Разработано Joomlamaster.org.uaсовместно с Joomstudio.com.ua

                                                                                      
 
                                                                                                                             Ru  Az  En
 
                                                                                                                                                                                                              АРХИВ
Пятница, 26 Январь 2018 00:00

Евреи Ирана: новая реальность после «Золотого века»

Автор 

Владимир Месамед, Израиль

Исламская революция в Иране стала одним из тех собы-тий ХХ в., которые оказали глубокое воздействие на мировое развитие1. Она принесла с собой революционные изменения как в отношения Ирана с Израилем, так и в жизнь всей еврей-ской общины страны, каждого конкретно иранского еврея. По су-ти, исламская революция положила начало подлинному исходу еврейской общины из Ирана. Накануне революции в Иране проживало 85 тыс. евреев, что делало эту общину одной из крупнейших среди религиозных меньшинств: в Иране было также 270 тыс. армян-христиан, 32 тыс. ассирийцев-христиан, 36 тыс. зороастрийцев и 300 тыс. бехаитов2.

Враждебность правящего режима Исламской Республики Иран к сионизму, Израилю, еврейскому миру привела к массовому выезду евреев Ирана в Израиль, США, Канаду и другие страны мира. 8–10 тыс. евреев спешно уехали из страны накануне или сразу же после прихода исламистов к власти 3. К 1999 г., двадцатилетию уста-новления в стране исламского режима, Иран покинуло более 50 тыс. евреев4. Изданная недавно в Израиле монография5, посвященная иранским евреям, приводит несколько бóльшую цифру – 60 тыс. человек по состоянию на 2000 г., уточняя при этом, что 35 тыс. евреев уехали в США, поселившись там в ос-новном на западном побережье страны, 20 тыс. репатриирова-лись в Израиль, а по остальным точных данных по разным странам не сущестует6. К 2008 г. в Иране осталось примерно 22 тыс. евреев. Большинство из них проживает в Тегеране, Ширазе и Исфахане.


С победой исламской революции к власти в стране пришло шиитское духовенство, рассматривавшее этническое и религи-озное разнообразие иранского общества в рамках мусульман-ской догмы, согласно которой исламская община являет собой 116
единую нацию. На основании этого постулата в Конституции страны зафиксировано в статье 11 положение о том, что все мусульмане составляют единую общину, провозгласив таким образом единство по религиозному признаку и дезавуировав этноконфессиональные особенности. Ст. 13 закрепляет права последователей других религий, которые в рамках действую-щей конституции могут беспрепятственно отправлять свои ре-лигиозные обряды и следовать сложившимся обычаям. Кон-ституция ИРИ содержит и определенные требования к мусуль-манам, касающиеся их отношений с представителями религи-озных меньшинств, к которым они должны относиться в рамках принципов исламской справедливости и уважения прав чело-века. Эти требования, однако, релевантны только при условии лояльности религиозных меньшинств исламу и режиму ислам-ской республики, что, как считают аналитики, оставляет воз-можность преследования этно-конфессиональных движений, выдвигающих политические лозунги7.
Исламская революция в Иране, по словам первого и мно-голетнего израильского посла в Тегеране Меира Эзри, ради-кально изменила позицию иранского руководства по отноше-нию к еврейскому государству: «На смену постоянным заявле-ниям шаха Ирана Мохаммада-Резы Пехлеви о необходимости укрепления дружбы и сотрудничества между двумя странами пришли злобные декларации всех без исключения религиозных лидеров ИРИ с призывом покончить с Израилем как фактом современной ближневосточной истории»8. Несмотря на увере-ния разных иранских религиозных деятелей, что их борьба на-правлена против сионизма, Израиля, контроля евреев над миром, а не против иудаизма и еврейского народа, идеологическая доктрина аятоллы Хомейни представляет собой сочетание му-сульманских антиеврейских идей с европейским антисемитиз-мом. Многие иранцы считают евреев «заклятыми врагами» ис-лама, а их представителей – Израиль и сионизм, врагами ис-ламского мира. Политика установившегося в стране исламско-го режима в отношении еврейского религиозного меньшинства в интерпретации Хомейни исходит из следующего постулата: мы проводим четкую дифференциацию между евреями, с од-ной стороны, и Израилем и сионизмом, – с другой. Однако не-смотря на такое как бы однозначное заявление, из деклараций исламских лидеров страны видно, что они идентифицируют иранских евреев с Израилем и сионизмом, иногда облекая это 117
в такие словесные формы, из которых, тем не менее, выгляды-вает примитивный антисемитизм. Здесь часто используют вы-ражение типа «горстка евреев» как эвфемизм слова «Изра-иль», или «правительство евреев-кафиров» вместо «прави-тельство Израиля». Выступая на пятничном намазе в г. Куме в декабре 1979 г., аятолла Хоссейн-Али Монтазери9, сказал, что иудаизм с самого начала был разновидностью расизма и сионизм по сути своей является продолжением именно этой ипостаси иудаизма.
Поскольку исламская революция осуществлялась под ан-тимонархическими лозунгами, обструкции подвергалось все, в той или иной мере связанное с режимом Мохаммада-Резы Пехлеви. Учитывая, что иранские евреи считались религиозно-национальной группой, пользовавшейся покровительством ша-ха, антиеврейские гонения приняли угрожающие размеры. Они начались еще при шахе, в последние месяцы его пребывания на троне, когда Мохаммад-Реза Пехлеви постепенно терял контроль над ситуацией в стране, и поначалу носили вербаль-ный характер. Подстрекательским характером обладали и то-гдашние заявления находившегося до 1 февраля 1979 г. в эмиграции аятоллы Хомейни. В своем известном интервью влиятельной французской газете «Le Monde» в октябре 1978 г. Хомейни допустил резкие высказывания против Израиля как ближайшего союзника иранского монарха, обнажив и свое вра-ждебное отношение к евреям. Евреи, сказал он в интервью «Le Monde», всегда были врагами ислама, а сейчас к тому же еще замышляют править всем миром.
Через два дня после провозглашения нового режима евреи Тегерана вышли на многолюдную демонстрацию в его под-держку. Отдельные демонстрации организовали и еврейские интеллектуалы (в основном молодежь), придерживающиеся левых взглядов и заявлявшие о своей антисионистской ориен-тации. Вскоре они стали выпускать газету «Тамуз», в которой излагали свои идеологические воззрения, отличавшиеся из-рядной эклектикой. Стремясь снискать расположение властей, они одобряли деятельность Организации освобождения Пале-стины (ООП) в ее борьбе за уничтожение Израиля, подвергали резким нападкам еврейское государство и сионизм. В то же время эта организация заявляла в своем уставе о необходи-мости жесткого отпора всем видам дискриминации и в этом контексте объявляла о неприемлемости антисемитизма. Не-
118
смотря на резко проявившийся конформизм основной массы иранских евреев10, очень скоро выяснилось, что им будет трудно вписаться в новые условия, которые регламентирова-лись проводимой в стране политикой всесторонней исламиза-ции иранского общества, начатой при премьер-министре Мо-хаммад-Али Раджаи (1980–1981 гг.). Именно об этом свиде-тельствовало введение системы исламского судопроизводст-ва, основанного на требованиях ислама и шариата (свода му-сульманских религиозных, бытовых, уголовных и гражданских законов). Одновременно в соответствии с исламскими догмами была радикально перестроена система образования и просве-щения. Это явилось чувствительным ударом по религиозным меньшинствам, обладавшим в этой сфере в дореволюционный период значительной автономией. Под тотальный контроль исламского духовенства были поставлены все имевшиеся в стране средства массовой информации. Проявились и внеш-ние признаки исламизации: в Иране было объявлено об обяза-тельности ношения исламской одежды и многочисленных огра-ничениях бытовых и поведенческих норм. Безусловно влияю-щим на настроение еврейской общины Ирана фактором яви-лась и политика правящего в Иране исламского духовенства, представляющего как шиитское, так и суннитское направления ислама, по отношению к национальным меньшинствам. Опира-ясь на силу оружия, уже в первые месяцы и годы исламского правления правительство подавляло национальные движения иранских курдов, белуджей, азербайджанцев, туркмен и других народностей. Регулярные войска и созданный после револю-ции Корпус стражей исламской революции (КСИР) вели полно-масштабные боевые действия против партизанских отрядов в Курдистане, повстанческих отрядов белуджей и др.
Значительную опасность для еврейской общины Ирана представляла немедленно проявившаяся после прихода исла-мистов к власти антиизраильская направленность внешней по-литики режима. Она, естественно, обуславливалась ориента-цией Хомейни, занимавшего крайне экстремистские позиции по отношению к еврейскому государству. Это вполне логично вытекало из декларированной им враждебности ко всем силам, поддерживавшим последнего иранского шаха, «мировой импе-риализм и сионизм», США. Важно и то, что Хомейни в своих трудах, в частности одном из самых известных – «Хокумате эслами» («Исламское правление»), не раз подчеркивал вражду 119
евреев по отношению к исламской религии, характеризующую весь период исламо-иудейских взаимоотношений. В его речах можно найти обвинения и оскорбления не только против евре-ев, но и конкретно против всей еврейской общины Ирана. В 1973 г. он обвинил всех евреев Ирана в активной поддержке Израиля и призвал иранский народ покончить с этим всеми возможными способами11. Вместе с тем на встрече Хомейни с лидерами иранского еврейства, состоявшейся в мае 1979 г., им были обещаны безопасность и спокойствие для евреев при условии «их дистанцирования от сионизма и Израиля»12.
Сам Хомейни, а в дальнейшем его преемник на посту ду-ховного лидера страны аятолла Али Хаменеи неоднократно позволяли себе резко враждебные высказывания по отноше-нию к евреям и иудаизму, всегда цитируемые иранскими СМИ и вселяющие всякий раз страх и отчаяние в сердца проживаю-щих в Иране евреев. Гипертрофированно враждебное отноше-ние к сионизму как глобальной угрозе, нагнетавшееся в Иране с начала существования нового режима, проводилось в жизнь всеми СМИ страны и привело к тому, что сионистами стали объявлять всех оппонентов исламского строя13. Именно под предлогом «связи с шахом, сионистами и Израилем» в стране была развязана кампания террора, жертвами которой пали де-сятки евреев. В их числе – глава еврейской общины, лидер ее выборного совета Хабиб Элганиан, крупный промышленник, который через несколько месяцев после прихода к власти ис-ламистов был казнен по обвинению в сионистской деятельно-сти и связях с Израилем. Хотя иранская пресса писала, что де-ло Элганиана совсем не связано с еврейством, в ряде публи-каций его называли «еврейским миллиардером»14. В июне 1980 г. такая же участь постигла другого крупного бизнесмена – Аль-берта Даниэльпура. В июле того же года и по такому же обви-нению был казнен крупный владелец сети гостиничного бизне-са Берухим Аврахами. До середины 1983 г. было казнено еще десять руководителей еврейской общины и конфисковано их имущество, оцениваемое примерно в миллиард долларов. 25 февраля 1994 г., на следующий день после того, как все мировые СМИ сообщили о роковых выстрелах в г. Хевроне на Западном берегу, когда от выстрелов еврейского праворади-кального активиста д-ра Баруха Гольдштейна погибли молив-шиеся в мечети мусульмане, в тегеранской тюрьме Эвин был казнен Фейзолла Мехубад – еще один из руководителей ев-
120
рейской общины Тегерана. Его вина состояла в том, что он по-пытался наладить переписку со своими родственниками, пере-бравшимися за несколько лет до того на постоянное жительст-во в Израиль. В Иране на это был наложен строжайший запрет. Почти два года Ф.Мехубад находился в тюремной камере смертников. Ждали удобного повода для расправы. На убийст-во нескольких арабов в Хевроне надо было как-то отреагиро-вать, вот и привели в исполнение давний смертный приговор.
В июне 1996 г. в собственном магазине был повешен жи-тель Тегерана Иззатулла Лаами. Его родственники, проживав-шие в израильском городе Холоне, стали беспокоиться из-за отсутствия вестей от брата. Домашний телефон в течение дол-гого времени не отвечал, и они позвонили в еврейскую общину иранской столицы, где им и сообщили о кончине брата, доба-вив, что «такая же участь постигла в последнее время не-скольких других евреев Тегерана»15. В 1997 г. была арестована группа из пяти евреев, которых обвинили в «аморальной, неле-гальной, подрывной и разведывательной деятельности». Руко-водитель группы Хедаятолла Зендедель и один из ее членов были казнены путем повешения в декабре того же года, ос-тальные получили длительные сроки тюремного наказания. В июне 1998 г. совершено убийство активиста еврейской об-щины Тегерана Рухоллы Кадходазадэ. Этот скорбный список нетрудно продолжить, ибо террор против иранских евреев но-сит перманентный характер. Государство предприняло широ-комасштабные акции по конфискации принадлежавшей евреям собственности, в том числе различных предприятий, отелей, культурно-развлекательных учреждений. Вначале это проводи-лось по решению революционных советов. С течением времени, после стабилизации режима исламской республики в Иране бы-ла создана правовая база, существенно затруднившая для ев-реев получение лицензий на занятие мелким и средним бизне-сом. В августе 1980 г. евреи были на время лишены права из-бирать депутата в Собрание исламского Совета (парламент) «из-за связей с Израилем и домом свергнутого шаха».
Религиозные лидеры Ирана постоянно утверждают, что они враждебны не к евреям и иудаизму, а сионизму и Израилю, а поэтому не препятствуют религиозной жизни евреев в стра-не. Действительно, в Иране действует несколько десятков си-нагог, их значение в общинной жизни евреев Ирана возросло, так как там они ощущают себя в большей безопасности. В Те-
121
геране функционируют две еврейские школы: одна для маль-чиков – «Абришами», другая для девочек – «Эттефак», во гла-ве которых стоит назначаемый Министерством просвещения мусульманин. В этих школах ученики-евреи составляют боль-шинство, но есть и ученики-мусульмане. Еврейские ученики изучают Танах на персидском языке. При этом занятия в школе проводятся и в субботу, а в используемых учебниках широко представлены антисемитские и антиизраильские сюжеты. По пятницам члены ортодоксальной организации «Оцар ха-Тора» дают уроки иврита. Евреям разрешено в домах соблюдать традиции иудаизма, включая употребление вина. С другой сто-роны, существуют определенные регламентации, противопос-тавляющие евреев Ирана мусульманскому населению страны. Это касается вводимых время от времени ограничений на вы-езд из страны, получения выездных виз, специальных штампов в паспорте о принадлежности к еврейскому религиозному меньшинству. Сюда же можно отнести существовавшие в те-чение ряда лет требования к владельцам торговых заведений, в основном продовольственных, помечать на входной двери свою еврейскую принадлежность. Бытуют другие виды откро-венной дискриминации, вписывающиеся в понятие «нарушение прав человека». Это – препятствия, чинимые властями в об-ласти трудоустройства, получения высшего образования, су-допроизводства, где до сих пор существуют преференции для мусульман и ограничения для религиозных меньшинств, в первую очередь евреев. Этой проблемы коснулся, выступая 24 декаб-ря 2000 г. в иранском парламенте, депутат от еврейской общи-ны страны Морис Мотамед. Он рассказал о многочисленных случаях дискриминации евреев в сфере государственной службы, карьерного роста, в области народного образования и получе-ния академических степеней16. В стране на официальном уров-не – в выступлениях лидеров режима – раздуваются антиев-рейские настроения. Не прекращается антиизраильская и ан-тисемитская кампания в иранских СМИ, инициатором которой можно считать покойного аятоллу Хомейни. В одном из своих газетных интервью в первые же месяцы после победы ислам-ской революции он заявил: «Нет никого хуже евреев». Правда, тут же поправился, сказав: «Я имею в виду евреев Израиля»17.
Нынешний духовный лидер страны аятолла Али Хаменеи не устает твердить о «нечестивом американо-еврейском сгово-ре против мусульманской нации». Регулярно выступая в роли 122
пятничного имама в соборной мечети Тегерана, он часто по-зволяет себе откровенно грубые нападки на евреев и иудаизм. Так, в пятничной проповеди 18 мая 2001 г. аятолла Хаменеи подробно проанализировал «враждебность евреев по отноше-нию к пророку Мухаммаду на заре ислама». Рассказывая о деятельности евреев в то время, Хаменеи сказал, что они прибрали к своим рукам всю экономику, сосредоточили у себя рычаги управления всей духовной жизнью, возвысившись над коренным населением, создав таким образом отношение па-тернализма и презрения к автохтонам Аравии. В этой пропове-ди Хаменеи обозначил евреев как главных врагов пророка Му-хаммада, назвав их деятельность на заре ислама вероломной, а их самих – злоумышленниками18. Злобные нападки на евреев и еврейскую общину Ирана делают и другие видные религиоз-ные деятели страны, обладающие значительным авторитетом среди верующих мусульман. В качестве примера приведем статью ходжат-оль-эслама Мохаммада-Али Эллахи в газете «Эттелаат» 28 февраля 1984 г. Рассуждая о вражде Израиля к исламу, Эллахи приходит к выводу, что она имеет давнишний характер: «По исламским источникам, даже во время зарожде-ния исламской религии… порочная еврейская культура… куль-тура алчности и ростовщичества, продажности и предательст-ва, агрессивности и вероломства, сеявшая раздоры и убийст-ва… открыла фронт вражды с исламом»19. Религиозные авто-ритеты страны издают даже специальные исламские постанов-ления (фетвы), возбуждающие антиеврейские настроения в иранском обществе. Очередным витком раскручивающейся постоянно в Иране спирали государственного антисемитизма стала фетва популярных аятолл Фазела Ланкарани и Хасана Санеи о том, что отныне всякий, кто погибнет в борьбе с сио-нистским врагом, будет считаться шахидом, отдавшим жизнь борьбе за дело ислама20. Естественно, подобные высказыва-ния дают зеленый свет всевозможным антисемитским публи-кациям. В иранских как центральных, так и периферийных из-даниях нередко появляются карикатуры ядовитого антисемит-ского содержания. Их объектами являются не только Израиль или сионизм, но и евреи как нация. Юдофобские мотивы при-сутствуют даже в почтовых марках, официально выпускаемых Министерством связи ИРИ.
В 1998 г. ведущие тегеранские газеты «Джомхурийе эсла-ми» и «Кейхан» опубликовали серию антисемитских статей, где 123
евреев называли «грязным народом» и «врагами человечест-ва». Именно так их характеризует в своей публикации в газете «Кейхан» 12 марта 1986 г. профессор Амир Тавакколи-Камбузия. «Если бы мы хотели проиллюстрировать образ Ах-римана (в иранской доисламской мифологии – воплощение зла и темных сил. – В.М.), то евреи больше всех подходят на эту роль. На протяжении истории евреи всегда предавали народы, по соседству с которыми они жили. Они не погнушаются унич-тожить все человечество, в случае если это послужит их лич-ным интересам21. Среди проявлений религиозного антисеми-тизма можно назвать статью в праворадикальной газете «Джомхурийе эслами», в которой утверждалось, что иудейские священнослужители фальсифицируют свои священные книги, чтобы оправдать территориальную экспансию Израиля22. В стране свободно циркулирует книжная продукция юдофоб-ского содержания. Многочисленными тиражами и неоднократно в переводе на фарси выходила гитлеровская «Майн кампф» (в 1995 г. была выпущена 5-м изданием23). Также не один раз выходили в свет и «Протоколы сионистских мудрецов» в пере-воде Хамид-Резы Шейхи, выпущенные первым изданием в 1994 г. На нескольких изданиях этих книг стоит гриф Ислам-ского фонда имени святого имама Резы в Мешхеде, Центра исламской пропаганды при Министерстве Исламской ориента-ции, Фонда «Астане Годсе Раззави» и других организаций. В 1994 г. отрывки из «Протоколов…» публиковались в ведущих иранских газетах «Джомхурийе эслами» (в марте) и «Эттелаат» (в августе). По подсчетам профессора Бернарда Льюиса, в га-зете «Эттелаат» приведено более 150 отрывков из этой кни-ги24. В течение ряда лет излюбленной темой публикаций иран-ских СМИ является отрицание Холокоста или заниженные чис-ла его жертв. 13 мая 1997 г. газета «Кейхан» написала, что «…только сионистские источники говорят о 6 миллионах жертв катастрофы и делают они это для того, чтобы посеять страх среди евреев вне Израиля и побудить их бежать в Израиль». Отрицание Холокоста стало уже традиционным направлением официального антисемитизма в Иране (подробнее об этом см. в главе V). Иранская пресса не раз заявляла о безусловной поддержке работ и высказываний французского опровергателя Холокоста Роже Гароди, широко освещало его неоднократные «триумфальные»25 поездки в середине и конце 90-х годов по странам Ближнего Востока, и в том числе по Ирану.
124
Традиционным приемом иранских антисемитских заявле-ний стало связывание воедино и полная идентификация сио-низма, Израиля и евреев. Рутинной мыслью таких публикаций служат утверждения о том, что существует международный еврейский заговор, во главе которого стоит еврейская община США. Так, по сообщениям газеты «Эттелаат», Клинтон побе-дил на президентских выборах благодаря поддержке Израиля и американского еврейства, и в благодарность за это он рас-ставил евреев на все ключевые посты в своей администра-ции26. С еврейским засильем на глобальном уровне в Иране в 1995 г. связывали такие разноплановые факты, как введение американских санкций против Ирана в мае, экономические трудности внутри страны, успехи Израиля в укреплении эконо-мического сотрудничества со странами Арабского Востока27. Тот факт, что президент Билл Клинтон объявил о введении экономических санкций против Ирана, выступая на Всемирном Еврейском Конгрессе, было расценено иранской прессой как доказательство правомерности такого утверждения28. Еврей-ская община время от времени реагирует на националистиче-ские публикации в СМИ, передачи и фильмы подобного на-правления на ТВ, но это редко вызывает реакцию властей. Од-нако есть и исключения. Так, вскоре после начала каденции президента-реформиста Сейеда Мохаммада Хатами на иран-ском ТВ началась демонстрация телесериала «Сатана дома», в котором евреи были представлены в сугубо отрицательном свете. После обращения руководства еврейской общины к пре-зиденту сериал был снят с показа29. В Иране предпочитают не говорить о никогда не снижающейся волне антиизраилизма и заурядного бытового антисемитизма. Руководители страны даже заявляют о том, что антисемитизм «совершенно беспре-цедентен» для отношений между евреями и мусульманами, это явление якобы характерно для Запада. Сказавший эти слова президент Ирана Сейед Мохаммад Хатами (1997–2005 гг.) ут-верждал, что в течение веков между адептами ислама и иуда-изма царит полнейшая гармония30. В официальных заявлени-ях, особенно озвучиваемых евреями-функционерами и глав-ным из них – депутатом от еврейской общины в Собрании ис-ламского Совета, говорится лишь о счастливой жизни этого религиозного меньшинства в исламском Иране и время от времени по команде сверху озвучиваются антиизраильские и антисионистские декларации. Так, после антитеррористиче-
125
ской операции в июле 2006 г., предпринятой для освобождения захваченного в плен военнослужащего Армии обороны Израи-ля Гилада Шалита, еврейская община Ирана опубликовала за-явление с осуждением этой военной акции. «Убийство и наси-лие против палестинцев, не имеющие весомых причин и не подчиняющиеся никакой логике, противоречат принципам иу-даизма и нарушают права населения ПА»31. Еврейскую общину заставляют в обязательном порядке участвовать в ежегодном праздновании Всемирного дня Иерусалима, проводимого под лозунгами борьбы с Израилем, организовывать специальную колонну в годовщину исламской революции, присутствовать на всех митингах протеста, имеющих антиизраильскую направ-ленность. Причину этого следует искать в попытках иранских евреев доказать лишний раз свою лояльность исламскому ре-жиму путем его публичной поддержки, осуждения его врагов, помощи в финансировании всех благотворительных акций, да-бы тем самым снизить оказываемое на общину давление. Ев-реев используют и в политической борьбе между различными политическим группировками. Особенно ярко это проявилось в истории с «еврейскими шпионами», о которой будет подроб-но рассказано ниже.
Начавшийся весной 1999 г. процесс над группой иранских евреев воскрешает в памяти многочисленные судебные про-цессы начала 80-х годов над иранскими левыми, целью кото-рых было уличить их в связях с зарубежными коммунистами и социалистами и в результате отлучить от власти в стране. Он напомнил и знаменитый процесс о раскрытии заговора с целью свержения исламского режима, организатором которого был объявлен бывший министр иностранных дел Садек Готбзаде. Он тоже якобы был связан с заграницей, в том числе с Израи-лем32. Объединяло эти процессы и широкое участие в них те-левидения. Трансляция в прямом эфире показывала моменты признания. За год до начала «еврейского процесса», летом 1998 г., во время мощных студенческих антиправительствен-ных выступлений транслировались многочисленные передачи с участием молодежных лидеров, которые тоже в прямом эфи-ре признавались, что получали инструкции и деньги из-за ру-бежа, в том числе от сионистского лобби в США.
Важной особенностью таких телевизионных шоу было то, что их участники говорили как бы в состоянии некоего аффек-та, а их лица часто были покрыты заметным толстым слоем 126
грима. Как пишет пресса, иначе и быть не может, ведь звуча-щие в прямом эфире признания были выбиты ценой многоча-совых пыток и истязаний, а бессвязная речь является следст-вием накачивания подследственных различными психотроп-ными веществами33. Для организации таких признаний требу-ется немало времени. Вероятно, именно в этом причина того, почему так затянулось следствие по делу арестованной в фев-рале 1999 г. в Иране группы из 13 евреев, которых обвинили в шпионаже в пользу Израиля.
В своей первой реакции на арест этих людей тогдашний президент Ирана Сейед Мохаммад Хатами сказал: «Я считаю себя ответственным за жизни и безопасность представителей всех религиозных меньшинств в Иране. Исламское правление создает подлинную свободу иноверцам, проживающим в Иране и признающим нашу систему государственного устройства. Мы защищаем их права, эта страна принадлежит и всем им»34. Та-кое заявление иранского президента находилось в полном со-ответствии с неоднократно звучащими из Тегерана заявления-ми о том, что в стране созданы все условия для обеспечения религиозных прав представителям других вероисповеданий. Действительно, это гарантировано специальной статьей 13 Кон-ституции Исламской республики 1979 г. Правда и то, что все официально признанные религиозные меньшинства – христиа-не, зороастрийцы и евреи – имеют своего представителя в иранском парламенте. Декларация на конституционном уров-не равноправия немусульманских религий, однако, отнюдь не спасает их приверженцев от бытующего преследования по ре-лигиозным мотивам. В докладе по правам человека Госдепар-тамента США за год, предшествовавший началу в Иране про-цесса по делу 13 шпионов (1998), приведены красноречивые факты на этот счет. Так, за два предыдущих года в Иране бес-следно исчезли 20 христиан. Отмечены неоднократные случаи давления на зороастрийцев с целью принудить их перейти в ислам. Преследованиям подвергаются даже сунниты. За год до этого был зверски убит суннитский священнослужитель Ам-ман Наруи из Заболя.
Но больше всех выпадает испытаний на долю самого ма-лочисленного религиозного меньшинства – евреев. В условиях, когда их зачастую идентифицируют с Израилем, декларируе-мым в качестве врага № 1 исламского Ирана, их преследова-ние ожидаемо выливается в волну террора. По данным испол-
127
нительного директора Всемирного Еврейского Конгресса Элана Штейнберга за 1998 г., за годы после исламской революции в Иране было казнено 17 евреев. Уже упоминавшемуся Рухол-ле Кадходазаде, публично повешенному 2 июня 1998 г., вовсе не было предъявлено официального обвинительного заключе-ния, обошлось и без проведения следствия. Он просто был арестован и казнен по подозрению в помощи другим иранским евреям, желавшим покинуть страну и нелегально репатрииро-ваться через третьи страны в Израиль. Такое в Иране запре-щено и карается высшей мерой наказания, каковой по-прежнему остается смертная казнь, причем в большинстве случаев – через повешение. Официальные данные, однако, не учитывают членов еврейской общины Ирана, ставших жерт-вами довольно частых разбойных нападений на религиозной почве, бытового юдофобства.
И вот – беспрецедентный для Ирана по массовости арест группы в 13 человек. Большинство из них было из центра юж-ноиранской провинции Фарс – города Шираза и являлось штатными работниками местной, второй по численности в стране после Тегерана, еврейской общины: раввинами, риту-альными резниками мяса, переписчиками Торы, преподавате-лями иврита, служителями еврейского кладбища. Группой яко-бы руководил профессор лингвистики Ширазского университе-та Ашер Задмехр. Будто бы выяснилось в ходе «объективного» расследования, что шпионская сеть была создана более два-дцати лет назад. Никого из следователей почему-то не смути-ло, что большинство подследственных было тогда в несовер-шеннолетнем возрасте. Впрочем, в дальнейшем выяснилось много других нелепиц и несуразностей. Среди «шпионов» был и совсем молодой: Навиду Балазаде на момент ареста было всего 16 лет. По сообщениям западных независимых источни-ков, все 13 евреев были арестованы 31 марта, накануне ев-рейской Пасхи. Были, однако, веские основания полагать, что это случилось гораздо раньше, в феврале 1998 г. Дело в том, что арест был санкционирован министром информации (так именуется в Иране ведомство госбезопасности) Горбанали Дорри-Наджафабади (ныне он является Генеральным проку-рором ИРИ. – В.М.), разжалованным в конце февраля за из-лишнюю активность в физической ликвидации иранских дисси-дентов. Британская «The Guardian» сообщала, что некоторые подследственные были арестованы осенью 1998 г.35 Иранская 128
пресса запестрела лозунгами «Смерть сионистским шпионам», «Требуем скорого суда над израильско-американскими шпио-нами». Реакцию близкой к консервативному крылу иранского руководства официальной прессы видно из статьи в газете «Салам».
Сообщив о конституционных гарантиях прав религиозных меньшинств в Иране, газета отвергла антисемитизм как причи-ну судебного преследования. Здесь же приведена и позиция Общества иранских евреев, основанная на том, что арест группы евреев и предъявленное им обвинение никоим образом не связаны с их религиозной принадлежностью36. Удивитель-ную, но, по всей видимости, санкционированную свыше сме-лость проявил депутат от еврейской общины в Собрании ис-ламского совета (парламенте) Ирана д-р Манучехр Эльяси. В газетном интервью он заявил: «Как представитель иранских евреев я требую истинной справедливости в отношении подоз-реваемых. Если результаты следствия докажут их вину, они должны быть наказаны. Но если будет доказана невиновность, их следует немедленно освободить»37. Пока же дело обраста-ло самыми невероятными подробностями. Вот какую, напри-мер, преподнесла 1 июля 1999 г. тегеранская газета «Арья». Один из арестованных, оказывается, был сотрудником Мини-стерства обороны и вооруженных сил Ирана. Будучи по долгу службы связанным с военными секретами, он будто бы пере-давал Мосаду информацию об оборонных предприятиях и аэ-ропортах. Учитывая, что иранские евреи не имеют права рабо-тать в оборонных структурах, такая информация является от-кровенной липой.
Иранская пресса писала и о том, что члены этой «шпион-ской сети» передавали сведения секретного содержания в Из-раиль через Турцию, а иногда и напрямую, использовав для этого электронную почту. Слова «шпионы» и «шпионаж» так часто присутствовали в публикациях прессы и заявлениях иранских официальных лиц, что создавалось впечатление, будто суд уже состоялся и приговор вынесен. 12 июня 1999 г. газета «Салам» вышла с огромным заголовком на первой по-лосе: «Шпионы сионистского режима скоро предстанут перед судом». А аятолла Ахмад Джаннати, тогдашний секретарь На-блюдательного Совета – высшего контрольного органа страны, сказал, выступая 18 июня на соборном пятничном намазе в Те-геране: «Дело этих шпионов проходит сейчас необходимые 129
в таких случаях процессуальные стадии…Те, кто думает, что по этому шпионскому делу возможны какие-либо торги, серь-езно ошибаются. Запад должен знать – на нас не надо давить, шпионы все равно получат то, что им причитается, – смертную казнь»38. Аятолла Джаннати, не будучи юристом, мог не знать тонкостей современного судопроизводства. Но подобным же образом выразился и глава судебной власти Ирана аятолла Мухаммад Язди, в пылу обличительного запала забывший, что есть такое понятие, как презумпция невиновности, и что только суд вправе вынести обвинительное заключение. «Эти шпионы заслуживают не просто смертной казни, они заслуживают ее дважды и трижды,»39 – таков был внесудебный вердикт главно-го исламского юриста Ирана.
По утверждениям иранских официальных лиц, летом 1999 г. дело находилось на этапе следствия, но в Иране уже было объявлено, что судить их будет революционный суд в Ширазе. Отметим еще раз, что вина вовсе не была доказана, но уже была сформулирована, потому что созданные в годы ислам-ского режима революционные суды занимаются только одной категорией преступлений – тех, что связаны с вопросами на-циональной безопасности, то есть шпионажем. В исламском Иране шпионаж шпионажу рознь. В новой редакции уголовного кодекса страны, утвержденной в 1996 г., специально оговоре-но, что шпионаж в пользу главных врагов Ирана – США и Из-раиля – карается только одной мерой наказания – смертной казнью, причем через повешение. Как раз так и было со всеми ранее казненными евреями.
На этот раз, однако, дело о 13 арестованных евреях вы-звало серьезную реакцию в мире. Обеспокоенность их судьбой выразил Генсек ООН Кофи Аннан. После своей встречи с гла-вой израильского МИДа Давидом Леви он заявил, что назначил своего личного представителя по этой проблеме, который встретится с иранским руководством. Обращения к иранскому правительству об их освобождении уже летом 1999 г. направи-ли Аргентина, Великобритания, Канада, Германия, Израиль, Италия, Россия, Франция, США, Евросоюз, ряд международных организаций, в том числе Amnesty International. К голосам про-теста присоединились Далай-Лама и Папа римский Иоанн Па-вел Второй, а также известный американский правозащитник Джесси Джексон. Почти сразу стала заметна и реакция иран-ских официальных лиц: со второй половины июня 1999 г. тон и 130
содержание заявлений официальных иранских представителей значительно изменились. 28 июня МИД Ирана направил специ-альное послание министрам иностранных дел ряда стран, Ге-неральному секретарю ООН, Генеральному секретарю Органи-зации Исламская конференция, спикеру Европарламента и Верховному комиссару ООН по правам человека. Кроме сте-реотипных фраз о том, что подоплекой ареста не является ре-лигиозная принадлежность, в послании подчеркивалось, что в данный момент арестованные являлись лишь подозревае-мыми, и никакого обвинения против них еще не выдвинуто. Об этом же написал в либеральной газете «Нешат» 1 июля 1999 г. один из авторитетных иранских интеллектуалов, профессор Тегеранского университета Садек Зибакалам. «Напрасно кон-серваторы-клерикалы думают, что вина арестованных евреев уже доказана и можно рассуждать на тему, какого наказания они заслуживают. Суду и следствию еще предстоит изрядно потрудиться», – заключил профессор С.Зибакалам.
Исключительно принципиальную позицию заняла Франция, где имеется третья в мире по численности – после Израиля и США – еврейская община, от которой как раз и поступили в мае 1999 г. первые сообщения об аресте этой группы. Имен-но французское руководство предприняло самые решительные демарши, призванные оказать воздействие на Иран с тем, что-бы освободить арестованных. В начале июля 1999 г. спикер Национальной ассамблеи страны Лоран Фабиус выступил со следующим обращением: «Я прошу иранские власти пере-смотреть это варварское решение. В противном случае им не следует надеяться на нормализацию отношений с междуна-родным сообществом». Глава французского МИДа Юбер Вед-рин использовал даже совсем не дипломатическую лексику, напрямую заявив, что обвинения против иранских евреев «предположительно, сфабрикованы уже после их ареста». Он заявил и о том, что Франция мобилизует и другие страны Ев-росоюза с тем, чтобы оказать давление на Тегеран и добиться отмены судебного преследования. Министр юстиции страны Элизабет Гиго сказала, что правительство ее страны приложит все усилия к тому, чтобы суд прошел как можно более объек-тивно и беспристрастно. На пленарном заседании парламента Франции были инициированы специальные слушания о правах человека в Иране. Во Франции прошли и гражданские акции. Так, 29 июня 1999 г. 13 видных французских общественных 131
деятелей приковали себя цепями к ограде иранского посольст-ва в Париже. Французская Лига борьбы с расизмом и антисе-митизмом призвала правительство страны воздержаться от каких-либо контактов с иранскими представителями до тех пор, пока арестованные не будут освобождены. В нескольких стра-нах Европы были проведены марши протеста. Европа реши-тельно выступала так еще и потому, что там хорошо понимали, каковы истинные причины иранской волны «охоты за ведьма-ми». Тот же Юбер Ведрин заявил, что арест группы «шпионов» напрямую связан с внутриполитической борьбой между иран-скими консерваторами и либералами. С большим трудом реа-лизуемая иранским президентом-прагматиком Сейедом Мо-хаммадом Хатами политика выхода из политической и эконо-мической изоляции, попыток сближения с Западом сталкива-лась с яростным неприятием консервативного крыла иранского клерикального руководства. Выход страны из 20-летнего отчу-ждения казался многим в окружении духовного лидера страны аятоллы Али Хаменеи отходом от линии имама Хомейни, на-рушением концептуальных основ исламской революции. Ус-пешно проведенный незадолго до этого визит Хатами в Ита-лию и намеченный было на ближайшее время визит во Фран-цию могли закрепить планы иранского президента реальными делами.
Срочно и вовремя состряпанное дело об израильской шпионской сети, организатором которого выступило близкое к Хаменеи министерство информации, как раз и призвано было создать напряженность в отношениях с Западом и покончить с надеждами на сезон иранской «оттепели». Нетрудно было предположить, что процесс над «евреями-шпионами» понадо-бился исламским консерваторам для того, чтобы заблокиро-вать несомненные успехи либералов во главе с президентом Сейедом Мохаммадом Хатами по преодолению Ираном меж-дународной изоляции и налаживанию диалога с Западом.
Исход противостояния консерваторов и либералов во мно-гом зависел отныне от того, во что выльется очевидно непра-ведный суд по явно сфабрикованному делу. Вынесение здесь обычного в такой практике смертного приговора было способно на много лет блокировать переход Ирана в разряд стран, с ко-торыми Запад в состоянии вести полноценный цивилизован-ный диалог. На какое-то время вокруг дела воцарилась тиши-на. Однако в середине августа информационная блокада была 132
прорвана. Инициатива исходила от консерваторов. Их орган – газета «Энтехаб» сообщила со ссылкой на авторитетные круги в иранском парламенте, что следствие по делу 13 подозревае-мых в шпионаже евреев практически завершено и материалы передаются в суд. Однако эта «новость» была официально оп-ровергнута на следующий же день пресс-секретарем Высшего судебного совета Фотоватом Насири Савадкухи. Тогда в дело попробовал вмешаться религиозный лидер иранской еврей-ской общины Йосеф Хаййим Хамадани. Он побывал в Ширазе и имел обстоятельный разговор с судьей революционного три-бунала Хосейном Нурани. Беседа, однако, не имела реальных результатов. После этого с требованием как можно скорее провести суд выступил представитель еврейской общины в иранском парламенте д-р Манучехр Эльяси. «Единственная вина этих людей состоит в том, что они были активистами ев-рейской общины и занимались преподаванием Торы и еврей-ских традиций»40. По словам М.Эльяси, осуждение невинных людей вызовет непредсказуемую реакцию еврейской общины страны. М.Эльяси обратил внимание и на то, что завершение процесса позволит нейтрализовать давление, оказываемое на Иран странами Запада. В интервью газете «Пейам-э азади» он заявил и о том, что условия содержания узников в тюрьме значительно улучшились и им разрешены даже свидания с родственниками. Это вызвало новую волну социально-политической активности на Западе. На встрече министров иностранных дел стран-членов Евросоюза в Страсбурге в се-редине сентября была принята специальная резолюция, в ко-торой продолжение дальнейшего диалога с Ираном напрямую связывалось с уважением на практике элементарных прав че-ловека. В Иране этой резолюции не придали должного внима-ния: время от времени Европа демонстрирует, что политиче-ские декларации иногда стоят на порядок ниже выгодного для нее во многих отношениях экономического взаимодействия с Ираном. Вот и на этот раз, всего через три дня после Страс-бургской декларации в Тегеране с невиданной помпезностью принимали президента Австрийской Республики Томаса Кле-стиля. Он стал первым европейским руководителем такого ранга, посетившим Иран за более чем двадцать послереволю-ционных лет.
Впрочем, нельзя говорить и о том, что широкий международ-ный резонанс не оказывал никакого влияния на разные аспекты 133
так надолго затянувшегося дела. В августе неожиданно получила разрешение на телефонный разговор со свом сыном мать самого молодого из подозреваемых в шпионаже – 16-летнего Навида Балазаде. Она рассказывала потом в интервью прессе, что Навид бодр, говорит, что с задержанными обращаются вполне цивилизованно, и все надеются на то, что процесс вскоре нач-нется. Положительный жест властей виделся и в том, что на-кануне еврейского Нового года «Рош ха-шана» еврейской об-щине Ирана разрешили передать в следственную тюрьму Ши-раза, где находились все 13 арестованных евреев, кошерную пищу и все необходимое для праздничной трапезы. Оптимизма родственникам и друзьям «сионистских шпионов» добавил и беспрецедентный жест спикера Собрания исламского совета, одного из крайне правых деятелей консервативного крыла правящего духовенства Али-Акбара Натека-Нури, который пе-ред началом одного из заседаний парламента официально по-здравил еврейскую общину Ирана с началом традиционных осенних праздников.
Видимость легитимного ведения следствия с соблюдением всех принятых в мировой судебной практике процессуальных норм пытались создать и высшие руководители государствен-ной юридической системы ИРИ. В начале осени 1999 г. ее воз-главили новые люди. Свежеиспеченный глава судебного ве-домства ИРИ аятолла Хашеми-Шахруди немедленно заявил, что берет это следственное дело под свой прямой контроль. И вот первый результат: в конце сентября тегеранская газета «Iran News» написала, что несколько из арестованных евреев уже полностью признались в содеянном. Была в этой публикации еще одна важная деталь. Там говорилось о том, что задержанные яв-ляются лишь подозреваемыми (выделено нами. – В.М.) в шпио-наже в пользу Израиля и США, и до решения суда не могут быть названы шпионами. Только суд, уточнялось в публикации, вправе квалифицировать их преступление, если оно доказано, и вынести соответствующее решение.
Однако в многочисленных публикациях международной печати не раз отмечалось, что вряд ли у следствия имеются конкретные материалы, показывающие передачу секретной информации Израилю. Как раз по этой причине все следствие велось в обстановке глубочайшей тайны. Именно открытого и гласного характера «шпионско-еврейского» судебного процес-са добивались в течение более чем года от Ирана лидеры мно-
134
гих государств мира. Об этом просил в личном обращении к иранским властям Папа римский Иоанн Павел Второй. Обе-щание по этому поводу дал французскому президенту Жаку Шираку его иранский коллега Сейед Мохаммад Хатами. В но-ябре 1999 г. в этой связи была принята специальная резолю-ция Европарламента. Единственная серьезная причина, кото-рую выдвигают иранские судебные власти, состоит в том, что открытый судебный процесс якобы нанесет непоправимый ущерб национальной безопасности страны.
Всячески затягиваемое следствие между тем подошло к фи-налу, и 13 апреля 2000 г. состоялось первое судебное заседа-ние. Оно прошло в закрытом режиме. По его завершении глава революционного трибунала Шираза (в этом городе проходил процесс) Хосеейн-Али Амири сказал, что четверо подозреваемых уже признались в фактах шпионажа. Однако в тот же день один из участвовавших в процессе адвокатов – Исмаил Насери, зая-вил, что пока нет оснований подозревать кого-либо из подследст-венных в передаче секретной информации Израилю. Тот факт, что часть подследственных навестила в этой стране своих родст-венников, еще не дает оснований обвинять их в шпионаже. Сле-дующее заседание суда состоялось 1 мая. И на нем не разреши-ли присутствовать ни прессе, ни представителям еврейской об-щины страны. В полдень того же дня на пресс-конференции бы-ло объявлено, что один из главных подследственных, Хамид Тефилин, дал признательные показания, объявив себя израиль-ским шпионом. Он рассказал, что был завербован Мосадом и с течением времени начал снабжать израильские спецслужбы информацией, носящей сугубо секретный характер.
Вечером того же дня видеокадры, показывающие акт при-знания Тефилина в шпионаже в пользу Израиля, были показа-ны по всем главным каналам иранского ТВ. Вот фрагмент этого телепризнания в нашем переводе с фарси:
– Представьтесь, пожалуйста…
– Мое имя Хамид Тефилин, сын Амина, родился в 1348 г. (т.е. 1969 г. по европейскому календарю. – В.М.).
– Какие обвинения Вам предъявлены?
– Меня обвиняют в шпионаже в пользу Израиля.
– А что Вы сами думаете по этому поводу?
– Принимаю это обвинение, ибо я на самом деле обеспе-чивал Израиль разведывательной информацией в оборонной, политической, экономической и социальной областях.
135
– Можно ли понимать ваше утверждение так, что Вы на по-стоянной основе передавали подобную информацию сионистам?
– Совершенно верно.
– По всей видимости, израильские службы безопасности проводили с Вами требуемый инструктаж?
– Да.
– Где именно он проходил?
– В Израиле.
– Из Ваших слов следует, что Вы были в Израиле?
– Да, я находился там в 1994 г. и прошел необходимый курс обучения.
– За Ваши услуги Вы получали какое-либо вознаграждение?
– Да, я получал зарплату.
– Сколько именно?
– 500 долларов в месяц.
– Каким образом вам передавались деньги?
– На мое имя был открыт счет в одном из израильских банков и на него и поступали деньги.
Уже первые отклики зарубежных СМИ на это телешоу по-казали, что его вряд ли восприняли всерьез. Так, агентство France Presse 2 мая 2000 г. писало, что в Иране опять прибег-ли к давно апробированному способу. Агентство Reuters в тот же день уточнило, что согласно иранскому уголовному праву, признание не является достаточным основанием для вынесе-ния приговора, необходимы еще и подтверждающие преступ-ное деяние документы. Один из участвовавших в процессе иранских адвокатов в интервью этому же информагентству вы-сказал мнение о том, что подследственного вынудили сделать такое признание после непрерывных, длившихся более года допросов.
Между тем иранские правительственные СМИ и самые ав-торитетные клерикалы пытались доказать полную и безуслов-ную легитимность проходившего процесса, его полнейшую не-ангажированность. На эту тему высказался аятолла М.Язди. Выступая 4 мая на пятничном намазе в Тегеране, он сказал, что иранский суд представляет собой абсолютно автономную ветвь власти и свободен от политического влияния41.
В этих словах содержалась и реакция на попытки Запада связать «еврейский процесс» с состоянием демократии в Ира-не. Касалось это и сказанных Госсекретарем США Мадлен Ол-брайт слов о том, что по отношению к евреям можно судить 136
о действительном состоянии демократии в стране. В ответ на это утверждение официальное информагентство ИРНА пи-сало 3 мая 2000 г., что Госсекретарь США выступает в качестве защитника евреев только потому, что сама является еврейкой. При этом ей нет никакого дела до проблем иранской безопасности.
Тем временем весной 2000 г. в деле наметился новый по-ворот, который можно было связать с эффективностью между-народного давления. В опубликованном Минюстом ИРИ сооб-щении было заявлено, что лишь одному или двум подследст-венным будет предъявлено обвинение в шпионаже, другим же будет вменено в вину лишь посягательство на национальную безопасность страны. Немаловажным было и то, что если раньше утверждалось, что за шпионаж в пользу Израиля может быть применена только высшая мера наказания, то на этот раз выяснилось, что вовсе не обязательно осуждение даже на по-жизненное тюремное заключение.
Такое смягчение позиции сочеталось, тем не менее, с про-должавшимися антисемитскими выпадами со стороны высшего религиозного истеблишмента. На пятничном намазе в Тегеране в начале апреля 2000 г. один из самых одиозных аятолл – Мо-хаммад Джаннати, занимавший значительный в исламской ие-рархии власти пост секретаря Наблюдательного совета, заявил: «Сама суть евреев в том, что они – враги мусульман». Высказав-шись не в первый раз по поводу подследственных, он и на этот раз назвал их шпионами, добавив, что они обязательно будут осуждены, невзирая на шум, «…который подняли американцы»42.
Однако последняя точка в процессе была поставлена лишь в апреле 2003 г. За год до этого были вынесены пригово-ры всем участникам группы. Ашер Задмехр и Хамид (Дани) Тефилин получили по 13 лет тюремного заключения. Первому был инкриминирован «шпионаж в пользу вражеского государ-ства путем создания и последующего руководства хорошо орга-низованной шпионской сетью.» Тефилин был признан виновным в «сборе и передаче стратегической информации разведыва-тельного характера, нанесшей значительный ущерб националь-ной безопасности страны». Остальные получили от 4 до 9 лет тюрьмы. После вынесения приговора в мире поднялась широ-кая общественная кампания за его смягчение или полную от-мену. Обращения к иранскому парламенту приняли органы за-конодательной власти ряда европейских стран. Специальную петицию опубликовал Европарламент в Страсбурге. Повсюду 137
в Европе прошли многочисленные митинги. В кулуарах годич-ной сессии генеральной Ассамблеи ООН министры иностран-ных дел почти двадцати стран мира встречались с главой иранского МИДа Камалем Харрази. Увы, тогда, осенью 2000 и в 2001 г., это не привело к немедленным требуемым результа-там. Однако постепенно проблема все же решалась. Пытаясь интенсифицировать диалог с ЕС – своим главным торгово-экономическим партнером, иранское правительство пошло на смягчение приговоров, а с начала 2002 г. приступило к освобо-ждению осужденных евреев. В октябре 2002 г. были освобож-дены сразу три человека. После этого благодаря посредниче-ским усилиям президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, инициировавшего всеобъемлющий иудео-исламский диалог, получили свободу еще несколько узников.
Заключительный аккорд этой истории прозвучал в апреле 2003 г. по завершении визита в Тегеран министра иностранных дел Франции Доминика де Вильпена. На итоговой пресс-конференции с участием К.Харрази из уст главы иранского МИДа прозвучала сенсационная информация о том, что к «на-стоящему времени все осужденные по делу евреев-шпионов выпущены из тюрьмы и находятся дома». По всей видимости, завершение дела было связано с последним этапом интенсив-ных переговоров между Ираном и ЕС о подписании серии эко-номических договоров, предоставлявших ИРИ режим наи-большего благоприятствования в торговле с Западом. Одним из условий, на которых настаивал ЕС, было требование к Ира-ну либерализовать политику в области прав человека, умень-шить количество политзаключенных. В этом контексте Ирану предлагалось выпустить на свободу и осужденных евреев. В марте 2003 г. в Иран прибыла специальная делегация ин-спекторов различных международных организаций по правам человека, которая должна была в ходе поездки по стране под-готовить доклад о положении в сфере прав человека с его по-следующей передачей ЕС. Освобождение последних заклю-ченных из группы «израильских шпионов» было официально подтверждено и одним из их адвокатов – Каримом Нежадом. Он заявил об этом в интервью иранской службе британской радиотелекорпорации ВВС, сказав, что его подзащитные обре-ли свободу в результате амнистии, объявленной религиозным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи по случаю начала иранского Нового года по солнечному календарю.
138
Такая волна шпиономании, однако, не была последней. Очередная началась летом 2008 г., но на страницы прессы по-пала лишь осенью того же года. СМИ почти ежедневно сооб-щали все новые подробности о пойманных шпионах, их при-знаниях и допросах. Организатор шпионажа был, понятно, один – Израиль. Подчас такие сообщения носили даже анекдо-тический характер Так, в октябре СМИ сообщили о поимке го-лубя-шпиона, пролетавшего над объектами по обогащению урана в Центральном Иране. К его ногам якобы были прикреп-лены невидимые провода. Спустя некоторое время появилась новая сенсация: в районе ирано-пакистанской границы аресто-вано сразу десять вооруженных шпионов, у которых было об-наружено полмиллиона долларов наличными и много различ-ного шпионского снаряжения и вооружения. Двумя днями поз-же выяснилось, что этого на самом деле не было. Но и это бы-ло еще не все. На ирано-иракской границе было поймано од-ним разом уже более 10 шпионов, их вооружение израильского производства конфисковано, и они занимались сбором секрет-ной информации для «сионистского государства». Понятно, что израильский Мосад, несомненно серьезная разведка, вряд ли стал бы снабжать своих агентов при засылке в Иран оружием отечественного производства с соответствующей маркировкой.
Этот этап шпиономании начался 7 июля 2008 г., когда по иранскому ТВ было показано выступление д-ра Али Аштари – «израильского шпиона», о поимке с поличным которого в конце июня того же года много писала иранская пресса, называя его имя лишь по инициалам «Айн-Алеф». Согласно озвученной то-гда официальной версии, его завербовали в Швейцарии агенты израильского Мосада, предложив за согласие сотрудничать сумму в 50 тыс. долл. США. Как писала 23 ноября итальянская газета «Corriere Della Serа», Аштари три года работал на изра-ильскую разведку, передавая ей ценную информацию о дея-тельности иранского Агентства по атомной энергии. По словам самого Аштари, у него, занимавшегося продажей компьютер-ной техники, было много клиентов, работавших в силовых структурах ИРИ. Это якобы и обусловило интерес к нему со стороны израильской разведки, желавшей выйти на людей, связанных с ракетной программой Ирана. Аштари рассказал в телевизионном интервью, что Мосад снабдил его всей необ-ходимой техникой для связи, в числе которой были ноутбук, устройство для кодирования информации, приборы для про-
139
слушивания. Задачей Аштари было также выманить под лю-бым предлогом за границу иранских военных экспертов. В сво-их «признаниях» он сказал: «Я боялся обратиться к властям и рассказать правду. Именно страх привел меня к совершенным мною ошибкам. Хорошо было бы, если бы люди на моем при-мере чему-то научились и не подвергали свою судьбу опасно-сти. Я раскаиваюсь во всем содеянном и хочу, чтобы это было уроком для всех». Было, однако, заметно, что Аштари во время телевизионной трансляции «держался спокойно и профессио-нально, как опытный актер…, отвечал на все вопросы ведуще-го без запинки»43. Суд над Али Аштари больше напоминал спектакль, рассчитанный на доверчивого зрителя, где каждый актер отлично знал свою роль.
В качестве «вещественных доказательств» на этом «суде» фигурировали предметы, которые весьма затруднительно от-нести к разряду шпионских спецсредств. Цель этого «спектак-ля» была предельно ясна – в обстановке нагнетания страстей вокруг возможной атаки Израиля на иранские ядерные и другие военные объекты возникла необходимость дальнейшей демо-низации Израиля. Один из высокопоставленных офицеров КСИР заявил на заседании суда: «Мы хотим показать, что на-казание неотвратимо, и наша контрразведка намерена еще бо-лее решительно действовать по защите интересов страны». Вот почему в понедельник 17 ноября Аштари был повешен, а спустя почти неделю, 22 ноября информагентство Мехр сооб-щило, что тело Аштари передано семье для захоронения. Бук-вально на следующий день главнокомандующий КСИР генерал Мохаммад-Али Джафари в интервью прессе заявил, что Ирану удалось раскрыть и обезвредить шпионскую сеть, связанную с израильской разведслужбой Мосад.
Эти шпионы якобы собирали информацию о ядерных объ-ектах и формировали досье на высокопоставленных предста-вителей иранских силовых структур. «Они сознались, что про-ходили длительную подготовку под руководством израильских инструкторов», – заявил Джафари и добавил, что новые под-робности, связанные с этим делом, будут опубликованы в са-мое ближайшее время44. Как писали иранские СМИ, «все чле-ны группы были арестованы во время спецоперации, успешно проведенной иранскими силами безопасности. Это – большой удар по Мосаду»45. Акцентируя внимание общественного мне-ния внутри страны на том, что против ИРИ ведется перманент-
140
ная война разведок, целью которой является сбор информации в области атомной и ракетной программы, руководство Ирана пыталось доказать, что в этой схватке оно добивается посто-янных успехов. Именно поэтому иранские СМИ почти ежеднев-но сообщали об арестах все новых и новых шпионов, рабо-тающих на Израиль. Как раз в этом же контексте можно рас-сматривать опубликованное неделей ранее неофициальное сообщение об аресте известного блоггера Хоссейна Дарахша-на, также подозреваемого в шпионаже в пользу Израиля. Да-рахшан родился в Тегеране и окончил факультет социологии университета имени шахида Бехешти. В 2000 г. он эмигриро-вал в Канаду, откуда переехал на учебу в Англию. Он один из тех, кто стоял у истоков создания блогов на фарси.
В своем блоге под названием «Я сам себе редактор» он публиковал на фарси и английском различные материалы о политике и культуре Ирана. Дарахшан не раз заявлял о том, что за годы после исламской революции режим дока-зал свою легитимность и заслужил поддержку народа. Во время выборов 2005 г. он приезжал в Иран, пытаясь помочь кандидату от реформистов Мустафе Моину. Через год, вос-пользовавшись канадским паспортом, Дарахшан поехал в Израиль, из-за чего, по всей вероятности, его впоследст-вии и заподозрили в шпионаже. Во время этой поездки он участвовал в семинаре под названием «Реформы, оппозиция и плюрализм мнений на Ближнем Востоке» с докладом «Бло-ги как способ выражения оппозиционных взглядов на Ближ-нем Востоке». Семинар был организован университетом Не-гева имени Бен-Гуриона в г. Беэр-Шева на юге Израиля. Две израильские газеты – «Ха-Арец» и «Jerusalem Post» – напи-сали тогда, что в своем докладе, говоря о религиозном ха-рактере иранского общества, Дарахшан привел пример Тур-ции и Израиля как удачной модели государственного устрой-ства, которую можно реализовать в Иране46.
При всем обилии вопросов, возникающих при знакомстве с информацией о задержании все новых израильских шпионов в Иране, ясно и бесспорно лишь одно: страхи, порождаемые возможной военной акцией против иранских атомных объектов, поселили страх в головах высших иранских руководителей, и нынешняя шпиономания как раз и является порождением этого страха. Жесткостью в отношении «шпионов» иранское руково-дство хотело бы создать внутри страны атмосферу страха и 141
подозрительности по отношению к Западу. Израильская газета «The Jerusalem Post» писала 24 ноября 2008 г., что Тегеран становится «все более параноидальным» на фоне гипотетиче-ской угрозы израильского удара по ядерным объектам этой страны. Израильский интернет-сайт hamdami.com отметил 26 ноября в этой же связи, что шпионские страсти, всегда вби-рающие в свою орбиту евреев или Израиль, являются явным отражением тяжелого положения, в котором оказалась правя-щая элита страны из-за угрозы военной акции против иранских атомных объектов и создания приобретающей все более чет-кие очертания международной антииранской коалиции. Шпио-номания как раз и демонстрирует глубокое беспокойство ре-жима, ощущающего эту ситуацию со всей полнотой. Иранское руководство беспокоит и то, что возможное вмешательство во внутренние дела страны может спровоцировать невиданные протестные движения, которые в состоянии поколебать устои исламского режима и, возможно, нанести ему поражение. Один из анонимных источников в Тегеране сообщал на сайте hamdami.com, что в беседах с жителями иранской столицы, связанными с политическими кругами, неоднократно звучала мысль о том, что руководство страны более озабочено не угро-зой военного удара по иранским атомным объектам, а тем, что такая атака может послужить для народа своего рода сигналом и катализатором политической активности по отстаиванию своих прав47.
Отметим для полноты картины, что иногда в Иране в шпионаже в пользу Израиля обвиняют и бехаитов. В фев-рале 2009 г. им было предъявлено сразу несколько таких обвинений. По заявлению заместителя прокурора Тегерана Хасана Хадада вынесены обвинения в отношении семи бе-хаитов. По словам Хадада, им инкриминируется «шпионаж в пользу Израиля, оскорбление религиозных святынь и аги-тация против Исламской Республики Иран». В конце января представитель судебной власти Али Реза Джамшиди сооб-щил, что в Иране были арестованы еще шестеро бехаитов по тем же обвинениям. В израильском городе Хайфа распо-ложен один из крупнейших в мире храмов бехаитов. Видимо, наличие в еврейском государстве большой общины привер-женцев этой религии дает иранским властям повод на вся-кий случай обвинять и членов этой религиозной общины в шпионаже в пользу Израиля.

1.Об этом подробнее см., например: Иранская революция 1978–1979. Причины и уроки. – М.: Наука, 1989; Агаев С.Л. Иран между про-шлым и будущим. События, люди, идеи. М., 1987; Резников А.Б. Иран: падение шахского режима. М., 1983; Менашри Д. Иран в рево-люции. – Тель-Авив: Ха-Кибуц Ха-меухад, 1995 (на ивр.) и др.
2 Patricia J. Higgins. Minority-State Relations in Contemporary Iran // Iranian Studies, XVII, № 1 (Winter 1984). С. 48.

3 Однако вскоре, уже весной 1979 г., власти наложили запрет на эмиграцию евреев из Ирана.
4 http://www.jpr.org.uk/antisem./countries/iran/iran.htm, latest update: February 1999.
5.Еврейские общины на Востоке в XIX-ХХ вв. – Иран / Под ред. Хаима Саадуна. – Иерусалим: Министерство образования Израиля; Еврейский университет в Иерусалиме, 2005 (на ивр.).
6.Там же, с. 26.
7.Иранская революция 1978–1979. Причины и уроки. – М.: Наука, 1989. С. 211.
8.http://actv.haifa.ac.il/programs/Item.aspx?it=504
9.Один из наиболее влиятельных клерикальных деятелей исламского режима, по существу, второй человек по влиянию в Исламской Рес-публике Иран в первое десятилетие после революции. Официально считался преемником аятоллы Хомейни. В последний год жизни Хо-мейни между ними выявились кардинальные разногласия по узло-вым политическим проблемам. В частности, Монтазери был сторон-ником многопартийной политической системы и поддерживал диа-лог с Западом, критиковал религиозную власть и призывал к плюра-лизму и терпимости. В результате 28 марта 1989 г., за два месяца до смерти Хомейни Монтазери был снят со всех постов, лишен сана аятоллы и отправлен под надзор КСИР в г. Кум. С 1997 по 2003 г. находился под домашним арестом из-за критики религиозного лиде-ра страны аятоллы Али Хаменеи.
10.Многие руководители и известные деятели еврейской общины Ирана использовали любую возможность доказать свою лояльность режиму исламской республики и заявить о неприятии сионизма и Израиля. Так, депутат от еврейской общины в иранском парламенте Хосров Наги сказал на одной из дискуссий 21 февраля 1982 г., что отрицает право Израиля на существование и рассматривает эту стра-ну как «придаток империализма». Религиозный лидер еврейской об-щины Уриэль Давуди заявил в том же году, что евреи Ирана осуж-дают Израиль. – Menashri D. Iran: a decade of war and revolution. – New York: Holmes & Meier Publishers, 1990. С. 218.
11.Менашри Д. Иран в революции. С. 194.
12.Еврейские общины на Востоке в XIX-ХХ вв. – Иран. С. 25.
13.Сам Хомейни неоднократно повторял, что он не идентифицирует евреев и сионистов, добавляя при этом: «У сионистов нет никакой связи с религией». – Цит по: Менашри Д. Евреи в Иране в период династии Пехлеви и Исламской республики. С. 9.
14.Эттелаат, 10.05.1979.
15.Едиот ахронот, 29.06.1996 (на ивр.).
16.Associated Press, 24.12.2000.
17.Anti-Semitism Worldwide. 1994. Tel Aviv: Anti-Defamation League. The World Jewish Congress, 1995. С. 169.
18.Кейхан, 20.05.2001.
19.Цит по: Менашри Д. Евреи в Иране в период династии Пехлеви и Исламской республики. С. 10.
20.Ма'арив, 07.06.1998 (на ивр.).
21.Кейхан, 12.03.1986.
22.Джомхурийе эслами, 22.07.1997.
23.http://www.ort.org.80/communit/jpr/AWRweb/Middleeast/iran.htm, Anti-Semitism World Report 1997 // Middle East Quarterly, June 1998.
24.Lewis B. Muslim Anti-Semitism // Middle East Quarterly, June 1998. С. 44.
25.Ibid. С. 47.
26.Эттелаат, 02.11.1994.
27.Anti-Semitism Worldwide 1995/6. Tel Aviv: Tel Aviv University. Les-ter and Sally Entin Faculty of Humanities. The Project for the Study of Anti-Semitism. Anti-Defamation League. The World Jewish Congress, 1996. С. 198.
28.The Tehran Times, 16.03.1995.
29.http://www.jpr.org.uk/antisem./countries/iran/iran.htm, latest update: February 1999.
30.Irna.ir, 08.01.1998.
31.iran.ru, 03.07.2006.
32.Агаев С.Л. Иран между прошлым и будущим. События, люди, идеи. С. 212.
33.«За рубежом» – еженедельное приложение к газете «Новости неде-ли» (Израиль), 11.05.2000. С. 6.
34.Isna.ir, 28.06.1999.
35.The Guardian, 14.04.2000.
36.Салам, 15.06.1999.
37.Энтехаб, 27.06.1999.
38.isna.ir, 18.06.1999.
39.Джомхурийе эслами, 26.06.1999.
40.«За рубежом» – еженедельное приложение к газете «Новости неде-ли» (Израиль), 13.04.2000. С.6.
41.isna.ir, 04.05.2000.
42.isna.ir, 07.04.2000.
43.Глобус (Израиль), № 822, 14–20.07.2008. С. 12.
44.Cursorinfo.co.il, 24.11.2008.
45.isna.ir, 24.11.2008.
46.http://www.fararu.com/vdcb0sb8.rhbzfpiuur.htm
47.http://www.hamdami.com/MFAFA/DarYekNegah/261108-Negah.htm)
48.Агаев С.Л. Иран между прошлым и будущим. С. 69.
49.Иранская революция 1978–1979. Причины и уроки. М.: Наука, 1989. С. 370.
50.Chubin S. The Soviet Union and Iran. // Foreign Affairs, vol. 61, 1983, № 4. С. 928.
51.Кейхан, 23.08.1981.
52.Кейхан, 26.02.1979.
53.Эттелаат, 15.08.1993.
54.Арзешха (Германия), 01.02.1999.
55.hamdami.com, 08.09.2008.
56.Цит по: Иранская революция 1978–1979. Причины и уроки. – М.: Наука, 1989. С. 417–418.
57.The Indian Express, 14.07.1982. – Цит по: Агаев С.Л. Иран между прошлым и будущим. События, люди, идеи. С. 296.
58.Володарский М.И. Советы и их южные соседи Иран и Афганистан (1917–1933). – London: Overseas Publications Interchange Ltd., 1985. С. 200.
59.Farhang M. The Iran-Israel connection // Arab Studies Quarterly, vol. 11, № 1, winter 1989. С. 88.
60.Ibid.
61.http://news.nana10.co.il/Article/?ArticleID=546867&TypeID=1&sid=126
62.Цит. по: Klieman A. Israel's Global Reach: Arms Sales as Diplomacy. – New York: Pergamon. Brassey's, 1985. С. 99.
63.Sobhani S. The pragmatic entente: Israel-Iranian relations, 1948–1988. С. 231.
64.Выступление Руководителя Исламской Революции аятоллы Хаме-неи на VIII Конференции глав стран-участниц Организации Ислам-ская Конференция // Аятолла Хаменеи. Свет исламской революции. Речи и выступления Руководителя Исламской Республики Иран. – М.: Палея – Мишин, 2000. С. 246.
65.The Washington Post, 10.10.1987.
66.Sobhani S. The pragmatic entente: Israel-Iranian relations, 1948–1988. С. 235–236.
67.Klieman A. Israel's Global Reach: Arms Sales as Diplomacy. С. 55–65.
68.Цит. по: Sobhani S. The pragmatic entente: Israel-Iranian relations, 1948–1988. С. 229.
69.Israel's Iran Connection // Israel & Palestine, № 130, January 1987. С. 23.

70.О политическом фоне оружейных сделок и подробностях их за-ключения см.: Israel's Iran Connection. С. 23–26, 32.
71.The Wall Street Journal, October 1980. – Цит. по: Агаев С.Л. Иран между прошлым и будущим. С. 277–278.
72.The Washington Post, 29.10.1987.
73.The New York Times, 19.02.1979.
74.Ibid.
75.http://www.hamdami.com/MFAFA/Reports2009/140209-Khomeini.htm
76.Цит. по: «За рубежом» – еженедельное приложение к газете «Ново-сти недели» (Израиль), 06.02.2001. С. 6.
77.http://www.radis.org, 31.12.1999.
78.irna.ir, 03.06.2000.
79.isna.ir, 08.08.2000.
80.irna.ir, 23.11.2000.
81.isna.ir, 08.08.2000.
82.Кар ва каргар (Иран), 12.12.1997.
83.Джомхурийе Эслами (Иран), 08.08.2000.
84.Аль-Араб Аль-Яум (Иордания), 09.08.2000.
85.Там же.
86.Религиозный лидер ИРИ аятолла Хаменеи, однако, отказался при-нять Арафата, дав тем самым понять, что он недоволен политикой ПНА в решении ближневосточной проблемы. – http://www.radis.org, 09.08.2000.
87.Кейхан, 11.08.2000.
88.Там же.
89.isna.ir, 01.10.2000.
90.irna.ir, 26.12.2000.
91.Однако спустя несколько дней Иран официально опроверг это за-явление А.Шамхани. Пресс-секретарь МИД ИРИ Хамид-Реза Асефи заявил, что министр обороны не давал интервью ливанской газете и его текст является полнейшим вымыслом – irna.ir, 30.12.2000.
92.irna.ir, 27.12.2000.
93.Ресалат (Иран), 24.10.2000.
94.http:/www.radis.org, 22.10.2000.
95.Джомхурийе Эслами, 22.10.2000.
96.The Tehran Times (Иран), 21.10.2000.
97.Ibid.
98.Афтабе Йазд (Иран), 21.10.2000.
99.Кейхан, 07.11.2000.
100.Джомхурийе Эслами, 14.11.2000.
101.Там же, 07.10.2000.
102.Хаяте ноу (Иран), 22.10.2000.
103.Афтабе Йазд, 22.10.2000.
104.irna.ir, 06.10.2000.
105.radis.org, 06.01.2001.
106.Афтабе Йазд, 01.01.2001.
107.См., например, орган «Хизбаллы» «Йа лесарат аль-Хусейн» (Иран), 21.12.2000.
108.irna.ir, 25.01.2001.
109.radis.org, 21.11.2000.
110.Энтехаб, 15.08.2001.
111.isna.ir, 27.07.2001.
112.Едиот ахронот, 21.03.1999.
113.Новости недели, 27.07.2000, с. 5.
114.isna.ir, 26.05.2000.
115.Там же.
116.Ан-Нахар (Ливан), 26.11.2001.
117.isna.ir, 10.09.2001.
118.«За рубежом» – приложение к газете «Новости недели», (Изра-иль), 25.03.1999, с. 9.

119.Ресалат (Иран), 11.03.1999.

120.«За рубежом» – приложение к газете «Новости недели», (Изра-иль), 25.03.1999, с. 9.

121.Ноуруз (Иран), 19.06.2001.

122.Ресалат, 15.01.2002.

123.Ясе ноу (Иран), 14.05.2003.

124.Ма'арив, 16.01.2005.


Институт Ближнего Востока

ИРАН – ИЗРАИЛЬ: ОТ ПАРТНЁРСТВА К КОНФЛИКТУ МОСКВА 2009

Прочитано 250 раз


AZ

ENG

последние новости

Top 10 Самые Популярные Новости