Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Вторник, 23 Январь 2018 07:55

Жертва Холокоста Ева Шлосс путешествует по всему миру и призывает к толерантности

Автор 
Felix Clay / Guardian Felix Clay / Guardian

Надин Вожаковски

Ева Шлосс, жертва Холокоста и сводная сестра Анны Франк, путешествует по всему миру с выступлениями о своей жизни и Холокосте и призывает к толерантности. В интервью Надин Вожаковски она рассказывает, почему в наши дни Европа должна больше помогать беженцам.

Ева Шлосс живет в светлой квартире с просторной террасой, полной цветов, в самом центре района Мейда Вейл на севере Лондона. Безукоризненно одетая — цвет шарфа подчеркивает поразительно голубой цвет ее глаз, она встречает меня сияющей улыбкой. Она очень оживленна, так как недавно вернулась из «потрясающего» путешествия в США, где провела пять недель, рассказывая переполненным аудиториям о том, как ей удалось выжить во время Холокоста. 88‑летняя Шлосс — знаменитая сводная сестра Анны Франк: после войны отец Анны Франк женился на матери Евы.

Ева родилась в Вене в 1929 году. После того, как Гитлер присоединил Австрию к Германии в 1938 году, ее семья переехала в Бельгию, а в 1940‑м — в Амстердам. Они снимали квартиру на площади Мерведеплейн, где она впервые познакомилась с Анной Франк. Обеим было 11 лет; вместе с другими детьми они играли на площади после уроков. «Мы катались на велосипедах, прыгали со скакалкой, играли в классики и сплетничали о мальчиках, — вспоминает Шлосс. — Я была сорванцом, а она — утонченной девочкой».

Ева в школе. Амстердам

Когда немецкие войска вторглись в Нидерланды, семье Евы пришлось прятаться.

11 мая 1944 года — ее пятнадцатый день рождения — навсегда осталось запечатленным в ее памяти. В этот день Ева с матерью (они прятались отдельно от отца и брата) были схвачены нацистами, отправлены в тюрьму, а затем депортированы в Освенцим‑Биркенау. На них донесла медсестра‑голландка, оказавшаяся двойным агентом и сотрудничавшая с нацистами. Отец Евы Эрих и брат Хейнц тоже были арестованы, отправлены в Освенцим и впоследствии погибли в концентрационном лагере Маутхаузен.

На книжной полке в спальне Шлосс стоит несколько экземпляров трех написанных ею книг о своей жизни. Деревянный шкаф заполнен книгами, а под книги об Анне Франк отведена целая полка. Исполнилось 70 лет с момента публикации «Дневника Анны Франк». Для Отто Франка, потерявшего всех своих близких, дневник Анны стал единственной причиной продолжать жить дальше. Прежде всего ему хотелось, чтобы мир узнал о его дочери.

Именно Франк помог Еве продолжать жить после войны. «В Освенциме я никогда не сдавалась. Я хотела выжить, иметь мужа и детей. Когда мне удалось выжить, я надеялась, что жизнь снова станет такой, как раньше. Но мои отец и брат не вернулись, и я впала в ужасную депрессию. Не вернулись и многие школьные друзья. Мне начало казаться, что больше нет смысла жить». Франк помог ей снова ощутить стремление к счастью. «Отто не хранил в себе ненависть. Он говорил, если живешь с ненавистью, станешь таким жалким, несчастным человеком. Он сказал мне: “Ты молода и еще сможешь построить хорошую жизнь”».

Гостиную квартиры Евы Шлосс украшает множество натюрмортов, акварельных пейзажей и других предметов искусства; многие из них непосредственно связаны с семьей Шлосс. «Меня окружают воспоминания. Все эти вещи — часть моей жизни. Я выжила и прожила хорошую жизнь, у меня была прекрасная семья».

В 21 год Ева переехала в Лондон учиться на фотографа. Там она познакомилась со своим будущим мужем, беженцем из нацистской Германии банкиром Цви Шлоссом. Вначале было непросто справляться с чувством одиночества и неприкаянности. Затем произошло чудо рождения их первой дочери Каролины‑Анны, названной в честь Анны Франк. (Узникам Освенцима давали воду с бромом, снижающим фертильность.) Впоследствии родились еще две дочери, Жаклин и Сильвия.

Свадьба Евы и Цви Шлосса. Амстердам. 1952

Ева испытывала живой интерес к истории искусств и реставрации антиквариата и занималась антикварным бизнесом на протяжении 25 лет. Но возможность найти любимое дело возникла совершенно случайно: Ева помогала сестре Франка, которая торговала антиквариатом в Базеле, закупать для ее магазина серебро и мебель и вскоре поняла, как сильно ей нравится это занятие.

Почетное место на стене гостиной занимает поразительный портрет маслом матери Евы, написанный ее отцом в то время, когда семья скрывалась от нацистов. Отец и брат Евы Шлосс были творческими людьми. Она хранит фотографии их работ; оригиналы были подарены Музею Сопротивления Голландии в Амстердаме.

Ева часто размышляет о том, что мир лишился творческого вклада такого огромного числа талантливых и даровитых личностей, которые стали жертвами Холокоста. Особую боль она испытывает, вспоминая брата Хейнца, который погиб в 17 лет; они были очень близки. «Я никогда не смогу простить нацистам убийство Хейнца. Он был замечательным человеком, таким одаренным, гениальный музыкант, художник и поэт. Все, что он мог бы создать, потеряно».

На стене холла висит черно‑белая фотография 2014 года: Ева Шлосс на мосту в Амстердаме. Это подарок журналиста, и он вызывает неоднозначные воспоминания о городе, который Ева не могла заставить себя посетить в течение многих лет.

На протяжении более чем 40 лет она подавляла воспоминания о прошлом. Они преследовали ее «как кинофильм», постоянно прокручивающийся в голове. На левой руке ее до сих пор сохранилось напоминание — вытатуированный номер, полученный по прибытии в Освенцим. Первоначально она получила номер A‑5222, но на следующий же день всей партии поменяли номера. Она стала номером A‑5272; семерку пришлось поместить над двойкой. Она начала постепенно рассказывать лишь в 1986 году, когда ее без предупреждения пригласили выступить на лондонской выставке, посвященной Анне Франк. «Размышления о потере и о прошлом были естественной и неотъемлемой частью моего “я”, но как только я смогла поделиться ими с другими, я смогла и отпустить. Они больше не пребывали внутри меня, а находились вовне».

С тех пор ее часто приглашают в разные страны выступить с рассказом о своей жизни; в рабочем кабинете аккуратно рассортированы приглашения из Великобритании и зарубежных стран. В следующую поездку она отправится в Германию. Они с мужем поселились в районе Мейда Вейл 10 лет назад. Им всегда нравилось это место, в особенности потому, что неподалеку располагались места, где проходили встречи беженцев, рестораны «Дорис» и «Космо» на Финчли‑роуд. Но с тех пор, как в прошлом году умер ее муж, с которым она прожила 64 года, ей крайне трудно возвращаться в пустой дом.

Отто Франк с женой Фритци и внучками — дочерями Евы. Корнуолл. 1965

И тем не менее жизнь продолжается. Ей нравится встречаться с людьми, и она продолжает интересоваться мировой политикой. Особенно ее огорчает кризис беженцев. «Позиция Европы меня очень и очень печалит. Мы должны исполнить свой долг и принять беженцев, дать им новый дом. Мы должны выразить свое мнение. Мы не должны пребывать в апатии». Ее сильные чувства являются следствием собственного опыта. «Жизнь моего мужа была спасена, потому что в 1936 году он смог выехать в Палестину, которая затем в 1948 году стала Государством Израиль. Для еврейского народа это было очень важным событием». Шлосс уверена в том, что если достаточное количество людей потребует, чтобы власти приняли беженцев, это сможет произойти. Лучшее решение, считает она, это восстановление мира в странах, охваченных войной. «Многие не хотят ничего, кроме как вернуться домой».

Несмотря на все, что ей довелось увидеть и пережить, Ева Шлосс, подобно своей сводной сестре, сохраняет веру в присущую человечеству добродетель. Она обращается к своим слушателям с призывом о мире, толерантности и образовании для всех. Время, говорит она, определенно лечит. «Происходит масса новых событий и переживаний, и прошлое понемногу теряет четкость. Определенно, я оптимистка и должна признаться, что наслаждаюсь жизнью, потому что она очень многое нам может дать».

Встреча Евы Шлосс с читателями

Любимая вещица

На журнальном столике в гостиной стоит «дерево жизни» с черно‑белыми фотографиями матери, отца, брата, бабушки и дедушки Евы Шлосс и Отто Франка. Два года назад эту вещицу подарила Еве Тами Вайс, одна из режиссеров‑постановщиков американского спектакля об Анне Франк. «Когда я пошла на спектакль, Вайс, с которой мы еще не были знакомы, преподнесла мне это фамильное дерево. Она отыскала фотографии, вырезала их и вставила в рамки. Это было сделано с такой любовью! Я была очень тронута этим подарком», — рассказывает Шлосс, сияя. Они стали друзьями. В настоящий момент Вайс пишет книгу о брате Евы Хейнце. «Она очень серьезно занялась просвещением на тему Холокоста, особенно с помощью искусства. Значит, моя история сильно влияет на жизнь других людей». 

https://lechaim.ru/academy/eva-shloss/

 

Прочитано 160 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости