вениамина изучив албанский язык, создал для него письменность (гл. 15). Существует две редакции “Жития”: одна, с архаич­ным малопонятным текстом, которую армянские фальсификаторы выдают за подлинную и другая, которую они считают Псевдо-Корюном – позднейшая. По их мнению, у второго с целью разъяснения тем­ных мест кем-то были добавлены фрагменты из Мовсэса Хоренаци и изменено содержание.

В первой из них содержатся следующие указания:

«В это самое время приехал к нему некий иерей, албанец по имени Вениамин. Он (Маштоц) расспросил его, расследовал вар­варские слова албанского языка, затем своей обычной проница­тельностью, ниспосланной свыше, создал письмена (для албан) и милостью Христа успешно взвесил, расставил и уточнил…И затем после этого он простился (с католикосом Сааком и царем армянским Арташесом), чтобы отправиться в стра­ну Албан. И поехал он в тот край, и прибыл в местопребыва­ние царей, повидался со святым епископом Албании, звали ко­торого Иеремией, а также с их царем Арсвалом и всеми азатами. Все они именем Христа покорнейше приняли его. И когда они спросили его, он изложил им цель приезда своего. И они оба равные епископ и царь, согласились принять эту письмен­ность и издали приказ привести из разных провинций и местностей владычества своего отроков для обучения пись­менности, собрать их, распределить по группам в школах, в удобных и надлежащих местах и назначить содержание на (их) пропитание» (Корюн 1981: 211-212).

Согласно тексту другой редакции Корюна, изданному в 1854 г. мхитаристами в Венеции в 11-м томе сборника «Соперк пайкаканк», и затем переведенному Виктором Ланглуа на фран­цузский язык, Месроп Маштоц не создал, а лишь “возобновил”, “обновил” алфавит кавказских албанцев:

“… А затем он отправился в Албанию, обновил их алфавит, возродил традиции ученья…” (Gorioun 1869: 10).

Еще одно упоминание албанской письменности содержится в другом месте этой рукописи:

«… Во всех частях Армении, Грузии и в стране Албан Месроп мужественно и неустанно обучал новым письменам в тече­ние всей своей жизни, весною и зимою, днем и ночью» (Gorioun 1869: 12; Тревер 1959: 307).

К. В. Тревер верно считала подлинником Корюна рукопись венецианского текста 1854 г. А редакцию, которую арменоведы, начиная с Я.А.  Манандяна, обычно прини­мают за подлинник, она назвала Псевдо-Корюном. На этом осно­вании у нее получается, что первична та версия, согласно которой “в начале V в. в Албании уже имелся какой-то свой старый алфа­вит, который Маштоц “возобновил”” (Тревер 1959: 307).

Рассказ об изобретении албанского письма Маштоцем повторяет в своей “Истории армян” Мовсэс Хоренаци — автор первой половины V в. Этот историк повествует о поездке Месропа Маштоца в Албанию к царю Арсвагену и к главе епископов Иеремии с целью создания письменности. Он сообщает, что письменность была создана на базе гаргарского языка (кн. Ill, гл. 54):

“Они охотно принимают его учение и дают ему (для обу­чения) избранных мальчиков. И призвав, к себе даровитого пере­водчика Вениамина, которого немедленно отпустил к нему юный Васак, владетель Сюнийский, через посредство епископа свое­го Ананию, Месроп при помощи их создал письмена говора гар­гарского, говора, богатого гортанными звуками, грубого, вар­варского, в высшей степени нескладного. Поручив, надзор уче­нику своему Ионафану и назначив, священников при царском дво­ре, сам Месроп возвращается в Армению” (Тревер 1959: 308).

Этот же текст, звучит в пе­реводе А. Г. Абрамяна так:

“Они охотно приняли его учение и дали ему избранных маль­чиков. И призвав, к себе  даровитого переводчика Вениамина, ко­торого немедленно отпустил к нему юный Васак, владетель Сюнийский, через посредство епископа своего Анании, Месроп при помощи их создал письмена гортанного, грубозвучного и кривдовывого гаргарского языка. Пору­чив, надзор ученику своему Овнатану и назначив священников при царском дворе, сам Васак возвратился в Армению” (Абрамян 1964: 4; Мовсэс Хоренаци 1913: 329).

Егише (Елише) – историк (V – VI вв.) упоми­нает о письменности у албан в рассказе о событиях, относящихся к V в:

“… Предъявлены были грамоты, которые дал Васак всем, кто был с ним в договоре об участии в восстании: одну грамо­ту из страны иберов, и одну грамоту из страны албан...”(Еги­ше 1904: 132; Тревер 1959: 308).

Следующим таким свидетельством, от­носящимся к началу VI в., является «Книга писем» («Книга перепи­сок») – сборник 98 посланий в хронологическом порядке, своеоб­разное руководство во время догматических споров, официаль­ная редакция которого относится к VII в. Во втором письме армян к православным единоверцам в Персии (относится ко времени после Двинского собора 505 г.) говорится:

«…Мы писали вам раньше, в согласии с грузинами и албан­цами письмом каждой страны. А теперь повторяем то же са­мое» (Шанидзе 1938: 3; Шанидзе 1960:169; Книга переписок 1901: 48-51).

Чрезвычайно важны данные об албанском письме, вообще об албанской книжности, содержащиеся в “Истории албан”. В ней имеется целый ряд упоминаний, относительно происхождения местной письменности, бытования в Кавказской Албании письмен­ных памятников, школах, об уничтожении албанских книг хазарами – язычниками.

Автор этого труда уже на первых страницах стремится подчеркнуть, что албаны принадлежат к письменным культурам народам (кн. I, гл. 3):

«Имеющие письменность народы суть: евреи, латиняне, (письменностью) которых пользуются и ромеи, испанцы, греки, мидийцы, армяне, албанцы. (Все они живут) к северу от Мидии, и так до пределов Гадирона, т. е. от реки Паргамидос до Мастосиса, т. е. до Востока» (Мовсэс Каланкатуаци 1984: 24).

В хронике упоминаются и приводятся также тексты писем:

1. Епископа Гюта к царю Ваче(кн. I, гл. 11);

2. Царя Вачагана к епископам (кн. I, гл. 21);

3. A6pahaмa Мамикона к царю Вачагану (кн. I, гл. 25),

4. Армянского католикоса Иовханнэса к албанскому – Тер Абасу (кн. II, гл. 7);

5. Царя Джеваншера к императору Константину (кн. II,гл. 20);

6. Письмо участников церковного собора епископов Дави­да и Повела к Джеваншеру и ответ (кн. II, гл. 30-31);

9. Ответное послание армян епископу Амараса Мхитару (кн. II, гл. 49);

10. Собора Албании армянскому католикосу Елии (кн. Ill, гл.4) и т.д.

Эти факты свидетельствуют о широком распространении письмен­ной культуры в Албании и о том, что язык гаргаров – кыпчаков был официальным, т. е. государственным языком Албании.

Документальное подтверждение бытования албанского письма мы нахо­дим в “Истории халифов” Гевонда (Левонда). В главе 14 он сообщает о том, что «чудесное и спасительное богоучение» препода­валось и на албанском языке, и что «та же самая книга — Еван­гелие на всех языках хранилось цело, невредимо» (Гевонд, гл. 14).

К сказанному надо добавить каноны Нерсеса-Бакура, «Историю страны Албан» Мовсеса (Моисея) Каганкатуйского, грамматику албанского языка Григория Xамама и др. (Геюшев 1984: 168). Как верно отметил Р. Геюшев, албанский царь Григорий Хамама в IX в., используя, грамматику Дионисия Фракийского, создал грамматику албанского языка с учетом местной обстановки (Геюшев 1984: 168; Сумбатзаде 1990: 68).

И так, какой же за алфавит оставил Месроп албанам?

Начнем с того, что в 1923 г. экспедицией под руководством Н. В. Яковлева в с. Орода (Гунибский район, Дагестан), во внутренней стене башни кровников в перевернутом виде был найден камень с предположительно агванской надписью (?). Она состояла из заглав­ных букв, тождественных грузинским – хуцури, но не читалась по-грузински. Академик Николай Яковлевич Марр попытался дешиф­ровать ее исходя из аварского языка и пришел к выводу о ее хри­стианском характере (Марр 1947). В настоящее время этот камень утерян.

По мнению некоторых ученых, «настоящее открытие» кав­казско-албанского письма произошло в 1937 г., когда профессор И. В. Абуладзе нашел в армянской рукописи XV в. (Матенадаран, Эчмиадзинский фонд, № 7117) первый список «албанского» алфави­та, состоящего из 52 своеобразных букв. Рукопись эта состоит из 346 листов и представляет собой учебник армянского языка, со­ставленный по заказу священника Мкртыча. Основанием рукопи­си послужил протограф, привезенный в Армению из Каффы (Крым) католикосом Киракосом Вирапеци (1441 — 1442 гг.), который по­местил рукопись в Мецопском монастыре. Здесь по настоянию вардапета Товмы примерно в 1436 – 1440-х гг. (последний умер в 1446 г.) рукопись была переписана известным писцом диаконом Ованнесом Мангасаренцом из Арчеша. В учебнике приводятся для сравнения списки ряда алфавитов, в основном древнехристианских (армянского, греческого, латинского, сирийского, грузинского, коптского, арабского и албанского). Албанский алфавит озаглав­лен: «албанское письмо суть».

В следующем году И. Абуладзе опубликовал сообщение о своей сенсационной находке, к которому было приложено со­лидное исследование открытой албанской письменнос­ти авторитетнейшего кавказоведа академика А. Шанидзе (Абуладзе 1938: Шанидзе 1938).

Через два года Абуладзе сделал еще одно сообще­ние, косвенно подтверждающее тот факт, что албанс­кое письмо действительно существовало и алфавит из рукописи № 7117 подлинный (Абуладзе 1940, 317 – 319). Опять таки, в Матенадаране им было найдено два рукописных списка текста, озаг­лавленного «Об истории святого и божественного елея, которую написали отцы  Востока албанским письмом и перевели на армян­ский язык» (№ 3070, лл. 43 – 49; № 2121, лл. 3406 – 342а, есть еще три списка этого текста: № 2080, лл. 118а – 120а; № 2136, лл. 26 -36 и № 2618, лл. 95а – 96и). О существовании такого труда никто из средневековых армянских историографов не упоминал.

Мнение обоих исследователей (И. В. Абуладзе и А. Г. Ша­нидзе) поддержали не только лингвисты (Ачарян 1941; Durrwzil 1940-1941: 126-127; Hewsen 1964: 427-432), но и другие видные ученые, занимающиеся албанской проблематикой, на­пример Камилла Васильевна Тревер (Тревер 1959, 311 -312; Тревер 1960, 8 – 9). Единственным сомневающимся долгое время оставался профессор Л. М. Меликсет-Бек, который отметил, что рукопись № 7117 не настолько архаична, чтобы датировать ее тем же временем, когда армянский и грузинский алфавиты получили свое новое оформление, и что, невероятно, чтобы в V в. на осно­ве такого низкого уровня развития ближневосточной графики мог возникнуть пятидесяти двухзначный алфавит (Меликсет-Бек 1957, 62).

А. Г. Шанидзе писал в упомя­нутой работе:

“Раскопки должны дать нам убедительный эпигра­фический материал, подтверждающий сведения армянских источ­ников о существовании албанской письменности”  (Шанидзе 1938).

Через десять лет, в 1948 г. во время земляных работ в Мингечауре (предстояло затопление определенной площади в связи со строительством Мингечаурской ГЭС) был рас­копан раннесредневековый христианский храм VI — VII вв. и най­ден фрагмент, тюркского письма, написанный тюркскими рунами, которую тоже объявили албанским (Алиев, 2010, стр. 85-92).

Работа Мингечаурской экспедиции продолжалась до 1952 г. В разное время под руководством С. М. Казиева работали Т. И. Голубкина, Е. А. Пахомов, Н. В. Минкевич-Мустафаева, Р. М. Ваидов, В. П. Фоменко, Г. М. Асланов, К. М. Ахмедов и Г. И. Ионе. В результате были найдены восемь (или семь) эпиграфических па­мятников (надпись на “постаменте алтарного креста” и различные граффити, всего около 200 знаков), а также богатый нумизмати­ческий материал V в. — нач. VIII в. (Казиев 1948; Голубкина 1949; Ваидов, Фоменко 1951; Ваидов 1951; Ваидов 1958 и др.). Среди этих находок оказалась и такая (надпись на подсвечнике № 2), которая, якобы, воспроизводила последовательность из десяти букв, аналогичных начальным буквам алфавита рукописи № 7117. Однако эта гипотеза не подтвердилась. Те тоже оказались тюркскими рунами (Алиев, 2010, стр. 85-92; Heyerdal 1971: 42, 44; Əliyeva 2009).

Наконец, в 1956  г. собиратель армянских манускриптов А. Курдиан (Канзас-сити, шт. Канзас, США) «открыл» «второй экземпляр алфавита» в рукописи, по­лученной им в 1953 г. Эта рукопись была переписана в 1580 г. в монастыре Баридзор в Хизане. Помимо различных текстов, она содержала и таблицы алфавитов, среди которых, также имелся албанский алфавит. Он очень напоминал алфавит, опи­санный И. В. Абуладзе и А. Г. Шанидзе. Как и в рукописи № 7117, в отличие от помещенных здесь алфавитов других языков, албанский алфавит не был снабжен соответствующим тек­стом. Сам А. Курдиан предположил, что его находка — копия смецопского списка, и что оба экземпляра восходят к одному ори­гиналу (Kurdian 1956, 81 – 83). Однако Шанидзе, откликнувшийся на это «новое открытие» специальной статьей, засомневался в правильности подобного предположения (Шанидзе 1959: 201 – 206).

Позднее близ с. Верхнее Лабко (Левашинский район, Дагестан) была найдена еще одна сомнительная надпись на каменной табличке, в точности воспроизводящая албанский алфавит рукописных списков. В отношении ее подлинно­сти до сих пор не утихают сомнения ( Кли­мов 1976: 451). По ее поводу, профессор К. Алиев замечает:

“Недавно в Дагестане (район Леваши) при туманном стечении обстоятельств обнаружена каменная табличка, знаки которой, кажется, тесно перекликаются с буквами албанского ал­фавита из матенадаранской рукописи. Табличка не укладывается в рамки эпиграфики раннего средневековья, с одной стороны, и рабски копирует албанский алфавит — с другой, хронологически повисая в воздухе. Все это наводит на грустные размышления о не подлинности каменной таблички” (Алиев 1992, 81-82).

Вполне возможно, что алфавитом, найденным И. В. Абуладзе, действительно пользовались удины, или какой ни будь другое кавказоязычное племя. Но одно ясно точно, алфавит из 52-х букв не тот, который был составлен Маштотцом для гаргарского (кыпчакского) языка, так как, количество коренных звуков в кыпчакских языках не превышает 34. То же самое можно сказать и о письме из Синая, выявленного З. Алексидзе в 1975 году, которая состоит из 56-и букв. Мало того, по мнению З. Алексидзе оно относится к lV в., в то время, когда Месроп жил в V в.

Вернемся к М. Хоренаци, сообщение, которого было переведено на русский язык так:

“Они охотно принимают его учение и дают ему (для обу­чения) избранных мальчиков. И призвав, к себе даровитого пере­водчика Вениамина, которого немедленно отпустил к нему юный Васак, владетель Сюнийский, через посредство епископа свое­го Ананию, Месроп при помощи их создал письмена говора гар­гарского, говора, богатого гортанными звуками, грубого, вар­варского, в высшей степени нескладного. Поручив, надзор уче­нику своему Ионафану и назначив, священников при царском дво­ре, сам Месроп возвращается в Армению” (Тревер 1959: 308).

Начнем с того, что в переводе допущена одна существенная ошибка. Выделенное нами предложение на армянском языке звучит так:

Стегъц-создал, ншангирс-знаки (буквы), кокордохос-богатого гортаннами звуками, агъхазир-?, хйакан-грубого, хецбеказунин-нескладного, гаргарциоц-гаргаров, лезуин-язык

Тут неясным остается слово «агъхазир», которое в армянсом языке ничего не значит. Вернее, это название племени акхазаров, т.е. белых хазаров (Ağasıoğlu 2005: 185). Однако переводчик текста умудрился перевести этот этноним как «в высшей степени нескладный». А в переводе Г. Абрамяна вместо этого вставлено определение «кривдовый» (Абрамян 1964: 4).

И так, М. Хоренаци приравнивает язык гаргаров к языку акхазаров, т.е. хазар. А хазары, как известно, были кыпчакским племенем, что косвенно доказывает строительно-дарственная надпись князя князей Смбата Орбели (1261 г.) в Западном Азербайджане (ныне Армянская Республика):

«…Наряду с этим отдал и посаженный мною сад в Цахкадзоре (Цакадзоре) во спасение души племянника моего Буртела, убитого в молодости на войне в стране Халандуров, на поле Хазар, что нынче называют Кыпчаком…». (Григрорян. История Сюника: 315).

В тексте М. Хоренаци имеется еще один важный момент. Историк говорит о создании ни целого алфавита (по-армянски айбубен), а отдельных букв (ншангирс). С первого взгляда здесь нет ничего особенного. Не велика разница – буквы или алфавит. Однако у Короюна есть другой важный момент:

«В это самое время приехал к нему некий иерей, албанец по имени Вениамин. Он (Маштоц) расспросил его, расследовал вар­варские слова албанского языка, затем своей обычной проница­тельностью, ниспосланной свыше, создал письмена (для албанцев) и милостью Христа успешно взвесил, расставил и уточнил…И затем после этого он простился (с католикосом Сааком и царем армянским Арташесом), чтобы отправиться в стра­ну Албан. И поехал он в тот край, и прибыл в местопребыва­ние царей, повидался со святым епископом Албании, звали ко­торого Иеремией, а также с их царем Арсвалом и всеми азатами. Все они именем Христа покорнейше приняли его. И когда они спросили его, он изложил им цель приезда своего. И они оба равные епископ и царь, согласились принять эту письмен­ность и издали приказ привести из разных гаваров (провинций) и местностей владычества своего отроков для обучения пись­менности, собрать их, распределить по группам в школах, в удобных и надлежащих местах и назначить содержание на (их) пропитание» (Корюн 1981: 211-212).

Из слов историка выходит, что Маштоц прибыл в Албанию уже с готовым алфавитом, который до этого был принят армянами. В этом алфавите были изменены некоторые знаки в соответствии с фонетическими особенностями гаргарского языка. Помог Месропу в этом албанец Бениамин из Сюника. Таким образом, письменность албан была обновлена (Gorioun 1869: 10).

Выходит, речь должно идти о том письме, которым пользовались и албаны Украины. Да, именно с этой письменностью еще в 1838 г. столкнулся известный французский востоковед Эжен Борэ, который в докладной записке, адресованной Французской академии наук, сообщал, что в одной из рукописей Матенадарана ему удалось обнаружить алфавит кавказских албанцев, который идентичен армянскому (Bore 1840: 34-54).

В 1886 г. профессор Н. Карамианц опубликовал статью, в которой сообщал о виденной им в Мюнхене примеча­тельной армянской рукописи с миниатюрами (“Роман Александ­ра”), переписанной в 1535 г. диаконом Иосафом в монастыре Святого Григория в Сивасе. В ней на последней странице рядом с другими записями содержались две строчки, не на армянском языке, а на полях около первой из этих строк была сде­лана пометка по-армянски: “письмо албанское” (gir aluanic). Кара­мианц осторожно предположил, что упомянутые две строчки являются албанскими (он насчитал их 21) и повторяют ар­мянскую надпись” (Karamianz 1886: 317 – 319).

Однако ученые  сочли, что в обоих случаях исследователи столкнулись с армянски­ми криптограммами (тайнописью) и якобы неясные, с точки зрения лингвистической ат­рибуции, эпиграфические памятники были приняты за албанские. (Handes amsoreay 1903: 334 -335).  Как  раз таки, в этом случае исследователи наткнулись именно на албанский текст, но с легкой руки армянских коллег пришли к неверному заключению. Однако, А. Г. Шанидзе, который хоть и по своему, неверно истолковал смысл этого письма, твердо объявил его албанским и  успел заметить, что буквы так называемых «криптограмм» и знаки армянского алфавита являются разновидностью одного и того же письма – они одного происхождения:

«В заключение можно отметить следующее: А. Анасян пологает, что алфавиты, встрецающиеся в армянских рукописях и именуемые «албанскими», являются видоизменением древних албанских букв, приспособленных обармянившимися албанцами для новых нужд – писать армянские слова и тексты своими буквами. Хотя буквы разобранной выше армянской криптограммы и не названы албанскими,   но сходство некоторых из них с буквами „албанского” алфавита из рукописи № 3124 эчмиадзинского фонда ереванского Матенадарана несомненно. Еще больше сходства показывают они со знаками криптографической записи, имеющейся в лечебнике (рук. № 6644 Матенадарана, 1527 г.) амяном в его „Истории армянского письма и письменности” (стр. 221—223). Это дает нам прево заключить, что они одного происхождения, что они—разновидности одного и того же письма. Весьма возможно, что в течение веков албанские буквы претерпели такие изменения, что не стали походить на свои прототипы, как это имело место в истории развития грузинского письма; но еще вопрос, восходят ли криптографические знаки, известные из армянских рукописей как „албанские”, к тем подлинным албанским буквенным знакам, которые имеются в надписях на камне и обломках керамики, найденных во время раскопок в Мингечауре в 1948—50 гг.» (Шанидзе, 1960, 96).

В 1879 г. А. В. Комаров отмечал, что видел три кладбища к югу от Дербента, в лесах около Гюртенчая три надгробных камня с армянской надписью, которых “прочесть никто не смог” (Комаров 1879,438).

В конце XIX в. архиепископ М. Смбатян в поисках албанского алфавита исследовал Ширван и Дагестан. Его внимание при­влекла надпись на внешней, северной стене Дербента, состоя­щая из десяти заглавных букв, похожих на армянские, но не явля­ющихся таковыми. Эту же надпись повторно открыл и определил как албанскую Макар Бархударян (Смбатян 1896, 248; Бархударян 1893: 119).

В 1906 г. при раскопках древней столицы Кавказской Алба­нии Кабалы (совр. с. Чухур-Кабала, Кабалинский район, Азербай­джан) была найдена и затем вывезена в Петербург аналогичная надпись из шести строк, являвшаяся, по-видимому, албанской. Однако эта надпись  исчезла (Климов 1970: 112).

Аналогичные надписи встречаются, почти, во всех христианских храмах Азербайджана, в том числе Западного Азербайджана (с 1918 г. Армянская Республика). Надписи эти сделаны буквами идентичными армянским. Однако они написаны не на армянском языке. Издавший работу о церкви VII века Ванкасаре (на горе Бешидаг) 3. Ямпольский отмечает, что сохранившиеся на камнях церкви Ванкасар метки строительных мастеров в форме армянских букв Ա, Գ, Ե, Զ, Թ, Փ, Ք встречаются на кафедральном соборе св. Ованес (670—689гг.) Сюникского княжества в Сисиане (Ямпольский 1960: с. 249). Аналогичные знаки стоят на флаге и на гербу Хаченского-албанского ханства. В. А. Алиева в средневековом албанском храме, находящийся в 8 км к северо-западу от с. Алхасли, Лачинского района Азербайджана выявил аналогичную надпись (Алиев 1980: 414—415). И это не случайно. Так как, в Лачинском районе Азербайджана имеется много таких надписей, которые написаны буквами идентичными армянским, но на армянском языке ничего не означающие. Лачинский район был составной частью исторического албанского округа Зангезур (Сюник), которая являлась одной из провинцией Кавказской Албании (Аррана), был заселен албанамии и входил в состав Азербайджана (Буниятов 1965:  4; Алиев 1979: 11; Нейматова М. С. 1985: 87—94; Мамедова 1986:105—115).

В конце концов, благодаря исследованиям А.Е. Крымского мир, наконец-таки узнал об уникальном письменном наследии кавказских албан, хотя долгое время считал его наследием армян, утративших свой язык  (Крымский 1930).

В памятниках албанского языка сам этот язык обозначается его носителями трояко: более старым термином хыпчах тили“кыпчакский язык, язык кыпчаков”, притяжательной конструкцией бiзiм тил“наш язык” и более поздним сравнительным терминологически сочетанием, которое получило распространение благодаря переводчикам, знакомым с татарским языком Крыма,– татарча“по-татарски”. Кроме приведенных определений, один-два раза встречаются выражения türkçə“по-тюркски” и türkmən“туркмен” (Гаркавец 2002: 11).

Литература

Абрамян А. Г. Сочинения Анании Ширакаци. Ереван, 1944 (на арм. яз.).

Абрамян А. Г. Дешифровка некоторых надписей, считавшихся агванским // газ. «Йеревани hамалсаран» (Ереван), 1956, 3 марта (на арм. яз.).

Абрамян А. Г. Дешифровка надписей кавказских агван. Ереван, 1964.

Абромзон С.М. Этнический состав населения Северной Киргизии. Труды Киргизской архелогическо-этнографической экспедиции. Вып. 4. М., 1960.

Абуладзе И. В. К открытию алфавита кавказских албанцев. Известия Института языка, истории и материальной культуры им. акад. Н. Я. Марра. 1938. Т. 4, №1.

Абуладзе И. В. Новое сведение о сушествовании письменности у кавказских албанцев // Сообщ. ГФАН. 1940. Т. 1. № 4.

Акопян. Албания – Алуанк в Греко-латинских и древнеармянских источниках. Ереван, 1987.

Алиев В. А.  Исследования в Лачинском районе «Археологические открытия 1980 г.», М., 1981.

Алиев И. О скифах и скифском царстве в Азербайджане «Переднеазиатский сборник», III, М., 1979.

Алиев К. Античные источники по истории Азербайджана. Баку, 1987.

Алиев  Я. В. К чтению эпиграфических памятников Кавказской Албании (Азербайджана). Памятники Мингечаура. Ученые зап. Таврического Национального Университета им. В. И. Вернардского. Серия «Филология. Социальные коммуникации». Т. 23 (62), № 3, 2010, стр. 85-92.

Ачарян Р. Албанский алфавит // Изв. АрмФАН. 1941. № 3-4 (на арм. яз.).

Ашурбейли С.Б. О топониме «Аран». Материалы докладов ll научной конференции посвященной изучении топономики Азерб. ССР. Баку, 1981

Ашурбейли С.Б. Государство Ширваншахов. Баку, 1985.

Бартольд В. В. Сочинения.– М., 1968.– Т. 5.– 757 с.

Бархударян, Макар. Агванский край и его соседи. Тифлис, 1893 (на арм. яз.).

Бархударян, Макар. Арцах. Историко-географическая характеристика. Баку, 1895 (на арм. яз.).

Бархударян, Макар.История Албании. Т. 1. Валаршапат, 1902. Т. 2. Тифлис, 1907 (на арм. яз.).

Ваидов Р. М. Археологические работы в Мингечауре в 1950 г. // КСИИМК. 1952. Вып. 46.

Ваидов Р. М. Раннесредневековое городище Судагылан // КСИИМК. 1954. Вып. 54.

Ваидов Р. М. Археологическая характеристика эпиграфических памятников Мингечаура // ИАН АЗ. ССР, СОН. 1958. № 4. (на азерб. яз.).

Ваидов Р. М. Мингечаур в lll-Vlll веках. Баку, 1976 (на азерб. яз.).

Ваидов Р. М. Древний Мингечаур. Баку, 1976 (на азерб. яз.).

Ваидов Р. М., В. П. Средневековый храм в Мингечауре // МКА. 1951. Т. 2.

Велиханлы Н.В. Арабские географы – путешественники Х-Хll вв. об Азербайджане. Баку, 1974.

Велиханлы Н.В. Ибн Хордадбех. Баку, 1986 .

Гандзакеци Киракос. История. Баку, 1946

Гаркавец А. Н. Конвергенция армяно-кыпчакского языка к славянским в XVI-XVII вв. Киев, Наукова думка, 1979.

Гаркавец А.Н. Армяно-кыпчакские письменные памятники XVI-XVII в. // Средневековый Восток: Источниковедение и историография. М., 1980.– Стр. 81-90;

Гаркавец А. Н. Две новонайденные армяно-кыпчакские рукописи // Тюркологический сборник, 1977. M.: Наука, 1981. Стр. 76-80.

Гаркавец А. Н. Кыпчакские языки: куманский и армяно-кыпчакский. Алма-Ата: Наука, 1987.

Гаркавец А. Н. Тюркские языки на Украине. К.: Наук. думка, 1988.

Гаркавець О. М. Урумський словник. Алма-Ата: Баур, 2000.

Гаркавец A. H. Кыпчакское письменное наследие.Том I. Каталог и тексты памятников армянским письмом. Алматы. Дешт-и-Кыпчак. 2002.

Гаркавец А.Н. Армяно-кыпчакское письменное наследие XVI–XVII вв. // Отечественная история (Алматы), 2002 а, № 2. Стр. 7-26.

Гаркавец А.Н., Сапаргалиев Г. Кыпчакско-польская версия Армянского Судебника и Армяно-кыпчакский Процесссуальный кодекс. Алматы: Дешт-и-Кыпчак, 2002 б.

Гейбуллаев Г. О кипчакских этнонимах в Азербайджане // Докл. АН АзССР. 1976. Т. 32.

Гейбуллаев Г. О происхождении некоторых этнонимов Азербайджана (Дела, Тулу, Тиркеш, Шадылы, Тубакент, Тулус, Чалган, Кузанлы) // докл. АН АзССР. 1978. Т. 32.

Гейбуллаев Г. О происхождении некоторых топонимов Азербайджана. Азербайджанский этнографический сборник. Вып. 4, 1981.

Гейбуллаев Г. К этногенезу азербайджанцев. Баку, 1991.

Геюшев Р.Христианство в Албании… Тбилиси, 1975.

Голубкина Т. И. Об одной случайной находке // ДАН АЗ. ССР. 1947, Т. 10.

Голубкина Т. И. Марки на Мингечаурской кепамике // ДАН Аз. ССР. 1949. Т. 6.

Голубкина Т. И. О зооморфной керамике из Мингечаура // МКА. 1951. Т. 2.

Голубкина Т. И. Четыре кувшинных погребений из Мингечаура (раскопки 1950 г.) // ИАН Аз. ССР. 1955. № 11.

Григорян В. Р. Об актовых книгах армянского суда г.Каменец-Подольска (XVI_XVII вв.) // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. М.: Наука, 1964. T. 1. Стр. 276-296. 350

Григорян В. Р. История армянских колоний Украины и Польши: Армяне в Подолии. Ереван, 1980.

Григорян Г. Очерки истории Сюника lX-XV вв. Ереван.

Гукасян В. Л. О древнеагванском алфавите и удинском языке // ИАН Аз. ССР, СОН. 1962. № 1.

Гукасян В. Л. Фонетические и морфологические особенности ниджского диалекта удинского языка. Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1965.

Гукасян В. Л. К освещению некоторых вопросов истории Азербайджана в монографии «Азербайджан в Vll-lX вв.». Изв. АН. АзССР, серия истории, философии и права, 1968, № 4.

Гукасян В.Л. О некоторых вопросах истории албанской письменности и литературы. Изв. АН АзССР, серия литературы, языка и искусства. Баку, 1968 а. № 2.

Гукасян В. Л  К дешифровке Албанских надписей Азербайджана. Этимология 1966. М., 1968 б.

Гукасян В. Л. Гукасян. Опыт дешифровки албанских надписей Азербайджана. Известия Академии наук Азербайджанской ССР. 1969. № 2.

Гукасян В. Л. Гукасян. О новонайденном списке албанского алфавита. Советская тюркология. 1971. №2.

Гукасян В. Л. Тюркизми «истории албан» Моисея Утийского. В кн. Структура и история тюркских языков. М., 1972.

Гукасян В. Л. Взаимоотношения азербайджанского и удинского языков. Автореф. дис. д-ра. филол. наук. М., 1973.

Гукасян В. Л. Тюркизмы в албанских источниках // СТ. 1977. № 1.

Гукасян В. Л. Значение Закавказских источников в изучении истории азербайджанского языка… Советская тюркология, 1978, № 2.

Гукасян В. Л. Древние тюркизмы в удинском языке // ИАН Аз. ССР, СЛЯИ. 1978 а. № 2.

Гукасян В. Л. Об азербайджано- грузинских и языковых контактах // Сов. Тюркология, 1980, № 2.

Еремян С.Т. Торговые пути Закавказья в эпоху Сасанидов. По Tabula Peutingeriana // ВДИ. 1939. № 1.

Еремян С.Т. Моисей Каланкатуйский о посольстве албанского князя Вараз-Трдата к хазарскому хакану Алп-Илитверу // Зап. ИВАН. 1939 а, Т. 7.

Еремян С.Т. Заметки к тексту «Хроника Сумбата» // Изв. Арм. ФАН. 1941. № 9 (14).

Еремян С.Т. Сюния и оборона Сасанидами Кавказских проходов // Изв. Арм. ФАН. 1941 а. № 7 (12).

Еремян С.Т. Раннефеодальные государства на территории Закавказья.в  lll-Vll вв. Очерки истории СССР., (lll-lX вв.). М.,1958.

Еремян С.Т. Идеология и культура Албании в  lll-Vll вв. Очерки истории СССР., (lll-lX вв.). М.,1958 а.

История Албанской страны Моисея Кагантаваци. Ереван, 1969.

История халифов вардапета Гевонда, писателя Vlll века. СПб., 1862. Т. 1.

Казиев С. М. Новые археологические находки в Мингечауре // ДАН Аз. ССР. 1948. Т. 4. № 9.

Казиев С. М. Археологические раскопки в Мингечауре // МКА . 1949А . 1951. Т. 2.

Кримський. Тюрки, їх мови та лiтератури. Одесса, 1974.

Крымский А. Страницы из истории Северного или Кавказского Азербайджана. // Сб. статей. – Сергею Федоровичу Ольденбургу. Л. 1934

Крымский А. Низами и его современники. Баку, 1981

Климов Г. А.. К состоянию дешифровки агванской (кавказско-албанской) письменности. Вопросы языкознания. 1967. №3.

Климов Г. А. К чтению двух памятников агванской (кавказко-албанской) эпиграфики. Вопросы языкознания. 1970. №3.

Климов Г. А. Заметки по дешифровке агванской (кавказско-албанской) письменности. Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. 1972. №1.

Климов Г. А. Вопросы дешифровки агванского (кавказско-албанского) письма. Тайны древних письмен. М., 1976.

Климов Г. А. Агванский язык. Языки мира. Кавказские языки. М., 1999.

Комаров А. В. Пещеры и древние могилы в Дагестане // Протоколы Подготовительного комитета к V археологическому съезду в Тифлисе. М., 1879.

Корюн.  Житие Маштоца. / Пер. Ш. В. Смбатяна и К. А. Мелик-Огаджаняна. Ереван, 1962.

Корюн.  Житие Маштоца. Ереван, 1981

Мамедов Т. М. Албания и Атропатена по древнеармянским источникам. Баку, 1977.

Мамедова Ф. «История албан» Моисея Каланкатуйского как источник по общественному строю раннесредневековой Албании. Баку, 1977.

Мамедова Ф. Политическая история и историческая география Кавказской Албании, Баку, 1986.

Манандян А. Я. Месроп-Маштоц и борьба армянского народа за культурную самобытность. Ереван, 1941.

Марр Н. Я. Крещение армян, грузн, абхазов и аланов. Арабская версия // ЗВОРАО. 1905. Т. 16.

Марр Н. Я. Албанская надпись // КСИИМК. 1947. Вып. 15.

Минкевич-Мустафаева Н. В. О раскопках в Мнгечауре в 1941 г. // МКА. Т. 1. 1949.

Мовсес Хоренаци (Моисей Хоренский) История армян. Тифлис. 1913 (на арм. яз.).

Нейматова С. Еще раз об Урудских памятниках Зангезура «Известия АН Аз.ССР (серия истории, философии и права)», 1985, № 4.

Пигулевская 1939 Н.В. Сирийские источники Vl в. о народах Кавказа. ВДИ, 1939, №1.

Пигулевская Н.В. Сирийские источники по истории народов СССР. М., Л., 1941.

Смбатян М. Описание древностей Шемахинской епархии. Тифлис, 1896.

Страбон. География в 17-ти книгах. М., 1879.

Страбон. География в 17-ти книгах. М., 1964.

Сумбатзаде А.С. Азербайджанцы – этногенез и формирование народа. Баку, 1990.

Тревер К.В. Источники поистории и культуре древней Армении. Л., 1953.

Тревер К.В. Источники поистории и культуре Кавказской Албании. М.-Л., 1959.

Тревер К.В. К вопросу о культуре Кавказской Албании // Международный конгресс востоковедов. Доклады делегации СССР. М., 1960.

Шанидзе А. Г. Новооткрытый алфавит кавказских албанцев и его значение для науки. Известия Института языка, истории и материальной культуры им. акад. Н. Я. Марра. 1938. Т. 4, №1.

Шанидзе А. Г. Порядок букв грузинского, армянского и албанского алфавитов // Материалы по истории Азербайджана. ТМИА. 1957. Т. 2.

Шанидзе А. Г. Новые данные об алфавите кавказских албанцев (второй список албанского алфавита) // Труды 1-ой конференции закавказских университетов. Баку, 1959.

Шанидзе А. Г. Криптографическая запись в одной армянской рукописи из мюнхенской коллекции. Изв. АН Армянской ССР, № 9, 1960, c. 91-98.

Шанидзе А. Г. Язык и письмо кавказских албанцев // ВООН АН ГССР. 1960 а, № 1.

Ямпольский З. И. Две заметки к трактовке Страбонова текста об азербайджанской Албании // Изв. Аз ФАН СССР. 1942, № 7.

Ямпольский З. И. Древние авторы о языке населения Азербайджана // Изв. АН АзССР. 1955, № 8.

Ямпольский 3. И. К изучению летописи Кавказской Албании. «Изв. АН Азерб. ССР», 1957, № 9.

Ямпольский. 3. И.  Памятник Кавказской Албании на горе Бешидаг. «Советская археология», 1960, № 2.

Ямпольский З. И. Древнейшие сведения о тюрках в зоне Азербайджана. – Уч. Записи АГУ, сер. языка и лит., 1966. №2, с. 62-64.

Əliyeva H. M. Milli Azərbaycan tarihi muzesində korunan eski terk elifbası ile alban kitabeləri // l. Uluslararası Uzak Asyadan Ön Asyaya Eski Türkçe Bilgi Şölni. 18-20 Kasım 2009, Afyonkarahisar.

Heyerdal T. The Turks: Fireworship Traditions. Oslo, 1971, vol. IV, pp. 42, 44.

Kurdian H. The newly discovered alphabet of Caucasian Albanians. Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland. 1956. No. 1-2.

 

https://bextiyartuncay.wordpress.com/2012/03/05/%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA-%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%B8-%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%81%D0%BA/

 

10.08.2018 08:04

Окончательный ответ на вопрос, было ли нападение на иностранных туристов в Таджикистане терактом, даст только допрос подозреваемых

Трагический инцидент произошел в Дангаринском районе Хатлонской области Таджикистана в минувшие выходные.

Вечером 29 июля молодые люди на автомобиле совершили наезд на группу иностранных туристов — граждан США, Нидерландов, Франции, Швейцарии и Германии, направлявшихся на велосипедах из Дангары в Душанбе.

Место нападения на иностранных туристов в Таджикистане
© Sputnik Данияр Асылбек уулу
Место нападения на иностранных туристов в Таджикистане

Как оказалось, это не было случайным ДТП. Совершив наезд, водитель развернул машину и принялся целенаправленно давить упавших велосипедистов. После этого из автомобиля выскочили несколько человек и начали добивать пострадавших туристов при помощи холодного оружия, а затем скрылись с место преступления.

В результате инцидента погибли четыре человека, еще трое получили ранения разной степени тяжести. Больше всего повезло французу: он отстал от группы, и в момент трагедии на трассе его не было среди велосипедистов.

 

Кто напал на иностранных туристов в Таджикистане

Происшествие сразу всколыхнуло Таджикистан. В республике, как и в любой другой стране, и ДТП, и убийства — не такая уж редкость. Но обычно это случайные дорожные аварии или происшествия на бытовой почве.

Произошедшее же в Таджикистане — расчетливое жестокое нападение, да еще и на иностранных граждан, которых, несомненно, привлекли в страну рассказы о ее красотах и гостеприимстве местных жителей.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон выразил соболезнования президенту США Дональду Трампу, королю Нидерландов Виллем-Александру и президенту Швейцарии Алену Берсе в связи с гибелью туристов.

Пресс-служба президента подчеркнула, что соответствующие службы принимают все необходимые меры для "установления и привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении этого жестокого акта".

Надо отдать должное таджикским властям: тотчас оценив, какой международный резонанс будет иметь случившееся, если мгновенно не принять соответствующих мер, руководство страны в буквальном смысле подняло на уши все силовые структуры, приказав незамедлительно установить личности нападавших.

 

В ходе оперативно-разыскных мероприятий в селе Торбулок в тот же день был обнаружен автомобиль Daewoo Leganza с видимыми повреждениями, свидетельствующими о причастности к инциденту.

По документам владельцем машины оказался некий Джафариддин Юсупов 1997 года рождения. Кроме него, по данным МВД Таджикистана, в момент преступления в автомобиле находились еще как минимум три человека.

Стали известны имена подозреваемых в убийстве иностранцев в Дангаре

"После того как был совершен наезд на туристов, находящиеся в автомашине молодчики использовали против иностранцев ножи и огнестрельное оружие, а потом скрылись с места происшествия", — рассказал на экстренной пресс-конференции глава МВД Рамазон Рахимзода.

 

Вечером того же дня один подозреваемый был задержан, двое других попытались оказать сопротивление и были убиты. По данным оперативников, задержанный сообщил о существовании преступной группировки.

Паспортные данные и фотографии подозреваемых в нападении на туристов были опубликованы на сайте МВД. Ими оказались совсем молодые парни — 18-летний Сафаров Зафарджон, 21-летний Юсуфов Джаъфариддин и 19-летний Маджидов Асомуддин.

А утром 30 июля МВД сообщило об обнаружении и ликвидации преступной троицы в селе Осмондара. Еще двое предполагаемых участников преступления были задержаны позже.

Нападение было терактом

Следственные органы Таджикистана поначалу не знали, как охарактеризовать произошедшее и рассматривали пять основных версий: ДТП, разбойное нападение, грабеж, преднамеренное убийство и даже теракт. Ответить на этот вопрос должны были сами подозреваемые.

А вот посольство США, чьи граждане погибли в результате нападения, в своей оценке произошедшего определилось сразу.

"Мы выражаем соболезнования семьям погибших. Хотя следствие еще продолжается, есть доказательство того, что это была преднамеренная атака. Мы осуждаем жестокость нападавших и понимаем, что они ни в коей мере не представляют добрый и гостеприимный народ Таджикистана", — подчеркнул представитель дипведомства США в Душанбе Джефф Риденор.

Он подчеркнул, что дипломатическая миссия Штатов тесно сотрудничает с властями республики по вопросам инцидента в Дангаре и готова помочь таджикским правоохранительным органам в расследовании.

 

Вскоре американская компания SITE Intelligence Group, следящая за информационной активностью экстремистов, сообщила, что ответственность за нападение взяло на себя "Исламское государство"*. А затем в сети было опубликовано видео, где пятеро молодых людей из Таджикистана присягают на верность террористической группировке, подтвердив тем самым версию о теракте.

Однако официальный Душанбе придерживается иной версии событий: МВД республики возложило ответственность за теракт на запрещенную в стране Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). До недавнего времени Партия была легальной оппозиционной силой на политическом поле страны, однако в 2015 году правоохранительные органы признали ее террористической.

 

Несколько видных сторонников ПИВТ оказались за решеткой, а ее руководитель Мухиддин Кабири нашел прибежище в Европе.

С тех пор власти Таджикистана в любых попытках терроризма и покушения на государственный строй винят активистов ПИВТ. Так случилось и с атакой на велосипедистов.

"По показаниям Абдусамадова Хусейна (один из задержанных — примечание ред.), он в период с 2014 по 2015 год четырежды для проведения идеологической и военной подготовки посещал города Кум и Мазендеран Исламской Республики Иран, где встречался с активным членом террористической и экстремистской организаций "Партии исламского возрождения" Убайдовым Носиржуджой Ахтамовичем по прозвищу Кори-Носир", — сообщает МВД.

Именно Убайдов, по данным правоохранителей, с 1992 является активным членом ПИВТ и организатором нападения на иностранцев.

Впрочем, в Тегеране гневно открестились от какой-либо причастности к теракту. "Иран не имеет какого-либо отношения к этому инциденту", — говорится в сообщении представителя МИД Ирана Бахрама Касеми.

 

Дипломат опроверг информацию о наличии на территории страны какой-либо базы по подготовке террористов и осудил нападение на иностранных велотуристов. Более того, он заявил, что Тегеран готов оказать любую необходимую помощь в расследовании теракта.

В свою очередь российские специалисты полагают, что за нападением стоит точно не ПИВТ и даже, хотя это было бы логично, не бойцы "исламского халифата" в Афганистане. 

"Главная цель боевиков ИГИЛ в Афганистане — не нападение на Таджикистан или другие центральноазиатские республики, а укрепление своих позиций и создание мощного плацдарма на территории страны", — отмечает эксперт российского Центра изучения современного Афганистана, востоковед Андрей Серенко.

 

По его мнению, эмиссары ИГИЛ могли заниматься "промывкой мозгов" участников теракта из любой точки земного шара, а потому правоохранителям стоит больше работать над профилактикой терроризма в Таджикистане.

Безопасней, чем в Европе

Кто бы не стоял за атакой в Данагре, несомненно, одна из главных целей террористов — подорвать репутацию Таджикистана как безопасной и радушной страны, где туристам из-за рубежа всегда рады.

А именно такой образ в последние годы создавало правительство и профильные ведомства республики, приглашая национальных туроператоров к участию в международных выставках и рекламируя Таджикистан как отличное место для активного отдыха и туризма. А 2018-й и вовсе был объявлен Годом туризма в Таджикистане.

 

"Вместе с тем не думаю, что этот случай окажет глубоко отрицательное влияние на развитие туризма в республике. Конечно, здесь свою роль могут сыграть СМИ, смотря в каком контексте, с какой целью и насколько объективно будут освещать это событие", — полагает директор Центра стратегических исследований Таджикистана Худойберды Холикназаров.

 

Также считает и глава Комитета по развитию туризма Нуъмон Абдугаффорзода. По его словам, ситуация не должна повлиять на поток иностранных туристов в республику, а слухи в соцсетях о том, что многие зарубежные гости, узнав о трагедии, отказываются приезжать в страну, являются ложными.

С точки зрения логики, Таджикистан, где никаких нападений на граждан не происходило аж с 2010 года, действительно остается куда более безопасным направлением для туризма, чем Франция или Англия, где террористические атаки или их попытки случаются, увы, чуть ли не ежегодно.

Тем более, что в Душанбе уже подумали, как защитить иностранных гостей. Теперь при отделе по проблемам экологии МВД Таджикистана создан подотдел туризма, в задачу которого входит охрана и обеспечение безопасности иностранцев.

* Террористическая организация, запрещена в России

Читать далее: https://ru.sputnik-tj.com/analytics/20180730/1026328925/napadenie-turisty-inostrancy-terakt-tajikistan-usa.html
10.08.2018 08:04

Окончательный ответ на вопрос, было ли нападение на иностранных туристов в Таджикистане терактом, даст только допрос подозреваемых

Трагический инцидент произошел в Дангаринском районе Хатлонской области Таджикистана в минувшие выходные.

Вечером 29 июля молодые люди на автомобиле совершили наезд на группу иностранных туристов — граждан США, Нидерландов, Франции, Швейцарии и Германии, направлявшихся на велосипедах из Дангары в Душанбе.

Место нападения на иностранных туристов в Таджикистане
© Sputnik Данияр Асылбек уулу
Место нападения на иностранных туристов в Таджикистане

Как оказалось, это не было случайным ДТП. Совершив наезд, водитель развернул машину и принялся целенаправленно давить упавших велосипедистов. После этого из автомобиля выскочили несколько человек и начали добивать пострадавших туристов при помощи холодного оружия, а затем скрылись с место преступления.

В результате инцидента погибли четыре человека, еще трое получили ранения разной степени тяжести. Больше всего повезло французу: он отстал от группы, и в момент трагедии на трассе его не было среди велосипедистов.

 

Кто напал на иностранных туристов в Таджикистане

Происшествие сразу всколыхнуло Таджикистан. В республике, как и в любой другой стране, и ДТП, и убийства — не такая уж редкость. Но обычно это случайные дорожные аварии или происшествия на бытовой почве.

Произошедшее же в Таджикистане — расчетливое жестокое нападение, да еще и на иностранных граждан, которых, несомненно, привлекли в страну рассказы о ее красотах и гостеприимстве местных жителей.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон выразил соболезнования президенту США Дональду Трампу, королю Нидерландов Виллем-Александру и президенту Швейцарии Алену Берсе в связи с гибелью туристов.

Пресс-служба президента подчеркнула, что соответствующие службы принимают все необходимые меры для "установления и привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении этого жестокого акта".

Надо отдать должное таджикским властям: тотчас оценив, какой международный резонанс будет иметь случившееся, если мгновенно не принять соответствующих мер, руководство страны в буквальном смысле подняло на уши все силовые структуры, приказав незамедлительно установить личности нападавших.

 

В ходе оперативно-разыскных мероприятий в селе Торбулок в тот же день был обнаружен автомобиль Daewoo Leganza с видимыми повреждениями, свидетельствующими о причастности к инциденту.

По документам владельцем машины оказался некий Джафариддин Юсупов 1997 года рождения. Кроме него, по данным МВД Таджикистана, в момент преступления в автомобиле находились еще как минимум три человека.

Стали известны имена подозреваемых в убийстве иностранцев в Дангаре

"После того как был совершен наезд на туристов, находящиеся в автомашине молодчики использовали против иностранцев ножи и огнестрельное оружие, а потом скрылись с места происшествия", — рассказал на экстренной пресс-конференции глава МВД Рамазон Рахимзода.

 

Вечером того же дня один подозреваемый был задержан, двое других попытались оказать сопротивление и были убиты. По данным оперативников, задержанный сообщил о существовании преступной группировки.

Паспортные данные и фотографии подозреваемых в нападении на туристов были опубликованы на сайте МВД. Ими оказались совсем молодые парни — 18-летний Сафаров Зафарджон, 21-летний Юсуфов Джаъфариддин и 19-летний Маджидов Асомуддин.

А утром 30 июля МВД сообщило об обнаружении и ликвидации преступной троицы в селе Осмондара. Еще двое предполагаемых участников преступления были задержаны позже.

Нападение было терактом

Следственные органы Таджикистана поначалу не знали, как охарактеризовать произошедшее и рассматривали пять основных версий: ДТП, разбойное нападение, грабеж, преднамеренное убийство и даже теракт. Ответить на этот вопрос должны были сами подозреваемые.

А вот посольство США, чьи граждане погибли в результате нападения, в своей оценке произошедшего определилось сразу.

"Мы выражаем соболезнования семьям погибших. Хотя следствие еще продолжается, есть доказательство того, что это была преднамеренная атака. Мы осуждаем жестокость нападавших и понимаем, что они ни в коей мере не представляют добрый и гостеприимный народ Таджикистана", — подчеркнул представитель дипведомства США в Душанбе Джефф Риденор.

Он подчеркнул, что дипломатическая миссия Штатов тесно сотрудничает с властями республики по вопросам инцидента в Дангаре и готова помочь таджикским правоохранительным органам в расследовании.

 

Вскоре американская компания SITE Intelligence Group, следящая за информационной активностью экстремистов, сообщила, что ответственность за нападение взяло на себя "Исламское государство"*. А затем в сети было опубликовано видео, где пятеро молодых людей из Таджикистана присягают на верность террористической группировке, подтвердив тем самым версию о теракте.

Однако официальный Душанбе придерживается иной версии событий: МВД республики возложило ответственность за теракт на запрещенную в стране Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). До недавнего времени Партия была легальной оппозиционной силой на политическом поле страны, однако в 2015 году правоохранительные органы признали ее террористической.

 

Несколько видных сторонников ПИВТ оказались за решеткой, а ее руководитель Мухиддин Кабири нашел прибежище в Европе.

С тех пор власти Таджикистана в любых попытках терроризма и покушения на государственный строй винят активистов ПИВТ. Так случилось и с атакой на велосипедистов.

"По показаниям Абдусамадова Хусейна (один из задержанных — примечание ред.), он в период с 2014 по 2015 год четырежды для проведения идеологической и военной подготовки посещал города Кум и Мазендеран Исламской Республики Иран, где встречался с активным членом террористической и экстремистской организаций "Партии исламского возрождения" Убайдовым Носиржуджой Ахтамовичем по прозвищу Кори-Носир", — сообщает МВД.

Именно Убайдов, по данным правоохранителей, с 1992 является активным членом ПИВТ и организатором нападения на иностранцев.

Впрочем, в Тегеране гневно открестились от какой-либо причастности к теракту. "Иран не имеет какого-либо отношения к этому инциденту", — говорится в сообщении представителя МИД Ирана Бахрама Касеми.

 

Дипломат опроверг информацию о наличии на территории страны какой-либо базы по подготовке террористов и осудил нападение на иностранных велотуристов. Более того, он заявил, что Тегеран готов оказать любую необходимую помощь в расследовании теракта.

В свою очередь российские специалисты полагают, что за нападением стоит точно не ПИВТ и даже, хотя это было бы логично, не бойцы "исламского халифата" в Афганистане. 

"Главная цель боевиков ИГИЛ в Афганистане — не нападение на Таджикистан или другие центральноазиатские республики, а укрепление своих позиций и создание мощного плацдарма на территории страны", — отмечает эксперт российского Центра изучения современного Афганистана, востоковед Андрей Серенко.

 

По его мнению, эмиссары ИГИЛ могли заниматься "промывкой мозгов" участников теракта из любой точки земного шара, а потому правоохранителям стоит больше работать над профилактикой терроризма в Таджикистане.

Безопасней, чем в Европе

Кто бы не стоял за атакой в Данагре, несомненно, одна из главных целей террористов — подорвать репутацию Таджикистана как безопасной и радушной страны, где туристам из-за рубежа всегда рады.

А именно такой образ в последние годы создавало правительство и профильные ведомства республики, приглашая национальных туроператоров к участию в международных выставках и рекламируя Таджикистан как отличное место для активного отдыха и туризма. А 2018-й и вовсе был объявлен Годом туризма в Таджикистане.

 

"Вместе с тем не думаю, что этот случай окажет глубоко отрицательное влияние на развитие туризма в республике. Конечно, здесь свою роль могут сыграть СМИ, смотря в каком контексте, с какой целью и насколько объективно будут освещать это событие", — полагает директор Центра стратегических исследований Таджикистана Худойберды Холикназаров.

 

Также считает и глава Комитета по развитию туризма Нуъмон Абдугаффорзода. По его словам, ситуация не должна повлиять на поток иностранных туристов в республику, а слухи в соцсетях о том, что многие зарубежные гости, узнав о трагедии, отказываются приезжать в страну, являются ложными.

С точки зрения логики, Таджикистан, где никаких нападений на граждан не происходило аж с 2010 года, действительно остается куда более безопасным направлением для туризма, чем Франция или Англия, где террористические атаки или их попытки случаются, увы, чуть ли не ежегодно.

Тем более, что в Душанбе уже подумали, как защитить иностранных гостей. Теперь при отделе по проблемам экологии МВД Таджикистана создан подотдел туризма, в задачу которого входит охрана и обеспечение безопасности иностранцев.

* Террористическая организация, запрещена в России

Читать далее: https://ru.sputnik-tj.com/analytics/20180730/1026328925/napadenie-turisty-inostrancy-terakt-tajikistan-usa.html
13.08.2018 00:00

Захар Гельман – доктор химических и философских наук, профессор.


По мнению израильских специалистов, Иран не только открыто претендует на господство в регионе Ближнего Востока, но одновременно, демонизируя Израиль, отказывает ему в праве на существование. С учетом этого факта израильское политическое и военное руководство делает все возможное, чтобы не допустить нахождение на сирийской территории иранских военных. Именно этому, в частности, был посвящен и недавний визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Москву, где он провел переговоры с президентом Владимиром Путиным. Причем израильские политики обращают внимание, что это уже девятая встреча двух лидеров с сентября 2015 года, когда Россия начала военную операцию в Сирии, и третья в нынешнем году.

"БЫТЬ БЫ ХУДУ, ДА ПОДКРАСИЛА ВСТРЕЧА"

Эта русская пословица недвусмысленно характеризует насущную необходимость личных встреч Путина и Нетаньяху. Они объясняются, во-первых, ситуацией спонтанного сползания к войне в регионе, который давно стал "кипящей точкой планеты". Во-вторых, между главой российского государства и главой израильского правительства установились вполне дружеские отношения, которые помогают решению вопросов, требующих безотлагательного двустороннего анализа. В-третьих, обсуждение время от времени возникающих проблем в режиме телефонных бесед небезопасно с позиции возможного их рассекречивания.Так, в эпоху президентства Барака Обамы, по данным издания Wall Street Journal, Агентство национальной безопасности США неоднократно пыталось прослушивать телефонные разговоры Нетаньяху, чья позиция по ядерной сделке с Ираном не совпадала с тогдашней позицией Белого дома. И нельзя исключить, что спецслужбы могут прослушивать разговоры главы израильского правительства с лидерами иностранных государств.

При этом важно иметь в виду, что даже при том, что отношение официального Израиля к Сирии и Ирану весьма разнится, ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) все же не позволит сирийским войскам оказаться в непосредственной близости от своей границы. Израильтяне не потерпят нарушения соглашения № 350 от 31 мая 1974 года о разъединении войск, достигнутого по итогам Войны Судного дня октября 1973 года. Если сирийские армейские подразделения войдут в поселок Эль-Кунейтра, находящийся в нейтральной демилитаризованной зоне, то ЦАХАЛ их уничтожит.Весьма примечательно, что именно эта граница до начала гражданской войны в Сирии характеризовалась как самый спокойный рубеж Израиля. Президент Путин в ходе пресс-конференции после встречи 16 июля нынешнего года в Хельсинки с президентом Трампом подчеркнул, что Россия выступает за соблюдение соглашения о разъединении между Израилем и Сирией.

Премьер-министр Нетаньяху высоко оценил военную координацию между Израилем и Россией и четкую позицию президента Путина по всему комплексу проблем Ближнего Востока.Бывший заместитель главы Совета национальной безопасности Израиля Чак Фрейлих в интервью газете Jerusalem Post сказал: "Россия может помочь Израилю ограничить активность Ирана и Сирии, чтобы избежать непосредственного воздушного столкновения с ВВС ЦАХАЛа... Единственный способ, которым Израиль может добиться успеха в ограничении присутствия Ирана в Сирии, – это посредством России". Чак Фрейлих не сомневается в том, что "сирийцы тоже не хотят, чтобы их захватили иранцы, но, в конце концов, ключ к успеху находится в руках россиян".При этом недоверие к Асаду у израильтян все же остается. Так, военный обозреватель 10-го канала израильского телевидения и газеты "Маарив" Алон Бен-Давид указывает: "Башир Асад не является идеальным соседом. Однако у него есть и преимущества: сирийский лидер прекрасно понимает израильское превосходство и боится его... После того как правительственные силы окончательно возьмут под контроль границу, Дамаск позаботится о стабильности в этом районе".

Развивая эту мысль, коллега Бен-Давида по газете "Маарив" военный эксперт Таль Лев-Рам пишет: "Асаду нет смысла допускать к своей юго-западной границе, то есть на Голанские высоты, ни "Хезболлу", ни Иран. Тем не менее недавнее проникновение сирийского беспилотника в израильское воздушное пространство вынуждает ЦАХАЛ проявлять предельную осторожность". С точки зрения Израиля, не так важен факт проникновения беспилотника в израильское воздушное пространство, как определение сил, им управлявших. "Высока вероятность того, – обращает внимание Алон Бен-Давид, – что речь идет об иранском разведывательном летальном аппарате".Нахождение на территории Сирии иранских вооруженных сил или военных советников Израиль считает совершенно неприемлемым. Его также беспокоит нахождение в районе Дамаска иранских систем ПВО, оснащенных современным ракетным оружием, а также баз беспилотников, способных не только собирать развединформацию, но и наносить удары с воздуха.В Дамаске это вынуждены учитывать. Военный обозреватель самой популярной израильской газеты "Едиот ахронот" ("Последние известия") Алекс Фишман пишет в статье "Война все ближе": "Во всех рискованных ситуациях армия Асада проявляет необходимую осторожность и даже более чем необходимую, заодно удерживая от нападений на израильские объекты союзнические отряды иракских и иранских шиитов, руководимых офицерами Корпуса стражей исламской революции (КСИР)". На последние иранское руководство, кстати, делает особую ставку.

ПАЛЕСТИНСКИЙ СЛЕД В ПЕРСИДСКОМ ПАСЬЯНСЕ

Согласно документам, многие из которых опубликованы сравнительно недавно, значительный вклад в создание КСИР внес Ясир Арафат, многие годы возглавлявший Организацию освобождения Палестины (ООП). Аятолла Рухолла Хомейни, по указанию которого в 1979 году и был создан КСИР, еще в изгнании носился с идеей создания революционной шиитской армии по образцу Фронта национального освобождения Алжира (1954–1962), считавшего колонизаторами всех французов и действовавшего против них, не различая женщин, детей, стариков, с ужасающей жестокостью. Арафат предоставил боевикам Хомейни тренировочные базы ООП в Ливане.Известный израильский эксперт по темам армии и разведки, корреспондент "Едиот ахронот" Ронен Бергман в книге "Восстань и убей первым: тайная история израильских целевых ликвидаций", вышедшей в американском издательстве Random House в 2018 году, так об этом пишет: "На тренировочных базах инструкторы ООП обучали молодых иранцев террористической тактике, искусству диверсий, проведению разведывательных операций. Для Арафата тот факт, что люди Хомейни тренировались на базах ООП, давал шанс предстать в мире значимой фигурой и еще больше увеличить свою поддержку".Для Хoмейни создание военной структуры типа КСИР было напрямую связано со стратегией экспорта "исламской революции". Прав обозреватель Jerusalem Post Шон Дернс, написавший в номере за 16 мая с.г.: "Подобно Ленину и идеологам его типа, Хомейни считал себя лидером революции без границ. Хомейнизм был и остается больше и шире, чем просто Иран и шиитская ветвь ислама".

В благодарность ООП получала от иранцев оружие и политическую поддержку, хотя те одновременно помогали и политическим противникам Арафата. Махмуд Аббас, преемник Арафата, от Тегерана держится на расстоянии. Ведь ему совсем не с руки подпадать под подозрение "в измене" со стороны таких ведущих арабских государств, как Саудовская Аравия и Египет.Согласно иранскому закону, принятому в мае 1982 года, КСИР определяется как военно-политическая организация, "защищающая иранскую исламскую революцию, ее завоевания, и осуществляющая священную войну на пути джихада...". Следует иметь в виду, что КСИР – это не милицейское, а жандармско-полицейское, то есть обладающее войсковыми возможностями формирование, на которое возложены задачи обеспечения внешней и внутренней безопасности исламского режима в стране. Именно благодаря КСИР иранцы смогли создать различные марионеточные военизированные милиции в странах исламского мира. Так, в Ливане доминирующим влиянием обладает "Хезболла", сумевшая взять под свой контроль всю страну и к тому же фактически создавшая "филиал" в Газе. И это при том, что палестинские джихадисты остаются суннитами и немалое их количество еще недавно противостояло "Хезболле" в боевых действиях в Сирии. Что касается ХАМАСа, то эта организация также остается клиентом Ирана.

Однако прав упомянутый Джонатан Спайер, утверждающий, что "ХАМАС в настоящее время уже нельзя назвать марионеткой иранцев в полном смысле этого слова". И действительно, "близкие" отношения хамасовцев с египтянами значительно отдалили эту организацию от тегеранских аятолл.Еще до недавних переговоров Путина и Трампа в Хельсинки источники в окружении Нетаньяху сообщали, что Россия способствует "отдалению" иранских сил от израильских границ. После встречи лидеров великих держав в Хельсинки те же источники отметили тот факт, что Путин готов способствовать "выводу" этих сил с сирийской территории. Действительно, президент Путин, не испытывающий ни идеологической вражды к Израилю, ни особой симпатии к Тегерану, готов принять меры, которые он сочтет необходимыми, чтобы сдержать воинственный пыл иранцев и их марионеток. Российский президент неоднократно в личных встречах с израильским лидером выражал приверженность обеспечению безопасности Израиля. "Однако публичное высказывание такого рода из уст российского президента во время важнейшей встречи в верхах, – отмечает военный обозреватель газеты "Маарив" Йоси Мельман в статье "Укрепление отношений Нетаньяху с Путиным", – имеет особую ценность. Это заявление является своего рода официальным подтверждением того, что всем уже давно понятно: Путин не мешает Израилю противостоять иранским попыткам создания в Сирии своей военной инфраструктуры".

ДАЛЕКО РАСКИНУЛИСЬ ИРАНСКИЕ ЩУПАЛЬЦА

Следует особо отметить тот факт, что, как утверждают арабские СМИ, в последнее время Нетаньяху в переговорах с Владимиром Путиным выступает не только от своего имени, но и от имени ряда суннитских государств, и прежде всего таких как Саудовская Аравия, ОАЭ и Марокко. Между саудитами и аравийскими монархиями, с одной стороны, и Ираном, с другой, отношения давно накалены до предела. Эр-Рияд разорвал дипотношения с Тегераном еще в начале января 2016 года. Вслед о разрыве дипломатических отношений объявили Бахрейн и Судан. ОАЭ ограничились понижением уровня своего представительства.Рабат в очередной раз разорвал дипломатические отношения с Тегераном 2 мая 2018 года, обвинив того в поддержке через "Хезболлу" Фронта Полисарио, который марокканцы считают сепаратистским, нацеленным на отделение от королевства Западной Сахары. Имеет смысл напомнить, что в 1981 году Иран разорвал отношения с Марокко в ответ на предоставление тогдашним королем Хасаном II убежища шаху Мохаммеду Резе Пехлеви после его свержения сторонниками аятоллы Хомейни. В марте 2009 года занявший марокканский престол Мухаммед VI разорвал дипотношения с Ираном, ссылаясь на активизацию попыток распространения Тегераном шиитской ветви ислама в его суннитском королевстве.Иран провозгласил себя вселенским защитником шиитов и протянул щупальца по всему Среднему Востоку. Иранские военные и их помощники дирижируют "Хезболлой" в Ливане и Сирии, подогревают войну в Йемене, Ираке, секторе Газа, на территории Палестинской национальной автономии.

Иранские интересы проявляются в таких странах, как Афганистан, Пакистан, Индия и Азербайджан. В последние месяцы замечена активизация иранских боевиков в сирийском Курдистане. Нельзя исключить подготовку этих боевиков к столкновению с курдскими милицейскими отрядами. Иранцы могут попытаться выдавить курдов из этого стратегически важного района.Израильский арабист, сотрудник университета имени Меира Бар-Илана в Рамат-Гане (входит в "Большой Тель-Авив") Дина Лиснянская замечает: "Если раньше, согласно арабским СМИ, Израиль считался "раковой опухолью", которая приведет к разрушению Ближнего Востока, то на данный момент все переключились на конфликт между суннитами и шиитами. На самом деле этого и следовало ожидать. Арабский мир стал воспринимать Израиль совсем по-другому – как прагматичную страну, ставшую частью суннитского альянса".Весьма уязвим Иран и в связи с продолжающимся экономическим давлением.

Именно этот факт уменьшает его возможности оказания военной помощи своим сателлитам, и прежде всего "Хезболле". Тем не менее Тегерану удается переигрывать своих арабских, и прежде всего саудовских, соперников в борьбе за региональную гегемонию. Перевес дает использование иррегулярных военизированных формирований и методы дестабилизации, включающие запугивание и террор. С израильтянами у иранцев такие ходы не проходят. Авиация ЦАХАЛа неоднократно атаковала и будет атаковать иранские объекты на территории Сирии, угрожающие безопасности Израиля. Атакам будут также подвержены любые передвижения военных грузов, предназначенных для "Хезболлы".Но подобные атаки – это еще не полномасштабная война. В определенном смысле это намеки – прозрачные и разной степени тонкости – иранцам на совершенно иные возможности ЦАХАЛ в случае непосредственной угрозы существованию государства. Понимают ли в Тегеране подобные намеки? Время покажет!

Иерусалим
10 авг. 2018

Источник - ng.ru


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости